А.Скляров "Основы физики духа"

Глава 29. Общество - единая система.

Культура как совокупность связей в обществе.

"Я не сказал бы и слова против, если бы эта

величественная заповедь звучала так: "возлюби

ближнего своего так, как он любит тебя"."

З.Фрейд "Недовольство культурой".

Итак, взаимоотношения индивидов друг с другом в той или иной духовно-нематериальной системе вполне описываются резонансно-диссонансным взаимодействием. При этом для самой системы резонансное (притягивающее) взаимодействие индивидов внутри системы означает наличие внутренних сил, укрепляющих единство системы, ее сохранность. Диссонансное (отталкивающее) взаимодействие - означает наличие сил, направленных на разрушение системы. Поскольку же в реальной жизни мы сталкиваемся как с резонансным, так и с диссонансным взаимодействием индивидов, постольку в поведении конкретного человека практически всегда можно обнаружить действия, направленные как на сохранение системы-сообщества, в которую данный человек входит, так и на ее разрушение. Оценивая с этой "внешней" позиции поведение индивидов, З.Фрейд в свое время возвел его в ранг следствия двух инстинктов.

"Мы полагаем, что человеческие влечения бывают только двух родов. Либо те, что направлены на сохранение и объединение... Либо те, что направлены на разрушение и убийство: мы сводим их к инстинкту агрессии, или инстинкту деструктивности... Это, собственно говоря, теоретическое разъяснение хорошо всем известной противоположности любви и ненависти, которая, возможно, находится в каком-то фундаментальном соотношении с притяжением и отталкиванием, играющими свою роль в Вашей [Эйнштейна] области знания" (З.Фрейд, "Почему война?", письмо Эйнштейну).

Теперь же мы можем сказать, что для объяснения поведения человека не нужен никакой "инстинкт агрессии"... А в приведенной цитате нам прежде всего интересно соотнесение Фрейдом любви и ненависти с притяжением и отталкиванием, что абсолютно совпадает с положением данного трактата о роли резонансно-диссонансного взаимодействия в поведении человека и в существовании систем людей. Эту роль резонансно-диссонансного взаимодействия в малых системах индивидов мы уже рассмотрели чуть ранее...

Но человек в реальной действительности не существует в изолированных малых группах, а вовлечен во взаимоотношения с большим количеством других людей. При этом в настоящее время, в условиях большой численности населения и широчайшего набора всевозможных связей между людьми, каждый конкретный индивид в той или иной мере взаимодействует не только со своим ближайшим окружением, но и с индивидами, которых он зачастую и в глаза не видел. Поэтому в современных условиях человек является элементом и весьма крупных систем, формирующихся вследствие наличия определенной общности условий существования индивидов на той или иной территории, порождающих и общность интересов (т.е. резонансное взаимодействие) этих индивидов.

Но определенная общность интересов индивидов-членов общества (желание жить на одной и той же территории уже порождает некую общность интересов) сочетается и с несовпадением их интересов. Помимо наличия общего набора "собственных частот", обуславливающего общность интересов и резонансное взаимодействие индивидов, имеет место и различие индивидуальных "собственных частот", обуславливающее различие интересов и диссонансное взаимодействие этих индивидов. Ясно, что в этих условиях устойчивость любой системы индивидов, в том числе и общества в целом (как одной из крупных систем), будет определяться соотношением резонансных и диссонансных сил в системе.

Баланс же диссонансных и резонансных сил в системе-сообществе, несомненно, подвержен влиянию со стороны поведения элементов системы, т.е. конкретного поведения индивидов - членов сообщества. Поэтому поддержание низкого уровня диссонансных сил для обеспечения "положительного баланса" требует некоторого ограничения диапазона поведения индивидов (большой разброс поведения влечет за собой и большое различие "собственных частот" взаимодействия, т.е. увеличивает диссонансную составляющую этого взаимодействия). Следовательно, для сосуществования разных индивидов в рамках единой системы требуется определенное ущемление их интересов, определенное ограничение их свободы, определенное "насилие" над ними, позволяющее ограничить силу диссонансного взаимодействия индивидов. Это реализуется в действительности множеством различных связей внутри общества, которые обеспечивают подобное ограничение деятельности индивидов и которые в совокупности являются составной частью такого феномена как культура.

"Индивидуальная свобода не является культурным благом. Она была максимальной до всякой культуры, не имея в то время, впрочем, особой ценности, так как индивид не был в состоянии ее защитить. Свобода ограничивается вместе с развитием культуры, а справедливость требует, чтобы ни от одного из этих ограничений нельзя было уклониться. То, что заявляет о себе в человеческом обществе как стремление к свободе, может быть бунтом против имеющейся несправедливости и таким образом благоприятствовать дальнейшему развитию культуры, уживаться с культурой. Но это же стремление проистекает из остатков первоначальной, неукрощенной культурой личности и становится основанием вражды к культуре. Стремление к свободе, таким образом, направлено либо против определенных форм и притязаний культуры, либо против культуры вообще" (З.Фрейд, "Недовольство культурой").

Конечно, феномен культуры, в том смысле, в котором его традиционно понимают, не ограничен только лишь связями внутри общества, призванными ограничивать индивидуальные свободы.

"Человеческая культура - я имею в виду все то, в чем человеческая жизнь возвысилась над своими биологическими обстоятельствами и чем она отличается от жизни животных, причем я пренебрегаю различием между культурой и цивилизацией, - обнаруживает перед наблюдателем, как известно, две стороны. Она схватывает, во-первых, все накопленные людьми знания и умения, позволяющие им овладеть силами природы и взять у нее блага для удовлетворения человеческих потребностей, а во-вторых, все институты, необходимые для упорядочения человеческих взаимоотношений и особенно - для дележа добываемых благ" (З.Фрейд, "Будущее одной иллюзии").

Некоторые аспекты одной стороны данного феномена мы уже рассмотрели ранее. Однако при анализе общества как системы индивидов, естественно, нас в первую очередь будет интересовать именно та составляющая культуры, которая непосредственно относится к связям внутри общества, к связям между людьми, упорядочивающим их взаимоотношения.

В этой своей составляющей культура обнаруживает множественность проявлений. Она включает в себя всю совокупность норм и правил, действующих в обществе; силовые институты, обеспечивающие соблюдение общих норм и правил; господствующую идеологию и философию и пр. и пр.

"...воедино общество связуют две вещи: насильственное принуждение и эмоциональные связи между членами общества... При отсутствии одного момента, быть может, другой способен скрепить общество. Естественно, идеи обретают значимость только в том случае, если они выражают общие заботы членов общества" (З.Фрейд, "Почему война?").

"Рядом с благами теперь выступает средства, способные служить защите культуры, - средства принуждения и другие, призванные примирить людей с нею и вознаградить их за принесенные жертвы. Эти средства второго рода можно охарактеризовать как психологический арсенал культуры" (З.Фрейд, "Будущее одной иллюзии").

"Красота, чистоплотность и порядок занимают особое место среди требований культуры" (З.Фрейд, "Недовольство культурой").

Дуальная природа человека обуславливает дуальную сущность общества и, естественно, дуальность самой культуры. Наряду с материальным выражением (например, институты власти, орудия производства, накопленные блага, предметы искусства и т.д.) культура явно имеет и духовно-нематериальные атрибуты. Скажем, сколько не записывай на бумаге нормы и правила поведения членов сообщества в виде законов или просто нравственных заповедей, суть их остается, несомненно, духовно-нематериальной. Строго говоря, сами нормы и правила представляют собой не что иное как некий набор определенных образов-объектов духовно-нематериального мира. То же можно сказать о ценностях и идеалах общества, а также о системе господствующих философских взглядов.

Интересно отметить, что все образы, входящие в состав этого "культурного" набора, имеют субъективное происхождение (т.е. порождены изначально конкретными индивидами), но продолжают свое существование уже независимо от конкретных индивидов. Эти образы-объекты духовно-нематериального мира, став достоянием всего общества, оторвались от своих "родителей" (у которых они были лишь мыслеобразами) и "пустились в самостоятельное плавание", самостоятельное объективное существование.

Образы из "культурного" набора при этом в силу непосредственного соответствия их набору внутренних связей общества оказываются не какими-то "простыми" объектами духовно-нематериального мира, - они представляют собой определенное выражение комплекс-качеств общества, неких коллективных эффектов его как системы (одновременно являясь и атрибутами этой системы), поскольку внутренние связи системы в значительной степени определяют и ее комплекс-качества. Существование "образов культуры" поддерживается существованием самого общества как единого целого.

Но с другой стороны, это вовсе не означает, что образы из "культурного" набора становятся абсолютно независимыми от отдельных индивидов. Каждый индивид в своей повседневной деятельности и посредством этой деятельности оказывает прямое влияние на конкретное содержание этих образов. Более того, от свойств индивидов зависят и связи между ними, в том числе и те связи, которые мы относим к феномену культуры. Поэтому с развитием индивидов развивается как само общество, так и культура этого общества (вместе с "культурными" образами). Чем более развито общество, тем разнообразнее его внутренние связи, тем богаче набор образов-объектов, отражающих комплекс-качества общества. Таким образом, культура общества является определенной характеристикой его духовно-нематериальных свойств, и развитие общества можно анализировать, оценивая его "культурный" набор образов.

Корректный анализ той или иной культуры, ее направленности и уровня развития, должен учитывать также и причины возникновения самого феномена культуры. Поскольку культура как таковая возникла вследствие необходимости обеспечения сосуществования различных индивидов, обладающих определенными потребностями и объединившихся для удовлетворения неких общих потребностей, постольку мы (индивиды как члены общества) оцениваем культурный уровень общества прежде всего по тем возможностям, которые она предоставляет его членам для удовлетворения их потребностей и потребностей их развития. (Среди этих потребностей, как мы видели ранее, отнюдь не одни материальные...)

"Мы оцениваем культурный уровень страны по тому, как в ней все обухожено, насколько целесообразно используется... Короче говоря, имеется в виду полезность для человека... Но мы предъявляем культуре и другие требования... Как бы отказавшись от первоначально заявленного критерия полезности, мы говорим о культурности, видя озабоченность человека вещами, которые вовсе не являются полезными. Они кажутся, скорее, бесполезными... Легко заметить, что бесполезным, высокую оценку которого мы ожидаем от культуры, является прекрасное" (там же).

Но культура является и выражением связей в обществе как системе дуальной, обладающей духовно-нематериальной составляющей. Поэтому степень развития культуры есть прежде всего степень развития духовно-нематериальных связей в обществе.

"Ни одна другая черта культуры, однако, не характеризует ее лучше, чем уважение и попечение о высших формах психической деятельности, об интеллектуальных, научных и художественных достижениях, о ведущей роли идей в жизни человека" (там же).

"Оценки тех или иных религиозных и философских систем, различных идеалов не должны вводить в заблуждение: считаем ли мы их вершинами человеческого духа или прискорбными ошибками, следует признать, что их наличие, более того, их господство, свидетельствует о высоком уровне культуры" (там же).

 

Если мы говорим о том, что культура общества направлена на создание условий для удовлетворения тех или иных общих потребностей членов общества, то нельзя забывать, что существуют еще и индивидуальные интересы, индивидуальные потребности, которые отличаются от общих интересов. Поэтому каждый индивид в обществе испытывает не только резонансное, но и диссонансное взаимодействие как с другими индивидами, так и с обществом в целом. Тогда общество будет тем более развито (и тем более устойчиво), чем больше соответствие между индивидуальными и общими интересами.

"Немалая часть борьбы человечества сосредоточивается вокруг одной задачи - найти целесообразное, т.е. счастливое равновесие между индивидуальными притязаниями и культурными требованиями масс" (там же).

"Хочется думать, что должно же быть возможным какое-то переупорядочение человеческого общества, после которого иссякнут источники неудовлетворенности культурой, культура откажется от принуждения и от подавления влечений, так что люди без тягот душевного раздора смогут отдаться добыванию благ и наслаждению ими" (З.Фрейд, "Будущее одной иллюзии").

Одним из инструментов такого "переустройства" общества может служить эволюция человека, а точнее - эволюция его психики. Как уже говорилось ранее, определенная доля опыта человечества передается индивиду по наследству в той самой части психики, которую Юнг идентифицировал с коллективным бессознательным. В связи с этим становится возможным закрепление образов из "культурного набора" непосредственно в наследуемой части психики, что обеспечивает определенное совпадение индивидуальных интересов с интересами общества и снижение противоречия индивидуальных интересов "интересам масс".

Непосредственно наследуемое закрепление "культурного набора" (т.е. генетически передающегося) в действительности выявить очень сложно, поскольку значительно более интенсивно закрепление в психике человека культурных норм на современном этапе происходит в период детства человека, на этапе формирования его психики. Собственно, вся общественная система воспитания и образования направлена на то, чтобы закрепить в "пирамиде души" ребенка, в его психике, как можно более глубже (т.е. даже на бессознательном уровне) те структуры, которые обеспечивают близость его интересов интересам общества.

"Неверно, что человеческая психика с древнейших времен не развивалась и, в отличие от прогресса науки и техники, сегодня все еще такая же, как в начале истории... Наше развитие идет в том направлении, что внешнее принуждение постепенно уходит внутрь, и особая психическая инстанция, человеческое Сверх-Я, включает его в число своих заповедей. Каждый ребенок демонстрирует нам процесс подобного превращения, благодаря ему приобщаясь к нравственности и социальности. Личности, в которых оно произошло, делаются из противников культуры ее носителями. Чем больше их число в том или ином культурном регионе, тем обеспеченнее данная культура, тем скорее она сможет обойтись без средств внешнего принуждения" (там же).

Для того же, чтобы часть этой работы по изменению психики индивида в интересах общества переместилась на генетический уровень, требуется определенный уровень развития сознания большинства членов общества. И прежде всего в психике людей (в массовом порядке) должна укрепиться мысль о необходимости и неизбежности самого факта сосуществования индивидов в рамках единого сообщества. Это тот процесс, который, пожалуй, только-только начинается на современном этапе развития человечества и который проявляется в самых разнообразных формах. Это - и принятие Декларации прав человека, и развитие идей гуманизма, и принцип мирного сосуществования, и создание Организации объединенных наций и т.д. и т.п.

Развитие же и укрепление общих для всего человечества идей есть не что иное как развитие общечеловеческого сознания, свидетельствующего о формировании единой духовно-нематериальной системы, охватывающей все человечество в целом. Системы, в которой в настоящее время идея бесконфликтного сосуществования всех индивидов, являясь для общества жизненно необходимой, только начинает занимать одно из центральных мест.

Хотя, строго говоря, "идеальное" общественное устройство вряд ли когда-нибудь будет достигнуто. И основная причина этого кроется в том, что любая культура, любой степени совершенства, ориентирована на вполне конкретную историческую ситуацию, на вполне конкретную ступень развития общества. Развитие ситуации, развитие общества будет требовать и развития культуры, т.е. развития всей системы связей в обществе. Поэтому никакой достигнутый уровень культуры никогда не будет абсолютным совершенным (в противном случае требуется прекращение развития общества).

Пока же до "идеала" (или до некоего приближения к идеалу) весьма далеко, и диссонансное взаимодействие индивидов, противоречие их интересов существенно сказывается на всех свойствах общества.

"Надо, по-моему, считаться с тем фактом, что у всех людей имеют место деструктивные, т.е. антиобщественные и антикультурные тенденции и что у большого числа лиц они достаточно сильны, чтобы определить собою их поведение в обществе" (З.Фрейд, "Будущее одной иллюзии").

"...человек не является мягким и любящим существом, которое в лучшем случае способно на защиту от нападения. Нужно считаться с тем, что к его влечениям принадлежит и большая доля агрессивности" (З.Фрейд, "Недовольство культурой").

В этих условиях в обществе, вследствие наличия диссонирующих пар и групп индивидов, образуются источники напряжения, источники потенциальной энергии агрессии, устранить которые (путем той или иной эволюции элементов и всего общества в целом) полностью на современном этапе, к сожалению, не представляется реально возможным. Наличие источников напряжения требует в этом случае периодического сброса накапливаемой потенциальной агрессии.

Однако, у человечества нет сейчас единого "внешнего врага", на которого можно было бы направить эту агрессию, и она устремляется в другое русло. Объективно сложившееся разделение человечества в целом на разные системы-сообщества с разными культурами, идеалами, нормами и правилами создает условия для "внутреннего" сброса энергии агрессии. У отдельного сообщества появляется "внешний враг" - другое сообщество с чуждыми идеалами и потребностями, сброс энергии агрессии на которого сплачивает само это сообщество - источник агрессии (при этом неважно, по какому из признаков осуществляется разделение на сообщества: территориальному, национальному, социальному или какому иному).

"Нарциссическое самодовольство собственным идеалом тоже относится к тем силам, которые успешно противодействуют внутри данного культурного региона разрушительным настроениям. Не только привилегированные классы, наслаждающиеся благодеяниями своей культуры, но и угнетенные могут приобщиться к этому удовлетворению, поскольку даруемое идеалом право презирать чужаков вознаграждает их за униженность в своем собственном обществе" (З.Фрейд, "Будущее одной иллюзии").

"Однажды мое внимание привлек феномен вражды и взаимных насмешек как раз между живущими по соседству и вообще близкими сообществами... Он представляет собой удобное и относительно безвредное удовлетворение агрессивности, способствующее солидарности между членами сообщества. Рассеянный повсюду еврейский народ оказал тем самым достойную признания услугу культуре тех народов, среди которых поселился... После того, как апостол Павел положил в основание своей христианской общины всеобщее человеколюбие, неизбежным следствием была крайняя нетерпимость христиан ко всем остальным. Римлянам, которые не делали любовь фундаментом своего общественного устройства, была чужда религиозная нетерпимость, хотя религия была для них государственным делом, и государство было пропитано религией. Нет ничего непостижимого в том, что германская мечта о мировом господстве дополняется антисемитизмом, и вполне понятно, почему попытка соорудить новую коммунистическую культуру в России находит свое психологическое подкрепление в преследовании буржуазии. С тревогой задаешь себе вопрос: что предпримут Советы, когда истребят всех буржуев?" (З.Фрейд, "Недовольство культурой").

"Людям явно нелегко отказываться от удовлетворения этой агрессивной наклонности, они не слишком хорошо это переносят. Немаловажной является выгода малого культурного круга - он дает этому влечению выход вовне, направляя агрессивность на стоящих за пределами этого круга. Всегда можно соединить связями любви огромное множество; единственное, что требуется - это наличие того, кто станет объектом агрессии" (там же).

Далее...

 

Rambler's Top100