А.Скляров "Основы физики духа"

Раздел II.

ЧЕЛОВЕК - КАК ОБЪЕКТ ДВУХ МИРОВ.

 

* * *

 

Глава 11. Сочетание дуальности человека

с закономерностями в его поведении.

"Куда ни втисну душу я, куда себя ни дену,

За мною пес - судьба моя, беспомощна, больна,-

Я гнал ее каменьями, но жмется пес к колену..."

В.Высоцкий , "Песня о судьбе"

Рассматривая вопросы, связанные с существованием духовно-нематериального мира, мы, конечно же, не можем обойти стороной такой природный объект, как человек. Человеческое существо - феномен, благодаря которому, фактически, и был поднят в истории философской мысли вопрос о наличии мира, отличного от материального, мира со своим набором объектов и явлений. Собственно, и сама философская мысль стала возможной лишь с появлением человека...

Как уже говорилось ранее, далеко не все явления, встречаемые в природе, описываются в рамках сугубо материальных представлений, - определенная их часть требует признания факта существования духовно-нематериальной составляющей Вселенной. И именно человек (в своей сущности и в сущности явлений, связанных с его деятельностью) представляет собой "главного возмутителя спокойствия", поскольку наименее подвержен описанию и объяснению в рамках сугубо материалистического подхода. Более того, именно в деятельности человека в настоящее время максимально проявляется существование духовно-нематериального мира.

Анализ феномена человека, как читатель сможет заметить, дан в значительно более развернутом виде нежели других известных нам объектов и явлений вследствие того, что в сфере вопросов, связанных со свойствами и деятельностью человека, накоплено максимальное количество известных данных о свойствах духовно-нематериального мира и его влиянии на мир материальный. Эти данные собирались, систематизировались и анализировались с различных точек зрения самим человеком практически с момента его появления в природе.

Итак. В результате эволюции сознание достигает той ступени своего развития, когда приобретает свойство и способность самосознания. Именно здесь мы проводим черту, с которой начинает свое существование человек, отделенный от всего остального животного мира, - наличие самосознания.

Напомним, что возникновение самосознания в процессе эволюции, резко изменяет сам ход эволюции материального мира, переводя его в область духовно-нематериальную. Переходом же эволюции на первый взгляд материальных объектов в духовно-нематериальную сферу и объясняется резкое отличие уровня развития человека от всего остального животного мира при весьма слабом отличии с точки зрения физиологии.

"...человечество как биологический вид не эволюционирует, а наблюдаемые видовые изменения - суть лишь внешняя (материальная) сторона эволюции" (В.Гаков, Ф.Гиренок, "На пути к ноосфере").

Этот переход эволюции в духовно-нематериальную сферу порождается тем, что самосознание, присущее человеку, позволяет ему проникнуть в совершенно новую сферу - сферу духовно-нематериальную.

"Рефлектирующее существо в силу самого сосредоточивания на самом себе внезапно становится способным развиваться в новой сфере. В действительности это возникновение нового мира. Абстракция, логика, обдуманный выбор и изобретательность, математика, искусство, рассчитанное восприятие пространства и длительности, тревоги и мечтания любви..." (Тейяр де Шарден, "Феномен человека").

Рефлексия, означающая способность человека взглянуть на самого себя со стороны, позволяет ему наблюдать и изучать самое себя, в том числе и свою духовно-нематериальную составляющую, - свое сознание (в отличие от животного, которое, по современным представлениям, отождествляет себя с окружающим миром).

С появлением рефлексии не только происходит проникновение в духовно-нематериальный мир, но и возникает мир новый, ранее не существовавший, - внутренний мир человека, обладающий такой уникальностью, что мы можем говорить о возникновении целого набора "миров" (по отдельному миру на каждого человека, а то и более - при нескольких уровнях осознанной рефлексии). По ходу этого процесса у человека происходит формирование нового качества: у него появляется специфическая (по сравнению с животным) психика, которая принципиально не объясняется с сугубо материалистических позиций.

В материалистических теориях человек ничем не отличается от животного, но из реальной жизни мы знаем, что это не соответствует действительности.

Реальная жизнь показывает, что

"с чисто позитивистской точки зрения человек самый таинственный и сбивающий с толку исследователей объект науки. И следует признать, что в своих изображениях универсума наука действительно еще не нашла ему места. Физике удалось временно очертить мир атома. Биология сумела навести некоторый порядок в конструкциях жизни. Опираясь на физику и биологию, антропология в свою очередь, кое-как объясняет структуру человеческого тела и некоторые механизмы его физиологии. Но полученный при объединении всех эти черт портрет явно не соответствует действительности. Человек в том виде, каким его удается воспроизвести сегодняшней науке, - животное, подобное другим. По своей анатомии он так мало отличается от человекообразных обезьян, что современные классификации зоологии, возвращаясь к позициям Линнея, помещают его вместе с ними, в одно и то же семейство гоминоидных. Но если судить по биологическим результатам его появления, то не представляет ли он собой как раз нечто совершенно иное?" (Шарден, "Феномен человека").

"Орган познания - головной мозг с нервной системой и функция познания настолько несоизмеримы и несоответственны между собой, что говорить о познании мозгом и нервами мира и его законов, значит впадать не только в мистическую, но прямо мифологическую бессмыслицу или же утверждать громовое чудо, которого вообще не допускают представители новейшей науки. Одно из двух: или человек действительно есть такое ничтожество, ком грязи, каким его изображает материалистическая философия, но тогда не понятны эти притязания божественного духа, и возможность всякого, и в том числе и научного, познания объясняется именно этой природой человека" (С.Булгаков, "Интеллигенция и религия").

В этой связи очень интересна аналогия, проводимая Франклом между человеком и неким "объемным" объектом, свойства которого мы пока изучаем лишь по проекциям на различные "плоскости": биологическую, психологическую и т.п. Как свойства объемного объекта не исчерпываются свойствами его проекций на плоскости, так и наше знание о сущности человека, основывающееся лишь на анализе его поведения в "плоскости" биологии, "плоскости" психологии, "плоскости" социологии и т.д., принципиально и не могут быть исчерпывающими. Для преодоления этой ограниченности существующих научных подходов Франкл прелагает "выйти из плоскости в пространство", пространство с дополнительным "человеческим измерением".

"...проекция в биологическое измерение обнаруживает соматические явления, тогда как проекция в психологическое измерение обнаруживает явления психические. В свете димензиональной онтологии, однако, эта противоречивость не ставит под сомнение единство человека - как и факт несовпадения круга и прямоугольника не противоречит тому, что эти две проекции одного и того же цилиндра. Но будем понимать: бессмысленно искать единство способа человеческого бытия, преодолевающее многообразие различных форм бытия, а также разрешение таких противоречий, как антимония души и тела, в тех плоскостях, на которые мы проецируем человека. Обнаружить его можно лишь в высшем измерении, в измерении человеческих проявлений" (В.Франкл, "Человек в поисках смысла").

"...именно войдя в то измерение, где существует собственно человеческие проявления - туда, где мы только и можем встретиться с такими феноменами, как стремление к смыслу, - можно... установить, что в конечном счете именно фрустрация этого стремления к смыслу, экзистенциальная фрустрация... поддерживают (подчеркиваем: не у животных, а у человека, на человеческом уровне!) агрессивность, если вообще не являются ее причиной. В пространстве собственно человеческих проявлений попросту не существует агрессии... Как бы агрессия ни преобразовывалась на биологическом уровне и ни укоренялась на психологическом, на человеческом уровне она у меня исчезает, она у меня "прорастает" (в гегелевском смысле) во что-то совсем иное. На человеческом уровне я ненавижу. А ненависть в отличие от агрессии интенционально направлена на нечто, что я ненавижу. Разница между агрессией и ненавистью похожа на разницу между сексом и любовью" (там же).

Этот подход вовсе не отметает накопленных различными науками знаний, - наоборот, он опирается на них, развивая и обогащая их.

"...данные, полученные в плоскости низших измерений, сохраняют свою значимость в пределах этой плоскости. Это в равной степени относится в таким односторонним исследовательским подходам и направлениям, как рефлексология Павлова, бихевиоризм Уотсона, психоанализ Фрейда и индивидуальная психология Адлера" (там же).

"Все высказывания о человеке в каждом отдельно взятом измерении сами по себе правомерны. Но при этом надо всегда осознавать ограниченную правоту этих высказываний, обусловленную их одномерным характером" (там же).

Ограниченность привычных односторонних подходов Франкл остроумно иллюстрирует следующим трагикомическим результатом псевдоисследований одного из приверженцев традиционных методов познания человека.

"Вот что пишет доктор Юлиус Хойшер в рецензии на два тома, которые известный фрейдистски ориентированный психоаналитик посвятил Гете: "На 1538 страницах автор представляет нам гения с признаками маниакально-депрессивных, параноидальных и эпилептоидных расстройств, гомосексуальности, склонности к инцесту, половым извращениям, эксгибиционизму, фетишизму, импотенции, нарциссизму, обсессивно-компульсивному неврозу, истерии, мегаломании и пр. ... Гетевское творение - это всего лишь результат прегенитальных фиксаций. Его борьба имеет целью не идеал, не красоту, не ценности, а преодоление беспокоящей проблемы преждевременной эякуляции..." (там же).

Чтобы не попасть в аналогичную ситуацию, нужно всегда осознавать и помнить, что целостность картины любого явления (хоть материального, хоть духовно-нематериального мира) можно получить лишь при корректном выборе "системы координат" и количества "измерений".

"...в зависимости от точки зрения, с которой мы будем рассматривать человеческую сущность, в наше поле зрения преимущественно попадет либо ее единство и целостность, либо ее деление на духовное и противоположное ему психофизическое" (там же).

"На биологическом уровне, в плоскости биологии, мы имеем дело с соматическими аспектами человека, а на психологическом уровне, в плоскости психологии, - с его психологическими аспектами. Таким образом, в плоскости каждого из научных подходов мы имеем дело с многообразием, но упускаем единство человека, потому что это единство доступно лишь в человеческом измерении. Только в человеческом измерении лежит "unitas multiplex", как определял человека Фома Аквинский. Это единство на самом деле не в многообразии, а скорее несмотря на многообразие" (там же).

Идеи, созвучные Франклу, встречаются и у теоретиков экстрасенсорики и аномальных явлений.

"Человек живет и проявляет свою деятельность в трех мирах-плоскостях: в физическом - своими поступками, в "тонком" - своими желаниями, в мысленном - своими мыслями. Для каждого из этих миров человек обладает телом, или проводником сознания из материи этого мира, которое служит ему средством познания этого мира и общения с ним" (Ю.Иванов, "Человек и его душа. Жизнь в физическом теле и астральном мире").

Хотя, конечно, можно видеть, что идеи Франкла о единстве многогранной сущности значительно ближе к реальности, нежели абстрактная идея сосуществования в нескольких "телах".

В свойствах, проявляемых человеком в повседневной жизни, легко заметна как его причастность к миру материальному, так и к миру духовно-нематериальному. Единство человека во всей многогранности его проявлений в разных "измерениях" этих миров означает его дуальность, его принадлежность к двум мирам Вселенной. При этом человек не простое слагаемое своих составляющих, а их комплекс весьма сложной "архитектуры". Поэтому для изучения такого феномена как человек необходимо исследовать все "проекции" этого комплекса на различные "измерения" (хотя нас, естественно, будут интересовать "измерения", где проявляется духовно-нематериальная составляющая человека). И прежде всего, конечно, ту "проекцию", которая отличает его от всего остального живого мира, "проекцию в человеческое измерение".

Если использовать терминологию Франкла, то именно в образовании "человеческого измерения" и заключается переход эволюции в духовно-нематериальную область. С возникновением человека эволюция перемещается в "человеческое измерение", в котором наиболее заметны эволюционные изменения, происходящие на протяжении человеческой истории. Именно здесь, в этом "измерении", содержится основная сущность человека, его феномена. И хотя качественный скачок эволюции в этот момент мы уже, в принципе, рассматривали, вернемся к нему еще раз...

 

Ранее проводилась аналогия между структурным духовно-нематериальным и гравитационным полями, из которой следовало, что при определенной "плотности" источников структурного духовно-нематериального поля происходит процесс, аналогичный коллапсу (сжатию) материи в состояние черной дыры. По сути можно констатировать, что возникновение самосознания индивидуума представляет собой такой "духовно-нематериальный коллапс" с образованием собственного внутреннего мира индивидуума, - мира, не являющегося простой составной частью мира внешнего (как материального, так и духовно-нематериального). Внутренний мир конкретного человека - это вполне самостоятельный, отдельный мир его образов, мыслеформ, чувств, переживаний и ощущений; мир, составляющий индивидуальную часть сущности данного человека. И сущность конкретного индивидуума невозможно полностью понять, не проникнув в его собственное "человеческое измерение", точнее - в его внутренний мир.

Следует отметить, что получение адекватной информации о внутреннем мире конкретного индивидуума чрезвычайно затрудняется тем, что проникновение в этот внутренний мир возможно пока лишь двумя способами. В первом случае это осуществляется при помощи другого индивидуума, вносящего при этом (будь это метод психотерапии или телепатия) такие возмущения в текущее содержание исследуемого внутреннего мира, которые значительно изменяют его состояние. В этом случае получается уже не первоначальная, а искаженная картина реальной сущности.

В другом случае, внутренний мир индивидуума исследуется им самим, что достигается непосредственно за счет существования такого феномена как самосознание, которое позволяет индивидууму как бы "подняться над собой" и "взглянуть на себя со стороны". Но опыт, приобретаемый таким образом, является сугубо субъективным (хотя это и вовсе не говорит о его заведомой неадекватности) и также неизбежно вносит определенные искажения в обработку и интерпретацию получаемых данных.

По сути можно говорить о том, что при исследовании внутреннего мира любого индивидуума мы сталкиваемся с неким "принципом неопределенности", аналогичным таковому для материального мира: существует некий предел, за который не может проникнуть непосредственное исследование, и за этим пределом данные могут быть получены лишь косвенным образом, причем получаемые данные (как и в материальном микромире) носят характер "размытой истины".

Кроме того, исследование внутреннего мира субъекта самим субъектом возможно не всегда, хотя способность "подняться над собственным Я" (способность к самотрансценденции) присуща фактически каждому индивидууму и составляет неотъемлимый атрибут его сущности. Человеческое существование абсолютно неразрывно связано с самотрансценденцией, и не трансцендируя, человек не сможет остаться человеком, как таковым.

Самотрансценденция человека является его свойством, значительно более широким, чем простое стороннее созерцание самого себя. Оно включает вдобавок и активный аспект: человек не только наблюдает за собой, но и изменяет сам себя в своей деятельности. Однако эта способность к самотрансценденции может сильно отличаться у разных индивидов. Поэтому в данном случае мы тоже можем получить лишь "размытую истину" (особенно если учесть, что, изучая сам себя, индивид также меняет свой собственный внутренний мир). "Размытость" этой истины при этом сильно зависит от способности к самотрансценденции: чем больше развита такая способность, тем более "независимую" и точную оценку о самом себе способен вынести человек.

Наличие самосознания у человека и, особенно, наличие такого его неотъемлимого следствия как самотрансценденция наиболее подчеркивает наличие в человеке духовно-нематериальной природы. Трансцендируя, человек как бы поднимается над самим собой. Но кроме этого он поднимается даже не только над собой и окружающим миром, но и выходит за рамки физического пространства-времени.

Собственно именно на этом основана способность мыслить абстрактно: в преодолении рамок материального пространства-времени и оперировании образами - духовно-нематериальными объектами в духовно-нематериальном "пространстве"...

Но если мы говорим о том, что духовно-нематериальная составляющая человека, связанная с наличием в нем и духовно-нематериальной природы, оказывает весьма значительное влияние на все его существование, то это должно также означать и то, что эту самую духовно-нематериальную составляющую человека можно исследовать через ее проявления, в частности, через проявления в поведении человека. При этом, исследуя поведение человека, свойства этого поведения и его мотивацию (т.е. причины), можно также получить некоторые данные не только о духовно-нематериальной составляющей человека, а также и в целом о свойствах самого духовно-нематериального мира, поскольку, хотя внутренний мир человека и отличается от мира внешнего, и тот и другой являются составными частями единого духовно-нематериального мира, и закономерности этого единого духовно-нематериального мира должны находить свое отражение и в поведении человека. А посему перейдем к анализу имеющихся данных и теорий о различных типах и выявленных закономерностях человеческого поведения...

С точки зрения, например, традиционных марксистов вся деятельность человека осуществляется в рамках строго определяемых материальных законов.

"Психическая деятельность человека подчинена законам материальной необходимости. Но это нимало не уничтожает человеческой свободы. Законы материальной необходимости сами суть не что иное, как законы деятельности духа. Свобода предполагает необходимость, необходимость целиком переходит в свободу..." (Г.Плеханов, "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю").

Но так ли это в действительности?.. Конечно, если рассматривать поведение некоего "осредненного" абстрактного человека, то можно заметить, что многие аспекты этого поведения вполне объяснимы, исходя из сугубо материальных причин. При этом можно обнаружить не простую корреляцию (т.е. соответствие) причин и поведения, но и некоторые закономерности, связывающие их. Но разве можно отсюда делать вывод о том, что абсолютно все поведение (и тем более вся духовная деятельность) человека подчиняется материальным законам ?!.

В реальности мы всегда сталкиваемся не только с проявлениями материальных законов, но и с отступлениями от них. И особенно заметны эти отступления становятся при анализе поведения конкретного индивида, всегда отличающегося от своей некоей "осредненной" модели. Более того, в каждом конкретном поведенческом действии можно выделить влияние не только сугубо материальных причин и материальных законов, но и влияние таких факторов, которые не вписываются ни в один материальный закон.

Скажем, по Жане (французский психолог), в структуру поведенческого акта входит такой элемент как внутренняя подготовка к действию. В само желание, чувство уже включена корректировка будущего поведения. Какой же материальный закон регулирует такие явления как чувства и желания?..

Но и кроме того, в любом поведенческом акте на определенных этапах задействуется человеческое мышление (на сознательном или бессознательном уровне), - мышление, которое в этом случае является способом подготовки действия. А мышление также нельзя отнести полностью к явлениям, регулируемым сугубо материальными законами. И хотя мы можем описать достаточно жестко схему самого поведенческого акта, вычислить его по материальным законам мы не в состоянии, поскольку помимо чисто объективных внешних факторов в формировании поведенческого акта участвует и сильнейший субъективный фактор; фактор, который имеет духовно-нематериальную природу, а именно - сознание человека, задействованное по его воле либо помимо его воли в процессе принятия решения о способе реакции на комплекс внешних объективных факторов. Скажем, по Гигу, в процессе принятия решения задействованы такие духовно-нематериальные факторы, как: субъективная оценка вариантов развития событий; субъективный выбор варианта; субъективное мнение о потребностях и т.п.

Участие мышления в деятельности человека приводит, в частности, и к тому, что поведение человека не сводимо к чисто механическим действиям, которые корректнее рассматривать как "физическую проекцию" более широкого явления, - явления, происходящего в "человеческом измерении". Существует как бы несколько уровней поведения.

Поведение человека включает

"не только извне наблюдаемую активность индивида, но и внутреннее психическое содержание, которое становится неотъемлемой частью поведения, его регулирующим звеном" (П.Жане).

Поэтому в любых действиях человека основной интерес представляет не то или иное механическое выражение его поступка, а внутренне содержание, смысл этого поступка.

Но это вовсе не значит, что поведение человека не регулируется вообще никакими законами (нельзя бросаться из одной крайности в другую), ведь, как уже говорилось выше, духовно-нематериальные явления тоже не являются абсолютно хаотическими, а подчиняются вполне определенным законам и закономерностям, обладающим определенным сходством (или симметрией) с законами материальными. Это также прослеживается и в человеческом поведении, для которого уже разработаны весьма интересные и плодотворные, на взгляд автора, теории. Имеются в виду, в частности, теория Левина и теория катастроф (о которых выше уже упоминалось).

По теории Левина, в каждый момент времени человек находится в так называемом "жизненном пространстве". Жизненное пространство - это совокупность сосуществующих и взаимосвязанных факторов, определяющих поведение индивида в данное время. Оно охватывает и личность, и ее психологическое окружение, образуя единое психологическое "поле" (поле в смысле некоего пространства, а не физической полевой субстанции), частью которого является, во-первых, "поле" возможных событий, как оно существует для индивида в данное время, и, во-вторых, "поле" сил, определяющих в каждой области жизненного пространства наличные в нем тенденции к изменению. Наблюдаемое поведение индивида в этом случае является неким событием, происходящим в жизненном пространстве индивида и представляющим собой либо "переход" личности из одной области жизненного пространства в другую, либо изменение самой структуры жизненного пространства. Поведение и развитие индивида оказываются при этом некоторой функцией этого пространства.

Теория катастроф, хотя и создавалась фактически независимо от теории Левина, также опирается на представление всего комплекса условий (внешних и внутренних) в виде некоего "жизненного пространства" сложной конфигурации, имеющего весьма много общего с фазовыми пространствами, используемыми в современной науке для описания различных явлений.

Следует здесь заметить, что в таком представлении "жизненного пространства" можно выделить целый ряд аналогий с обычным материальным пространством, на которое накладывается какое-либо материальное поле сложной конфигурации, претерпевающей к тому же изменения во времени. Изменения наложенного поля (как во времени, так и от точки к точке) будут определять в этом пространстве комплекс сил, действующих на какой-либо интересующий нас объект. Тогда, если поступить обычным в этом случае образом и поставить в соответствие каждой точке рассматриваемого пространства некий потенциал наложенного поля сил, то движение объекта в данном пространстве под действием этого поля сил также можно представить в виде функции этого пространства. А совокупность вариантов возможного дальнейшего движения объекта - в виде некоторого функционала в данном пространстве.

Как можно легко видеть, аналогия между материальным пространством в приведенном примере и "жизненным пространством" Левина очень близкая, и "жизненное пространство" Левина является ничем иным как неким фазовым пространством, в котором работает такой же (или по крайней мере близкий) математический аппарат, как используемый обычно для описания явлений материального мира. Но отсюда сразу же следуют определенные выводы.

Во-первых, в "жизненном пространстве" Левина набор возможных вариантов поведения индивида должен (также как и в случае материальном) представлять собой некий функционал "жизненного пространства"; а во-вторых, должна существовать определенная связь между этим функционалом возможных вариантов и функцией, описывающей реальное поведение индивида. Что же дает в этом случае теория Левина?..

"Можно утверждать, что... в любой ситуации выбора выбирается та цель действия, для которой разность между суммой привлекательных моментов (положительная валентность) и суммой неприятностей (отрицательная валентность) будет максимальной. Чтобы определить этот максимум, нужно знать факторы, придающие положительную или отрицательную валентность различным действиям" (К.Левин, "Уровень притязаний").

Но ведь это есть не что иное, как некий аналог принципу наименьшего действия в теоретической механике, согласно которому функция реального движения материального объекта является экстремумом потенциала поля действующих на объект сил (которому соответствует минимум функции Лагранжа)! То есть, по теории Левина, выбор поведения индивидом соответствует поиску экстремума потенциала "жизненного пространства", что совершенно наглядно подтверждает симметрию законов механики и законов, описывающих поведение человека.

Помимо всего прочего Левин на основании простейших математических построений в своей теории получает целый ряд выводов, которые прекрасно сочетаются с реальными экспериментальными данными.

"Можно предположить, что для одной и той же личности субъективная вероятность успеха более или менее противоположна вероятности неудачи, т.е. вероятность успеха + вероятность неудачи = 1. Неверно было бы, однако, утверждать, что валентности успеха и неудачи всегда противоположны. Люди очень различаются в отношении того, какая тенденция управляет их поведением: избежать неудачи или же достичь успеха" (там же).

"...большинство качественных и количественных результатов, относящихся к уровню притязаний, могут быть связаны с тремя факторами, а именно: с поиском успеха, стремлением избежать неудачи и с когнитивными факторами вероятностного ожидания. Действие этих сил определяет выбор будущей цели. Величина этих сил, а также величины, связанные с субъективной вероятностью, зависят от многих аспектов жизненного пространства индивида в данное время, в частности от того, каков его прошлый опыт и какова система ценностей, характеризующая его культуру и его личность" (там же).

Анализируя вышеизложенную теорию, можно отметить следующие замечательные факты. Во-первых, теория Левина дает некий математический аппарат, позволяющий (в принципе) проводить качественную и даже количественную оценку явлений духовно-нематериальной природы. Во-вторых, математика теории дает выводы, подтверждаемые реальной жизнью, что однозначно говорит в пользу корректности этой теории. И в-третьих, теория Левина хорошо коррелирует с другими теориями (теорией фазовых пространств; теорией катастроф; теорией вероятностей, построенной на субъективных вероятностях), которые могут существенно дополнить и расширить сферу ее применения. Все это свидетельствует в пользу того, что и духовно-нематериальные явления на макроуровне подчиняются определенным законам, с помощью которых можно прогнозировать развитие этих явлений.

Однако непосредственное использование теории Левина для описания поведения человека затрудняется, в частности, и тем, что на структуру "жизненного пространства" индивида в существенной степени влияют не только "внешние", но и "внутренние силы". При этом хорошо известно, что определенную часть поступков индивида просто невозможно объяснить, исходя из сугубо внешних причин; - внутренние причины, в значительной мере влияют на выбор человеком той или иной реакции на определенную совокупность внешних факторов.

"...наряду с ситуативно обусловленным поиском бывает и поиск, вызванный внутренними обстоятельствами, самостоятельной потребностью в поисковой активности. Есть надежный показатель наличия такой потребности: если человек осуществляет поисковое поведение в благоприятных условиях и даже с риском для собственного благополучия" (В.Роттенберг, "Мозг, обучение, здоровье").

И если влияние внешних условий в "жизненном пространстве" Левина по известным методикам уже можно с достаточной степенью корректности определить, то с причинами внутреннего характера дело обстоит несколько сложнее (хотя определенные методы анализа существуют и для этого класса причин того или иного поведения человека).

Далее...

 

Rambler's Top100