А.Скляров "Основы физики духа"

Глава 12. Процесс преобразования информации в мотивы поведения человека. Сходство его закономерностей с законами механики.

"Источник блаженства

не вне, внутри нас..."

Л.Толстой, "Война и мир"

В психологии действие как внешних, так и внутренних причин того или иного поведения человека сводят к наличию у него так называемых мотивов, среди которых встречаются самые разнообразные. Есть мотивы, обусловленные только лишь "животными" потребностями, но есть и такие, которые относят к "высшим" мотивам: активная позиция по отношению к действительности; самопознание; постоянный процесс индивидуализации и пр.

Несмотря на все многообразие мотивов, двигающих человеком, на современном этапе знания уже в достаточной мере разработана их классификация; установлены взаимосвязи между самими мотивами и степенью зрелости личности, между иерархией мотивов и уровнем развития человека; изучена последовательность формирования мотивов и их упорядочения по мере развития ребенка и его взросления и т.д. и т.п. В общем и целом можно сказать, что современная наука довольно хорошо изучила свойства мотивов и их влияние на поведение. Но откуда и каким образом берутся мотивы?.. Какова их сущность и природа?.. С ответом на эти вопросы дело обстоит несколько хуже...

В качестве внутренних причин той или иной мотивации чаще всего называются потребности человека. Например, по К.Хорни - "человеком управляют две тенденции: стремление к безопасности и стремление к удовлетворению желаний". Или, скажем, по Маслоу, человеком движут: физиологические потребности, потребность в безопасности, потребность в защите и гуманоидные потребности (в истине, в добре и справедливости). По Л.Валла, в человеческой деятельности господствует принцип "стремления к наслаждению". А основоположник психоанализа З.Фрейд считал, что психическую деятельность определяют всего две потребности: либидозная и агрессивная.

Но это все всего лишь классификация, которая не позволяет дать ответ на вопрос, каким же образом потребности возникают и переходят в форму мотивов, а потом и конкретных действий. Все попытки объяснения механизма этого перехода на сегодняшний день заканчиваются по сути лишь постулированием наличия у человека некоего природного механизма трансформации потребности в мотивы поведения. Мы же попробуем раскрыть суть этого механизма, для чего воспользуемся следующим соображением:

"Всякий объект потребности является чем-то, что будет, чего нужно достичь, и это образует поведенческое будущее. Таким образом, будущее является временным качеством мотивационного объекта. Т.е. потребность предполагает осуществление будущего. Однако это временное качество потребности только намечает будущее, как бы видит его. Его созидательной... разработкой является действие настоящих механизмов, разработка проекта" (Ж.Ньюттен).

При этом известно, что потребности человека определяются как самой его природой, так и условиями его существования, среди которых не только материальные, но и духовно-нематериальные. Так, скажем, существует ряд потребностей, обуславливаемых биологической природой, удовлетворение которых осуществляется на уровне инстинктивного поведения. Но есть и потребности, которые определяются наличием у человека духовно-нематериальной составляющей, и для удовлетворения которых природа еще не создала инстинктов.

"Как и тело, дух имеет свои потребности. Телесные потребности являются основой общества, а духовные его украшают" (Ж.Руссо, "Рассуждения о науках и искусствах").

Для анализа процесса трансформации потребности в мотивы и конкретные поведенческие действия нам необходимо учесть также следующие свойства человеческого поведения, эмпирически установленные психологическими исследованиями.

"...по существу человек запрограммирован природой на гибкое, поисковое поведение в меняющемся, динамичном мире как самой природы, так и социальных отношений" (В.Роттенберг, "Мозг, обучение, здоровье").

"...основным компонентом поведения, определяющим устойчивость организма к разнообразным вредным воздействиям, является поисковая активность - ...деятельность, направленная на изменение неприемлемой ситуации, или на изменение своего отношения к ней, или на сохранение благоприятной ситуации вопреки действию угрожающих ей факторов или обстоятельств, при отсутствии определенного прогноза результатов такой активности, но при постоянном учете промежуточных результатов в процессе самой деятельности" (там же).

"...в процессе поискового поведения не только конечные, но и промежуточные его результаты должны постоянно учитываться, оцениваться и использоваться для коррекции поведения, которое без этого окажется недостаточно гибким и в конечном итоге - малоэффективным" (там же).

Для того, чтобы "уложить" все вышеприведенные цитаты в единое целое, представим себе процессы, происходящие (как на сознательном, так и на бессознательном уровне) при деятельности человека в его "голове" (назовем это пока так).

В каждый момент своего существования человек, как весьма гибкая система со способностью к рефлексии и самотрансценденции, постоянно получает, обобщает и оценивает поступающую к нему информацию как о внешних условиях, так и о собственном состоянии. И кроме того, он способен прогнозировать дальнейший ход событий по возможному состоянию внешних условий, моделирование развития которых он осуществляет в процессе мыследеятельности.

Вследствие этого в "голове" человека формируется два комплекса образов: первый - о текущем состоянии (как физическом, так и духовном) человека и внешних условий (назовем его набором "образов реальности"); второй - о наиболее благоприятном, с точки зрения человека (пусть даже по бессознательной оценке), его состоянии и состоянии внешних условий (этот комплекс мы назовем набором "образов желаемого").

При этом действительный набор "образов реальности" может даже не соответствовать объективной действительности, которая при восприятии и трансформации в образы способна довольно сильно искажаться самим человеком. Аналогично "образы желаемого" могут не соответствовать действительно наиболее благоприятному состоянию человека и внешних условий (например, вследствие ошибок прогнозирования развития событий). И в том, и в другом случае чрезвычайно сильное влияние оказывает субъективный фактор. Но как бы то ни было, насколько бы сильно формируемые образы не отличались от объективной действительности, они все равно существуют. С этим, исходя из повседневной практики, не согласиться просто невозможно.

Однако, во-первых, формируемые образы являются объектами духовно-нематериальными; а во-вторых, оба набора образов находятся в единой области - не "в голове", а во внутреннем мире одного и того же человека. Вследствие этого неизбежно взаимодействие формируемых образов друг с другом, в том числе и взаимодействие резонансно-диссонансное! Взаимодействие, которое, как указывалось ранее, аналогично электромагнитному по наличию "притягивающих" и "отталкивающих" сил, но имеет сугубо духовно-нематериальную природу.

В случае резонансного взаимодействия дело, как говорится, обстоит прекрасно: образы "резонируют" друг с другом и испытывают взаимное "притяжение", что обеспечивает устойчивость образуемой системы двух наборов образов, а по сути - устойчивость психики человека, в которой, собственно, и находятся эти образы; устойчивость его внутреннего мира. Но человек, благодаря рефлексии, параллельно еще и оценивает соответствие двух наборов образов друг другу, что в случае резонансного взаимодействия двух наборов образов обеспечивает резонансное взаимодействие этой оценки с имеющимся образом "идеального состояния". Все это в совокупности обеспечивает то, что мы привыкли называть "удовлетворением" или "удовольствием".

В случае же диссонансного взаимодействия двух наборов образов, которое возникает при резком расхождении "образов реальности" с "образами желаемого", ситуация складывается совершенно иная. Диссонирующие образы стремятся "оттолкнуться" и "разбежаться", но это им не удается, поскольку они находятся внутри единой ограниченной области. И тогда их стремление к "отталкиванию" выливается в стремление "разорвать" эту область, "разрушить" сложившуюся систему, разрушить психику человека. Возникает как бы "внутренний конфликт", воспринимаемый человеком как дискомфорт, неудовольствие.

В реальной жизни мы, конечно же, чрезвычайно редко можем наблюдать эти две крайние ситуации. Гораздо чаще наблюдается некий "смешанный" вариант: часть "образов реальности" резонирует с "образами желаемого", а часть - испытывает диссонансное взаимодействие. И соответственно, что-то человека удовлетворяет, а что-то вызывает неудовольствие.

Но если резонансное взаимодействие обеспечивает устойчивость общей единой системы (т.е. психики человека), то диссонансное, как мы видели, стремится ее разрушить. Реально образы (как духовно-нематериальные объекты) так и не выходят за пределы общей единой системы, - несмотря на "отталкивание", они удерживаются за счет действия других сил, сохраняющих целостность системы, в рамках единой области. В результате диссонирующие образы оказываются неким подобием сжатой пружины, стремящейся "разжаться" при первой возможности и преобразовать свою потенциальную энергию "сжатия" в кинетическую энергию "разбегания", кинетическую энергию движения "концевых частичек" - образов.

Однако при диссонансном взаимодействии "образов желаемого" с "образами реальности" также как и при резонансном взаимодействии имеет место эффект усиления взаимодействия за счет рефлексии. Человек и в этом случае оценивает соответствие групп образов друг другу, и диссонансное их взаимодействие вызывает формирование новых диссонирующих пар образов, что, в свою очередь, усиливает чувство неудовлетворенности и дискомфорта. Например, всем известен эффект, когда от одной только мысли, что хочется пить, а пить в этот момент нечего, желание утолить жажду резко возрастает (в этом случае человек осознает неудовлетворенность своей потребности в воде, т.е. порождает дополнительную диссонирующую пару образов: образа реального неудовлетворенного состояния и желаемого образа состояния гармонии своего организма).

Но увеличение общего количества диссонирующих пар образов неизбежно увеличивает и общую силу их "отталкивания", обеспечивая рост потенциальной энергии, направленной на разрушение общей системы. (Мы назовем эту энергию "потенциальной энергией агрессии", причины чего будут ясны позднее.) Рефлексия в этом случае (как, впрочем, и в случае резонансного взаимодействия) образует так называемую положительную обратную связь, вызывающую "самонакачку" системы энергией.

Именно такой "самонакачкой" можно объяснить снижение порога раздражения при длительном неудовлетворении потребности; снижение, реально наблюдающееся в жизни. Чем дольше не удовлетворяется какая-либо потребность, тем в меньшей степени человека способны удерживать какие-либо внутренние барьеры от действий, направленных на удовлетворение этой потребности.

"...при длительном невыполнении какого-либо инстинктивного действия... порог раздражения снижается" (там же).

"Снижение порога раздражения может привести к тому, что в особых условиях его величина может упасть до нуля, т.е. при определенных обстоятельствах соответствующее инстинктивное действие может "прорваться" без какого-либо видимого внешнего стимула" (там же).

 

Ясно, что процесс "самонакачки" не может продолжаться до бесконечности, поскольку не бесконечна прочность любой системы. И для того, чтобы избежать разрушения, система (в данном случае - человек) должна устранить источник, стремящийся ее разрушить. Этого может быть обеспечено двумя способами.

Во-первых, можно ликвидировать (или по крайней мере значительно ослабить) упоминавшуюся положительную обратную связь. Тогда эффект "самонакачки" может значительно ослабнуть, что достигается также двумя способами. Первый способ - это как бы "выключение рефлексии": человек вытесняет оценку диссонирующей пары образов из своего сознания либо спонтанно (т.е. неосознанно), либо целенаправленно (например, сознательно отвлекая себя другими вопросами). Этот способ психологи так и называют "вытеснением".

В реальной жизни полного "выключения рефлексии" не происходит: проблема лишь вытесняется в область бессознательного. В случае же достаточной значимости нерешенной проблемы (неудовлетворенной потребности) вытесненный из области сознательного источник разрушительной силы (т.е. диссонирующая пара образов) способен при длительном неудовлетворении потребности вызвать серьезные нарушения психики. Это вариант, когда вытеснение позволяет лишь отсрочить разрушение системы.

Второй способ устранения (или ослабления) положительной обратной связи - это осознанное (или неосознанное) изменение самого отношения к наличию данной диссонирующей пары образов. Это может быть изменение оценки степени значимости неудовлетворенной потребности ("не так уж это и страшно, бывает и хуже", или "есть еще более важные задачи" и т.п.), либо изменение самого критерия отношения ("все с этим живут"). По сути в этих случаях происходит изменение "образа желаемого" внутреннего состояния самой психики, "образа желаемого" в оценке взаимодействия двух групп образов.

Последний вариант пересекается со вторым способом выхода из ситуации, ведущей к разрушению системы, который, собственно, и является устранением самого источника диссонансного взаимодействия. А этого также можно добиваться двумя способами, поскольку в этом взаимодействии участвуют два объекта: "образ желаемого" и "образ реальности". Речь идет об изменении какого-либо из этих образов в сторону уменьшения их диссонансного взаимодействия.

Первый путь: изменение "образа желаемого", когда изменяется сама потребность. Этот путь применим, как правило, лишь к потребностям, не являющимся жизненно важными (и поэтому не закрепленными в качестве инстинктов). Фактически, здесь речь может идти лишь о потребностях, которые сознательно управляемы. И чем сильнее личность, чем более развита и более гибка психика человека, тем легче ему дается такая корректировка "образа желаемого" ("нет, ну и не надо", "не очень-то и хотелось", "не столь это нужно" и т.п.).

Второй путь: изменение "образа реальности". Он наиболее часто встречается и наиболее изучен. Это путь активного воздействия на внешний мир, - то, что мы обычно и относим к деятельности человека. Совершая какие-либо действия, человек меняет внешние условия и добивается соответствия "образа желаемого" и "образа реальности", устраняя их диссонансное взаимодействие в процессе своей деятельности.

Заметим, что речь до сих пор шла без оговорок на природу потребности, поэтому все сказанное выше относится как к физическим, так и к духовным потребностям. Таким образом мы получаем, что в основе всего поведения человека лежит образование двух наборов образов, различно взаимодействующих между собой. Потребность есть не что иное, как некий "образ желаемого", а мотивы поведения определяются наличием диссонансного взаимодействия "образа желаемого" и "образа реальности". Собственно, все мотивы поведения сводятся к стремлению уменьшения диссонансного взаимодействия между "образами желаемого" и "образами реальности", стремлению, обусловленному тенденцией системы к самосохранению. Действительное многогранное и временами противоречивое поведение человека в этих условиях определяется множественностью "образов желаемого" и "образов реальности", которые буквально переполняют и "раздирают" его, поскольку он погружен во внешний мир с множеством ежесекундно меняющихся факторов воздействия.

Наличие в основе всего поведения человека резонансно-диссонансного взаимодействия образов, весьма схожего по характеру с электромагнитным взаимодействием, обуславливает проявление в этом поведении свойств, аналогичных свойствам обычных физических систем.

"...психический аппарат обладает тенденцией удерживать имеющееся в нем количество возбуждения на возможно более низком или по меньшей мере постоянном уровне" (З.Фрейд, "По ту сторону принципа удовольствия").

Действительно, стремление человека к удовлетворению своих желаний, с нашей точки зрения, есть не что иное, как стремление к уменьшению количества диссонирующих пар образов или, по крайней мере, стремление к ослаблению положительной обратной связи этого взаимодействия (что тоже может быть сведено к стремлению уменьшить диссонансное взаимодействие образов, - только образов как бы "второго порядка", т.е. образов, сформированных в соответствии с "первичной" диссонирующей парой). А это есть не что иное, как стремление уменьшить в системе силы, стремящиеся ее "разорвать", т.е. силы напряжения.

"...все ...первичные психологические и биологические тенденции могли бы быть сведены к ...принципу редукции напряжения, согласно которому любой фрагмент бытия развивается в сторону снижения заключенного в нем напряжения. Аналогичный закон признается в физике..." (В.Франкл, "Человек в поисках смысла").

И здесь уже не идет речь о механике или о физике вообще, - здесь говорится о мотивах поведения человека, которые, как видно, подчиняются той же закономерности, что и обычные материальные процессы, хотя явления в данном случае носят совсем иную, духовно-нематериальную природу.

Заметим, что принцип редукции напряжения весьма близок к закону Ньютона, устанавливающему связь между движением физической системы и действующими на нее силами. Но ведь есть еще и другие законы...

Скажем, всем известен третий закон Ньютона: для всякого действия существует противодействие. Но и в области психологии, оказывается существует некий его аналог: давление на психическую систему вызывает противодействие со стороны этой системы, которое в свою очередь усиливает первичное давление. При этом давление может порождаться не только чисто внешними причинами, но и внутренними, что приводит к, казалось бы, парадоксальным эффектам.

"Удовлетворение интересов не ведет к их исчезновению, а, наоборот, часто усиливает их" (Г.Олпорт).

"...чем сильнее человек стремится к наслаждению, тем сильнее оно от него ускользает" (В.Франкл, там же).

Необходимо провести и еще одну аналогию. В области механики принцип редукции напряжения связан со стремлением материальной системы занять положение с минимальной потенциальной энергией, а положение с минимумом потенциальной энергии системы (по крайней мере, минимумом локальным) соответствует положению равновесия этой системы. Практически то же самое мы можем наблюдать и в области психики человека.

Как уже говорилось, увеличение в системе количества диссонирующих друг с другом образов увеличивает силу их "отталкивания", обуславливая рост потенциальной энергии, направленной на разрушение этой системы. Поэтому мотивы поведения человека, ориентированные по своей природе на уменьшение диссонирующего воздействия внутри психики человека, обуславливают стремление человека к обеспечению минимума этой потенциальной энергии, соответствующего определенному "положению равновесия" психики.

"Мотивация - непрерывная, активная селективность, которая определяет устойчивость и направленность поведения и обеспечивает достижение цели. Равновесие - оптимальное состояние взаимодействия со средой. Именно мотивация побуждает человека стремиться к еще более сложным уровням равновесия" (Ж.Ньюттен).

Отметим, что во всех описанных случаях нет строгой подчиненности духовно-нематериальных процессов материальным законам, а есть лишь определенная аналогия закономерностей, регулирующих явления двух разных составляющих Вселенной, а, следовательно, есть подтверждение наличия симметрий законов для двух миров...

Далее...

 

Rambler's Top100