И.Алексеев, "Геоглифы Наска. Некоторые наблюдения."

РИСУНКИ

Уф-ф, с линиями, вроде, закончили. Тем, кто не уснул от скуки, обещаю – будет гораздо веселее. Ну там птички, зверюшки, подробности всякие пикантные... А то все песок - камни, камни - песок…

Что ж, начнем.

Рисунки Наска. Самая незначительная, но самая известная часть деятельности древних на плато. Для начала немного пояснений, о какого рода рисунках пойдет речь ниже.

Как считают археологи, человек появился в этих местах (район Наска-Пальпа) достаточно давно – за несколько тысячелетий до формирования культур Наска и Паракас. И все это время люди оставляли различные изображения, которые сохранились в виде петроглифов, рисунков на керамике, текстиле и хорошо заметных геоглифов на склонах гор и холмов. Не в моей компетенции углубляться во всякие хронологические и иконографические тонкости, тем более, что трудов по этой теме сейчас достаточно. Мы просто посмотрим на то, что же рисовали эти люди; и даже не что, а как. И как оказалось, все достаточно естественно. На Рис.106 верхняя группа – самые ранние и примитивные петроглифы (наскальные рисунки); нижняя – изображения на керамике и текстиле культур Наска – Паракас. Средний ряд – геоглифы. В данном регионе подобного творчества очень много. Деталь на голове, похожая на сомбреро, на самом деле налобное украшение (обычно золотое Рис. 107), как я понимаю, что-то типа знака отличия, использовавшееся в этих краях и очень часто встречающееся на многих изображениях. Все подобные геоглифы расположены на склонах, хорошо заметны с земли, сделаны одним способом (очищение от камней площадок и использование куч камней в качестве деталей) и вполне в стиле нижнего и верхнего рядов. Вообще подобной деятельности по всему миру достаточно (1-ая колонка Рис. 4).

Нас же будут интересовать другие рисунки, как мы увидим ниже, во многом отличающиеся от вышеописанных по стилю и способу создания; которые, собственно, и известны как рисунки Наска.

Их немногим более 30-ти. Среди них нет антропоморфных изображений (примитивные геоглифы, описанные выше, в подавляющем большинстве изображают людей). Размеры рисунков – от 15 до 400(!) метров. Прорисованы (Мария Райхе упоминает термин «процарапаны») одной линией (обычно это тонкая разметочная линия), которая часто не замыкается, т.е. рисунок имеет как бы вход-выход; иногда входят в комбинацию линий; большинство рисунков видны лишь со значительной высоты:

Рис. 108

Большая часть из них расположена как раз в «туристическом» месте, у реки Ингенио. Назначение и оценка этих рисунков вызывают споры даже среди представителей официальной науки. Мария Райхе, например, восторгалась утонченностью и гармоничностью рисунков, а участники современного проекта «Наска-Пальпа» под руководством проф. Маркуса Райндела считают, что рисунки вообще не задумывались как изображения, а создавались лишь как направления для ритуальных процессий. Ясности, как обычно, никакой.

Предлагаю не загружаться вступительной информацией, а сразу углубится в тему.

Во многих источниках, особенно официальных, вопрос принадлежности рисунков к культуре Наска – вопрос решенный. Ради справедливости надо отметить, что в источниках, имеющих альтернативную направленность, эта тема вообще умалчивается. Официальные историки обычно ссылаются на сравнительный анализ рисунков в пустыне и иконографии культуры Наска, сделанный Уильямом Исбелом еще в 1978 г. К сожалению, работы не нашел, пришлось влезать самому, благо сейчас не 78 год. Прорисовок и фото керамики и текстиля культур Наска и Паракас сейчас достаточно. Я большей частью пользовался прекрасной коллекцией прорисовок, сделанной д-ром К. Клэдосом, выложенной на сайте FAMSI (25). И вот что выяснилось. Здесь тот самый случай, когда лучше смотреть, чем говорить.

Рыбы и обезьяна:

Рис. 109

Колибри и фрегат:

Рис. 110

Еще колибри с цветком и попугай (как обычно называют изображенного персонажа), который, возможно, и не попугай вовсе:

Рис. 111

Ну и оставшиеся птички: кондор и гарпии:

Рис. 112

Факт, как говорится, налицо.

Очевидно, что рисунки на текстиле и керамике культур Наска и Паракас и изображения в пустыне совпадают иногда до деталей. Кстати, нашлось и растение, изображенное на плато:

Рис. 113

Это маниок, или юкка – один из основных продуктов питания на территории Перу с древности. Да и не только в Перу, а по всему тропическому поясу нашей планеты. Типа нашей картошки. По вкусу тоже.

В то же время стоит отметить, что на плато есть рисунки, не имеющие аналогов у культур Наска и Паракас, но об этом немного позже.

Что ж, давайте смотреть, как индейцы создавали эти свои замечательные изображения. По первой группе (примитивные геоглифы) вопросов нет. Индейцам подобное было вполне под силу, учитывая то, что всегда есть возможность полюбоваться творением со стороны, а в случае чего и подправить его. А вот со второй (рисунки в пустыне) возникают некоторые вопросы.

Есть такой американский исследователь Джо Никелл, член общества скептиков. И как-то раз он решил воспроизвести один из рисунков Наска - 130-метрового кондора - на поле в штате Кентукки, США. Джо и пятеро его помощников вооружились веревками, колышками и крестовиной из досок, позволяющей провести перпендикуляр. Все эти «приборы» вполне могли быть у обитателей плато.

Бригада «индейцев» принялась за работу утром 7 августа 1982 г. и закончила ее спустя 9 часов, включая перерыв на обед. За это время они разметили 165 точек и соединили их между собой. Вместо землекопных работ испытатели засыпали контуры фигуры известью. С самолета, летевшего на высоте 300 м, были сделаны фотографии.

«Это был успех, - вспоминал Никелл. - Результат получился настолько точным и аккуратным, что мы могли бы с легкостью воссоздать гораздо более симметричный рисунок таким способом. Похоже, жители Наска размечали гораздо меньше точек, чем мы, или пользовались более грубым методом, отмеряя расстояния, например, шагами, а не веревкой» (11).

Да, действительно, получилось очень похоже. Но мы то с вами договорились присматриваться немного повнимательней. Предлагаю сравнить современного кондора с творением древних более детально: Рис. 114

Похоже, г-н Никелл (его кондор слева) все-таки немного погорячился с оценкой собственной работы. Гуляет новодел-то. Желтым я пометил скругления и оси, которые древние несомненно учитывали в своей работе, а у Никелла получилось, как получилось. И немного поплывшие из-за этого пропорции придают рисунку слева некоторую «корявость», которая отсутствует в древнем изображении.

И вот здесь возникает следующий вопрос. Чтобы воспроизвести кондора, Никелл, судя по всему, пользовался фотографией в качестве эскиза. При увеличении и переносе изображения на поверхность земли неизбежно будут возникать ошибки, величина которых зависит от способа переноса. Выражаться эти ошибки будут, соответственно, во всяких таких «корявостях», которые мы наблюдали у Никелла (которые, кстати, присутствуют на некоторых современных геоглифах из средней колонки Рис. 4). И вопрос. А какими эскизами и способами переноса пользовались древние, что бы получать практически идеальные изображения?

Рис. 115

Видно, что изображение, в данном случае паука, намеренно лишено полной симметрии, но не в сторону неконтролируемой потери пропорций, обусловленной несовершенством переноса, как у Никелла, а в сторону придания рисунку живости, комфорта восприятия (что во много раз усложняет процесс переноса). Складывается впечатление, что у древних вообще не было проблем с качеством переноса. Надо добавить, что Никелл выполнил свое обещание создать более точное изображение, и нарисовал этого же паука (кадры из документального кино National Geigraphic «Is it Real? Ancient Astronauts»):

Рис. 116

Но мы-то с вами видим, что нарисовал он своего собственного паука, очень похожего на насканского и того же размера, но более простого и симметричного (фото с самолета почему-то нигде не удалось найти), лишенного всех тонкостей, которые видны на предыдущем фото и которые так восхищали Марию Райхе.

Давайте отставим в сторону часто обсуждаемый вопрос о способе переноса и увеличении рисунков, а попробуем посмотреть на эскизы, без которых древние художники вряд ли смогли бы обойтись.

И тут обнаружилось, что более качественных прорисовок, которые сделала Мария Райхе от руки в середине прошлого века, практически не существует. Все, что есть - либо стилизация, без учета деталей, либо намеренное искажение рисунков, показывающее, по мнению художников, примитивный уровень индейцев того времени. Что ж, пришлось садиться и пробовать сделать самому. Но дело оказалось настолько захватывающим, что не смог оторваться, пока не прорисовал все доступные изображения. Забегая вперед, скажу, что без пары приятных сюрпризов не обошлось. Но прежде, чем пригласить вас в галерею «насканской» графики, хотелось бы отметить следующее.

Я сначала не совсем понимал, что заставляло Марию Райхе так тщательно заниматься поиском математического описания рисунков:

Рис. 117

И вот что писала она в своей книге: «Длина и направление каждого отрезка были тщательно промерены и зафиксированы. Приблизительных промеров было бы недостаточно, чтобы воспроизвести такие совершенные очертания, которые мы видим с помощью аэрофотосъемки: отклонение всего на несколько дюймов исказило бы пропорции рисунка. Фотографии, сделанные таким образом, помогают представить, какого труда это стоило древним умельцам. Древние перуанцы, должно быть, обладали оборудованием, которого нет даже у нас и которое, в совокупности с древними знаниями, тщательно скрывалось от завоевателей, как единственное сокровище, которое нельзя похитить»(2).

В полной мере я понял это, когда взялся за прорисовки. Речь уже шла не об эскизах, а о том, что бы достаточно близко подойти к тому, что есть на плато. Любой минимальный сдвиг в пропорциях почти всегда приводил к «корявости», подобной той, что мы видели у Никелла, и сразу же терялась легкость и гармоничность изображения

Немного о процессе. Фотографического материала по всем рисункам достаточно, если какой-то детали не хватало, всегда можно найти нужный снимок с другого ракурса. Иногда возникали проблемы с перспективой, но это решалось либо при помощи существующих прорисовок, либо снимком из Google Earth. Вот так выглядит рабочий момент при прорисовке «змеешейки» (в данном случае использовалось 5 фотографий):

Рис. 118

И вот, в один прекрасный момент я вдруг обнаружил, что при определенной сноровке в работе с кривыми Безье (разработаны в 60-х для автомобильного дизайна и ставшие одним из основных инструментов компьютерной графики) программа иногда сама достаточно похоже прорисовывала контуры. Сначала это было заметно на скруглениях ног паука, когда без моего участия эти скругления становились почти идентичными оригинальным. Далее, при правильных позициях узлов и при их объединении в кривую, линия иногда почти точно повторяла контур рисунка. И чем меньше узлов, но более оптимальна их позиция и настройки – тем больше сходства с оригиналом.

Рис. 119

Вообще, паучок – практически одна кривая Безье (правильнее сплайн Безье, последовательное соединение кривых Безье), без окружностей и прямых. При дальнейшей работе возникло ощущение, перераставшее в уверенность, что этот неповторимый «насканский» дизайн – и есть сочетания кривых Безье и прямых. Правильных кругов или дуг почти не наблюдалось:

Рис. 120

А не кривые ли Безье пыталась описать Мария Райхе, математик по образованию, делая многочисленные замеры радиусов?

Но по-настоящему мастерством древних я проникся при прорисовке больших рисунков, где встречались почти идеальные кривые огромных размеров. Еще раз напомню, что целью прорисовок была попытка посмотреть на эскиз, на то, что было у древних перед нанесением на плато. Я старался свести к минимуму собственное творчество, прибегая к дорисовке поврежденных мест лишь там, где логика древних была очевидна (как, например, хвост у кондора, выпадающее и явно современное скругление на теле паука). Понятно, что возникает некоторая идеализация, улучшение рисунков, но не стоит также забывать, что оригиналы – гигантские, не раз отреставрированные изображения в пустыне, которым не менее 1500 лет.

Начнем с паучка и собачки без технических деталей:

Рис. 121

Рыбы и птица фрегат:

Рис. 122

Маниок:

Рис. 123

Чуть поподробней про обезьянку. Этот рисунок имеет самый неровный контур. Сначала я прорисовал его так, как он выглядит на снимках: Рис. 124. Но потом стало выясняться, что при всей точности соблюдения пропорций, у художника как бы немного дрожала рука, что заметно и на прямых линиях, принадлежащих этой же комбинации. Не знаю, с чем это связано, возможно с очень неровным рельефом в этом месте; но если линию на эскизе сделать чуть потолще, то все эти неровности будут спрятаны внутри этой более толстой линии. И обезьянка приобретает стандартную для всех рисунков геометрию. Прикрепил паукообразных обезьян, прообраз которых, по мнению многих исследователей, изображен у древних. Нельзя не отметить сбалансированность и точность пропорций на рисунке:

Рис. 125

Далее. Я думаю, троицу из ящерицы, дерева и «девять пальцев» представлять не нужно. Хотелось бы обратить внимание на лапы ящерицы – древний художник очень точно подметил анатомическую особенность ящериц – как бы вывернутую, по сравнению с человеческой, ладонь:

Рис. 126

Игуана и колибри:

Рис. 127

Змеешейка, пеликан и гарпия:

Рис. 128

Собачка-носорог и еще одна колибри. Обратите внимание на изящество линий:

Рис. 129

Кондор и попугай:

Рис. 130

У попугая присутствует непривычная линия. Дело в том, этот рисунок всегда смущал несвойственной для насканских изображений незаконченностью. К сожалению, он очень сильно поврежден, но на некоторых снимках заметна эта кривая (Рис.131), являющаяся как бы продолжением рисунка и уравновешивающая его. Было бы крайне интересно взглянуть на весь рисунок целиком, но, к сожалению, ничем не могу помочь. Обращаю внимание на виртуозное исполнение кривых на контурах этих немаленьких изображений (видны люди на фотографии кондора). Хорошо видна жалкая попытка современных «экспериментаторов» пририсовать лишнее перо кондору.

А вот здесь мы с вами подошли к некоторой кульминации нашего вернисажа. На плато присутствует очень интересное изображение, вернее, группа рисунков, раскинувшаяся более чем на 10 гектарах. Она прекрасно видна в Google Earth, на многих фотографиях, но очень мало где упоминается. Смотрим:

Рис. 132

Размер большого пеликана – 280 на 400 метров. Фото с самолета и рабочий момент прорисовки: Рис. 133, Рис. 134. И опять идеально выполненная (если смотреть из гугля) кривая длиной более 300 метров. Необычное изображение, не правда ли? Веет чем-то чужим, слегка нечеловеческим…

Обязательно поговорим о всяких странностях этого, да и других изображений попозже, а сейчас продолжим.

Другие рисунки, несколько иного характера:

Рис. 135

Есть изображения, иногда достаточно сложные, с характерными скруглениями и требующие разметки для сохранения пропорций, но в то же время лишенные видимого смысла. Что-то вроде расписывания новоприобретенной ручки:

Рис. 136

Интересен рисунок «павлин» своим сопряжением правого крыла с линией (хотя, возможно, это работа реставраторов). И полюбуйтесь, как мастерски древние создатели вписали этот рисунок в рельеф:

Рис. 137

И что бы наш обзор рисунков был полон, несколько слов о непрорисованных изображениях. Недавно японские исследователи нашли еще рисунки. Один из них на следующем снимке:

Рис. 138

Расположен на юге плато, у реки Наска. Неясно, что изображено, но почерк в виде изящных правильных кривых, нанесенных по пересеченному рельефу т-линиями шириной около полутора метров (судя по следам машин), хорошо заметен.

Я уже упоминал об утоптанном районе рядом с Пальпой, где линии соседствуют с примитивными геоглифами. Там же есть небольшой, очень интересный рисунок (отмечен наклонной стрелкой), изображающий существо с большим количеством пальцев или щупальцев, упоминаемый в исследованиях, но, к сожалению, не совсем различимый на снимках:

Рис. 139

Еще несколько рисунков, может не таких качественных, но выполненных в стиле, отличном от примитивных геоглифов:

Рис. 140

Следующий рисунок необычен тем, что нанесен толстой (около 3 м) т-линией. Видно что птичка, но детали уничтожены трапецоидом:

Рис. 141

И в заключение обзора схема, где собраны некоторые рисунки приблизительно в одном масштабе: Рис. 142

Многие исследователи обращали внимание на несимметричность некоторых рисунков, которым, по логике, полагалось бы быть симметричными (паук, кондор и др.). Даже были предположения, что эти искажения вызваны рельефом, и были попытки выправить эти рисунки. И действительно, при всей щепетильности древних к деталям и пропорциям, рисовать лапы у кондора явно разных размеров как то не логично (Рис. 131). Обратите внимание, лапы не являются копиями друг друга, а представляют из себя два совершенно разных рисунка, включающих по десятку точно выполненных скруглений. Трудно предположить, что работы выполняли две бригады, говорящие на разных языках и пользующихся разными чертежами. Совершенно очевидно, древние намеренно уходили от симметрии, тем более, что на плато есть абсолютно симметричные изображения (о них чуть позже). И вот, во время прорисовок я обратил внимание на одну поразительную вещь. Древние, оказывается, рисовали проекции трехмерных изображений. Смотрим:

Рис. 143

Кондор нарисован в двух пересекающихся под небольшим углом плоскостях. Пеликан, похоже, в двух перпендикулярных. Очень интересный 3-d вид имеет наш паучок (1 – оригинальное изображение, 2 – выпрямленное, с учетом плоскостей на рисунке). И это заметно на некоторых других рисунках. Например – колибри, размер крыльев которой показывает, что она летит над нами, собачка, развернувшаяся к нам задней частью, ящерица и «девять пальцев», с разными размерами ладоней (Рис 144). А посмотрите, как остроумно заложен трехмерный объем в дереве:

Рис. 145

Это как бы сделано из листа бумаги или фольги, я просто распрямил одну ветку.

Было бы странно, если бы до меня никто не замечал столь очевидных вещей. И действительно, я нашел одну работу бразильских исследователей (4). Но там обосновывалась, путем достаточно замысловатых преобразований, некая трехмерная телесность рисунков:

Рис. 146

С паучком я согласен, но с остальными – не совсем. И решил сделать свою трехмерную версию какого-нибудь рисунка. Вот, например, как выглядит «девять пальцев» из пластилина:

Рис. 147

С лапами пришлось помудрить, древние их изображали слегка утрированно, да и никакое существо не ходит на цыпочках. А в целом получилось сразу, ничего даже додумывать не пришлось – все есть в рисунке (специфический сустав, выгнутость тела, положение «ушей»). Что интересно – фигура изначально получилась сбалансированной (стояла на ногах). Автоматически возник вопрос, а что это, собственно, за зверюшка? И вообще, откуда древние черпали сюжеты для своих замечательных экзерсисов на плато?

И здесь нас, как это водится, ждут еще несколько занимательных подробностей.

Обратимся к нашему фавориту – паучку. В работах разных исследователей этот паучок идентифицирован как принадлежащий отряду Рицинулеи. Линии входа-выхода некоторым исследователям показались половым органом, а паучок именно этого отряда паукообразных имеет половой орган на лапе. На самом деле заблуждение происходит не отсюда. Давайте на минуту отвлечемся от паука, посмотрим на следующий рисунок и я попрошу ответить читателя на вопрос – а что делают обезьянка и собачка?

Рис. 148

Не знаю, что показалось уважаемому читателю, но все мои респонденты ответили, что зверюшки оправляют естественные надобности. Тем более, что древние однозначно показали пол собачки, да и половые органы обычно изображают в другой конфигурации. И, похоже, с паучком та же история – паучок, правда, ничего не оправляет, у него на лапе просто вход-выход. А если приглядеться, то оказывается, что это не паучок вовсе, а нечто, скорее похожее на муравья:

Рис. 149

И уж точно не Рицинулеи. Как кто-то пошутил на «муравьином» форуме – это паукомуравей. И действительно, у паука – головогрудь, а здесь древние явно выделили характерную для муравья голову и тельце с восемью ногами (у муравья шесть ног и пара усов). И что интересно, индейцы сами не понимали, что нарисовано в пустыне. Вот изображения на керамике:

Рис. 150

Пауков они знали и рисовали (справа), а слева, похоже, изображен наш паукомуравей, только художник не соорентировался с количеством ног – на керамике их 16. Я не знаю, что это означает на самом деле, но если встать посередине сорокаметрового рисунка, в принципе можно понять, что изображено на земле, а вот скругления на концах лап можно не заметить. Но одно можно сказать точно – подобного создания на нашей планете нет.

Идем далее. Вопросы вызывают три рисунка. Первый – «девять пальцев», показанный выше. Второй - собачка-носорог. Небольшое по масштабам Наска изображение, порядка 50 метров, почему-то нелюбимое и редко упоминаемое исследователями:

Рис. 151

К сожалению никаких мыслей, по поводу что это такое у меня нет, и поэтому перейдем к оставшемуся изображению.

Большой пеликан.

Рис. 152

Единственный рисунок, который из-за своих размеров и идеальных линий выглядит на прорисовке абсолютно так же, как и в пустыне (и на эскизах древних соответственно). Называть это изображение пеликаном не совсем корректно. Длинный клюв и нечто, похожее на зоб еще не означает пеликана. Древние не обозначили главную деталь, что делает птицу птицей – крылья. И вообще это изображение нефункционально со всех сторон. Ходить по нему нельзя – оно не замкнуто. Да и как на глаз попадать – опять прыгать? С воздуха рассматривать в силу специфичности деталей неудобно. С линиями оно тоже особо не сопрягается. Но, тем не менее, сомнений нет, этот объект создавался намеренно - гармонично смотрится, идеальная кривая уравновешивает трезубец (судя по всему, поперечный), клюв сбалансирован расходящимися прямыми позади. Я не мог понять, почему от этого рисунка остается ощущение чего-то очень необычного. А все очень просто. Мелкие и тонкие детали разнесены на значительное расстояние, и чтобы понять, что перед нами – мы должны переводить взгляд с одной мелкой детали на другую. Если же отодвинуться на значительное расстояние, что бы охватить рисунок целиком, то вся эта мелкота как бы сливается и смысл изображения теряется. Такое ощущение, что этот рисунок создавался для восприятия существом с другим размером «желтого» пятна - зоны наибольшей остроты зрения в сетчатке глаза. Так что если какой рисунок и претендует на неземную графику – то наш пеликан первый кандидат.

Тема, как вы заметили, скользкая, фантазировать можно сколько угодно, и я изначально сомневался, поднимать ее вообще или нет. Но плато Наска – интересное место, никогда не знаешь, откуда выпрыгнет заяц. И тему странных изображений пришлось поднимать, потому что совершенно неожиданно обнаружился неизвестный рисунок. По крайней мере, в сети ничего об этом не нашел.

Рисунок, впрочем, не совсем неизвестный. На сайте (24) этот рисунок считается утраченным из-за повреждений и приводится его фрагмент. Но у себя в базе я нашел минимум четыре снимка, где утраченные детали читаются. Рисунок действительно очень сильно поврежден, но расположение оставшихся деталей, к счастью, позволяет с большой долей вероятности предположить, как выглядело изначальное изображение. Да и опыт в прорисовках не помешал.

Итак, премьера. Специально для читателей «Некоторых наблюдений». Новый обитатель плато Наска. Встречайте:

Рис. 153

Рис. 154

Рисунок очень необычный, около 60 метров длиной, немного не в стандартном стиле, но однозначно древний – как бы процарапан по поверхности и накрывается линиями. Все детали читаются, за исключением нижнего среднего плавника, части контура и оставшейся внутренней прорисовки. Видно, что рисунок затерт в более недавние времена. Но, скорее всего не намеренно, просто собирали гравий.

И опять возникает вопрос – это фантазия древних художников, или похожую рыбку с подобным расположением плавников они подсмотрели где-нибудь на отдыхе на берегу Тихого океана? Очень напоминает не так давно обнаруженного реликтового кистеперого целаканта. Если, конечно, целаканты косяками плавали в то время у берегов Южной Америки.

Отложим на время странности в рисунках и рассмотрим еще одну, хоть и крайне не многочисленную, но не менее интересную группу изображений. Я бы назвал ее правильные геометрические символы.

Эстрелла:

Рис. 155

Сетка и кольцо из квадратов:

Рис. 156

На снимке из Google Earth видно еще одно начатое, и более крупное кольцо из квадратов: Рис. 157

Еще картинка, я ее называю «эстрелла 2»:

Рис. 158

Все изображения сделаны похожими способами – значимые для древних точки и линии обозначены камнями, а светлые, очищенные от камней участки играют вспомогательную роль:

Рис. 159

Рис. 160

Как можно видеть, в кольце квадратов и на «эстрелле»-2 все значимые центры тоже выложены камнями.

Комментариев у археологов по этим рисункам найти не удалось, за исключением замечаний о недостоверности их как древних. И действительно, есть повод усомниться: на «эстрелле 1», например, очень много следов, похожих на свежие: (Рис. 161). Но, скорее всего, это все же древние рисунки – «эстрелла 2», сделанная похожим способом – явно очень старая, видно по разрушениям, а свежие следы на «эстрелле 1» скорее всего работа «заботливых» реставраторов. В непосредственной близости от «эстреллы 1» виден так называемый «вентилятор» - характерный рисунок древних, напоминающий многолопастной вентилятор («вентилятор» у реки Ингенио: Рис. 162; рядом с «эстреллой»: Рис. 163) . Возможно соседство случайное, но, похоже, что куча камней в центре вентилятора и камни «эстреллы» установлены где-то в одно время. Да и типичное для древних игнорирование рельефа тоже заметно. В настоящее время существует множество трактовок этих изображений (в основном это касается «эстреллы 1»). Мне же видится, что эти фигуры имели какое-то вспомогательное значение в работе наших художников-разметчиков.

Ну вот, пожалуй, и все, что хотелось сказать о рисунках. Добавим кое-что о странностях.

В районе Наска-Пальпа мы имеем очень ограниченное количество изображений, по стилю, смыслу и способу исполнения радикальным образом отличающихся от примитивных геоглифов, создаваемых коренными народами как в районе Наска-Пальпа, так и в других регионах западного побережья Южной Америки. Наряду с прямыми и окружностями древние художники Наска умели наносить довольно сложные кривые и строить изящные и гармоничные изображения, иногда очень больших размеров и с учетом перспективы, видимые в подавляющем большинстве случаев только с приличной высоты. При полном отсутствии следов разметочных работ. Причем трудности здесь возникают уже на уровне эскиза. Я попросил художника срисовать вручную того же паука (как бы подготовить для нанесения на поверхность пустыни). Ясно, что рисунок слева еще нуждается в совершенствовании, но сложность предстоящей работы уже видна по количеству осей и направляющих, которые обозначил художник: Рис. 164. Да и выполнять работу по переносу, что бы сохранить все тонкости, надо приблизительно так, как это делали студенты из Дрездена, воссоздавая насканскую колибри к юбилею Марии Райхе: Рис.165

Совершенно непонятно, какими способами разметки пользовались древние, что бы сделать, скажем, идеальные скругления на большом зигзаге у Кауачи (Рис. 81):

Рис. 166

Да и зачем устраивать себе головную боль, используя сложные кривые, а не простые дуги? С земли при таком рельефе этого никто никогда не заметит. А возвышенностей, откуда вся эта красота видна, тут и близко нет.

Следующее. На плато присутствуют рисунки, не несущие никакой смысловой нагрузки, что-то типа незаконченных эскизов или, как было упомянуто, расписывания новой ручки, иногда выполненные несколькими «заходами», но тем не менее требующие определенной разметки для сохранения пропорций и скруглений: Рис. 136, Рис. 167 (на втором фото реставраторами выделен рисунок, известный как «кит», но, скорее всего, это просто группа линий, подобная предыдущим двум). Есть ощущение, что кто-то просто повозил пишущим предметом по листу бумаги, а потом решили все это взять в качестве эскиза и со всеми деталями перенести в увеличенном виде на поверхность пустыни.

Далее. Даже при наличии общих деталей видна огромная разница между лаконичной графикой рисунков на плато и примитивным стилем рисунков на текстиле и керамике культур Наска и Паракас. В настоящее время иконография этих культур изучена вдоль и поперек; по рисункам у культуры Наска различают 9 фаз и по фрагменту керамики определяют год с точностью до 50 лет. А про рисунки в пустыне – молчание или короткие замечания о разнице в стилях. Остается думать, что был какой то гениальный насканский самородок, которому не отрезали и не просверлили голову в молодости (а может как раз и просверлили; о всяких паракаско-насканских народных забавах с головами мы поговорим в третьей главе). И решив посамовыражаться, он нарисовал в пустыне всего около тридцати изящных рисунков, имитируя по ходу кривые Безье и 3-d max.

Но интересно даже не это. Центральным сюжетом иконографии «официального» периода строительства линий были антропоморфные фигуры. Это и простые люди, и мифические существа, но большей частью это были боги с кошачьими чертами (налобными украшениями и масками, закрывающими нижнюю часть лица):

Рис. 168

В то же время среди высокотехнологичных рисунков на плато нет ни одного антропоморфного изображения. По каким-то причинам наши художники-разметчики не рисовали людей или богов вообще, а увлекались зверюшками «неземного» происхождения. С другой стороны, среди примитивных геоглифов почти нет животных и растений.

И еще. Несмотря на серьезные трудозатраты в создании рисунков, они безжалостно перечеркивались, а подчас и уничтожались самими же строителями. Складывается ощущение, что создатели не очень то хотели, что бы их творчество кто-либо видел. И опять же – примитивные геоглифы всегда жили как бы отдельно от линий, почти не затрагивались ими, и хорошо просматривались с земли.

А в заключение хотелось бы затронуть пару именно антропоморфных рисунков. Первый - современный. На свежих снимках из гугля на плато нашлось одно забавное изображение. Оно проходит у меня под кодовым названием «портрет в очках»:

Рис. 169

60-метровое изображение, сделанное, вероятно, в 70-80 годах прошлого века (разгар бума, вызванного работами Деникина), если судить по прическе и дизайну очков. Те, кто это делал, прекрасно разбирались в происходящем на плато. Нарисовано одной линией, сопряжено с древней (горизонтальной) линией. Эти шутники даже «состарили» рисунок, уничтожив кое-где свои линии. И, на мой взгляд, древние рисунки гораздо ближе по стилю и способу исполнения к этому изображению, чем к творчеству индейцев. Скажу по секрету, я не очень долго буду пребывать в шоке, если каким-то образом обнаружится, что этот рисунок тоже древний. Но это я так, шучу.

И последнее. Человек-сова или астронавт.

Рис. 170

Возможно, кому-то покажется нелогичным заканчивать главу о рисунках Наска этим примитивным изображением. И что же здесь интересного?

А вот что. Во-первых. Рисунок на склоне холма, расположенного практически по центру пустыни (почти все примитивные геоглифы расположены неподалеку от жилья, на склонах, смотрящих в долину). Второе. Обычно у примитивных геоглифов (средний ряд Рис.106) угловатый силуэт, присутствуют регалии-украшения, ноги – спички, обе руки заняты предметами, или рук нет вообще. Здесь же создатели изобразили очень устойчивую фигуру, утяжелив ноги в ущерб общему дизайну, сделали акцент на зрение – увеличили глаза (два почти правильных круга; у примитивных геоглифов только сгорбленные старики с палочками имеют такие крупные глаза). А самое, пожалуй, важное – поднятая правая рука (совершенно не характерно для примитивных геоглифов) – жест, у людей повсеместно трактующийся как приветствие, прощание или привлечение внимания и обычно предполагающий позитивные взаимоотношения. Не совсем понятно, внимание каких таких друзей предполагалось привлекать посреди пустыни; но и рисовать без причины 30-метровый нестандартный геоглиф вдали от жилья древние вряд ли бы стали…

Далее

 

Rambler's Top100