Собрание падре Креспи

Карло Креспи Крочи родился в 1891 г. в Италии в небольшом городишке под Миланом. Его семья была совершенно цивильной, но Карлос с раннего детства выбрал для себя путь священника, помогая местному падре на службах в церкви. Уже в пятнадцать лет Карло стал послушником в одном из монастырей, принадлежащих Салезианскому ордену (был основан в 1856 г.). При этом он сумел получить светское образование в Университете Падуи. Первоначально он специализировался на антропологии, а позже получил докторскую степень по инженерному делу и одновременно по музыке.

Впервые Креспи приехал в Эквадор в 1923 г., но не как миссионер, а для сбора различных данных для международной выставки. В 1931 г. Креспи назначили в салезианскую миссию в Макасе – городишке в эквадорских джунглях. Здесь он пробыл недолго и в 1933 г. перебрался в город Куэнка. Куэнка расположен примерно в 230 км к югу от столицы Эквадора Кито. В Куэнке находилась ставка Инки Тупак Юпанки, который присоединил земли Эквадора к инкской империи в 70-ые годы XV века.

В Куэнке падре Креспи развил бурную миссионерскую деятельность. В течении десяти лет он сумел основать в городе сельскохозяйственную школу, институт востоковедения для подготовки молодежи к работе в восточных (амазонских) районах страны. Он также основал  колледж «Корнелио Мерчан» для обучения местных малоимущих детей и стал его первым директором. Помимо миссионерской деятельности Карло Креспи увлекался музыкой. Он организовал местный оркестр, исполнявший в  основном произведения, написанные самим Креспи. В 1931 г. Креспи снял документальный фильм об индейцах племени хиваро, живших в верховьях Амазонки.

Но основная его заслуга состояла в том, что все свое время падре Креспи отдавал заботе о местных жителях, прежде всего, обучению детей из малоимущих семей. Еще при его жизни в 1974 г. его именем была названа одна из улиц в Куэнке. Антропологические интересы падре Креспи привели к тому, что с самого начала своей миссионерской деятельности он начал скупать у местных жителей предметы древности, которые они находили на полях или в джунглях. Ужасающая бедность местного населения позволяла ему за сущие копейки приобретать у крестьян древности потрясающей ценности. При этом Креспи покупал у индейцев и современные поделки и предметы христианского искусства, чтобы хоть чем-то поддержать своих прихожан.

В результате его коллекция заняла три огромных комнаты в колледже «Корнелио Мерчан». Местные жители тащили ему все подряд - от инкской керамики до каменных плит и тронов. Сам падре никогда не занимался учетом и тем более каталогизацией своего собрания. Именно поэтому трудно назвать это коллекцией. Это было именно собранием вещей, общее количество которых никто не считал. Однако в целом собрание падре Креспи можно разделить на три части. Первую часть составляли предметы современного производства - поделки местных индейцев, имитирующие либо образцы древнего эквадорского искусства, либо сделанные в христианской традиции. Сюда же можно причислить и многочисленные предметы, сделанные в XVI-XIX веках. Вторую часть, самую многочисленную, составляли предметы различных до-испанских культур Эквадора, которые местные жители находили на своих полях или в ходе несанкционированных раскопок. Так в собрании Креспи была представлена керамика всех индейских культур Эквадора (за исключением самой ранней - культуры Вальдивия).

Но наибольший интерес представляет третья часть собрания. К ней относятся изделия, которые не могут быть соотнесены ни с одной из известных археологических культур Америки. В основном это были предметы из меди, медных сплавов, иногда из золота. Большинство этих артефактов были выполнены методом чеканки на металлических листах. В собрании имелись маски, короны, нагрудные диски и т.д. Но самыми интересными были многочисленные металлические пластины, покрытые сюжетными изображениями и … надписями. Падре Креспи собрал, наверное, более сотни таких пластин. Некоторые из них имели солидные размеры - до 1,5 м в ширину и до 1 м в высоту. Были также и более мелкие пластины, металлические накладки (очевидно использовавшиеся для украшения деревянных изделий).

Изображения на таких пластинах не имели ничего общего с культурными традициями древней Америки. Они имели прямое отношение к культурам Старого Света, а точнее, цивилизациям средиземноморского бассейна и Ближнего Востока.  Так на одной из пластин была изображена правильная (не ступенчатая) пирамида, аналогичная пирамидам плато Гиза. По нижнему краю этой пластины идет надпись, выполненная неизвестным «алфавитом». В нижних углах изображены два слона. Понятно, что слоны к моменту возникновения в Америке первых цивилизаций уже не водились. Но их изображения отнюдь не единичны в собрании Креспи. Неизвестный «алфавит», которым выполнена надпись, встречается и на других предметах. Данный вид письменности не известен современным исследователям. На первый взгляд он имеет определенное сходство с письменностью Мохенджо-Даро. На других пластинах встречается другой вид письма, который по мнению редких исследователей, напоминает либо раннеливийское, либо прото-минойское письмо. Один из американских исследователей собрания Креспи предполагал, что надписи выполнены «нео-пуническим» или же критским письмом, но на языке кечуа. Однако мне не известно о каких-либо серьезных попытках дешифровки этих надписей.

Очень небольшое количество исследователей, в основном из США, пытались заниматься изучением собрания Креспи. Большой интерес к нему проявили представители мормонской церкви США, но драматическая история собрания падре Креспи не позволила провести сколь-либо серьезные исследования.

Представители официальной науки попросту игнорировали это собрание. А некоторые представители церкви заявляли, что все вещи - современные изделия местных крестьян. При этом (по некоторым обрывочным данным) многие вещи из собрания падре Креспи после его смерти были тайно вывезены в Ватикан.

Естественно, что идущие вразрез официальной концепции данные игнорируются или замалчиваются. Но огромное количество предметов в собрании Креспи заставляют переосмыслить наши представления о контактах Старого и Нового Света в глубокой древности. Интересно, что в собрании имелись металлические накладки, изображающие хорошо известных крылатых быков из дворца Ниневии, а также крылатых грифоголовых «гениев», являющихся яркими образцами древневавилонского искусства. На одной из пластин изображен жрец в тиаре, аналогичной папской или же, напоминающей корону Нижнего Египта. На огромном количестве пластин обязательно присутствует изображение извивающейся змеи – символа космического змея. Большинство пластин имеют по углам отверстия. Очевидно, пластины служили для облицовки деревянных или каменных предметов или стен.

Помимо пластин из меди (или медных сплавов) в собрании Креспи имеется много каменных табличек с выгравированными на них изображениями и надписями на неизвестных языках. Примечательно, что именно эти категории предметов, по словам падре Креспи, индейцы находили в джунглях в подземных тоннелях и камерах. Падре Креспи утверждал, что от города Куэнка в джунгли тянется древняя система подземных тоннелей, протяженностью более 200 км. О подобной системе тоннелей писал еще в 1972г. Эрих фон Дэникен в своей книге «Золото богов». Он же привел и первые изображения вещей из собрания падре Креспи.

                   

                   

       

В 1962 году в результате поджога колледж «Корнелио Мерчан» был уничтожен пожаром. Большую часть собрания Креспи удалось спасти, но в огне погибла комната, содержавшая наиболее ценные и высокохудожественные изделия. На развалинах колледжа падре Креспи воздвиг церковь Марии Ауксиладоры, которая стоит и поныне. Сам падре Креспи умер в 1982г. в возрасте 91 года. Незадолго до смерти, в 1980г. он продал большую часть своего собрания Музею Центрального банка в Куэнке (Museo del Banco Central). Банк выплатил Креспи $ 433 000. Эти деньги пошли на строительство новой школы. Музей же начал осуществлять селекцию вещей из собрания Креспи с целью отделить ценные предметы древности от современных поделок. В ходе этого процесса множество артефактов «ушло на сторону». Очевидно, что музей отбирал себе предметы, принадлежащие известным археологическим культурам Эквадора. По некоторым данным, большинство чеканных металлических пластин были возвращены в церковь Марии Ауксиладоры, где возможно хранятся и сейчас. К сожалению, я не владею сколь-либо подробной информацией о современном состоянии собрания Креспи. Это вопрос будущих исследований.

Канд.истор.наук

Андрей Жуков

 

Rambler's Top100