Игорь Алексеев

ombio1@yandex.ru

Перу, апрель 2011.

Заметки и впечатления.

Фото-видео отчет

Наска.

«Большой зигзаг» к югу от Кауачи

…На «большой зигзаг» мы попали раньше, чем отсняли его с самолета (на снимке с холмиком видны наши следы). Вообще линии с земли – зачастую очень неприметная вещь. И если не пользоваться GPS-навигатором - найти что-либо было бы крайне затруднительно. Линию можно и не заметить, если не стоять прямо на ней. Но стоит сделать пару шагов – и как по волшебству возникает идеальная прямая, упирающаяся в горизонт.

Здесь применялся несколько иной способ строительства - в сторону отгребался мелкий щебень с породой (на плато Наска убирали темные камни). Граница на всем протяжении центрального трапецоида достаточно регулярная, очень напоминает работу снегоуборочной машины. Трудно сказать, какова была первоначальная высота отвалов и как они выглядели – там очень сильный ветер.

Нас особенно интересовали конструкции, относящиеся к линиям. На большом зигзаге в навигаторе как искомая точка был отмечен холмик рядом с узкой частью центрального трапецоида (обозначен кружком на карте). На нем нашлись осколки керамики и деревянный колышек (надо заметить, что больше нигде ничего подобного больше не попадалось.).

Впечатлили масштабы и вместе с тем некоторая, мягко говоря, нелогичность происходящего - для церемоний даже недавно сооруженный трапецоид будет иметь достаточно неприглядный вид – просто огромная более светлая расчищенная площадка с непонятными границами; ровность границы можно увидеть только непосредственно стоя на ней самой, и что бы при этом никто не мешал; огромные идеальные скругления, идущие по неровному рельефу, с земли совершенно не впечатлают. А по трудозатратам, похоже, можно было бы еще такое же сооружение как Кауачи построить.

Но тем не менее хорошо видно, что большой зигзаг спроектирован как единая фигура с общими границами, остальные линии идут либо над, либо под ним. Из-за своих идеальных очертаний свежеприготовленный зигзаг очень хорошо бы просматривался с высоты в 30-50 км …

              

  

              

Юг плато Наска.

…На место добрались к половине шестого (в 7 вечера полностью темнеет). В этот день летали на самолете, да и подзадержались на Эстакерии. Странно, что это сооружение частенько называют «перуанским стоунхенджем». На самом деле это просто столбы, поддерживавшие в свое время крышу большого, но достаточно неказистого древнего сооружения. По дороге на плато нашли мумию, не распотрошенную местными уакерос. Был, конечно, соблазн копнуть, но решили с мертвыми не связываться.

Топать пришлось порядка 4 км в одну сторону от места, где оставили машину. Трапецоид (в этом месте их достаточно много, как с кучками камней, так и без оных) сделан по стандартной для насканских линий схеме – одна большая куча в широком основании, две маленькие в узком, и уходящая от узкой части полоса. И опять же – на земле все выглядит как-то косенько-кривенько, а со спутника – практически идеально. Похоже, что непременное условие создания трапецоида – кучи камней в основании и в узком конце должны быть на прямой видимости. Полоса, выходящая с узкого конца трапецоида, имеет общую границу только с одной стороны. С другой есть небольшая несостыковка границ, как будто полоса и трапецоид строились с разных концов и имели различные функции. Причем пара каменных кучек привязана именно к центру полосы. Крупных камней в округе нет. Скорее всего их приносили с собой из долины.

Место сказочное. Только ветер и визуально абсолютно ровная до горизонта пустыня, окруженная тонущими в дымке далекими горами. Поверхность мягкая и пушистая, очень комфортно ходить босиком. Виктория Никитски, ученица небезызвестной Марии Райхе, сопровождавшая иногда нас в наших вылазках, всегда напоминала, чтобы мы по возможности снимали обувь и не портили линии. Возвращались в полной темноте, на Южный Крест. Из-за отсутствия освещения возник интересный эффект восприятия - однородная поверхность пустыни слилась с небом, и если бы не ощущения опоры в ногах, иллюзия подвешенности в безграничном пространстве была бы полной. Было как-то очень не по себе, иногда дух захватывало. Непростое место. Мы народ не суеверный, но с мумией все-таки было правильное решение…

           

           

        

Линии Ики.

…Отъехав от Ики около 20 км (путь лежал через какие-то нереальные трущобы и живописную пустыню) мы оставили машину рядом с дорогой. На нашей тойоте-ярис, изо всех сил старавшейся выполнять роль внедорожника, ездить по целине было небезопасно.

С небольшой возвышенности сразу стало видно линию из кучек камней, выходившую между двух крупных куч с узкой части искомого трапецоида. Рядом с кучками хорошо различалась параллельная слегка углубленная линия шириной порядка 40 сантиметров. Границы трапецоида выложены кучками камней, в основании ряд крупных камней, на месте единичного элемента лежал самый большой камень. Рядом с узким концом на берегу высохшего русла находилась конструкция с поставленным на попа камнем. Выходящая с широкого основания линия уходила в сторону другого, похожего на этот трапецоида. Короче, все как положено – полный набор элементов классического трапецоида, и многокилометровая развернутая комбинация. Но есть одно интересное отличие. Если на плато Наска (порядка 100 км отсюда) все линии углублены, т.е. ниже уровня окружающей поверхности, то здесь наоборот. Поверхность трапецоида выглядит хорошо выровненной и приподнятой; на снимках видно, что высохшие речки огибают площадку. Возможно, что он был как-то обработан и меньше подвергся воздействию выветривания. Есть ощущение, правда мало чем подкрепленное, что линии рядом с Икой старше, чем насканские.

Интересна еще одна полоса, находящаяся недалеко отсюда. Углубленная и расчищенная площадка имеет не совсем прямую осевую линию-тропинку, соединяющую две кучки камней в разных концах полосы. Других явных тропинок здесь больше нет. Вот это похоже на ритуал – участники пришли, построили линию, и стали гуськом натаптывать тропинку между двумя кучками с неведомыми нам целями. Правда для этого пришлось бы пройти больше 20 км по пустыне в одну сторону (не считая собственно натаптывания). Ближе никаких намеков на остатки жилья здесь нет. И вообще, складывается впечатление, что строители линий в данном регионе всеми силами старались избежать лишних глаз…

              

           

     

Геометрические построения на плато Наска-Пальпа.

… Наиболее поздний вид художественного творчества на плато. Есть вероятность, что это вообще современная подделка. Но существуют две детали в пользу древности изображений. Первая – способ строительства. Ряды, кучки из камней, стоящие на попа удлиненные камни – все это присутствует на древних линиях. И вторая, главная. Логика строительства. Вернее ее отсутствие. Дело в том, что в отличие от остальных линий и рисунков, эти фигуры очень трудно рассмотреть с воздуха (за исключением, пожалуй, всем известной «эстреллы»). А с земли вы в лучшем случае будете видеть только непонятные ряды камней. Т.е. эти фигуры создавались не для того что бы на них смотрели (не важно кто, туристы, боги и т.п.). Впрочем, вполне возможно здесь нужен другой способ «смотрения».

При изучении снимков с разных ракурсов и прорисовке стало очевидно, что для создания эскиза и нанесения на местность использовали координатную сетку. Рисунки не маленькие, например «четыре квадрата» в поперечнике 240 метров. И, возможно, он гораздо более сложный и включает в себя группы окружностей, находящиеся неподалеку. Рядом с фигурой «восемь ромбов» есть его увеличенная незаконченная копия. Нанесено три квадрата, несколько углов, линий и часть окружности; один квадрат размечен.

«Эстрелла 2» – в действительности более сложный, чем на прорисовке, но чтобы сделать реконструкцию, нужны несколько ракурсов с самолета. И хорошо бы дойти, заодно рассмотреть – подделка или нет.

Есть подозрение, что на плато похожих построений гораздо больше, чем мы себе можем представить. Но, к сожалению, Google earth, как главный общедоступный инструмент изучения геоглифов, здесь не помощник. Интересно, что место, где находятся большая часть представленных построении, в Google по какой-то роковой случайности закрыто облаками. А самолет для квадратно-гнездового прочесывания – слишком дорогое удовольствие. Эх, поюзать бы машинку, как в фильме National geographic…

        

              

Куско.

…В Куско мы летели не имея никакого конкретного плана. Просто хотелось своими глазами посмотреть на то, о чем рассказывают такое количество всевозможных баек. Мой испаноговорящий приятель улетел по делам на следующий день, оставив меня на попечение местного таксиста (английский местные почти не знают, а мой испанский на уровне вступительной статьи к самоучителю). И на несколько дней я остался один на один с камешками в чужой языковой среде. Но процессу это нисколько не мешало. Местные – очень доброжелательный народ. За 100 сольдо в день (порядка 50$) водитель носился со мной как с писаной торбой. На старенькой тойоте под народные песни на языке кечуа мы объехали Ольянтайтамбо, Писак, Тамбомачай, Пукапукара, Морай и Кенко. В первых двух пунктах побывали по два раза. До Саксайуамана от гостиницы 20 минут ходу. До Мачу–Пикчу не доехал, было всего четыре дня, решил не гнаться за количеством, а душевно осмотреть и отснять все, что получится.

В своем фото-отчете я бы хотел немного отойти от традиции разделять фотографии по месту съемки, и оставить категории, которые образовались в процессе отсмотра материала. Тем более, что места все узнаваемые и часто обсуждаемые на форуме.

Что бы делать здесь какие-то далеко идущие выводы, надо иметь достаточные познания в геологии, строительстве, камнеобработке, истории. Заключения, которые приводятся ниже, ни в коем случае не претендуют на абсолютную истину; в данном случае это скорее точка отсчета, маневр для упорядочивания и интерпретации впечатлений.

Начать хотелось бы со следующего. Первое, что вызывало и вызывает восторг как у современных туристов, так и хронистов всех времен – это огромные мегалиты и швы между ними, куда не всунешь и лезвия бритвы. Если по первой позиции, как более наглядной, материала достаточно, то по швам не совсем.

     

              

        

Видео 1

Ошеломляет точность обработки – на снимках из Ольянтайтамбо видна обычная паутина. Трудно сказать, что на самом деле происходило, но процесс видится следующим образом. Необработанные блоки приносились, подгонялись друг к другу и ставились; далее обрабатывались для общего выравнивания стены и приобретения «фирменного» подушкообразного вида камней.

Видео западной стены. Сделано более грубо и проще, чем фронтальная стена. Возможно, более молодое сооружение. Да и явно разъехавшихся камней почти нет:

Видео 2

Небольшая подборка отдельных камней и облицовки:

                 

           

           

Некоторые единичные хорошо обработанные блоки, изредка встречающиеся в примитивной кладке в комплексе Ольянтайтамбо, похоже, специально «дорабатывались». Возможно строители опасались, что заказчик, указав на ровный блок, захотел бы отполировать всю стену.

Примеры обстукивания, грубой а также современной работы:

           

           

Порезанные камни.

Этот вид обработки интересовал больше всего, и, скажу сразу, я пытался найти следы ручной обработки или недоделанного надреза. Но чем больше искал, тем больше убеждался, что это либо какая-то ловкая мистификация со стороны древних, либо следы ножа или проволоки по пластилину. Или, скорее, по сыру (иногда попадаются характерные сколы).

           

        

              

Видео 3

Видео 4

Поверхности скалы в Ольянтайтамбо порой выровнены (не отполированы, а именно выровнены, и имеют шероховатую, часто слегка скругленную поверхность, как после надреза) так, что без труда можно писать шариковой ручкой мелким почерком. Видно, что многочисленные беловатые вкрапления как бы сколоты, и края камня немного загибаются к низу, как будто бы инструмент вели сверху вниз. Добавлю, что плита, которая там лежит, скорее всего сделана из того же камня, что и скала, но совсем не имеет дефектов (трещин, вкраплений и т.д.).

Оплавленные камни.

Тема спорная, и здесь неплохо бы услышать веское слово какого-нибудь опытного геолога. Слова пластилин и размягченный камень вообще очень часто возникают при обсуждении перуанского зодчества. Можно также вспомнить, что «Тиси виракоча», самое популярное божество у инков, в переводе с кечуа означает «озеро жира» или «озеро лавы». Меня же подтолкнуло повнимательнее на все это посмотреть странное образование в Кенко, напоминающее застывшую лужу из камня, имеющее почти идеальную горизонтальную поверхность и характерные края.

              

           

Видео 5

Считается, что это такая специфическая эрозия, но встречается подобное только там, где древние делали многочисленные вырезы; скальные выступы по соседству выглядят вполне естественно.

Лаборатория-полигон.

Эта тема (трактовка назначения Саксайуамана, как защитную конструкцию от испытаний, проходящих в районе «озера») поднималась в одном из фильмов цикла «Запретные темы истории» и было крайне интересно пощупать все своими руками. В фильме этому придается несколько милитаристский оттенок. Мне же кажется, что здесь следы процесса, связанного именно с обработкой камня, исследованиями и обучением. Я не являюсь поклонником Гарри Потера, но весь этот хаос напоминает какой-то Хогвардс. Но, тем не менее, то, что на самом деле там происходит, выглядит именно так, как описывалось в фильме ЛАИ, и впечатляет гораздо сильнее любого видео.

Видео 6

              

На карте приведены места съемок видео «общий план». Интересен достаточно крупный единичный камушек, лежащий на соседнем холме и имеющий специфическую поверхность выдавленной пасты, как поверхность холма напротив крепости Саксайуамана и взят (а может и заброшен), скорее всего, именно оттуда. Обработки не видно, величина так же неопределенна – скорее всего он достаточно глубоко врос в землю.

Куски скал, как и говорилось в фильме, в месте 4 лежат на земле. Очевидно, что камни с остатками какого-то древнего сооружения были выдернуты со своих мест, свалены в кучу или просто хаотично разбросаны, оплавлены сверху и порезаны в более позднее время. Некоторые из них как бы специально лежат внутри круглого «загончика» из качественной полигональной кладки (место 4). Есть даже камушек, который опирается на стену. Так же есть ощущение, что все камни на местах 5 и 6 тоже отдельные камни, а не естественные скальные выступы. Это же касается и огромного куска скалы, видного в начале «общего плана». Но сказать что-то определенное могут только специалисты.

Району Кенко в фильме также уделялось значительное внимание (речь идет о южном холме). Я бы хотел добавить следующее. Стена, которая окружает холм (по сути это та же терраса), напоминает Саксайуаман – похожие зубцы, огромные камни в выступах. Но если старый Куско, имевший вытянутую форму, как бы прятался в тени Саксайуамана от проводившихся в кратере и на холме экспериментов, то здесь зубцы направлены именно на центр старого города. Вообще есть субъективное ощущение, что действие всех этих мегалитических террас направлено не вовне, а вовнутрь. Например, если деятельность древних вызывала сотрясения земли, этакую локальную сейсмоактивность (вполне возможно при таком размахе), то при подобных частых воздействиях естественный рельеф мог разрушаться, а полигональная мегалитическая стенка за счет выверенных стыков и земляных террас хорошо держала бы форму холма или скалы, тем более, что воздействия были предсказуемы. Но опять же, что-то дельное здесь могут сказать только специалисты.

Вернемся к Кенко. Помимо лужиц из камня, здесь есть интересный «трон». Он здесь единственный, находится на самом краю площадки, и если на нем сидеть (лучше на спинке), охватываешь всю картину происходящего. «Трон» углублен, и защищен парой хорошо подогнанных камней. Напрашивается версия, что именно здесь сидел тот, кто руководил процессом (инка, верховный маг, оператор камнеплавильной установки, директор землетрясения):

Видео 7

              

Скамейки – лесенки.

Поражает количество всевозможных качественно вырезанных лесенок и скамейко-подобных углублений. И интересно то, что многие подобные вырезы функциональны. Например. На скале в Ольянтайтамбо очевидно сначала делали более грубые лесенки (хорошо видно на видео), по которым потом поднимали инструменты (оборудование, артефакты), что бы резать скалу. А на вырезанных скамейках вполне комфортно отдохнуть усталому путнику. Часто даже специальная полочка для фотооборудования приготовлена. А если это южная сторона и камушек прогрелся – это к тому же и очень приятно.

        

           

Иногда создается впечатление, что шел кто-то шел, подустал, вытащил приборчик из кармана, испарил кусок скалы, присел, отдохнул и пошел дальше.

Вот здесь можно попробовать поговорить и об этом приборчике.

К сожалению, почти все (кроме «сперматозоидного следа» в Саксайуамане), что представлено на нижеследующих видео и фото, найдено уже после поездки при просмотре материала. Поэтому специальной макросъемки не делал, информативность снимков оставляет желать лучшего и все, соответственно, нуждается в дополнительной проверке. На месте я этого попросту не замечал. Что ж, будет чем заняться в следующую поездку.

              

              

Видео 8

По поводу «сперматозоидного следа». Считается, что это естественное образование, дефект камня. Но очень хорошо видно, что края выреза приподняты, как бы выплавлены над поверхностью и сделано это после обработки камня. Похоже на след от раскаленного тупого предмета в пластмассе. И если предполагать, что камень обрабатывался после установки, оставлять бугорки вокруг дефекта совсем уже не логично. Интересно так же солнышко – вроде бы хорошо видно, что явно ручная работа, а глаза и рот как будто выдавлены-выплавлены.

И в добавление к теме об инструменте. Ходил по музеям в Куско и Лиме. Как и предупреждали - практически пусто. На фотках ниже официальная версия инструментария инков. Первые пять снимков сделаны в музее Куско, причем нелегально – съемка там запрещена. Там еще остались крупные каменные инструменты, напоминающие дубины больших размеров, но прибежал охранник, и уже не выпускал меня из поля зрения. Заметьте, что металлические инструменты на указанных снимках не использовались. Или не применялись по камню. И еще такой нюанс. Если инки так лихо обращались с камнем, то где бесчисленные скульптуры верховного инки, солнца, кураков, пум, лам и т.п.? Ведь везде в мире, где умели прилично обрабатывать камень, имеется скульптура на высоком художественном уровне, и ее очень много. А у инков, как оказалось, ее нет совсем, ноль. Если не считать нескольких каменных блюд и неказистых змеек и кошечек на блоках. Или здесь тоже табу, как на письменность?

           

        

Морай.

Очень интересное место встретилось в нескольких километрах от Морая.

Все объекты расположены недалеко друг от друга, порядка 100 метров. В непосредственной близости никаких руин не значилось, и можно предположить, что вырезы делались именно для вырезов, для самих лесенок и скамеек, а не для добычи материала. Так что это очень похоже на того самого путника с приборчиком. Представлены практически все стили резки камня. Правда не так эффектно (освещение неудачное, да и временем потрепано).

Три скамейки, камень с рабочим названием «поилка для ишаков», и «скала для медитаций». Прошу прощения за свободный стиль изложения, я провел там часа полтора, пытаясь вникнуть, и названия как-то сами собой образовались.

           

        

На фотографиях все видно. Добавлю, что крупная выемка камня в скале сделана чем-то наподобие большой совковой немного скругленной лопаты (можно заметить характерные «поребрики»), а ступеньки позволяют обойти весь скальный выступ и подняться на вершину в разных вариантах.

 

В заключение, несколько всяких разных фотографий.

              

           

              

              

              

И добавлю лишь следующее. Судя по многочисленным раскопкам, мы видим лишь верхушку айсберга. А если учитывать рассказы Гарсиласо де ля Веги о том, как он в детстве с приятелями играл в огромных, отделанных большими камнями лабиринтах под Саксайуаманом, то это лишь край макушки. Гарсиласо был инкой по крови, а у инков вранье, наряду с ленью и воровством – одно из самых тяжелых преступлений…

 

Rambler's Top100