В начало

 

Сирия-Ливан 24 июня-5 июля 2008 г.

В сирийском аэропорту города Дамаск самолет приземлился около двух часов ночи. Намотав на голову в два слоя огромный коричневый платок, и предусмотрительно одевшись в длинное черное просторное платье, еле скрывая волнение, подошла к окошку паспортного контроля. Двое сирийских полисмена в кабинке одобрительно оглядели мой восточный прикид и кивком пригласили подойти. На наличие израильской визы паспорт проверяли чуть ли не рентгеном. В общем-то опасаться было нечего, так как сирийская, а вместе с ней и ливанская визы были оформлены заранее еще в Москве, а экскурсия в Иерусалим в прошлом году оформлялась по спецкарте в обход паспорта.

- Ю фром Русиа?

- Ес.

- Веариз ю ворк? Ю воркинг о тревл? Ю мерид? Веариз ю хазбенд? Ин выч хотель ю гоу?

Карту города Дамаск я еще дома хорошенько изучила и о своем будущем отеле прочла из отзыва наших туристов, побывавших в нем года полтора назад.

- Хотель Султан, - отвечаю.

- Окей, велком ту Суриа.

- Шукран (спасибо, по-арабски)

- О! Ю ноу арабик?!

- Э швэа (чуть-чуть).

За время длительного перелета с пересадкой в Стамбуле у меня было достаточно свободного времени немного полистать русско-арабский разговорник и запомнить хотя бы несколько полезных слов.

- Окей, велком. Руссиа вери гуд фут-бол.

Благословенна великая победа русских в этом, раньше мне совсем безразличном виде спорта! На протяжении всей поездки мне буквально все местное население, как только я сознавалась в своем российском гражданстве, высказывали самые прекрасные комплименты в адрес нашей страны за сногсшибательную победу в футболе.

Друзья пугали, что багаж часто теряется при транзитных перелетах. Пришлось некоторую его часть таскать постоянно с собой в ручной клади. Но все было в порядке, мой рюкзак успешно долетел, и томясь в ожидании хозяйки, мотался на транспортной ленте почти в одиночестве.

Здравствуй Сирия!

Прохлада ночного ароматного сирийского воздуха как-то совершенно меня успокоила и даже придала свежих сил.

- Такси! - крикнула я какому-то арабскому дяденьке, выходившему из авто. В ответ он показал рукой вправо от меня.

Как все просто! Прямо у входа в аэропорт, справа оказалась «конторка» «такси». В миг мои вещи были подхвачены ловким водилой. Оформили поездку по тарифу, утвержденному печатью – до города 20 долларов. Большой и удобный с кондиционером автомобиль через полчаса доставил меня в отель Султан на Аль-Бароуди стрит. Кто бы мог подумать, что вход в отель будет таким оригинальным. Я его сразу то и не нашла. На первом этаже здания сплошные магазины, которые в это время уже не работали. Оказалось, нужно было отыскать лифт в арке этого большого дома и нажать на кнопку №2.

- Велком, гуд найт, - приветливо встретил меня пожилой менеджер на рессепшене.

- Фэнькью. Ай вонт зе рум.

- Окей, серти доллар. Брекфест эт сэвен о клок. Ват ю фром?

Согласитесь, приятно получить комнату со всеми удобствами за 30 долларов в сутки, да еще и с завтраком. Вот с этого момента я вкусила настоящего восточного гостеприимства. Сразу был организован чай/кофе и фисташковые печенья, причем так было всегда и везде, куда бы я ни зашла, всюду сразу предлагалось попить чаю или кофе. Если же наотрез отказываешься, что воспринимается здесь как крайнее неуважение, то предложенный тебе абсолютно бесплатно напиток приносят все равно.

В свете ночных фонарей трудно было рассмотреть прекрасный арабский Дамаск, но и в этих желтых огоньках он выглядел очень интересно, весь по восточному загадочный и живой. Глядя с балкона на круговую развязку шоссе, пролегавшего вдоль моего отеля, современные надземные мостовые переходы, ухоженные цветники газонов, ряды пальм вдоль тротуаров, я буквально утонула в приятных ощущениях и предвкушении тех чувств, которые будут переполнять меня по утру, когда я прикоснусь к истории Древней Сирии.

 

…из истории Сирии.

Сирия, территория которой изрезана горами, представляет собой соединение небольших городов. Географическое положение Сирии сделало ее в древние времена предметом раздора в политическом отношении. В годы могущества Месопотамии, разрозненные сирийские племена подверглись мощному влиянию вавилонской культуры. Сюда бегством спасались народы востока и моря, создавая новые отдельные поселения, что никак не способствовало выработке единой государственной системы и культуры в целом. И уже на заре своей истории Сирия оказалась подверженной сразу двум политическим и культурным влияниям империй Сеннаара (Вавилона) и Египта. Но, оказавшись ближе по родству с Востоком, нежели с Египтом, Сирия целиком переняла государственность и религию Сеннаара, где на самом юге, южнее Евфрата, почти у самого моря был город Эриду с культом бога воды и бездны Эа. До сих пор на том месте, теперь это холм Абу-Шахрейн, находятся остатки этого некогда знаменитого храма бога Эа, Эн-Ки. На родине Авраама, в знаменитом библейском городе Ур, на правом берегу Евфрата был центр культа бога Луны Эн-Зу (Сина). Еще севернее вдоль по руслу Евфрата были города Эрех (Урук), где находился храм богини Инанны (Иштар), и город Элласар с центром культа солнечного бога Баб-бара (Шамаш). И, наконец, главная столица шумерского Сеннаара город Ниппур, основанный верховным божеством шумеров Энлилем. А около него город Иссин и древнейший город Шуруппак, родина вавилонского Ноя. И далее, по реке Тигр уже ассирийские города Аккад с древним храмом Э-Баб-Бара «Дом светлейшего», и возникшие гораздо позже семитские города Сиппар, Ашшур, Нимрут, Калах и Ниневия.

Пережив владычество Асиирийского, Нововавилонского и Египетского царств, Персии, империи Александра Македонского, в последнем столетии до н.э. Сирию захватили набатейцы. В начале новой эры столица Сирии стала частью Римской империи. В IV столетии Сирия вошла в состав Византии, когда в Дамаске уже было много христиан.

Дамаск – это арабское название города. «Димшак» – проливающий кровь. Древнейшие легенды сохранили в народной памяти события ранней ветхозаветной истории. Именно здесь в Дамаске Каин убил Авеля.

В течение ста лет с 661 года Дамаск находился под властью халифата династии Омейядов, позже он перешел под контроль Египта. Затем около 1200 г. его пытались завоевать крестоносцы, но безуспешно. Армия арабского полководца Салах-ад-Дина оккупировала территорию города. Этому отважному герою в Дамаске поставлен памятник, где он на черном коне изображен в окружении двух фигур, воина-крестоносца и иерусалимского короля. В 1260 году Сирию захватили египетские мамлюки, это было время развития искусства и ремесел.

Но уже через сорок лет в Дамаск вторглись кочевые племена монголов. Они разграбили и разрушили город так, что в преданиях об этих ужасных бесчинствах сохранились самые жуткие воспоминания, когда по городу в буквальном смысле текли реки крови.

Не успев оправиться от обрушившегося бедствия, через столетие случилась новая беда. Город еще раз был до основания был разгромлен Тамерланом. С XVI века город вошел в состав Османской империи, наконец наступило мирное время и начались восстановительные работы. В городе появились величественные дворцы и мечети, дома в арабском архитектурном стиле, караван-сараи и рынки, мощеные черным булыжником широкие дороги и торговые площади. Поэтому придирчиво требовать особых красот от страны, пережившей такие масштабные разрушения, было бы делом не корректным.

Солнце уже с утра светило ослепительно ярко. И не смотря на очень ранние шесть часов, на улице было заметное оживление. Открывались кафе и магазины, с ног до головы закутанные в одеяния женщины в сопровождении мужчин не спеша бродили по улицам. Куда можно идти в такое раннее время?

Девяносто процентов женщин в Дамаске, да и вообще во всех арабских странах не работают. Самое главное для них – выйти замуж и обзавестись многочисленным потомством. Стремление получить высшее образование появилось среди молодежи сравнительно недавно, и причиной тому стали всепроникающие европейские тенденции.

Позавтракав яйцом, хлебом с маслом и сыром и кофе я вышла на улицу и направилась в сторону знаменитой мечети Омейядов.

Вот это да! Я бы никогда и не подумала, что появление туриста может вызвать столько удивления. Надо сказать, что я соблюдала всю субординацию. Как положено оделась во все длинное, намотала платок почти на все лицо, одела широкие солнцезащитные очки, никакой косметики, но, видимо, при всем этом так и не сумела перевоплотиться в арабскую женщину, а весь мой прикид вызывал у прохожих удивление и улыбку, кое-кто не стесняясь отпускали и шутки. А некоторые, особо интересующиеся, торопливо забегали вперед меня, вставали где-нибудь под кустом или у магазина и караулили пока я пройду, чтобы получше меня разглядеть. Честно говоря, мне было не по себе, хотя это и глупо, но я чувствовала свою отчужденность, тем более, что была совершенно одна и не с кем было хотя бы посмеяться над такой комедией.

Мечеть Омеядов нашла сразу. Здесь в старой части города Дамаска, все достопримечательности находятся очень близко друг к другу. Можно сказать, что я определила ее местонахождение по большой толпе арабских туристов и обычных прихожан, шедших как раз в верном направлении. Пройдя вместе с толпой два поворота, я очутилась на большой рыночной площади перед огромными вратами мечети. Было еще рано, и мы все томились в ожидании открытия дверей. Я смотрела на людей в надежде увидеть хоть какое-нибудь европейское лицо, чтобы примкнуть к англоязычному человеку и почувствовать облегчение. Но тщетно. Вокруг были только арабские лица, с недужим любопытством заглядывающие в мои черные стекла очков.

Далее

 

Rambler's Top100