Баальбек. Пособие для технаря

Рис 1.
                    Знаменитые колонны храма Юпитера

Рис 1. Знаменитые колонны храма Юпитера

“Такие грандиозные конструкции и такое изящество исполнения, кое можно увидеть в храмах Баальбека, не было повторено или достигнуто во всем, что сделал человек за прошедшие двадцать веков.”

Марк Твен «Простаки за границей, или Путь новых паломников»

Википедия имеет очень размытую информацию о Баальбеке, не приписывая римлянам строительство мегалитической части и упоминая о том, что уже в трехсотых годах до нашей эры Баальбек был “крупнейшим религиозным центром, где поклонялись Ваалу”. Тема римского строительства как бы умалчивается.

Даже английская википедия, которая продолжает называть трилитоны термином, введенным французским археологом Жаном-Пьером Адамом – “Римские строительные блоки” (“Roman building blocks”), пишет: “Местоположение современного храма Юпитера вероятно было точкой более древнего почитания [Баала]” (“The site of the present Temple of Jupiter was probably the focus of earlier worship”).

Однако в статье про храм Юпитера прямым текстом написано, что он был построен на финикийском основании – а значит вся идея с “римскими блоками” попахивает подменой понятий. По официальной версии, строительство храма началось в сотых годах нашей эры – значит финикийское основание к тому времени уже существовало, по крайней мере, лет пятьсот.

Метаморфозы официальных версий строительства Баальбека сами по себе очень интересны – если погрешность разрешает им колебаться от финикийцев до римлян (а это 500-1500 лет!), то и возраст в пять-десять-пятнадцать тысяч лет перестает быть чем-то крамольным.

Экспедиция

Это уже третья экспедиция ЛАИ к Баальбеку – могло бы показаться, что это слишком много, но практика показывает, что Баальбека много не бывает.

Девять человек, которые составили эту группу, ехали не просто “еще раз посмотреть”. У нас был список задач и предположений, которые хотелось проверить, большое количество пожеланий по фиксации размеров и увеличению фотобанка конкретных точек.

Рис 2.
                    Члены экспедиции

Рис 2. Члены экспедиции слева направо: Марина Кузнецова, Артем Быконя, Анатолий Синчук, Илья Коярине, Андрей Кузнецов, Анастасия Лагуткина, Татьяна Манцурова, Николай Климентов, Елена Климова

С момента прошлой экспедиции произошло одно очень важное изменение – был полностью раскопан Южный камень, и почти полностью вычищена от мусора и земли сама каменоломня. Благодаря этому была найдена почти готовая болванка второго, значительно большего, мегалита.

Судя по архивным кадрам и рисункам – за последние несколько сотен лет эти мегалиты никогда не были раскопаны, что дает нам уникальную возможность увидеть законсервированные следы технологий без значительной эрозии и современной реконструкции.

Сам комплекс Баальбека тоже преподнес нам ряд сюрпризов и немного теорий заговора, о которых я расскажу ниже.

Старый и не очень старый Баальбек

Много уже было сказано о вторичном использовании и многократном перестраивании Баальбека, и много было попыток разделить между собой периоды, технологии, назначение сооружений.

Осмотр приводит к неутешительным результатам – бо́льшая часть стен вокруг комплекса сделана из повторно использованных блоков, включая колонны, элементы декора. Это касается не только верхних частей стен, которые ремонтировали после землетрясений, но и почти всех конструкций до основания.

Исключений два – храм Бахуса, который даже по плану явно построен позже остального комплекса и большого интереса не представляет, и комплекс мегалитических стен, окружающий храм Юпитера.

В «Хронике Захарии Ритора» говорится: «Есть храм Соломона в Баальбеке городе [...] Молния упала с неба, когда шел мелкий дождь, она ударила в храм и разбила его камни пожаром, разрушила его колонны, разбила и развалила его. Трех камней она не коснулась, и они стояли целыми», что говорит о том что в 470 году н.э. храм Юпитера уже был разрушен, причем уже упоминается мистическая версия разрушения. Одновременно с этим Захария Ритор говорит, что храм построил Соломон, значит, он записывал предания, оставшиеся с девятисотых годов до нашей эры.

Рис 3. Стена
                    собрана из различных типов фрагментов, как коллаж

Рис 3. Стена собрана из различных типов фрагментов, как коллаж

Рис 4. Даже
                    у цокольной части ситуация аналогичная

Рис 4. Даже у цокольной части ситуация аналогичная

Рис 5.
                    Ощущение детского “замка” из подушек. Удивительно,
                    как конструкция еще не развалилась.

Рис 5. Ощущение детского “замка” из подушек. Удивительно, как конструкция еще не развалилась.

Интереса к мегалитическим стенам добавляет и чертеж 1911 года, выполненный в ходе раскопок немецкого археолога Отто Пехштайна. На чертеже очень точно нанесен комплекс Баальбека, а самое главное – произведено разделение периодов строительства на три:

  1. Римский
  2. Византийский или ранний Христианский
  3. Поздний (видимо, имеется в виду Арабский)
Рис 6. Чертеж 1911 года (слева) и его
                    упрощенная версия с цветовой разметкой.

Рис 6. Чертеж 1911 года (слева) и его упрощенная версия с цветовой разметкой.

Но на самом плане отмечен четвертый период строительства (я выделил его зеленым) –  это незаштрихованные объекты. То есть сам Пехштайн выделил четвертую категорию – она полностью включает в себя мегалитический комплекс стен вокруг храма Юпитера. Почему же Отто забыл описать этот вид штриховки?

Архитектор Мария Дудакова подсказывает мне, что незаштрихованными на планах оставляют объекты, не вошедшие в “горизонтальный срез” (т.е. не пересекающие его), но на чертеже Пехштайна слева от храма Юпитера (здесь “Temple of the Sun”) изображен ныне не существующий пассаж (“Arab Passage”), который начинался с уровня двора, но заканчивался самым нижнем уровнем, на котором как раз расположена мегалитическая стена. Пассаж весь выделен одинаковой штриховкой, значит точного соблюдения правил составители не придерживались, аналогичные моменты найдены еще в нескольких местах плана.

Дальнейший разбор “архитектурных полетов” привел к выводу о том, что в этом плане, вероятно, есть минимум четыре горизонтальных среза, которые при этом перекрываются в некоторых местах, а все три стены из мегалитических блоков в нем начерчены с принадлежностью к срезу на уровне пола храма Юпитера, с которым мегалитическое основание никак не пересекается (оно находится ниже).

Продолжая рассматривать этот чертеж,  я заметил, что у пустого пространства между северной стеной (на чертеже справа) и стеной храма Юпитера есть название – “Muristan”, что с персидского переводится как “Госпиталь” (такое название носит комплекс улиц в Иерусалиме). К сожалению, найти какую-либо информацию не удалось, и “Муристан” пока остается загадкой – известно лишь, что Баальбек использовался как тюрьма для крестоносцев, а по названию “Muristan” можно сделать предположение, что речь идет конкретно о госпитальерах.

Самое главное

Как ни странно, отдельного названия для комплекса мегалитических  стен  Баальбека нет ни у классической, ни у альтернативной истории. Он состоит из трех стен, (по крайней мере две из которых имеют общий единый угол), и из стены, образованной сейчас лестницей к храму Юпитера, кроме того, он включает в себя небольшой "хвост":

Рис
                    7. Мегалитический комплекс

Рис 7. Мегалитический комплекс

Мегалитический комплекс:

  • Фундамент западной стены храма Юпитера (стена с трилитонами)
  • Северный "Мегазабор"* – продолжение стены с трилитонами. Примыкает к ней с юга, расположена параллельно стене храма Юпитера в нескольких метрах от нее.
  • Южный "Мегазабор"** – стена у подножия колонн храма Юпитера (симметрична северному  “Мегазабору”)
  • "Хвост", растущий из южного “Мегазабора”.
  • Лестница, ведущая к храму Юпитера – она вырублена в блоках, очень напоминающих те, что использованы в "мегазаборах", и явно является частью комплекса.

* “Мегазабор” – термин, введенный первой экспедицией ЛАИ в Баальбек для обозначения северной мегалитической стены. Такое название она получила потому, что отстоит от стены храма Юпитера на несколько метров и напоминает заграждения из бетонных блоков, которые ставят вокруг строек для предотвращения проникновения на территорию. На самом деле, эта стенка только кажется отдельно стоящей, а по факту образует угол с западной мегалитической стеной (в которой находятся трилитоны).

** Южный “Мегазабор” – брат-близнец северного забора, который находится параллельно ему с противоположной стороны храма Юпитера, у подножия сохранившихся колонн. Расстояние между забором и стеной храма почти такое же, как и у северного, и заложено каменными блоками, часть из которых имеет размер как у стены храма (маленькие), а часть – более крупные. Уточнить размер сложно из-за большого количества археологического мусора.

Рис 8.
                    Трилитоны (сверху), угловой камень (слева)

Рис 8. Трилитоны (сверху), угловой камень (слева)

Рис 9.
                    Северный “Мегазабор” отстоит от стены храма Юпитера

Рис 9. Северный “Мегазабор” отстоит от стены храма Юпитера

Рис 10.
                    Южный “Мегазабор” симметричен северному и находится
                    у подножья южной стены храма Юпитера.

Рис 10. Южный “Мегазабор” симметричен северному и находится у подножья южной стены храма Юпитера.


Рис 11. “Хвост” – Одиночный блок, идентичный
                    блокам “мегазаборов”.

Рис 11. “Хвост” – Одиночный блок, идентичный блокам “мегазаборов”.

Рис 12.
                    Нижняя часть лестницы вырезана в крупных блоках,
                    верхняя состоит из элементов поменьше.

Рис 12. Нижняя часть лестницы вырезана в крупных блоках, верхняя состоит из элементов поменьше.

Лично я считаю именно этот комплекс наследием “богов”, а остальные объекты уже достройками и перестройками, хотя многие со мной не согласятся. Только в нем и в карьере мы имеем несколько видов высокотехнологичной обработки, которые не просто выделяются на общем фоне, но и умудряются контрастировать даже между собой!

Технологии

Стыки между трилитонами, между которыми не влезает купюра в пятьсот евро – баальбекская притча во языцех. У нас таких денег не было, но мы обратили внимание на еще несколько технологических аспектов:

Прямоугольные выемки, которые несколько хаотично расположены на больших блоках.

Об этих выемках споры идут уже много лет, чаще всего встречается версия о такелажном назначении и о функции крепежа облицовки или балок.

Выемок нет на трилитонах, но есть на камнях поменьше – на тех, на которые уложены трилитоны и из которых состоят “мегазаборы”. Мы даже нашли место, где можно проследить “эволюцию” этих выемок – на “хвосте” (тренировались, что ли, на нем?). Хотя на трилитонах стены выемок нет, в каменоломне мы находили их на породе вокруг “Южного камня” и несколько на нем самом, причем вырезаные не под тем же углом, что камень, а параллельно горизонту.

Рис.13.
                    Отверстия довольно крупные, но на фотографии
                    выглядят черными точками.

Рис 13. Отверстия довольно крупные, но на фотографии выглядят черными точками.

Рис 14.
                    Отверстия в блоках северного “Мегазабора” с
                    внутренней стороны.

Рис 14. Отверстия в блоках северного “Мегазабора” с внутренней стороны.

Рис 15. На
                    “Хвосте” удалось проследить процесс изготовления
                    выемки. Неизвестно – современный или оригинальный,
                    но высоких технологий в нем нет.

Рис 15. На “Хвосте” удалось проследить процесс изготовления выемки. Неизвестно – современный или оригинальный, но высоких технологий в нем нет.

Я всегда думал, что квадраты вообще вырезали позже, чем построили стены Баальбека – несколько несуразными кажутся такие зацепы для транспортировки гигантских блоков, но участники экспедиции обратили внимание на очевидное различие между блоками с выемками и без них. Блоки с выемками недоделаны! После осмотра всех трех стен стало ясно: выемки убирались после установки и подгонки камней, причем убирались со значительным по объему количеством камня. Скорее всего, этим можно объяснить отсутствие выемок на трилитонах – вероятно, они находились на финальных стадиях обработки (кстати, об этом же говорит отсутствие фаски между ними).

Рис 16.
                    Три блока южного “Мегазабора”. Финишная обработка
                    слева-направо: почти завершена, наполовину
                    завершена, начата.

Рис 16. Три блока южного “Мегазабора”. Финишная обработка слева-направо: почти завершена, наполовину завершена, начата.

Рис
                    17. Недоделанный блок под трилитоном (есть
                    квадратные отверстия и остатки фаски)

Рис 17. Недоделанный блок под трилитоном (есть квадратные отверстия и остатки фаски)

Рис
                    18. Завершенные блоки под трилитонами.

Рис 18. Завершенные блоки под трилитонами.

Тот факт, что мы находим полуобработанные или вообще необработанные блоки, говорит о том, что в какой-то момент работы остановили, а общее ощущение подсказывает, что комплекс был брошен еще на этапе строительства – впрочем, эта версия для ЛАИ была основной с момента первой экспедиции.

Итак, по прямоугольным выемкам можно сказать с большой долей уверенности: они имели технологическое происхождение, связанное с изготовлением, транспортировкой, установкой либо подгонкой блоков, а после этого их срезали, чтобы вид не портили.

Мегацарапины, присутствующие на блоках южного “мегазабора” и в каменоломне

По-другому их назвать сложно – следы длиннее трех метров, нарочито грубо оставленные на блоках “мегазаборов” и на скальном основании под  “Южным камнем”.

Рис 19.
                    Царапины на “мегазаборе” могут показаться
                    небольшими, на самом деле их длина достигает трех
                    метров. Высота камня для наглядности измерена в
                    “туристах”.

Рис 19. Царапины на “мегазаборе” могут показаться небольшими, на самом деле их длина достигает трех метров. Высота камня для наглядности измерена в “туристах”.

Рис 20.
                    Верхняя плоскость мегалита с рисунка 19.

Рис 20. Верхняя плоскость мегалита с рисунка 19.

Рис 21. Под
                    “Южным камнем” царапины имеют ту же длину, что и на
                    мегалитах комплекса – около трех метров.

Рис 21. Под “Южным камнем” царапины имеют ту же длину, что и на мегалитах комплекса – около трех метров.

Эти царапины больше всего напоминают следы отбойных молотков, и можно было бы даже усомниться в древности Баальбека, если бы не тот факт, что раскопки южного камня прошли совсем недавно, их процесс неплохо задокументирован, и варварских методов использовано не было.

Кир Булычев в книге “7 и 37 чудес” называет их многочисленными следами римских зубил, но у меня нет сомнений, что эти следы имеют высоко технологическое происхождение – подлезать под “Южный камень”, откалывать его от скального основания в таком маленьком пространстве и оставлять каждую царапину длиной по несколько метров – ненужное усложнение.

Камень снимали небольшими порциями, но оставляя огромные царапины – об этом говорят характерные следы на  свежераскопанной части “Южного камня”, где отделение от основания только наметили.

Рис 22.
                    Нижняя часть блока не отделена от скального
                    основания

Рис 22. Нижняя часть блока не отделена от скального основания

Остается непонятно, какие инструменты или машины оставляли эти следы. Их можно было бы списать на продвинутые, но все же ручные технологии, если бы не одно но – их контраст с сохранившимися почти в идеальном состоянии следами технологии соединения блоков между собой…

Невероятная технология южного “Мегазабора”

Сразу отвечу на вопрос – почему именно южного. Я уверен, что эта технология применялась на всех стыках мегалитов, но южный забор был законсервирован (засыпан землей) – это видно на наиболее старых фотографиях Баальбека. Судя по датировке снимков, расчистка произошла между 1891 и 1920 годами, то есть всего сто лет назад.

Рис 23. Фотография 1891 года – южный
                    “Мегазабор” засыпан метрами грунта и обломков.

Рис 23. Фотография 1891 года – южный “Мегазабор” засыпан метрами грунта и обломков.

ис
                    24. Фотография 1915-1920 года – стена уже полностью
                    очищена (выделена красным), уровень очистки выделен
                    синим

Рис 24. Фотография 1915-1920 года – стена уже полностью очищена (выделена красным), уровень очистки выделен синим

В то же время северный “Мегазабор” (имеющий отчетливые аналогичные следы) был совершенно открыт и подвержен сильной эрозии, которая не дает нам увидеть ювелирную тонкость обработки, оставляя лишь намеки на нее.

Рис 25.
                    Эродировавший стык между блоками северного
                    “Мегазабора” (правый блок затемнен для контраста).

Рис 25. Эродировавший стык между блоками северного “Мегазабора” (правый блок затемнен для контраста).

Стена с трилитонами, вероятно, имела аналогичные следы, но они, как и в случае с квадратными отверстиями, убирались после успешной подгонки. Это снова говорит нам об исключительно технологическом происхождении фасок – если бы они были украшением, то срезать бы их не стали. На блоках под трилитонами такие следы убрали не везде (см. рис 17).

Что особенного на стыках? Да вообще все. Во-первых это стыки практически “нулевой” толщины –  в них нельзя запихнуть ни иголку, ни фантик от жвачки. Уже этого обычно хватает, чтобы говорить о высоких технологиях, которые невозможно (или очень сложно) воспроизвести и сегодня, но в Баальбеке мы имеем не только идеально подогнанные блоки, но и уникальные фаски.

Рис 26.
                    Фаска на каждом блоке состоит из пяти элементов с
                    различной обработкой.

Рис 26. Фаска на каждом блоке состоит из пяти элементов с различной обработкой.

Рис 27.
                    Угол на фаске в месте, где она делает “ступеньку”
                    (см. Верхнюю часть предыдущей иллюстрации)

Рис 27. Угол на фаске в месте, где она делает “ступеньку” (см. Верхнюю часть предыдущей иллюстрации)

Как видно на иллюстрациях, кроме стыка мы имеем сложную фаску (даже несколько вложенных фасок) с характерной для каждой из них обработкой.

На месте изгиба по вертикали фаска тоже изгибается, показывая видом углов, что скалыванием ее точно никто не получал – это больше похоже на барабанную шлифмашину.

Сами по себе фаски не редкость при строительстве из камня. Многие римские постройки в Баальбеке, мегалитические и обычные постройки по всему миру имеют фаски на блоках, но таких, как между камнями “мегазаборов”, я больше не видел нигде. Как и полигональную кладку, такие следы можно считать детекторами технологий, которые мы ищем.

Контраст трехметровых царапин и подгонки блоков до сотых или тысячных долей миллиметра невероятен. А понимание, что эти фаски – следы процесса подгонки, а не декоративный элемент, заставляет мозг закипать. Мне это больше всего напомнило процесс опрессовки пластиковых труб – когда следы и стыки носят чисто технологический характер. Впрочем, следы на трубах потом не убирали, а вот фаски – срезали (сошлифовывали?) на следующих этапах работы.

Рис 28. Стык настолько хорошо подогнан, что
                    кажется царапиной а не местом соединения блоков
                    весом по несколько сотен тонн.

Рис 28. Стык настолько хорошо подогнан, что кажется царапиной а не местом соединения блоков весом по несколько сотен тонн.

Отдельно хочется обратить внимание на одну черточку, которая идет вдоль линии сопряжения блоков, ее хорошо видно на макро-снимках блоков, которые разошлись примерно на один сантиметр вдоль, (а может и никогда не были соединены).

Рис 29.
                    Тонкая линия идет по границе между плоскостью
                    стыковки блоков и фаской.

Рис 29. Тонкая линия идет по границе  между плоскостью стыковки блоков и фаской.

Сохранившиеся стыки и фаски - огромная удача! Благодаря тому, что работа была брошена на середине, мы можем наблюдать ее “в разрезе”, как если бы на современной брошенной стройке мы смогли найти опалубку, строительные леса и торчащую арматуру, пока их не убрали и не привели все в порядок.

Даже предположив, что фаски появились как побочный эффект процесса стыковки блоков, пока не удается выдвинуть разумную версию о самом процессе и устройствах, которые применялись в процессе и оставили эти следы. Но даже не зная этого, мы можем представить себе процесс строительства.

Пробуем восстановить технологический процесс:

1. С использованием грубой технологии, оставляющей огромные царапины, формировался блок в карьере. Причем, судя по всему, формировался он так, что вокруг него сразу размечались следующие блоки. Где-то в процессе на бóльшей части блоков грубые царапины были сточены – в карьере они остались только на скальном основании, сам блок уже очень ровный (возможно, кроме метода, оставляющего царапины, параллельно применялся другой)

Рис 30.
                    “Южный камень” (слева сверху), “Новый камень” –
                    справа снизу и плоскости вокруг.

Рис 30. “Южный камень” (слева сверху), “Новый камень” – справа снизу и плоскости вокруг.

Рис 31. Блок, под ним царапины на основании, а
                    ниже плоскость вероятно подготовленная для
                    следующего блока.

Рис 31. Блок, под ним царапины на основании, а ниже плоскость вероятно подготовленная для следующего блока.

2. Транспортировка блоков до местоположения – тут мы мало что можем сказать. Замеры показали, что высота над уровнем моря каменоломни по крайней мере на 20 метров ниже, чем у уложенных трилитонов. Это значит, что в ходе транспортировки каменоломня – Баальбек, блоки поднимали, как минимум, на высоту 5-6 этажного дома. Кроме того, трилитоны вырезали не из породы, находящейся на максимальной высоте, а наоборот, из глубины каменоломни. Все это говорит нам о том, что процесс подъема тысячетонного блока не представлял какой-либо проблемы для тех, кто строил Баальбек.

Рис 32. Несмотря на красивые картинки,
                    оставленные нам археологами, вытащить блок из
                    каменоломни таким методом было бы невозможно из-за
                    характеристик самой каменоломни.

Рис 32. Несмотря на красивые картинки, оставленные нам археологами, вытащить блок из каменоломни таким методом было бы невозможно из-за характеристик самой каменоломни.

Рис 33. На заднем плане видны колонны Храма
                    Юпитера – точка назначения, блок находится
                    перпендикулярно ей, и вынуть его, не поднимая
                    краном, задача титаническая.

Рис 33. На заднем плане видны колонны Храма Юпитера – точка назначения, блок находится перпендикулярно ей, и вынуть его, не поднимая краном, задача титаническая.

3. После транспортировки блоков происходила их установка и подгонка друг к другу: квадратные отверстия либо уже были на блоках (и использовались для транспортировки), либо создавались в момент установки-подгонки. Я считаю второй вариант более вероятным, потому что в каменоломнях мы обнаружили их на скальном основании, что может намекать на зацепы-фиксаторы для каких-то механизмов.

Рис 34.
                    Квадратные отверстия на скальном основании под
                    “Южным камнем”.

Рис 34. Квадратные отверстия на скальном основании под “Южным камнем”.

4. В процессе установки были созданы фаски со специфическими следами и стыки нулевой ширины – причем фаски делались сразу с угловым вырезом, чтобы потом срезать с блока квадратные отверстия. Вероятнее всего, фаски и стык создавались примерно одновременно, о чем говорит очень качественная обработка фасок перед стыком и отсутствие сколов. Большого смысла создавать фаску после того, как камни успешно “притерты”, нет, особенно если учесть, что потом ее собирались убрать.

Рис 35.
                    Идеально ровный угол на фаске

Рис 35. Идеально ровный угол на фаске

Рис 36.
                    Многоступенчатая сложная фаска и грубые глубокие
                    царапины вокруг

Рис 36. Многоступенчатая сложная фаска и грубые глубокие царапины вокруг

5. Срезался (как бы сошлифовывался) слой камня, который имел на себе “мегацарапины”, фаски и квадратные отверстия. Эта работа была завершена только в одной точке – вокруг углового камня рядом с трилитонами

Рис 37.
                    Трилитоны и часть блоков под ними – завершены. На
                    малых блоках ниже отверстия сохранились.

Рис 37. Трилитоны и часть блоков под ними – завершены. На малых блоках ниже отверстия сохранились.

P.S. Один из камней южного “Мегазабора” имеет следы, отличные от соседей. Если предположить, что эта обработка делалась значительно позже, чем установка “забора”, то мы увидим промежуточный этап обработки после стыковки блоков – начата уборка материала вокруг квадратных отверстий и одновременно выравнивание верхней части блока.

Рис 38.
                    Начато снятие лишнего материала включая выравнивание
                    верхней грани.

Рис 38. Начато снятие лишнего материала включая выравнивание верхней грани.

Теория заговора: что увидит турист?

Баальбек, трилитоны, каменоломни, казалось бы, известны не только альтернативщикам, но вписаны в учебники истории. Что же оказывается на местах? Когда вы проходите кассы – аккуратный, но высокий забор направляет ваше движение, и вы попадаете на лестницу, ведущую внутрь комплекса – ко двору, храмам Юпитера и Бахуса.

Рис
                    39. Зеленый забор ненавязчиво отрезает вас от
                    осмотра всей внешней части комплекса

Рис 39. Зеленый забор ненавязчиво отрезает вас от осмотра всей внешней части комплекса

К трилитонам вы не попадете – чтобы до них дойти, надо обойти комплекс снаружи.  Первая стена – у входа, в ней есть калитка, закрытая на замок. Вторая стена – слева от храма Бахуса, в ней тоже есть калитка и замок. Таким образом, путь к трилитонам закрыт, на вопросы к охране внутри территории дается ответ: “Нельзя, закрыто, ходи по комплексу”, а по периметру комплекс обнесен вторым забором, так что пройти к нему, обойдя с обратной стороны, не выйдет – мы пробовали.

Рис 40. Легально посмотреть на трилитоны можно
                    только через забор.

Рис 40. Легально посмотреть на трилитоны можно только через забор.

Очень удачно случилось, что мы встретили Халиля Аббаса – бессменного гида по Баальбеку, который водил по нему группу ЛАИ еще в первый визит. Халиль подсказал как попасть на закрытую территорию – для этого надо, не проходя через кассу, пройти слева от входа через пассаж под лестницей и дальше обойти весь комплекс. Между прочим, не сразу поняв что имел в виду Халиль, я переспросил у кассы, получив загадочную улыбку и характерный взмах рукой. Через сто метров нас догнал охранник с ружьем и удовлетворившись утверждением, что мы идем фотографировать трилитоны, ушел (кстати, получается, что к трилитонам можно пройти без билета!)

Рис
                    41. Халиль Аббас. Зеленый забор слева – именно он не
                    пускает туристов к северному “Мегазабору” и
                    трилитонам.

Рис 41. Халиль Аббас. Зеленый забор слева – именно он не пускает туристов к северному “Мегазабору” и трилитонам.

Рис
                    42. Синяя линия – официальный вход. Желтая линия –
                    возможность пройти к трилитонам обойдя кассу слева.

Рис 42. Синяя линия – официальный вход. Желтая линия – возможность пройти к трилитонам обойдя кассу слева.

Таким образом мы дважды ходили осматривать северный “Мегазабор” и трилитоны, но на второй раз нас вежливо попросили уйти уже после того, как мы минут сорок бегали по “мегазабору”, прошли трилитоны и ели ежевику у внешней стороны храма  Бахуса, то есть сделали полный круг до закрытой калитки и собирались назад. За такую терпеливость и адекватность огромное спасибо местной охране – у меня до сих пор ощущение, что они просто посчитали нас заблудившимися.

Рис 43. Немного уставшая группа ЛАИ на
                    “Мегазаборе”.

Рис 43. Немного уставшая группа ЛАИ на “Мегазаборе”.

Рис 44. Храм Бахуса, панорама со стороны
                    закрытой территории.

Рис 44. Храм Бахуса, панорама со стороны закрытой территории.

Южный “Мегазабор” находится внутри территории комплекса и доступ к нему не закрыт, но все равно складывается ощущение, что его внимательный осмотр не приветствуется. Прямо перед забором равномерно разложены остатки колонн, блоков и какие-то жернова, в основном лежащие так, чтобы неподготовленный турист увидел блоки с расстояния не ближе 3-4 метров. По некоторым из них проложены кабели для подсветки колонн, прикрывающие стыки, и вкручены саморезы.

Рис 45. Подойти к фаскам свободно нельзя – надо
                    лезть через блоки.

Рис 45. Подойти к фаскам свободно нельзя – надо лезть через блоки.

Удивляет тот факт, что никто не спешит показать туристам самые интересные места Баальбека. На большинстве планов комплекса вообще не прорисован северный “мегазабор”, который является самой главной и самой старой частью комплекса. И хотя про трилитоны упоминания есть, включая варианты их перемещения (например рисунок 32), какой-либо туристической карты “вы здесь, трилитоны здесь” нет – доступ к ним “не открыт”.

Рис
                    46. Колючая проволока отделяет одну часть Баальбека
                    от другой.

Рис 46. Колючая проволока отделяет одну часть Баальбека от другой.

Каменоломни. До характерного щелчка

Каменоломни Баальбека находятся в километре от мегалитических стен основного комплекса и состоят из двух объектов, разделенных современной дорогой.

Самая известная часть одновременно и самая маленькая – именно в ней находится знаменитый “Южный камень” или “Камень беременной женщины” – мегалит весом почти в тысячу тонн.

В последние десятилетия каменоломню использовали вместо мусорного полигона и чуть не похоронили и так наполовину засыпанный землей камень под мусором. Его спас Абдул Наби, который теперь живет в сувенирной лавке у мегалита. Между прочим, это тот самый Абдул Наби, имя которого красуется на торце блока и попадает почти на каждую фотографию, включая известное фото ЛАИ.

Рис
                    47. Широко растиражированная фотография ЛАИ. Члены
                    экспедиции слева направо: Мария Дудакова, Максим
                    Ляменков, Андрей Скляров

Рис 47. Широко растиражированная фотография ЛАИ. Члены экспедиции слева направо: Мария Дудакова, Максим Ляменков, Андрей Скляров

Официальные группы ЛАИ приезжали в каменоломню трижды: в 2009 и 2014 годах, но раньше чем ее стали активно раскапывать.

Рис 48. В 2001 году про усилия Наби написали
                    газеты по всему миру.x900/48-dailystar.jpg

Рис 48. В 2001 году про усилия Наби написали газеты по всему миру.

За последние полтора-два года археологи убрали почти весь грунт и очистили не только “Южный камень”, но нашли под ним еще, по крайней мере, один почти завершенный мегалит. Он находится сбоку, впритык к первому камню и весит почти 1700 тонн.

Рис 49. Новый мегалит весом более 1600 тонн –
                    слева, “Южный камень” – справа, возможная заготовка
                    под еще один мегалит – снизу.

Рис 49. Новый мегалит весом более 1600 тонн – слева, “Южный камень” – справа, возможная заготовка под еще один мегалит – снизу.

Рис 50. Новый мегалит откопан частично. Как и
                    “Южный камень” он практически готов к
                    транспортировке.

Рис 50. Новый мегалит откопан частично. Как и “Южный камень” он практически готов к транспортировке.

Кроме того, под основным камнем находится плоскость, которая может быть заготовкой под следующий блок.

Раскопки прошли настолько удачно, что залезть на “Южный камень” теперь очень нелегко, однако, увидев нашу нетипичную заинтересованность каменоломней, Наби принес нам стремянку, что позволило сделать групповую фотографию.

Рис 51.
                    Члены экспедиции и Абдул Наби (второй слева) на
                    “Южном камне” в каменоломне.

Рис 51. Члены экспедиции и Абдул Наби (второй слева) на “Южном камне” в каменоломне.

Раскопки прошли практически незамеченными в официальных кругах – появление нового мегалита зафиксировали на табличке у входа на территорию. Ученых видимо совершенно не смутило, что исполинский камень находится еще ниже своего знаменитого собрата.

Рис
                    52. Официальные характеристики мегалитов написаны на
                    табличке у входа в каменоломню

Рис 52. Официальные характеристики мегалитов написаны на табличке у входа в каменоломню

Одновременно с новыми мегалитами археологи практически полностью очистили и границы каменоломни – получилось, что она совершенно не готова к изъятию и перемещению из нее мегалита вручную. И дело не только в том, что все трилитоны в каменоломне расположены перпендикулярно к направлению на Баальбек (это еще можно хоть как-то объяснить), а в том, что  даже верхний блок находится ниже уровня границ каменоломни – говоря русским языком, он лежит в каменной яме!

Рис 53.
                    Красным обозначен уровень границы каменоломни,
                    зеленым направление на Баальбек. Справа – гора, с
                    остальных сторон стенки каменоломни.

Рис 53. Красным обозначен уровень границы каменоломни, зеленым направление на Баальбек. Справа – гора, с остальных сторон стенки каменоломни.

Рассмотрим еще раз иллюстрацию со знака у входа в каменоломню:

Рис 54. Ученые
                    продемонстрировали самый банальный метод
                    транспортировки – постепенное подкладывание бревен
                    при вырубке камня.

Рис 54. Ученые продемонстрировали самый банальный метод транспортировки – постепенное подкладывание бревен при вырубке камня.

Даже если предположить, что именно таким методом добывались мегалиты, считать что их перемещали по бревнам не дают факты, которые мы видим в каменоломне. Если судить по стрелочке на чертеже, то единственном возможным вариантом перемещения именно “Южного камня” было тянуть его направо (то есть в гору, причем не просто в гору, а на вертикальную скалу – до нее остается несколько метров.

Кстати судя по скальным выходам выше – этот холм состоит из того же самого известняка, что и трилитон и вероятно можно было вырезать такие же блоки ближе к его вершине, но этого не делали.

Вторая грань, как мы видим, находится в самой нижней части каменоломни, и за нее потянуть тоже не выйдет. Направление в сторону комплекса перегорожено вертикально стоящим столбом – то есть прокатить мегалит, обернув его “колесами” тоже не вариант.

Почему я сказал про колеса? Вариант с катанием – одна часто встречающаяся иллюстрация касающаяся транспортировки мегалитов. Я обнаруживал ее без оригинального контекста и подозревал что она относится не к трилитонам, не к блокам “мегазабора” и даже не к элементам колонн храма Юпитера.

Оказалось что это иллюстрация из статьи Жана-Пьера Адама 1977 года “О трилитонах Баальбека. Транспортировка мегалитов”. Ее упорно демонстрируют доказывая, как просто могли перемещать трилитоны и колонны римляне:

Рис 55. Еще
                    одна иллюстрация, которая кажется логичной, пока не
                    обращаешь внимание на размеры объектов.

Рис 55. Еще одна иллюстрация, которая кажется логичной, пока не обращаешь внимание на размеры объектов.

На иллюстрации четко определены размеры объектов, для которых предполагается такой метод перемещения. Диаметр колонны 1.72 метра, размер стороны мегалита аналогичный. То есть можно предположить, что такой метод подойдет для перемещения объекта 2х2х6 метров. Размер “Южного камня”  4.5x4.2x21 метр! А это в 15-20 раз больше чем на иллюстрации.

Развернуть  махину мегалита на 90 градусов и тянуть его под углом в 15 градусов в сторону и более 15 вверх – совершенно немыслимый вариант.

С точки зрения современных технологий, наименее трудозатратный (в комплексном смысле) способ достать тяжелый предмет из ямы – поднять его. Ни в одной концепции по извлечению-перемещению трилитонов не было вариантов с подъемом мегалитов в воздух. Но в этом случае авторы вариантов догадались, что это практически невозможно, и остановились на примитивных и кажущихся вполне логичными вариантах.

Что же получается?

  1. Вместо известняка на горе повыше – выбрали подножье горы (на 20 метров ниже трилитонов в Баальбеке)
  2. Вместо расширения каменоломни  – выбрали ее углубление
  3. Вместо экономии ресурсов  – выбрали самый энергоемкий метод подъема

В реальности все и всегда стараются выбрать оптимальный и наименее ресурсоемкий способ получения результата в пределах доступных технологий.

Какие же условия должны быть соблюдены, чтобы описанные выше три выбора были бы оптимальными, если обойтись без фантастических версий? Самый простой пример, который может прийти на ум – перемещение оборудования для вырубания, подъема и логистики мегалитов представляет из себя более сложную задачу, чем увеличение глубины, с которой необходимо поднять блок.

Между тем, даже блок, который находится прямо под “Южным камнем” – не самый нижний из известных трилитонов. Блок весом более тысячи тонн  находится еще по крайней мере на 7-10 метров ниже, чем “Южный” и официально называется “Западным”.

Рис 56. “Западный камень” скоро скроется под
                    строительным мусором.

Рис 56. “Западный камень” скоро скроется под строительным мусором.

Рис 57. “Западный камень” лежит в самой низкой
                    части нижней каменоломни.

Рис 57. “Западный камень” лежит в самой низкой части нижней каменоломни.

Абдул Наби спас только одну каменоломню, в то же время, через дорогу был незаслуженно забыт еще один почти готовый камень. Без табличек и указателей, присыпанный строительным мусором, в самой низкой точке лежит такой же точно трилитон, под тем же самым углом и с таким же направлением.

Сама каменоломня в десятки раз больше верхней, но практически полностью перекрыта грунтом – частично раскопан мегалит, обнажены несколько стенок по краям и одна гробница/помещение на противоположной стороне. Скорее всего, если убрать весь грунт, все пространство размером 250х130м окажется каменоломней, а может быть, на дне обнаружатся еще несколько трилитонов.

Остается ждать, когда найдется еще один Наби, который не даст превратить ее в свалку и привлечет к ее раскопкам археологов.

Рис 58. Сложно сделать фотографию, на которую
                    попала бы вся территория каменоломни – фотография
                    сделана почти из центра огромного котлована, который
                    по большей части не раскопан.

Рис 58. Сложно сделать фотографию, на которую попала бы вся территория каменоломни – фотография сделана почти из центра огромного котлована, который по большей части не раскопан.

Стоит рассказать немного о технологических следах в каменоломне. Во-первых, на гранях даже свеже-откопанных мегалитов нет необычных следов обработки – выглядит как обычное скалывание. Про трехметровые царапины между блоком и скальным основанием я писал выше (рисунки 21, 22)

Рис
                    59. Камень отделен от скального основания тонкой
                    щелью – как она образовалась, непонятно.

Рис 59. Камень отделен от скального основания тонкой щелью – как она образовалась, непонятно.

Совершенно непонятно, каким образом сделаны эти следы – что с верхней, что с нижней стороны они подходят практически к самой плоской поверхности. Любой ручной метод оставил бы иной характер следов – они бы шли от центра к краям. Впрочем, отбойный молоток поступал бы так же, но оставил бы другой рисунок.

Несмотря на очевидность того, что камень не отделен до конца от скального основания – существует намеченная линия, по которой он должен отделяться. Эта линия не выглядит процарапанной или пробитой, и она точно не пропилена. Ощущение, что это трещина, но идущая строго там, где было нужно строителям.

Рис 60. Такая трещина есть по всей нижней
                    кромке блока – царапины начинаются от нее.

Рис 60. Такая трещина есть по всей нижней кромке блока –  царапины начинаются от нее.

Рис 61. Чем ближе подходишь, тем больше
                    ощущение природного образования

Рис 61. Чем ближе подходишь, тем больше ощущение природного образования

Иногда закрадываются мысли, что мегалиты имеют естественное происхождение – просто так идут осадочные породы, между ними есть прослойки, их толщина примерно одинакова. Это могло бы объяснить выбор места каменоломен и добычу блоков с глубины, но природа тут не помогла бы оставить трехметровые зарубки, переместить мегалиты к комплексу, а потом стыковать их, как кубики лего, до характерного щелчка.

Доклад по результатам экспедиции

Видеоматериалы по результатам съемок в экспедиции

© Все права на фото и видеоматериал защищены и принадлежат АНО НИЦ  Лаборатория Альтернативной Истории.

 

Rambler's Top100