Коллекция Джульсруда

Эта история началась в июле 1944 года. Вольдемар Джульсруд (Waldemar Julsrud) занимался торговлей скобяными изделиями в Акамбаро - небольшом городишке примерно в 300 км к северу от Мехико. Однажды ранним утром, совершая конную прогулку по склонам холма Эль Торо, он увидел несколько обтесанных камней и фрагментов керамики, выступающих из почвы. Джульсруд был выходцем из Германии, перебравшимся в Мексику в конце XIX века. Он серьезно увлекался мексиканской археологией и еще в 1923 г. вместе с падре Мартинесем копал памятник культуры Чупикауро в восьми милях от холма Эль Торо. Позже культура Чупикауро была датирована периодом 500 г. до н.э. - 500 г. н.э.

Вольдемар Джульсруд прекрасно разбирался в мексиканских древностях и поэтому сразу понял, что находки на холме Эль Торо не могут быть отнесены ни к одной известной на то время культуре. Джульсруд начал собственные изыскания. Правда, не будучи профессиональным ученым, он поступил поначалу очень просто - нанял местного крестьянина по имени Одилон Тинахеро, пообещав ему платить по одному песо (тогда это равнялось примерно 12 центам) за каждый целый артефакт. Поэтому Тинахеро был очень аккуратен при раскопках, а случайно разбитые предметы склеивал, прежде чем отнести их Джульсруду. Так начала формироваться коллекция Джульсруда, пополнение которой продолжили сын Вольдемара Карлос Джульсруд, а потом и его внук Карлос II.

               

В конце концов коллекция Джульсруда составила несколько десятков тысяч артефактов - по одним данным их было 33,5 тысячи, по другим - 37 тысяч! Коллекцию составили несколько основных категорий артефактов: наиболее многочисленными были статуэтки из различных сортов глины, выполненных в техники ручной лепки и обоженных методом открытого обжига. Вторая категория - скульптуры из камня и третья - керамика. Самым примечательным фактом было то, что во всей коллекции не было ни одного повторяющегося экземпляра скульптуры! Размеры фигурок варьировались от десятка сантиметров до 1 м в высоту и 1.5 м в длину. Кроме них в составе коллекции присутствовали музыкальные инструменты, маски, инструменты из обсидиана и нефрита. Вместе с артефактами при раскопках были обнаружены несколько человеческих черепов, скелет мамонта и зубы лошади ледникового периода. При жизни Вольдемара Джульсруда вся его коллекция в упакованном виде занимала 12 комнат его дома.

В коллекции Джульсруда было множество антропоморфных статуэток, представляющих почти полный набор расовых типов человечества - монголоидов, африканоидов, кавказоидов (в том числе с бородами), полинезийский тип и проч. Но не это сделало его коллекцию сенсацией века. Примерно 2 600 статуэток представляли собой изображения динозавров! Причем разнообразие типов динозавров вызывает истинное изумление. Среди них есть легко узнаваемые и хорошо известные палеонтологической науке виды: брахиозавр, игуанодон, тиранозавр рекс, птеранодон, анкилозавр, плезиозавр и многие другие. Есть огромное число статуэток, которые современные ученые идентифицировать не могут, в том числе и крылатые "динозавры-драконы". Но самое поразительное то, что коллекция содержит значительное число изображений человека вместе с динозаврами разных видов. Иконография изображений наводит на единственную мысль, что люди и динозавры сосуществовали в теснейшем контакте. Причем это сосуществование включало весь спектр взаимоотношений - от борьбы двух столь несовместимых видов живых существ до, возможно, доместикации динозавров человеком.

               

В меньшем количестве в коллекции Джульсруда были представлены ныне вымершие млекопитающие - американский верблюд и лошадь ледникового периода, гигантские обезьяны плейстоценового периода и проч.

Именно эта составляющая коллекции Джульсруда и послужила поводом для длительной истории замалчивания и дискредитации находок Вольдемара Джульсруда. Это и понятно, поскольку факт сосуществования и тесного взаимодействия человека и динозавра не просто опровергает линейный эволюционизм теории происхождения видов на Земле, но вступает в непримиримое противоречие со всей современной мировоззренческой парадигмой.

С самого начала своих исследований Вольдемар Джульсруд попытался привлечь внимание научной общественности к своим находкам, но первые годы он столкнулся с тем, что его попытки начисто игнорировались. Даже публикация им на свои средства книги о коллекции в 1947 году не заставила академических ученых проявить к ней какой-либо интерес.

                       

Наконец в 1950 г. в Акамбаро приехал американский журналист Лоуэл Хармер. Он присутствовал на раскопках на холме Эль Торо и даже сфотографировал Джульсруда с только что выкопанными статуэтками динозавров (Джульсруд к этому времени уже лично занимался раскопками). ("Los Angeles Times", March 25, 1951). Вслед за ними лос-анджелесский журналист Уильям Рассел опубликовал материал о раскопках Джульсруда с фотографиями процесса работ. В своей публикации Рассел указывал, что артефакты изымались с глубины 5-6 футов (1,5 м) и многие предметы были оплетены корнями растений, поэтому у Рассела не возникло никаких сомнений в подлинности находок. ("Fate", March, 1952, June, 1953). Эти публикации сыграли определенную роль в популяризации коллекции Джульсруда и пробили брешь в заговоре молчания академических ученых.

                       

В 1952 г. коллекцией заинтересовался профессиональный ученый Чарльз Дипесо. Предварительно ему были высланы образцы статуэток и хотя лабораторные анализы не дали какой-либо вразумительной картины, Дипесо был изначально уверен в том, что это фальсификация. В июле 1952 г. он лично приехал в Акамбаро, чтобы ознакомиться с коллекцией. Характер его действий по изучению данной проблемы позже был неоднократно повторен другими исследователями. По словам Вольдемара Джульсруда Дипесо после знакомства с его коллекцией лично высказал свое восхищение открытием Джульсруда и высказал пожелание купить образцы для музея Фонда Америдов (Amerind Foundation), в котором он работал. Однако вернувшись в Штаты он опубликовал несколько статей ("American Antiquity", April 1953, "Archaeology", Summer, 1953) в которых однозначно заявлял, что коллекция Джульсруда является фальсификацией. В частности, Дипесо констатировал, что ознакомившись с 32 000 предметами из коллекции, он пришел к выводу, что иконография артефактов, в особенности изображения глаз и губ у статуэток, имеют современный характер. Примечателен тот факт, что на изучение 32 000 предметов коллекции (которые к приезду Дипесо уже были упакованы и складированы в доме Джульсруда) он потратил четыре часа. Кроме того, Дипесо, сославшись на информацию от некоего нелегального торговца мексиканскими древностями, утверждал, что вся коллекция была выполнена одной мексиканской семьей, жившей в Акамбаро, которая занималась производством этих поделок в зимние месяцы, когда не была вовлечена в сельскохозяйственные работы. А информацию о динозаврах фальсификаторы якобы почерпнули из фильмов, комиксов и книг из местной библиотеки.

Кстати этот последний тезис был официально опровергнут местными мексиканскими властями в том же 1952 г. Франсиско Санчас, суперинтендант Национального …. (National Irrigation Plant of Solis) заявил, что после четырех лет изучения вопросов археологической активности в районе и характера занятий местного населения он может однозначно констатировать отсутствие какого-либо керамического производства в Акамбаро. 23 июля 1952 г. мэр Акамбаро Хуан Карранса опубликовал официальное заявление за N 1109, в котором говорилось, что по результатам специального исследования, проведенного в районе, выяснилось, что в Акамбаро нет ни одного человека, который бы занимался производством такого рода изделий.

Все доводы Дипесо в пользу того, что коллекция Джульсруда является изощренной фальсификацией, легко опровергаются с точки зрения обычного здравого смысла. Во-первых, ни один скульптор не в состоянии за обозримый период времени выполнить работу по изготовлению более чем тридцати тысяч скульптур (отнюдь не мелких) как из керамики, так и из камня. Не говоря уже о том, что эти скульптуры еще надо было закопать на приличную глубину. Во-вторых, даже если коллекция выполнена силами не одного человека, а некой мастерской, то в таком случае должны будут четко прослеживаться черты единого стиля в исполнении артефактов. Но вся коллекция не только не содержит ни единого дубликата, но керамические скульптуры выполнены из разных пород глины, в различных стилях и с различной степенью мастерства. В-третьих, было однозначно установлено, что керамика в коллекции Джульсруда обработана методом открытого обжига. Для ее производства потребовалось бы огромное количество древесины, которая в засушливом и безлесном районе Акамбаро всегда была чрезвычайно дорогой. Кроме того, подобное масштабное производство с открытым обжигом керамики просто не могло бы остаться незамеченным.

           

Профессор факультета истории Высшей Школы в Акамбаро Рамон Ривера потратил месяц на полевые исследования в Акамбаро на выяснение вопроса о возможности местного производства коллекции Джульсруда. После многочисленных опросов населения Акамбаро и прилегающих к нему районов (Ривера особенно тщательно опрашивал стариков) профессор констатировал, что на протяжении последних ста лет в этой местности не было ничего похожего на масштабное керамическое производство.

Более того, критики коллекции Джульсруда чаще всего забывали, что она состояла не только из керамических артефактов. Коллекция содержит значительное количество каменных скульптур и все они имеют следы сильной эрозии. Подделать такой элемент поверхности предмета как эрозия практически невозможно.

Ну и наконец, следует помнить, что Одилон Тинахеро, на протяжении нескольких лет пополнявший коллекцию Джульсруда имел неполные четыре класса образования и с трудом мог читать и писать. Поэтому нет смысла говорить о возможности его глубоких познаний в области палеозоологии как и бессмысленно говорить о том, что в 40-е годы прошлого века в небольшой мексиканской библиотеке можно было бы найти достаточно книг по данной тематике да еще и на испанском языке.

           

К 1954 г. критика коллекции Джульсруда, с подачи Дипесо, достигла максимума и это привело к тому, что к коллекции были вынуждены проявит интерес официальные круги Мексики. В Акамбаро отправилась делегация ученых во главе с директором Департамента до-испанских памятников Национального Института Антропологии и Истории доктором Эдуардо Нокверой. Помимо него в состав группы входило еще три антрополога и историка. Эта официальная делегация сама выбрала конкретное место на склонах холма Эль Торо для проведения контрольных раскопок. Они состоялись в присутствии множества свидетелей из местных авторитетных граждан. После нескольких часов раскопок было найдено большое количество статуэток, аналогичных образцам из коллекции Джульсруда. По заявлению столичных археологов, осмотр найденных артефактов однозначно продемонстрировал их древность. Все члены группы поздравили Джульсруда с выдающимся открытием и двое из них пообещали опубликовать результаты своей поездки в научных журналах.

Однако через три недели после возвращения в Мехико, доктор Норквера представил отчет о поездке, в котором утверждалось, что коллекция Джульсруда является фальсификацией, поскольку содержит статуэтки, изображающие динозавров. Т.е. был использован все тот же универсальный довод: "Этого не может быть, потому что не может быть никогда". 

                       

В 1955 г. коллекцией заинтересовался тогда еще достаточно молодой ученый Чарлз Хэпгуд, бывший в то время профессором истории и антропологии нью-хэмпширского университета. Он приехал в Акамбаро и провел там несколько месяцев, занимаясь самостоятельными раскопками на памятнике. Хэпгуд договорился с местным шефом полиции майором Альтимерино, чей дом стоял на территории памятника. Было известно, что дом построили в 1930 году. Получив разрешение хозяина, Хэпгуд вскрыл пол в одной из жилых комнат дома и на глубине в 6 футов (около 2 м) обнаружил 43 статуэтки (правда, во фрагментах), аналогичных по стилистике коллекции Хэпгуда.

Сам майор Алтимарино предпринял трехмесячное исследование в окрестностях Акамбаро и опросил множество местных жителей на предмет возможности современного изготовления коллекции Джульсруда. В результате он убедился, что никто в окрестностях понятия не имеет ни о чем подобном.

В 1968 году (уже после публикации своей книги "Карты морских царей") Хэпгуд вернулся к проблеме Акамбаро и приехал туда в компании с известным писателем Эрлом Стенли Гарднером, который обладал не только глубокими познаниями в криминалистике, но также серьезно занимался и археологическими проблемами. Гарднер констатировал, что с точки зрения криминалистики, коллекция Джульсруда не может являться ни результатом деятельности одного лица, ни даже результатом фальсификации, выполненной группой лиц. По результатам своих исследований в Акамбаро Хэпгуд на свои средства издал книгу "Тайна Акамбаро" ("Mystery in Acambaro", 1972).

В 1968 г. метод радиокарбонного датирования был уже широко признан в мире и Хэпгуд послал несколько образцов на анализ в Нью-Джерси в лабораторию изотопных исследований. Анализ образцов дал следующие результаты:

I-3842: 3590 +/- 100 лет (1640 +/- 100 г. до н.э.)

I-4015: 6480 +/- 170 лет (4530 +/- 170 г. до н.э.)

I-4031: 3060 +/ - 120 лет (1100 +/-120 г. до н.э.)

           

В 1972 г. Артур Янг передал две статуэтки на анализ в Пенсильванский Музей на термолюминисцентный анализ, который дал результат в 2 700 г. до н.э. Доктор Рэйни, проводивший исследования писал Янгу, что погрешность датировки не превышает 5-10% и что каждый образец тестировался по 18 раз. Соответственно подлинность коллекции Джульсруда не вызывает никаких сомнений. Однако, когда через некоторое время Рэни узнал, что в состав коллекции входят статуэтки динозавров, он заявил, что полученные им результаты являются ошибочными, вследствие искажения световых сигналов при анализе и возраст образцов не превышает 30 лет.

В 70-80-ые годы общественный интерес к коллекции Джульсруда постепенно утих, научная общественность продолжало игнорировать факт существования коллекции. Отдельные публикации в популярных изданиях (в том числе и на русском языке в журнале "Техника-молодежи") воспроизводили версию о фальшивом характере коллекции, основываясь на тезисе о том, что человек не мог сосуществовать с динозаврами.

                       

В конце 90-х годов ситуация изменилась. В 1997 г. на телeканале NBC был показан цикл программ под названием "Таинственное происхождение человечества", в котором часть материалов была посвящена коллекции Джульсруда. Авторы программы также придерживались версии о недавнем происхождении коллекции и даже отправили пару образцов на независимую экспертизу по методу С14. Антропоморфная статуэтка была датирована 4000 г. до н.э., а статуэтка динозавра - 1500 г. до н.э. Однако авторы программы попросту заявили, что вторая дата является ошибочной.

В том же 1997 г. японская корпорация Нисси спонсировала поездку съемочной группы в Акамбаро. Входивший в состав группы ученый - доктор Херрехон заявил, что статуэтки, изображающие бронтозавров не соответствуют облику реально известных представителей этого класса, поскольку имеют ряд спинных пластин. Однако в 1992 г. палеонтолог Стефен Жеркас опубликовал статью в журнале "Geology" (N12 за 1992), в которой впервые указывал на эту черту анатомического строения бронтозавров. Излишне говорить о том, что в 40-50 гг. этот факт палеонтологам еще не был известен.

Решающий перелом в признании находок Джульсруда наступил в результате деятельности двух американских исследователей - антрополога Дениса Свифта и геолога Дона Паттона. В течении 1999 г. они пять раз посетили Акамбаро. К этому времени коллекция Джульсруда находилась под замком в мэрии и была недоступна для публики. Под замок коллекция попала после смерти Джульсруда, когда его дом был продан.

После нескольких дней переговоров с местными властями Свифт и Паттон получили разрешение на осмотр и фотографирование коллекции. Ими было сделано около 20 000 фотографий образцов коллекции. Их деятельность вызвала общественный интерес и они были проинтевьюированы местной прессой и телевидением. Более того, доктор Свифт невольно стал причиной скандала, также вылившегося в прессу. Он задал вопрос хранителю коллекции, сколько коробок с находками хранится в мэрии. Ему ответили, что таких коробок 64. На основе тех коробок, которые они лично распаковывали с Паттоном, Свифт подсчитал, что в 64 коробках может поместиться не более 5-6 тысяч предметов. Тогда где же остальные 25 000 остальных находок из коллекции Джульсруда.

Окончание этой истории мне неизвестно. Но в результате активной деятельности Свифта и Паттона местные власти пошли на открытие специального музея. В конце того же 1999 года часть коллекции Джульсруда была выставлена в качестве постоянной экспозиции в специально отведенном под музей доме.

                   

С проблемой Акамбаро связано еще несколько принципиально важных моментов. Свифт и Паттон узнали от офицера федеральной полиции Эрнесто Маринеса историю о том, как в 1978 году он конфисковал партию партию археологических находок, выкопанную двумя охотниками за древностями на холме Эль Чиво, также расположенном в окрестностях города Акамбаро. Эта партия содержала 3 300 статуэток, аналогичных по стилю коллекции Джульсруда и среди них было 9 фигурок динозавров. Все находки были переданы доктору Луису Моро, тогдашнему мэру Акамбаро и помещены в ратушу. Оба охотника были осуждены на длительный срок и отправлены в Федеральную тюрьму Мехико.

Свифт общался также с доктором Антонию Хеннехоном, который лично проводил раскопки на холмах Эль Торо и Эль Чиво в 1950-55 гг. и также находил статуэтки динозавров. Доктор Херрехон утверждал, что в 40-50 гг. о динозаврах в Мексике практически никто ничего не знал.

Более того, еще в 1945 году Карлос Переа, директор по археологии зоны Акамбаро при Национальном Музее Антропологии в Мехико заявил, что предметы коллекции Джульсруда не вызывают сомнений в их подлинности. Более того, он ему лично приходилось изучать статуэтки динозавров, найденных на других памятниках Мексики.

И второе, во время своих исследований 1968 г. Чарльз Хэпгуд исследовал и заново вскрыл один из старых раскопов, где обнаружил ряд плит, напоминающих уходящую внутрь склона лестницу. Один их местных жителей сказал ему, что на этом раскопе был ранее обнаружен тоннель, заполненный землей и ведущий в недра холма. Кроме того, существует информация, что один из местных жителей обнаружил в склоне Эль Торо пещеру, заполненную статуэтками и другими древними предметами. Эти данные послужили основанием для предположения о существовании в недрах холма Эль Торо целого "подземного города".

Американец Джон Тьерни, почти сорок лет изучавший материалы Акамбаро, уверен, что найденная Джульсрудом коллекция - лишь часть огромной "библиотеки", сопровождавшей гробницу. Т.е. он полагал, что главной составляющей памятника Эль Торо должна быть гробница.

Андрей Жуков, канд.ист.наук

 

Rambler's Top100