А.Скляров "Основы физики духа"

Раздел III.

КОЛЛЕКТИВНЫЕ ДУХОВНО-НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ.

 

* * *

 

Глава 26. Основные свойства духовно-нематериальных систем индивидов.

"Демократия - такая форма правления, при которой

каждый человек получает право стать

своим собственным угнетателем".

Лоуэлл

Согласно теории систем, неоднократно уже проверенной на примерах материального мира, любая система, существующая в качестве совокупности некоего набора элементов и некоего набора связей между этими элементами, в отличие от простой "россыпи" этих элементов обладает специфическими качествами. Взаимодействуя друг с другом и образуя некие связи между собой, элементы преобразуют "россыпь" в некую новую сущность, в некое единое целое. Это единое целое и называется системой. А свойства, отличающие систему от "россыпи" элементов и присущие лишь системе в целом, являются ее комплекс-качествами.

Но условие материальности элементов системы и связей между ними не является необходимым для справедливости этих положений (хотя теория систем и разработана прежде всего для систем материальных), что подтверждается в том числе и всем ранее изложенным материалом, использующим эту теорию для объяснения явлений духовно-нематериального мира и явлений "на стыке" двух миров (материального и духовно-нематериального)...

В материальном мире имеет место феномен определенной иерархии систем, основанной на том, что система элементов сама может выступать в качестве элемента или части другой, более широкой системы, являющейся, в свою очередь, элементом (или частью) еще более широкой системы и т.д. Например: какой-то конкретный электрон является составным элементом атома (это уже система), атомы образуют молекулы (системы следующего порядка), молекулы входят в состав материальных тел и т.д. и т.п. При этом на каждом из этих уровней системы приобретают новые качества, которыми не обладают составляющие их элементы.

Логично поэтому было бы предположить, что в духовно-нематериальном мире наблюдается аналогичная картина. Но тогда на стыке двух миров (в частности, в человеческой деятельности) должны проявляться свойства, соответствующие разным уровням духовно-нематериальных систем. И если духовно-нематериальная составляющая человека представляет из себя определенную систему неких духовно-нематериальных элементов (см. ранее), то могут существовать и такие духовно-нематериальные системы, элементами которых являются духовно-нематериальные составляющие людей и сами люди в силу своей дуальности. А если такие системы существуют в действительности, то в реальной жизни должны наблюдаться определенные специфические проявления комплекс-качеств этих систем...

Для образования единой системы с формированием особых (только ей, как системе, присущих) комплекс-качеств необходимо, помимо простого набора элементов, формирование между ними устойчивых связей. Тогда интересующие нас системы будут представлять из себя некие совокупности людей с устойчивыми духовно-нематериальными связями. При этом "устойчивость" следует понимать лишь в том смысле, что на протяжении некоего периода времени данная связь устойчиво существует и, соответственно, проявляет в том или ином виде свое воздействие на элементы системы и окружающий мир.

Примером образования такой системы может служить рассмотренное нами ранее явление телепатии: в момент тесного двустороннего телепатического контакта двух человек совокупность их духовно-нематериальных составляющих вполне можно рассматривать как единую систему. Эта система обладает достаточно отчетливо выраженными специфическими свойствами, что проявляется, скажем, в возникновении эффекта "тождества", "слияния Я" участников телепатической связи. Тогда же, когда телепатическая связь прервана, мы имеем опять два независимых друг от друга духовно-нематериальных элемента, систему не образующих.

Далее. Поскольку человек является существом, принадлежащим к двум мирам сразу, постольку совместное сосуществование людей в материальном мире, порождающее определенные материальные связи между ними, является предпосылкой (и одной из причин) образования и духовно-нематериальных связей между этими людьми. Вследствие этого в реальной жизни мы уже неизбежно сталкиваемся с духовно-нематериальными системами (говорить, например, что семья является сугубо материальной системой, значит противоречить вообще здравому смыслу и объективным данным). Взаимодействуя же между собой, эти системы порождают следующий уровень систем, со своими специфическими свойствами и т.д. Например, совокупность семей (и одиноких индивидов) какого-то города (поселка, деревни) представляет из себя некую другую (отличную от семьи) систему со своими свойствами; совокупность населения в каком-то регионе может образовывать нацию или народность; совокупность наций в нашей стране образует также единую общность со специфическими свойствами; человечество же в целом тоже представляет из себя определенную систему.

Ясно, что из свойств, скажем, семьи нельзя в полном объеме вывести закономерности поведения (т.е. определить свойства) нации или населения страны. Таким образом, на каждом уровне система приобретает новые комплекс-качества (или, говоря другими словами, в ней возникают дополнительные "коллективные эффекты"). Очевидно также, что совместное сосуществование разных систем приводит и к их взаимодействию, порождая, таким образом, влияние этих систем друг на друга. Поэтому в реальной жизни мы наблюдаем сложную гамму "наслаивающихся" друг на друга коллективных эффектов. Поскольку же в любой этой системе ее элементами (или элементами подсистем этой системы), в конечном счете, оказываются конкретные люди, то вся совокупность коллективных эффектов влияет на поведение этих конкретных людей. Поэтому по поведению людей вполне можно исследовать как данные коллективные эффекты, так и свойства таких систем.

Но рассматриваемые в данном случае системы, в отличие от материальных, не определяют однозначно поведение своих элементов: если даже знать абсолютно все свойства этих духовно-нематериальных систем, всю совокупность связей между элементами, то просчитать и предсказать полностью поведение элементов (то есть индивидов) все равно невозможно. И главной причиной данной неопределенности оказывается то свойство этих элементов, которое их принципиально отличает от элементов сугубо материальных систем, а именно: свойство обладания сознанием. Как говорилось ранее, в любой ситуации, в любом месте, в составе любой системы человек обладает определенной свободой выбора; и как бы не давили на него обстоятельства, какие бы "коллективные силы" на него не влияли, он всегда волен выбрать или не выбрать тот или иной вариант поведения, волен подчиниться или не подчиниться действию этих сил. Следовательно, нельзя однозначно предсказать и поведение в целом систем-сообществ людей.

С другой стороны, в свойствах систем, представляющих некие общности людей, в реальной жизни мы не наблюдаем и полного хаоса: во всем многообразии "коллективных эффектов" явно прослеживаются определенные закономерности, позволяющие проводить анализ поведения этих систем и прогнозирование их будущего изменения. Собственно, вся деятельность социологов и психологов (работающих в области групп людей) основана на выявлении и использовании этих закономерностей. Здесь, на стыке двух миров, мы сталкиваемся опять-таки с господством законов вероятностных (но все-таки законов, а не полной анархии), обуславливаемых сильным влиянием духовно-нематериальных факторов.

Поскольку же некоторые законы духовно-нематериального мира нам уже известны (также как известны и общие законы поведения систем), то до анализа конкретных систем-сообществ индивидов можно уже сделать целый ряд общих выводов и предположений.

В принципе, с точки зрения научного исследования, различные системы индивидов изучены достаточно хорошо: системы с небольшим количеством индивидов давно уже исследуются психологами, выделяющими накопленную совокупность знаний в этой сфере даже в отдельную поддисциплину (психологию малых групп), а системами с большим количеством индивидов занимаются, как правило, социологи, политологи и философы. Поэтому, по большому счету, мы не будем "открывать Америку" в этой области и, в основном, лишь используем известные данные. Однако взгляд с позиций данного трактата, отличающийся от имеющихся в других исследованиях, позволяет если и не выявить какие-то новые свойства, то, по крайней мере, расставить новые акценты в известных закономерностях.

Более того, накопленные к настоящему времени знания носят, в основном, лишь прикладной характер, о чем говорит, в частности, и большое количество различных дисциплин и поддисциплин, занимающихся исследованиями данной сферы бытия. Этот прикладной характер приводит к тому, что знания, накопленные в одной области, не дают возможности выявлять и предсказывать закономерности, господствующие в другой области (например, психология семейных отношений бессильна в объяснении свойств толпы или, скажем, свойств национальных конфликтов; и наоборот, - знания политологов явно недостаточны для объяснения конфликтов внутри трудовых коллективов и т.д. и т.п.). Все это приводит к разрозненности "островков" научного знания в области законов поведения групп людей.

Все предыдущие попытки объединения данных "островков" в единый "архипелаг" терпели неудачу, с точки зрения автора, вследствие того, что для описания процессов использовались слишком узкие характеристики, которые, позволяя создать правильную картину для одних групп людей, никак не обеспечивали адекватного описания других групп. Скажем, если попытки анализа поведения малых групп через свойства характеров составляющих эти группы индивидов и давали до определенной степени корректные результаты, то попытки описания поведения, скажем, социального слоя в тех или иных условиях через характеры индивидов, составляющих этот слой, заранее оказывались обреченными на провал в силу объективного разнообразия и большого количества присутствующих в данном социальном слое характеров.

По мнению автора, проблема описания столь различных по характеристикам групп может быть решена лишь в случае использования системного подхода: любая группа людей (вне зависимости от ее количества) должна рассматриваться как система неких элементов с некими свойствами и некими связями между собой. При этом, поскольку нас в первую очередь интересуют именно духовно-нематериальные эффекты, постольку все связи между индивидами вполне можно свести к резонансно-диссонансным связям, формирующимся между ними в результате духовно-нематериального резонансно-диссонансного взаимодействия (структурное взаимодействие является в данных системах лишь слабым "фоном" - см. далее). Все же материальные связи в этом случае можно рассматривать в качестве неких внешних (по отношению к духовно-нематериальной системе) условий.

Это, конечно же, модель, - и модель достаточно условная, поскольку в реальной жизни группа людей, во-первых, сама по себе не является сугубо духовно-нематериальной системой, а представляет систему дуальную; а во-вторых, материальные связи находятся не вовне, а внутри этой системы. Однако в условиях недостаточности знаний в области взаимодействия двух миров, такая модель оказывается наиболее приемлемой для определения духовно-нематериальных свойств системы индивидов, - свойств, которые позволяют оценить и поведение этой системы в тех или иных условиях.

Данный подход позволяет также решить и проблему выбора характеристик элементов системы индивидов: поскольку нас интересует прежде всего резонансно-диссонансное взаимодействие, постольку все особенности индивидов (вне зависимости от численности составляемых ими системы) могут быть сведены к единой характеристике - набору "собственных частот" их духовно-нематериальных составляющих. Каким бы характером не обладал индивид, какие бы ни были у него особенности, все это выражается в его наборе "собственных частот", определяющих резонансный или диссонансный характер взаимодействия данного индивида с другими индивидами - элементами системы и с самой системой в целом.

Следует, однако, отметить, что хотя набор "собственных частот" однозначно связан с характером индивида, использование в качестве основной характеристики элементов системы именно "собственных частот" позволяет избежать затруднений, возникающих при использовании в качестве этой характеристики характера индивида в целом. Это является следствием того, что принятые варианты деления индивидов по характерам подразумевают включение в понятие какого-либо выделяемого характера целого набора индивидуальных черт поведения, т.е. деление по характерам есть деление по "типовым" целым наборам "собственных частот", а не по какой-либо конкретной "собственной частоте". Поэтому деление сразу по характерам является весьма сильным огрублением, приводящим к потере "нюансов", которые во многих случаях имеют принципиальное значение. Скажем, известно, что люди с одинаковыми характерами (по имеющимся схемам деления) могут испытывать друг с другом как резонансное, так и диссонансное взаимодействие (могут уживаться друг с другом, а могут и ненавидеть друг друга), - разницы по характерам нет, а разница в поведении есть.

Использование в качестве основной характеристики индивида не характера в целом (отражающего скорее некие усредненные комплекс-качества), а его "собственных частот" позволяет сочетать, с одной стороны, учет его индивидуальных черт и, с другой стороны, возможность использования некоей весьма универсальной (по отношению к численности системы и к ее условиям) характеристики.

Заметим также, что использование "собственных частот" в качестве основной характеристики элементов рассматриваемых духовно-нематериальных систем в определенной степени позволяет учесть влияние и материальных факторов. Поскольку формирование, развитие и функционирование духовно-нематериальной составляющей человека происходит при непосредственном влиянии со стороны материальных условий, постольку они неизбежно находят определенное отражение в структуре духовно-нематериальной составляющей, т.е. и в наборе ее "собственных частот"...

Итак, в данной части трактата мы будем рассматривать системы индивидов, образуемые вследствие их духовно-нематериального взаимодействия, которое может сопровождаться и взаимодействием материальным (будем считать, что материальное взаимодействие достаточно хорошо изучено, и анализировать его влияние лишь в некоторых случаях). В силу этого в поле нашего зрения попадают прежде всего те системы, которые являются дуальными по своей природе и сущности и находятся "на стыке" двух миров, поскольку анализируемая сфера бытия не затрагивает на данном этапе систем, образуемых душами (или "пирамидами душ") умерших людей: об этом мы будем говорить позднее, - пока же нас интересуют лишь живые...

Любая система (в том числе и рассматриваемые нами), как уже говорилось, образует некое целое лишь в том случае, если между ее элементами формируются определенные устойчивые связи. То есть (с точки зрения "грубой" механики) в системе между элементами должны действовать некие силы, обуславливающие "притяжение" элементов системы друг к другу. В противном случае (т.е. при наличии лишь отталкивающих сил) для удержания элементов в рамках единой системы на них должны действовать дополнительные внешние (по отношению к этой системе) силы, с прекращением действия которых система неизбежно распадается и прекращает свое существование как система.

Далее. В духовно-нематериальном мире мы выделили два вида взаимодействия: структурное взаимодействие, обуславливающее лишь притяжение духовно-нематериальных объектов друг к другу; и взаимодействие резонансно-диссонансное, обуславливающее как притяжение, так и отталкивание духовно-нематериальных объектов. Для систем-сообществ людей, пожалуй, трудно говорить о проявлениях влияния структурного взаимодействия: хотя некоторые исследователи и выделяют определенную тенденцию индивидов к существованию в рамках сообществ (т.е. "притяжение" индивидов друг к другу), относить эти тенденции к следствиям лишь структурного взаимодействия на данном этапе знаний нет оснований. Выделить влияние именно структурных сил на фоне других действующих факторов оказывается практически невозможным. Если структурное взаимодействие индивидов и имеет место (к чему склоняют общие соображения), то оно явно не оказывает принципиального влияния на формирование социальных систем: как гравитационное взаимодействие объектов в привычном нам мире является лишь "малым довеском" к другим видам взаимодействия, так и структурное взаимодействие оказывается в рассматриваемых системах-сообществах подобным "малым довеском" к другим факторам. Совершенно иначе дело обстоит с резонансно-диссонансным взаимодействием: целый ряд эффектов объяснить ничем иным просто невозможно. Влияние резонансно-диссонансных сил оказывается значительно более сильным, чем влияние других факторов.

 

Но резонансно-диссонансное взаимодействие обуславливает как притяжение, так и отталкивание духовно-нематериальных объектов. Поэтому наличие этого взаимодействия между элементами некоей системы может как поддерживать существование этой системы, так и стремиться ее разрушить. Ясно, что резонансное взаимодействие, обуславливающее взаимное притяжение духовно-нематериальных объектов, будет способствовать сохранению системы как единого целого, а диссонансное взаимодействие, обуславливающее отталкивание данных объектов, будет стремиться разрушить систему, которая в этом случае может поддерживать свое существование лишь за счет дополнительных внешних сил, сдерживающих разрушительное воздействие сил диссонансных.

В реальных системах-сообществах элементами являются индивиды, сами представляющие собой сложные духовно-нематериальные (точнее, конечно же, дуальные) системы с широким набором "собственных частот", по которым может осуществляться резонансно-диссонансное взаимодействие. Поэтому в действительной ситуации мы практически всегда сталкиваемся с тем, что по одному набору "собственных частот" элементы системы притягиваются, а по другому - отталкиваются; вследствие чего устойчивость (и целостность) системы зависит от всей совокупности резонансно-диссонансных "отношений" внутри системы. Следовательно, наличие неких диссонансных сил в реальной системе может и не требовать дополнительных внешних сил для сохранности системы, существование которой может поддерживаться наличием в ней резонансных сил по другому набору "собственных частот" (хотя изначальное сосуществование людей на единой ограниченной планете, на одной территории, уже обуславливает неизбежное наличие внешних по отношению к духовно-нематериальной системе материальных сил)...

При всем разнообразии систем-сообществ людей между ними имеет место сходство по двум основным факторам. Во-первых, элементами, составляющими данные системы, являются индивиды, которые хотя и представляют собой самостоятельные саморегулирующиеся и изменяющиеся системы, но обладают вполне определенными общими для всех индивидов закономерностями своего поведения (см. ранее). А во-вторых, духовно-нематериальное взаимодействие элементов систем-сообществ имеет единую резонансно-диссонансную природу. Это порождает целый ряд общих закономерностей поведения этих систем.

Во-первых. С течением времени, помимо изменения внешних сил, могут меняться и "внутренние" условия системы: могут в значительной мере изменяться свойства элементов системы - индивидов. При этом изменения свойств индивидов (их характеров, привычек, мировоззрения и т.п.) порождает соответствующие изменение набора их "собственных частот", что соответствующим же образом меняет и всю совокупность резонансных и диссонансных сил между элементами внутри системы. Поэтому с эволюцией элементов системы эволюционирует и сама система; в частности, она может стать как более, так и менее устойчивой.

Во-вторых. Для больших систем (больших по численности элементов) допустима определенная "ротация" элементов: какие-то элементы выбывают из системы по тем или иным причинам (хандра, переезд в другой регион обитания, смена мировоззрения, смерть и т.п.), какие-то - пополняют систему без значительных изменений ее свойств. Поэтому рассматриваемые большие системы могут быть "размытыми" сущностями без четких границ. При этом с длительной эволюцией совокупности внутренних элементов (вследствие ротации) может происходить и определенная эволюция свойств самой системы.

В-третьих. Широкий диапазон взаимодействия между элементами системы порождает определенную гибкость связей внутри нее, которая в совокупности с гибкостью самих элементов системы обуславливает гибкое поведение всей системы в целом. Гибкость же поведения системы, естественно, повышает ее устойчивость к внешним воздействиям. Поэтому устойчивость системы тем выше, чем шире диапазон "собственных частот" резонансных связей между элементами системы.

В-четвертых. Системы существуют в постоянно меняющихся внешних условиях. Поэтому, раз создавшись в одних условиях и сформировав внутренние связи в соответствии с начальными внешними и внутренними условиями, в некий момент времени под воздействием изменившихся внешних (или внутренних) условий система прекращает свое существование. Ясно, что "время жизни" системы тем больше, чем больше ее устойчивость к воздействиям, которая зависит прежде всего от двух основных факторов: гибкости и силы внутренних связей в системе.

В-пятых. Индивидуальность людей, выражающаяся в том числе и в индивидуальности набора "собственных частот" их духовно-нематериальной составляющей, при фиксированной численности населения обуславливает то, что чем шире диапазон резонансного взаимодействия элементов внутри системы, тем, как правило, меньше количество самих элементов системы. Чем больше людей собираются вместе, тем меньше у них единого общего между собой. В пределе: максимально широкий диапазон частот резонансного взаимодействия будет соответствовать минимально возможному числу элементов внутри системы (два, - поскольку вариант тождества системы с одним человеком нас не интересует).

В-шестых. Вследствие усиления индивидуальности по мере формирования и развития человека максимально возможное количество элементов внутри системы неизбежно уменьшается с "перемещением" набора "собственных частот" резонансного взаимодействия между элементами системы в сторону "собственных частот", относящихся к более поздним формированиям в психике человека. Говоря другими словами: чем более "низкие" интересы являются общими для какой-то системы людей, тем большее количество людей для такой системы может быть найдено. Конечно, этот вывод справедлив лишь до некоторого предела: лишь до тех пор, пока "собственная частота" такого "низшего" взаимодействия является достаточно общей для всей человеческой популяции, из которой производится выборка членов системы; скажем, "отмирающие" в популяции психические свойства уже не подпадают под данное правило.

В-седьмых. Все реальные системы состоят из индивидов, взаимодействующих между собой не только по связям, формирующим и поддерживающим систему (из духовно-нематериальных это резонансные связи), а по всему имеющемуся набору "собственных частот". Поэтому в реальной системе присутствует не только резонансное, но и диссонансное взаимодействие. Устойчивость и целостность системы в целом в неких внешних условиях будет определяться, как уже говорилось, всей совокупностью имеющихся взаимодействий. Доминирование диссонансных сил внутри системы, однако, вовсе не означает автоматического распада системы, - она может удерживаться в качестве единого целого под воздействием внешних сил, выполняющих в данном случае роль "цементирующих" связей. Естественно, что наличие резонансных связей уменьшает "мощность" внешних сил, необходимую для поддержания целостности системы...

В целях упрощения анализа систем с широким спектром взаимодействия элементов системы с самой системой и другими ее элементами мы в дальнейшем будем говорить о резонансном взаимодействии какого-либо элемента с другими в случае, если в спектре всех видов взаимодействия этого элемента преобладает резонансное взаимодействие, и наоборот, - о диссонансном в случае преобладания диссонансной направленности взаимодействия. Такое "огрубление" общей картины позволяет сделать ряд дополнительных выводов о свойствах рассматриваемых систем-сообществ.

Рассмотрим, скажем, ситуацию, когда в силу тех или иных причин (воздействие внешних сил, эволюция элементов системы, эволюция самой системы и т.п.) внутри системы оказывается элемент, испытывающий диссонансное взаимодействие с другими элементами системы и/или с системой в целом. Тогда каждая диссонирующая пара элементов в системе стремится оттолкнуться друг от друга, что приводит к двум следствиям. Первое: в системе образуются силы, стремящиеся разрушить эту систему. Второе: равнодействующая сила всех парных диссонансных взаимодействий будет стремиться оттолкнуть диссонирующий элемент ото всех других элементов, т.е. отторгнуть этот диссонирующий элемент из системы (система стремится избавиться от диссонирующего элемента, от источника "возмущения").

(Напомним, что анализ ведется в рамках духовно-нематериального, а не геометрического или географического пространства. Поэтому использовать привычные нам образы "перемещений" и "передвижения" следует весьма осторожно.)

Данную ситуацию можно было бы даже и не иллюстрировать для тех, кто хотя бы несколько раз воспользовался общественным транспортом в часы пик. Общность неудобств, общность необходимости все-таки терпеть эти неудобства ради достижения своей остановки образует определенную (пусть и весьма временную и весьма неустойчивую) духовно-нематериальную систему из пассажиров, "собратьев по несчастью". И если в этом случае в транспорте оказывается индивид, активно стремящийся нарушить шаткое равновесие то ли попытками отвоевать себе значительно больше (чем у других) пространства, то ли излить на окружающих свою неудовлетворенность погодой, жизнью, правительством и т.п., то чаще всего можно наблюдать два отчетливо выраженных феномена.

Во-первых, раздражение данным индивидом быстро распространяется по всему транспортному средству вследствие того, что энергия диссонансного взаимодействия этого пассажира со своими соседями передается в том числе и по сложившимся резонансным связям между теми, кто терпит неудобства наравне с другими. А во-вторых, до сих пор мирно дремавшие или терпевшие пассажиры способны начать бурно реагировать на возмутителя спокойствия, стремясь избавиться от "очага напряженности" тем или иным способом...

В зависимости от совокупного воздействия внешних сил, действующих на систему, и внутренних сил, определяемых в том числе структурой системы и связями между элементами внутри нее, возможны различные варианты реагирования системы на появление диссонирующего элемента, которые опять-таки можно иллюстрировать ситуацией в общественном транспорте.

Первый вариант. Под воздействием всей совокупности сил первоначально диссонирующий элемент эволюционирует, т.е. изменяет свои свойства (благо, что предпосылки к этому есть: элемент-индивид представляет из себя гибкую систему, в некоторой степени умеющую приспосабливаться к окружающим условиям). При этом, если изменение свойств элемента происходит таким образом, что его взаимодействие с другими элементами системы приобретает резонансный характер ("возмутитель спокойствия" в транспорте, получив дружный отпор, успокаивается и входит в ряды "дружно терпящих"), то в ходе эволюции элемента исчезает источник сил, направленных на разрушение системы. Это, так сказать, самый "мирный" для системы вариант выхода, если и сопровождающийся некоторыми изменениями свойств системы, то весьма незначительными.

Второй вариант. Диссонирующий элемент не эволюционирует качественно (т.е. не изменяет своих свойств), а изменяет свое "положение" в системе, что сопровождается изменением связей между элементами и приводит к достижению резонансного характера взаимодействия. Это означает не что иное, как изменение структуры системы с соответствующим изменением свойств самой системы. Изменение структуры может быть как значительным, так и почти незаметным; однако целостность системы все же сохраняется. (Например, "возмутитель спокойствия" все-таки отвоевывает себе местечко получше и успокаивается.)

Может наблюдаться также и "смешанный" вариант, когда изменение "положения" первоначально диссонирующего элемента сопровождается и эволюцией его свойств.

Третий вариант. Система "избавляется" от "нежелательного" элемента: под воздействием отталкивающих сил диссонирующий элемент "перемещается" за пределы системы, что позволяет избежать разрушения системы в целом. Сохраняя в целом свои качества, система изменяет свой количественный состав. Этот вариант (по его проявлениям в реальной жизни) можно назвать вариантом "вывода врага вовне" и иллюстрировать не требуется...

Опять-таки возможны и "смешанные" варианты, когда "отторжение" диссонирующего элемента сопровождается частичной эволюцией системы вследствие перераспределения оставшихся связей внутри нее.

Четвертый вариант развития событий является, в общем-то, вариантом тривиальным и заключается в полном разрушении системы. Это вариант, когда у системы не хватает способностей и возможностей преодоления диссонансного взаимодействия. Скажем, одна часть пассажиров встает на сторону "возмутителя спокойствия", а другая - на сторону его соседей, в результате чего единая ранее система распадается как минимум на две...

С точки зрения физики рассмотренные варианты весьма схожи между собой. Во всех случаях диссонирующий элемент является источником некоего возникающего "напряжения" в системе, сопровождающегося появлением потенциальной энергии, направленной на разрушение системы. Мы назовем эту энергию "потенциальной энергией агрессии", названием, которое станет очевидным при анализе конкретных реальных проявлений данного процесса в окружающей действительности. Ясно, что чем сильнее "напряжение" в системе (т.е. чем сильнее диссонансное взаимодействие), тем выше потенциальная энергия агрессии, и тем значительнее последствия для системы (т.е. тем сильнее изменения, происходящие в системе).

В первом рассмотренном варианте потенциальная энергия агрессии трансформируется в энергию, затрачиваемую на эволюцию элемента; во втором - в энергию, затрачиваемую на эволюцию системы в целом (частично - в кинетическую энергию перемещающихся внутри системы элементов); в третьем - в кинетическую энергию "движения" диссонирующего элемента, движения, перемещающего этот элемент за пределы системы; в четвертом - в кинетическую энергию "разлета" элементов и "осколков" системы и частично в энергию, требуемую для разрушения связей в системе.

Все рассмотренные варианты относятся лишь к случаю отсутствия внешнего воздействия на систему. Наличие внешних сил, противодействующих эволюции диссонирующего элемента или его "отторжению" системой способно значительно изменить характер протекающих процессов. Воздействие этих внешних сил можно трактовать в этом случае как дополнительную поддержку возникшего внутреннего "напряжения", приводящую к увеличению потенциальной энергии агрессии. Длительное накопление этой потенциальной энергии агрессии способно вылиться не только в усиление последствий для системы, но и в полное разрушение этой системы (в достижение "крайнего результата").

Естественно, что накопление потенциальной энергии агрессии сопровождается часто не только увеличением амплитуды изменений (т.е. их абсолютной величины), но и увеличением скорости этих изменений, которые в определенных случаях могут нести взрывной характер. Здесь, как и в обычной физике, может существовать некий порог потенциальной энергии агрессии, превысив который, система не может "спокойно" эволюционировать, а (если и продолжает свое существование) изменяет свои свойства практически "скачком".

Перечисленные общие свойства, конечно же, не исчерпывают всех имеющихся коллективных духовно-нематериальных эффектов. Некоторые из них мы рассмотрим чуть позже, когда перейдем к анализу конкретных видов духовно-нематериальных систем...

Будем надеяться, что определенная "теоретичность" изложения в данной главе, требующая дополнительного напряжения воображения читателей, в дальнейшем с лихвой компенсируется возможностью избежать многократных и утомительных повторений приведенных выводов при анализе конкретных "живых" ситуаций, к чему мы сейчас и приступим...

Далее...

 

Rambler's Top100