Николай Кун. Легенды и мифы Древней Греции

(конспект)

 

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОГИ И ГЕРОИ *

 

Вначале  существовал  лишь  вечный,  безграничный,  темный  Хаос.  В  нем заключался  источник жизни мира. Все возникло из безграничного Хаоса – весь мир и бессмертные боги. Из Хаоса произошла и богиня Земля – Гея. Широко раскинулась  она,  могучая,  дающая  жизнь всему, что живет и растет на ней.

Далеко же под Землей, так далеко, как  далеко  от  нас  необъятное,  светлое небо, в неизмеримой глубине родился мрачный Тартар - ужасная бездна, полная вечной  тьмы.  Из  Хаоса,  источника  жизни,  родилась  и  могучая сила, все оживляющая Любовь - Эрос. Начал создаваться мир.

Безграничный Хаос  породил Вечный  Мрак  -  Эреб  и  темную Ночь - Нюкту. А от Ночи и Мрака произошли вечный Свет - Эфир и радостный светлый День -  Гемера.  Свет  разлился  по миру, и стали сменять друг друга ночь и день.

Могучая,  благодатная Земля породила беспредельное голубое Небо - Урана, и раскинулось Небо над Землей. Гордо  поднялись  к  нему  высокие  Горы, рожденные Землей, и широко разлилось вечно шумящее Море.

Матерью-Землей рождены Небо, Горы и Море, и нет у них отца.

 

Уран  - Небо - воцарился в мире. Он взял себе в жены благодатную Землю. Шесть сыновей и шесть дочерей - могучих, грозных титанов - было у Урана и Геи.  Их сын, титан Океан, обтекающий, подобно безбрежной реке, всю землю, и богиня Фетида породили на свет все реки, которые катят свои волны к морю, и морских богинь - океанид. Титан же Гипперион и Тейя дали миру детей: Солнце -  Гелиоса,  Луну  - Селену и румяную Зарю - розоперстую Эос (Аврора). От Астрея и Эос произошли все звезды, которые горят на темном  ночном  небе,  и все  ветры:  бурный северный ветер Борей, восточный Эвр, влажный южный Нот и западный ласковый ветер Зефир, несущий обильные дождем тучи.

 

Кроме титанов, породила могучая Земля трех великанов - циклопов с  одним глазом  во лбу - и трех громадных, как горы, пятидесятиголовых великанов - сторуких (гекатонхейров), названных так потому, что сто рук было  у  каждого из  них. Против их ужасной силы ничто не может устоять, их стихийная сила не знает предела.

 

Возненавидел Уран своих детей-великанов, в недра богини Земли заключил он их в глубоком мраке и не позволил им выходить  на  свет.  Страдала  мать  их Земля.  Ее  давило  это страшное бремя, заключенное в ее недрах. Вызвала она детей своих, титанов, и убеждала их  восстать  против  отца  Урана,  но  они боялись  поднять  руки  на  отца.  Только младший из них, коварный Крон, хитростью низверг своего отца и отнял у него власть.

 

Богиня Ночь родила в наказание Крону целый сонм ужасных  веществ:  Таната -  смерть,  Эриду  - раздор, Апату - обман, Кер - уничтожение, Гипнос - сон с роем мрачных, тяжелых видений, не знающую пощады Немесиду -  отмщение за  преступления - и много других. Ужас, раздоры, обман, борьбу и несчастье внесли эти боги в мир, где воцарился на троне своего отца Крон.

 

РОЖДЕНИЕ ЗЕВСА

 

Крон не был уверен, что власть навсегда останется в его руках. Он боялся, что и против него восстанут дети и обретут его на ту  же  участь,  на  какую обрек он своего отца Урана. Он боялся своих детей. И повелел Крон жене своей Рее  приносить  ему  рождавшихся  детей и безжалостно проглатывал их. В ужас приходила Рея, видя судьбу детей своих. Уже пятерых проглотил  Крон:  Гестию, Деметру, Геру, Аида (Гадеса) и Посейдона.

Рея  не  хотела  потерять  и  последнего  своего ребенка. По совету своих родителей, Урана-Неба и Геи-Земли, удалилась она на остров Крит,  а  там,  в глубокой  пещере,  родился  у нее младший сын Зевс. В этой пещере Рея скрыла своего сына от жестокого отца, а ему дала  проглотить  вместо  сына  длинный камень,  завернутый  в пеленки. Крон не подозревал, что он был обманут своей женой.

А Зевс  тем  временем  рос  на  Крите.  Нимфы  Адрастея  и  Идея  лелеяли маленького Зевса, они вскормили его молоком божественной козы Амалфеи. Пчелы носили  мед  маленькому  Зевсу  со  склонов высокой горы Дикты. У входа же в пещеру юные куреты ударяли в щиты мечами всякий раз, когда маленький Зевс плакал, чтобы не услыхал его плача Крон и не постигла бы  Зевса участь его братьев и сестер.

 

Вырос  и возмужал прекрасный и могучий бог Зевс. Он восстал против своего отца и заставил его вернуть опять на свет поглощенных им  детей.  Одного за другим  изверг  из  уст  Крон  своих  детей-богов, прекрасных и светлых. Они начали борьбу с Кроном и титанами за власть над миром.

Ужасна и упорна была  эта  борьба.  Дети  Крона  утвердились  на  высоком Олимпе. На их сторону стали и некоторые из титанов, а первыми - титан Океан и  дочь  его Стикс и детьми Рвением, Мощью и Победой. Опасна была эта борьба для богов-олимпийцев. Могучи и грозны были их противники титаны. Но Зевсу на помощь пришли циклопы. Они выковали ему громы и  молнии,  их  метал Зевс в титанов. Борьба длилась уже десять лет, но победа не склонялась ни на ту, ни на  другую  сторону. Наконец, решился Зевс освободить из недр земли сторуких великанов-гекатонхейров; он их призвал на помощь. Ужасные, громадные, как горы,  вышли  они  из недр земли и ринулись в бой. Они отрывали от гор целые скалы и бросали их в титанов. Сотнями летели скалы навстречу титанам, когда они  подступили  к Олимпу. Стонала земля, грохот наполнил воздух, все кругом колебалось. Даже Тартар содрогался от этой борьбы.

Зевс метал одну за другой пламенные молнии и оглушительно рокочущие громы.  Огонь  охватил  всю  землю,  моря  кипели, дым и смрад заволокли все густой пеленой.

Наконец, могучие титаны дрогнули. Их сила была сломлена, они были побеждены. Олимпийцы сковали их и низвергли в мрачный Тартар, в вековечную тьму. У медных несокрушимых врат Тартара на стражу стали сторукие гекатонхейры, и стерегут они, чтобы не вырвались опять на свободу из Тартара могучие титаны. Власть титанов в мире миновала.

 

БОРЬБА ЗЕВСА С ТИФОНОМ

 

Но  не  окончилась этим борьба. Гея-Земля разгневалась на олимпийца Зевса за то, что он так сурово поступил с  ее  побежденными  детьми-титанами. Она вступила  в  брак  с мрачным Тартаром и произвела на свет ужасное стоголовое чудовище Тифона. Громадный, с сотней драконовых  голов,  поднялся Тифон из недр земли. Диким воем всколебал он воздух. Лай собак, человеческие голоса, рев разъяренного быка, рыканье льва слышались в этом вое. Бурное пламя клубилось вокруг Тифона, и земля колебалась под его тяжкими шагами. Боги содрогнулись от ужаса Но смело ринулся на него Зевс-громовержец, и загорелся бой. Опять засверкали молнии в руках Зевса, раздались раскаты грома. Земля и небесный свод потряслись до основания. Ярким пламенем вспыхнула опять земля, как и во время борьбы с титанами. Моря кипели от одного приближения  Тифона. Сотнями  сыпались огненные стрелы-молнии громовержца Зевса; казалось, что от их огня горит самый воздух и горят  темные  грозовые  тучи.  Зевс  испепелил Тифону  все  его сто голов. Рухнул Тифон на землю; от тела его исходил такой жар, что плавилось все кругом. Зевс поднял тело Тифона и низверг  в  мрачный Тартар,  породивший  его. 

Но и в Тартаре грозит еще Тифон богам и всему живому. Он вызывает бури и извержения; он породил с Ехидной, полуженщиной-полузмеей,  ужасного  двуглавого пса Орфа, адского пса Кербера, лернейскую гидру и Химеру; часто колеблет Тифон землю.

РРР: По всей логике, надо было добивать до конца. Однако, во-первых, этого сделано не было. А во-вторых, на Тифона свалены все сейсмо- и вулканические воздействия. Так что вполне возможно, что за битвой Зевса с Тифоном вообще нет реальной исторической основы.

 

Победили боги-олимпийцы своих врагов. Никто больше не мог противиться их власти. Они могли теперь спокойно править миром. Самый могущественный из них, громовержец Зевс, взял себе небо, Посейдон - море, а Аид -  подземное царство душ  умерших. Земля  же осталась в общем владении.

Хотя и поделили сыновья Крона между собой власть над миром, но все же над всеми  ними  царит повелитель неба Зевс; он правит людьми и богами, он ведает всем в мире.

 

ОЛИМП

 

Высоко  на  светлом  Олимпе  царит Зевс, окруженный сонмом богов. Здесь и супруга его Гера, и златокудрый Аполлон с сестрой своей Артемидой, и  златая Афродита,  и  могучая  дочь  Зевса  Афина,  и  много  других богов. Три прекрасные Оры охраняют вход на высокий Олимп и подымают закрывающее врата густое облако, когда боги нисходят на землю или возносятся в светлые чертоги Зевса.

Высоко над Олимпом широко раскинулось голубое, бездонное небо, и льется с него золотой свет. Ни дождя, ни снега не бывает  в  царстве  Зевса; вечно  там  светлое, радостное лето. А ниже клубятся облака, порой закрывают они далекую землю. Там, на земле, весну и лето сменяют осень и зима, радость и веселье сменяются несчастьем и горем. Правда, и боги знают печали, но  они скоро проходят, и снова водворяется радость на Олимпе.

Пируют  боги  в  своих золотых чертогах, построенных сыном Зевса Гефестом. Царь Зевс сидит на высоком золотом троне. Величием и гордо-спокойным сознанием  власти  и  могущества  дышит мужественное, божественно прекрасное лицо Зевса. У трона его - богиня мира Эйрена и  постоянная  спутница Зевса крылатая богиня победы  Ника.

Вот входит прекрасная, величественная богиня Гера, жена Зевса. Зевс чтит свою жену: почетом окружают Геру, покровительницу  брака,  все  боги  Олимпа. Когда, блистая своей красотой, в пышном наряде, великая Гера входит в пиршественный зал, все  боги  встают  и склоняются  перед  женой громовержца Зевса. А она, гордая своим могуществом, идет к золотому трону и садится рядом с царем богов и людей - Зевсом.

Около трона Геры стоит ее посланница, богиня  радуги,  легкокрылая  Ирида,  всегда готовая  быстро нестись на радужных крыльях исполнять повеления Геры в самые дальние края земли.

 

Пируют  боги.  Дочь  Зевса,  юная Геба, и сын царя Трои, Ганимед, любимец Зевса, получивший от него бессмертие, подносят им амврозию и нектар – пищу и напиток богов. Прекрасные хариты и музы услаждают их пением и танцами. Взявшись  за руки, водят они хороводы, а боги любуются их легкими движениями и дивной, вечно юной красотой. Веселее становится пир олимпийцев. На этих пирах решают боги все дела, на них определяют они судьбу мира и людей.

РРР: Как и у шумеров – все после доброй чарки…

 

С  Олимпа  рассылает людям Зевс свои дары и утверждает на земле порядок и законы. В руках Зевса судьба людей; счастье и несчастье, добро и зло,  жизнь и смерть - все в его руках. Два больших сосуда стоят у врат дворца Зевса. В одном  сосуде  дары добра, в другом - зла. Зевс черпает в них добро и зло и посылает людям. Горе тому человеку, которому громовержец черпает дары только из сосуда со злом. Горе и тому, кто нарушает установленный Зевсом порядок на земле и не соблюдает его законов.  Грозно  сдвинет  сын  Крона  свои  густые брови,  черные  тучи  заволокут  тогда  небо.  Разгневается  великий Зевс, и страшно подымутся волосы на голове его, глаза загорятся нестерпимым блеском; взмахнет он своей десницей - удары грома раскатятся по всему небу, сверкнет пламенная молния, и сотрясется высокий Олимп.

 

Не один Зевс хранит законы. У его трона стоит хранящая  законы  богиня Фемида.  Она  созывает,  по повелению громовержца, собрания богов на светлом Олимпе, народные собрания на земле, наблюдая, чтобы не  нарушился  порядок  и закон.  На  Олимпе  и  дочь  Зевса, богиня Дикэ, наблюдающая за правосудием. Строго карает Зевс  неправедных  судей,  когда  Дикэ  доносит  ему,  что  не соблюдают они законов, данных Зевсом. Богиня Дикэ - защитница правды и враг обмана.

 

Зевс  хранит  порядок и правду в мире и посылает людям счастье и горе. Но хотя посылает людям счастье и несчастье Зевс, все же судьбу людей определяют неумолимые богини судьбы - мойры, живущие  на  светлом  Олимпе.  Судьба самого Зевса в их руках. Властвует рок над смертными и над богами. Никому не уйти  от  велений  неумолимого  рока.  Нет такой силы, такой власти, которая могла бы изменить хоть что-нибудь в том, что предназначено богам и смертным. Лишь смиренно склониться можно перед роком и  подчиниться  ему.  Одни  мойры знают  веления  рока.  Мойра Клото прядет жизненную нить человека, определяя срок его жизни. Оборвется нить, и кончится жизнь. Мойра Лахесис вынимает, не глядя, жребий, который выпадает человеку в жизни. Никто не в силах  изменить определенной  мойрами  судьбы,  так  как  третья  мойра,  Атропос,  все, что назначили в жизни человеку ее  сестры,  заносит  в  длинный  свиток,  а  что занесено в свиток судьбы, то неизбежно. Неумолимы великие, суровые мойры.

 

Есть и еще на Олимпе богиня судьбы - это богиня Тюхэ, богиня счастья и благоденствия.  Из  рога изобилия, рога божественной козы Амалфеи, молоком которой был вскормлен сам Зевс,  сошлет  она  дары  людям,  и  счастлив  тот человек,  который  встретит  на своем жизненном пути богиню счастья Тюхэ; но как редко это бывает, и как несчастлив тот человек, от  которого  отвернется богиня Тюхэ, только что дававшая ему свои дары!

 

ПОСЕЙДОН И БОЖЕСТВА МОРЯ

 

Глубоко в пучине моря стоит чудесный дворец  великого  брата  громовержца Зевса,  колебателя  земли  Посейдона. Властвует над морями Посейдон, и волны моря послушны малейшему движению его руки,  вооруженной  грозным  трезубцем. Там,  в глубине моря, живет с Посейдоном и его прекрасная супруга Амфитрита, дочь морского  вещего  старца  Нерея,  которую  похитил  великий  властитель морской  глубины  Посейдон  у  ее  отца. 

Он  увидал однажды, как водила она хоровод со своими сестрами-нереидами на берегу острова Наксоса. Пленился бог моря прекрасной  Амфитритой  и  хотел  увезти  ее  на  своей  колеснице.  Но Амфитрита  укрылась  у титана Атласа, который держит на своих могучих плечах небесный свод. Долго не мог Посейдон найти прекрасную  дочь  Нерея.  Наконец открыл  ему  ее  убежище дельфин; за эту услугу Посейдон поместил дельфина в число небесных созвездий. Посейдон похитил у Атласа прекрасную дочь Нерея  и женился на ней. С  тех  пор  живет Амфитрита с мужем своим Посейдоном в подводном дворце.

 

Высоко над дворцом  шумят  морские  волны.  Сонм  морских  божеств  окружает Посейдона,  послушный  его  воле.  Среди  них сын Посейдона Тритон, громовым звуком своей трубы из раковины вызывающий грозные бури. Среди божеств  -  и прекрасные сестры Амфитриты, нереиды.

 

Много божеств окружает великого брата Зевса, Посейдона; среди  них  вещий морской  старец, Нерей, ведающий все сокровенные тайны будущего. Нерею чужды ложь и обман; только правду открывает он богам  и  смертным.  Мудры  советы, которые  дает  вещий  старец. 

Пятьдесят  прекрасных дочерей у Нерея. Весело плещутся юные нереиды в волнах моря, сверкая среди  них  своей  божественной красотой.  Взявшись  за  руки,  вереницей  выплывают они из морской пучины и водят хоровод на берегу под ласковый плеск тихо  набегающих  на  берег  волн спокойного моря. Эхо прибрежных скал повторяет тогда звуки их нежного пения, подобного  тихому рокоту моря. Нереиды покровительствуют мореходу и дают ему счастливое плавание.

Среди божеств моря -- и старец Протей, меняющий, подобно морю, свой образ и превращающийся, по желанию, в различных животных и чудовищ. Он тоже  вещий бог,  нужно  только уметь застигнуть его неожиданно, овладеть им и заставить его открыть тайну будущего.

Среди спутников колебателя земли Посейдона и бог Главк, покровитель моряков и рыбаков, и он обладает даром прорицания. Часто, всплывая из  глубины  моря,  открывал  он  будущее  и  давал  мудрые  советы смертным. 

 

ЦАРСТВО МРАЧНОГО АИДА (ПЛУТОНА)

 

Глубоко под землей царит неумолимый, мрачный брат Зевса, Аид. Полно мрака и ужасов  его  царство.  Никогда  не  проникают  туда  радостные лучи яркого солнца. Бездонные пропасти ведут с поверхности  земли  в  печальное  царство Аида.  Мрачные  реки текут в нем. Там протекает все леденящая священная река Стикс, водами которой клянутся сами боги.

Катят там свои  волны  Коцит  и  Ахеронт;  души  умерших  оглашают  своим стенанием,  полным печали, их мрачные берега. В подземном царстве струятся и дающие забвение всего земного воды источника  Леты.  По  мрачным  полям царства  Аида,  заросшим  бледными  цветами асфодела (дикий тюльпан), носятся бесплотные легкие тени умерших. Они сетуют на свою безрадостную жизнь без света  и  без желаний.  Тихо  раздаются  их стоны, едва уловимые, подобные шелесту увядших листьев, гонимых осенним  ветром.  Нет  никому  возврата  из  этого  царства печали. Трехглавый адский пес Кербер, на шее которого движутся с грозным шипением  змеи,  сторожит  выход.  Суровый,  старый  Харон,  перевозчик  душ умерших, не повезет через мрачные воды Ахеронта ни одну душу обратно,  туда, где  светит ярко солнце жизни. На вечное безрадостное существование обречены души умерших в мрачном царстве Аида.

 

В  этом-то царстве, до которого не доходят ни свет, ни радость, ни печали земной жизни, правит брат Зевса, Аид. Он сидит на  золотом  троне  со  своей женой  Персефоной.  Ему  служат  неумолимые богини мщения Эринии. Грозные, с бичами и змеями преследуют они преступника; не дают ему ни  минуты  покоя  и терзают его угрызениями совести; нигде нельзя скрыться от них, всюду находят они  свою  жертву. 

У  трона  Аида  сидят  судьи  царства умерших - Минос и Радамант. Здесь же, у трона, бог смерти Танат с  мечом  в  руках,  в  черном плаще,  с  громадными  черными  крыльями. Могильным холодом веют эти крылья, когда прилетает Танат к ложу умирающего, чтобы  срезать  своим  мечом  прядь волос  с  его  головы  и исторгнуть душу. Рядом с Танатом и мрачные Керы. На крыльях своих носятся они, неистовые, по полю битвы. Керы ликуют, видя,  как один  за  другим  падают  сраженные  герои;  своими  кроваво-красными губами припадают они к ранам, жадно пьют горячую кровь сраженных и вырывают из тела их души.

РРР: Вампиры прям какие-то…

 

Здесь же, у трона Аида, и прекрасный, юный бог сна  Гипнос.  Он  неслышно носится  на своих крыльях над землей с головками мака в руках и льет из рога снотворный напиток. Нежно касается он своим чудесным жезлом глаз людей, тихо смыкает веки и погружает смертных в сладкий сон. Могуч бог Гипнос, не  могут противиться  ему  ни  смертные, ни боги, ни даже сам громовержец Зевс: и ему Гипнос смыкает грозные очи и погружает его в глубокий сон.

Носятся в мрачном царстве Аида и боги сновидений. Есть  среди  них  боги, дающие  вещие  и  радостные  сновидения,  но  есть боги и страшных, гнетущих сновидений, пугающих и мучащих людей. Есть боги и лживых  снов,  они  вводят человека в заблуждение и часто ведут его к гибели.

РРР: Фактически в тексте смерть связана со сном.

 

Царство неумолимого Аида полно мрака и ужасов. Там бродит во тьме ужасное привидение  Эмпуса  с  ослиными ногами; оно, заманив в ночной тьме хитростью людей в уединенное место, выпивает всю кровь и пожирает  их  еще  трепещущие тела.  Там  бродит  и  чудовищная  Ламия;  она  ночью  пробирается в спальню счастливых матерей и крадет у них детей, чтобы напиться их крови. Над  всеми привидениями  и  чудовищами  властвует великая богиня Геката. Три тела и три головы у нее. Безлунной ночью блуждает она в глубокой тьме по  дорогам  и  у могил со всей своей ужасной свитой, окруженная стигийскими собаками. Она посылает  ужасы  и  тяжкие  сны на землю и губит людей. Гекату призывают как помощницу в колдовстве, но она же и единственная помощница против колдовства для тех, которые чтут ее и приносят ей  на  распутьях,  где  расходятся  три дороги, в жертву собак.

 

ГЕРА

 

Великая  богиня Гера, жена эгидодержавного Зевса, покровительствует браку и охраняет святость и нерушимость  брачных  союзов.  Она  посылает  супругам многочисленное потомство и благословляет мать во время рождения ребенка.

 

Великую  богиню  Геру,  после того как ее и ее братьев и сестер изверг из своих уст побежденный Зевсом Кров, мать ее  Рея  отнесла  на  край  земли  к седому Океану; там воспитала Геру Фетида. Гера долго жила вдали от Олимпа, в тиши  и  покое.  Великий  громовержец  Зевс  увидал  ее, полюбил и похитил у Фетиды. Боги пышно справили свадьбу Зевса и Геры.  Ирида  и  хариты  облекли Геру  в  роскошные  одежды,  и она сияла своей юной, величественной красотой среди сонма богов Олимпа, сидя на золотом троне рядом с великим царем  богов и  людей  Зевсом.  Все  боги  подносили  дары  повелительнице Гере, а богиня Земля-Гея вырастила из недр своих  в  дар  Гере  дивную  яблоню  с  золотыми плодами. Все в природе славило царицу Геру и царя Зевса.

Гера  царит на высоком Олимпе. Повелевает она, как и муж ее Зевс, громами и молниями, по слову ее покрывают темные дождевые тучи небо, мановением руки подымает она грозные бури.

Прекрасна великая Гера, волоокая, лилейнорукая, из-под венца ее ниспадают волной дивные кудри, властью и спокойным величием горят ее  очи.  Боги  чтут Геру, чтит ее и муж, тучегонитель Зевс, и часто советуется с ней. Но нередки и  ссоры  между Зевсом и Герой. Часто возражает Гера Зевсу и спорит с ним на советах богов. Тогда гневается громовержец и грозит своей жене  наказаниями. Умолкает  тогда  Гера  и  сдерживает  гнев.  Она помнит, как подверг ее Зевс бичеванию, как сковал золотыми  цепями  и  повесил  между  землей  и  небом, привязав к ее ногам две тяжелый наковальни.

Могущественна  Гера,  нет  богини, равной ей по власти. Величественная, в длинной роскошной одежде, сотканной самой Афиной, в  колеснице,  запряженной двумя  бессмертными конями, съезжает она с Олимпа. Вся из серебра колесница, из чистого золота колеса, а спицы их сверкают медью. Благоухание разливается по земле там, где проезжает Гера. Все живое  склоняется  пред  ней,  великой царицей Олимпа.

 

АПОЛЛОН

 

Бог  света,  златокудрый  Аполлон,  родился  на  острове  Делос. Мать его Латона, гонимая гневом богини  Геры,  нигде  не  могла  найти  себе  приюта. Преследуемая  посланным Герой драконом Пифоном, она скиталась по всему свету и наконец укрылась на Делосе, носившемся в  те  времена  по  волнах  бурного моря.  Лишь только вступила Латона на Делос, как из морской пучины поднялись громадные столбы и остановили этот пустынный остров. Он  стал  незыблемо  на том  месте,  где  стоит  и  до  сих  пор.  Кругом  Делоса шумело море. Уныло подымались скалы Делоса, обнаженные без малейшей растительности. Лишь  чайки морские  находили приют на этих скалах и оглашали их своим печальным криком. Но вот родился бог света Аполлон, и всюду разлились потоки яркого света. Как золотом,  залили  они  скалы  Делоса.  Все  кругом  зацвело,  засверкало:  и прибрежные  скалы, и гора Кинт, и долина, и море. Громко славили родившегося бога собравшиеся на Делос богини, поднося ему амврозию и нектар. Вся природа вокруг ликовала вместе с богинями.

 

Быстро достиг Аполлон мрачного ущелья,  жилища  Пифона.  Кругом  высились скалы,  уходя  высоко  в  небо. Мрак царил в ущелье. По дну его стремительно несся, седой от пены, горный поток, а над потоком клубились  туманы.  Выполз из  своего  логовища  ужасный  Пифон.  Громадное  тело его, покрытое чешуей, извивалось меж скал бесчисленными кольцами. Скалы и горы дрожали от  тяжести его  тела  и  сдвигались  с  места. Яростный Пифон все предавал опустошению, смерть распространял он кругом. В ужасе бежали нимфы и все  живое. 

Поднялся Пифон,  могучий,  яростный,  раскрыл  свою  ужасную  пасть  и  уже готов был поглотить златокудрого Аполлона.  Тогда  раздался  звон  тетивы  серебряного лука,  как  искра  сверкнула в воздухе не знающая промаха золотая стрела, за ней другая, третья; стрелы дождем посыпались на  Пифона,  и  он  бездыханный упал   на  землю.  Громко  зазвучала  торжествующая  победная  песнь златокудрого Аполлона, победителя Пифона, и вторили ей золотые струны кифары бога. Аполлон зарыл в землю тело Пифона там, где стоят священные  Дельфы,  и основал  в Дельфах святилище и оракул, чтобы прорицать в нем людям волю отца своего Зевса.

 

Аполлон  должен был очиститься от греха пролитой крови Пифона. Ведь и сам он очищает людей, совершивших убийство.  Он  удалился  по  решению  Зевса  в Фессалию  к  прекрасному и благородному царю Адмету. Там пас он стада царя и этой службой искупал свой  грех. 

 

Весной и летом на склонах лесистого Геликона, там, где таинственно журчат священные воды источника Гиппокрены, и на  высоком  Парнасе,  у  чистых  вод Кастальского   родника,  Аполлон  водит  хоровод  с  девятью  музами.  Юные, прекрасные музы, дочери  Зевса  и  Мнемосины,  -  постоянные  спутницы Аполлона.  Он  предводительствует хором муз и сопровождает их пение игрой на своей золотой кифаре. Величаво идет Аполлон  впереди  хора  муз,  увенчанный лавровым  венком,  за ним следуют все девять муз: Каллиопа - муза эпической поэзии, Эвтерпа - муза лирики, Эрато - муза любовных песен, Мельпомена  - муза  трагедии,  Талия  -  муза комедии, Терпсихора - муза танцев, Клио - муза истории, Урания - муза  астрономии  и  Полигимния  -  муза  священных гимнов. Торжественно гремит их хор, и вся природа, как зачарованная, внимает их божественному пению.

Когда  же Аполлон в сопровождении муз появляется в сонме богов на светлом Олимпе и раздаются звуки его кифары и пение  муз,  тогда  замолкает  все  на Олимпе.  Забывает  Арес  о  шуме  кровавых  битв, не сверкает молния в руках тучегонителя Зевса, боги  забывают  раздоры,  мир  и  тишина  воцаряются  на Олимпе. Даже орел Зевса опускает свои могучие крылья и закрывает свои зоркие очи,  не  слышно  его  грозного  клекота,  он тихо дремлет на жезле Зевса. В полной тиши торжественно звучат струны кифары  Аполлона.  Когда  же  Аполлон весело  ударяет  по  золотым  струнам кифары, тогда светлый, сияющий хоровод движется в пиршественном зале богов. Музы, хариты, вечно юная Афродита, Арес с Гермесом - все  участвуют  в  веселом  хороводе,  а  впереди  всех  идет величественная  дева, сестра Аполлона, прекрасная Артемида. Залитые потоками золотого света, пляшут юные боги под звуки кифары Аполлона.

 

Но не только мстителем является Аполлон, не только гибель шлет он  своими золотыми  стрелами;  он  врачует  болезни.  Сын  же Аполлона Асклепий – бог врачей и врачебного искусства. Мудрый кентавр  Хирон  воспитал  Асклепия  на склонах  Пелиона.  Под его руководством Асклепий стал таким искусным врачом, что превзошел даже своего учителя Хирона.

Асклепий  не  только  исцелял  все болезни,  но  даже  умерших  возвращал к жизни. Этим прогневал он властителя царства умерших Аида и громовержца Зевса, так как нарушил закон  и  порядок, установленный  Зевсом  на  земле.  Разгневанный  Зевс  метнул  свою молнию и поразил Асклепия. Но люди обожествили сына Аполлона как  бога-целителя.  Они воздвигли  ему  много  святилищ  и среди них знаменитое святилище Асклепия в Эпидавре.

РРР: А что его было обожествлять, если он и так был сыном бога и даже внуком самого Зевса?..

 

АРТЕМИДА

 

Вечно  юная,  прекрасная  богиня родилась на Делосе в одно время с братом своим, златокудрым Аполлоном. Они близнецы. Самая  искренняя  любовь,  самая тесная  дружба  соединяют  брата  и  сестру.  Глубоко  любят они и мать свою Латону.

Всем дает жизнь Артемида. Она заботится обо всем, что живет  на  земле  и растет  в  лесу  и  в  поле Заботится она о диких зверях, о стадах домашнего скота  и  о  людях.  Она  вызывает  рост  трав,  цветов  и   деревьев,   она благословляет  рождение,  свадьбу  и брак. Богатые жертвы приносят греческие женщины славной дочери Зевса Артемиде, благославляющей и  дающей  счастье  в браке, исцеляющей и насылающей болезни.

Вечно  юная,  прекрасная,  как  ясный  день,  богиня  Артемида, с луком и колчаном за плечами, с копьем охотника в руках, весело охотится  в  тенистых лесах  и  залитых  солнцем  полях. Шумная толпа нимф сопровождает ее, а она, величественная, в короткой одежде охотницы, доходящей лишь до колен,  быстро несется  по лесистым склонам гор. Не спастись от ее не знающих промаха стрел ни пугливому оленю, ни робкой лани, ни разъяренному кабану, скрывающемуся  в зарослях камыша. За Артемидой спешат ее спутницы-нимфы. Веселый смех, крики, лай  своры  собак далеко раздаются в горах, и отвечает им громко горное эхо.

Когда же утомится богиня на охоте, то  спешит  она  с  нимфами  в  священные Дельфы,  к  любимому  брату,  стреловержцу  Аполлону.  Там отдыхает она. Под божественные звуки золотой кифары Аполлона водит она  хороводы  с  музами  и нимфами.  Впереди  всех  идет в хороводе Артемида, стройная, прекрасная; она прекраснее всех нимф и муз  и  выше  их  на  целую  голову

 

АФИНА-ПАЛЛАДА

 

Самим  Зевсом  рождена  была богиня Афина-Паллада. Зевс-громовержец знал, что у богини разума, Метис, будет двое детей: дочь Афина и сын  необычайного ума  и силы. Мойры, богини судьбы, открыли Зевсу тайну, что сын богини Метис свергнет его с престола и отнимет у него власть над миром. Испугался великий Зевс. Чтобы избежать грозной судьбы, которую сулили ему  мойры,  он,  усыпив богиню  Метис ласковыми речами проглотил ее, прежде чем у нее родилась дочь, богиня Афина.

РРР: Получается, во-первых, что Зевс имел полную возможность все-таки влиять на собственную судьбу, что уже противоречит предыдущим утверждениям. А во-вторых, мойры вообще промахнулись даже с полом ребенка.

 

Через некоторое  время  почувствовал  Зевс  страшную  головную боль. Тогда он призвал своего сына Гефеста и приказал разрубить себе голову, чтобы  избавиться  от  невыносимой  боли  и  шума  в голове. Взмахнул Гефест топором, мощным ударом расколол череп Зевсу, не повредив  его,  и  вышла  на свет  из  головы  громовержца  могучая  воительница, богиня Афина-Паллада. В полном вооружении, в блестящем шлеме, с копьем и щитом  предстала  она  пред изумленными  очами  богов-олимпийцев.  Грозно  потрясла она своим сверкающим копьем. Воинственный  клич  ее  раскатился  далеко  по  небу,  и  до  самого основания  потрясся  светлый  Олимп.  Прекрасная, величественная, стояла она перед богами. Голубые глаза Афины горели  божественной  мудростью,  вся  она сияла  дивной,  небесной,  мошной красотой. Славили боги рожденную из головы отца-Зевса любимую дочь его, защитницу городов, богиню  мудрости  и  знания, непобедимую воительницу Афину-Палладу.

РРР: Все-таки преобладает фэнтези. Тут у богини даже нет детства как у других богов.

 

Афина  покровительствует  героям  Греции,  дает  им  свои полные мудрости советы и помогает им, непоборимая, во время опасности.  Она  хранит  города, крепости  и  их  стены.  Она дает мудрость и знание, учит людей искусствам и ремеслам. И девушки Греции чтут Афину за то,  что  она  учит  их  рукоделию. Никто из смертных и богинь не может превзойти Афину в искусстве ткать.

 

ГЕРМЕС

 

В гроте горы Киллены в Аркадии родился сын  Зевса  и  Майи,  бог  Гермес, посланник  богов. С быстротой мысли переносится он с Олимпа на самый дальний край света в своих крылатых сандалиях, с  жезлом-кадуцеем  в  руках.

Гермес охраняет  пути,  и  посвященные ему гермы [каменные столбы, наверху которых высекалась голова Гермеса] можно видеть поставленными при дорогах, на перекрестках и у входов  в  дома  всюду  в  древней  Греции.  Он покровительствует путникам в путешествии при жизни, он же ведет души умерших в их последний путь - в печальное царство Аида. Своим волшебным жезлом смыкает он глаза людей и погружает их в сон. Гермес - бог покровитель путей и путников и бог торговых сношений и торговли. Он дает в  торговле  барыш  и посылает  людям  богатство.  Гермес  изобрел  и  меры, и числа, и азбуку, он обучил всему этому  людей

Он  же  и  бог  красноречия,  вместе  с  тем  - изворотливости и обмана. Никто не может превзойти его в ловкости, хитрости и даже  в  воровстве, так как он необычайно ловкий вор. Это он украл однажды в шутку у Зевса его скипетр, у Посейдона - трезубец, у  Аполлона    золотые стрелы и лук, а у Ареса - меч.

 

АРЕС

 

Бог  войны, неистовый Арес, - сын громовержца Зевса и Геры. Не любит его Зевс. Часто говорит он своему сыну, что он самый ненавистный ему среди богов Олимпа. Зевс не любит сына за его кровожадность. Не будь Арес его сыном,  он давно  низверг  бы  его  в  мрачный Тартар, туда, где томятся титаны. Сердце свирепого Ареса радуют только жестокие битвы. Неистовый,  носится  он  средь грохота  оружия,  криков  и  стонов  битвы  между сражающимися, в сверкающем вооружении, с громадным щитом. Следом за ним несутся его сыновья,  Деймос  и Фобос - ужас и страх, а рядом с ними богиня раздора Эрида и сеющая убийства богиня  Энюо. 

Кипит,  грохочет  битва; ликует Арес; со стоном падают воины. Торжествует Арес, когда сразит своим ужасным мечом воина и хлынет  на  землю горячая  кровь.  Без  разбора  разит он и направо и налево; груда тел вокруг жестокого бога.

Свиреп, неистов, грозен Арес, но победа не всегда сопутствует ему.  Часто приходится   Аресу   уступать  на  поле  битвы  воинственной  дочери  Зевса, Афине-Палладе. Побеждает она Ареса мудростью  и  спокойным  сознанием  силы. Нередко  и  смертные  герои  одерживают  верх  над Аресом, особенно, если им помогает светлоокая Афина-Паллада.

 

Если даже жена Ареса,  прекраснейшая  из  богинь  Афродита,  приходит  на помощь  своему  мужу,  когда  он  в  пылу битвы встретится с Афиной, и тогда выходит победительницей любимая дочь громовержца  Зевса.  Воительница  Афина одним ударом повергает на землю прекрасную богиню любви Афродиту. Со слезами возносится  на  Олимп  вечно  юная,  дивно  прекрасная  Афродита, а вслед ей раздается торжествующий смех и несутся насмешки Афины.

 

АФРОДИТА

 

Не изнеженной, ветреной богине Афродите вмешиваться в кровавые битвы. Она будит в сердцах богов и смертных любовь. Благодаря этой власти она царит над всем миром.

Никто  не  может избежать ее власти, даже боги. Только воительница Афина, Гестия и Артемида не подчинены ее могуществу. Высокая, стройная,  с  нежными чертами  лица,  с  мягкой  волной  золотых  волос,  как  венец лежащих на ее прекрасной голове, Афродита олицетворение божественной красоты и неувядаемой юности.

 

Около острова Киферы родилась Афродита, дочь Урана, из  белоснежной  пены морских  волн.  Легкий,  ласкающий ветерок принес ее на остров Кипр. Там окружили юные Оры вышедшую из морских волн богиню любви. Они  облекли  ее  в златотканую  одежду  и увенчали венком из благоухающих цветов. Где только не ступала Афродита, там  пышно  разрастались  цветы.  Весь  воздух  полон  был благоуханием.  Эрот и Гимерот повели  дивную богиню на Олимп. Громко приветствовали ее боги. С тех пор всегда живет  среди  богов  Олимпа  златая Афродита, вечно юная, прекраснейшая из богинь.

 

ЭРОТ

 

Прекрасная Афродита царит над миром. У нее, как у Зевса-громовержца, есть посланник:  через  него  выполняет она свою волю. Этот посланник Афродиты - сын ее Эрот, веселый, шаловливый, коварный, а подчас  и  жестокий  мальчик.

Эрот  носится  на  своих  блестящих  золотых  крыльях  над землями и морями, быстрый и легкий, как дуновение ветерка. В руках его - маленький  золотой лук,  за  плечами  -  колчан  со стрелами. Никто не защищен от этих золотых

стрел. Без промаха попадает в цель Эрот; он как стрелок не  уступает  самому стреловержцу  златокудрому  Аполлону.  Когда попадает в цель Эрот, глаза его светятся радостью, он с торжеством высоко закидывает свою курчавую головку и громко смеется. .

Стрелы Эрота несут собой радость и счастье, но часто несут они страдания, муки любви и даже гибель. Самому златокудрому Аполлону, самому  тучегонителю Зевсу немало страданий причинили эти стрелы.

Зевс  знал,  как  много  горя  и  зла  принесет  с собой в мир сын златой Афродиты. Он хотел, чтобы умертвили его еще при  рождении.  Но  разве  могла допустить  это  мать!  Она скрыла Эрота в непроходимом лесу, и там, в лесных дебрях, вскормили малютку Эрота молоком своим  две  свирепые  львицы.  Вырос Эрот,  и  вот  носится  он  по  всему  миру, юный, прекрасный, и сеет своими стрелами в мире то счастье, то горе, то добро, то зло.

 

ГИМЕНЕЙ

 

Есть еще один помощник и  спутник  у  Афродиты  -  это  юный  бог  брака Гименей.  Он  летит  на своих белоснежных крыльях впереди свадебных шествий. Ярко горит пламя его  брачного  факела.  Хоры  девушек  призывают  во  время

свадьбы  Гименея,  моля его благословить брак молодых и послать радость в их жизни.

 

ГЕФЕСТ

 

Гефест,  сын Зевса и Геры, бог огня, бог-кузнец, с которым никто не может сравниться в искусстве ковать, родился на светлом  Олимпе  слабым  и  хромым ребенком.  В гнев пришла великая Гера, когда показали ей некрасивого, хилого сына. Она схватила его и сбросила с Олимпа вниз на далекую землю.

Долго несся  по  воздуху  несчастный  ребенок  и  упал  наконец  в  волны безбрежного  моря.  Сжалились  над  ним  морские  богини  -  Эвринома, дочь великого Океана, и Фетида, дочь вещего морского старца  Нерея.  Они  подняли упавшего  в  море  маленького  Гефеста и унесли его с собой глубоко под воды седого Океана. Там, в лазурном гроте воспитали они Гефеста. Вырос бог Гефест некрасивым, хромым, но с могучими руками, широкой грудью и мускулистой шеей. Каким он был дивным художником в своем кузнечном ремесле! Много  выковал  он великолепных украшений из золота и серебра своим воспитательницам Эвриноме и Фетиде.

Долго  таил  в  сердце  гнев  на  мать  свою,  богиню Геру, наконец решил отомстить ей за то, что она сбросила его с Олимпа. Он выковал золотое кресло необыкновенной красоты и послал его на Олимп в  подарок  матери.  В  восторг пришла  жена  громовержца  Зевса,  увидев  чудесный  подарок. Действительно, только царица богов  и  людей  могла  сидеть  на  кресле  такой  необычайной красоты.  Но  -  о,  ужас!  Лишь  только  Гера села в кресло, как обвили ее несокрушимые путы, и Гера оказалась прикованной к креслу. Бросились боги  ей на  помощь. Напрасно, - никто из них не был в силах освободить царицу Геру. Боги поняли, что только Гефест, выковавший  кресло,  может  освободить  свою великую мать.

Тотчас послали они бога Гермеса, вестника богов за богом-кузнецом. Вихрем помчался Гермес на край света к берегам Океана. В мгновение ока пронесся над землей  и морем и явился в грот, где работал Гефест. Долго просил он Гефеста идти с ним на высокий Олимп - освободить царицу Геру, но наотрез  отказался бог-кузнец:  он  помнил  зло,  которое  причинила  ему  мать.  Не помогли ни просьбы, ни мольбы Гермеса. На помощь ему явился Дионис, веселый бог вина. С громким смехом поднес он Гефесту чашу благовонного вина, за ней другую, а за ней еще и еще. Охмелел Гефест, теперь можно было с ним сделать все – вести куда  угодно.  Бог  вина  Дионис  победил  Гефеста. Гермес и Дионис посадили Гефеста на осла и повезли на Олимп. Покачиваясь, ехал Гефест. Кругом Гефеста неслись в веселой пляске увитые плющом менады с  тирсами  в  руках. Неуклюже прыгали охмелевшие сатиры. Дымились факелы, громко раздавались звон тимпанов, смех, гремели бубны. А впереди шел великий бог Дионис в венке из винограда и с тирсом. Весело двигалось шествие. Наконец пришли на  Олимп. Гефест в один миг освободил свою мать, теперь уже он не помнил обиду.

Гефест  остался  жить  на  Олимпе.  Он  построил там богам величественные золотые дворцы и себе построил дворец из золота, серебра и бронзы. В нем  он живет  с  женой  своей,  прекрасной,  приветливой  Харитой, богиней грации и красоты.

В этом же дворце находится  и  кузница  Гефеста.  Большую  часть  времени Гефест  проводит  в  своей  полной чудес кузнице. Посередине стоит громадная наковальня, в углу - горн с пылающим огнем и мехи. Дивные эти мехи - их не нужно приводить в движение руками, они повинуются слову Гефеста.  Скажет  он -  и  работают  мехи, раздувая огонь в горне в ярко пышащее пламя. Покрытый потом, весь черный от пыли и копоти, работает бог-кузнец  в  своей  кузнице. Какие  дивные  произведения  выковывает  в  ней Гефест: несокрушимое оружие, украшения из золота и серебра, чаши к  кубки,  треножники,  которые  катятся сами на золотых колесах как живые.

Окончив  работу,  омыв  в  благовонной  ванне  пот и копоть, Гефест идет, прихрамывая и пошатываясь на своих  слабых  ногах,  на  пир  богов,  к  отцу своему,  громовержцу  Зевсу.  Приветливый,  добродушный, часто прекращает он готовую разгореться ссору Зевса и Геры. Без смеха не могут боги видеть,  как хромой   Гефест   ковыляет   вокруг  пиршественного  стола,  разливая  богам благоухающий нектар. Смех заставляет богов забыть ссоры.

Но бог Гефест может быть и грозным. Многие  испытали  силу  его  огня,  и страшные,  могучие  удары  его  громадного  молота.  Даже волны бушующих рек Ксанфа И Симоиса смирил под Троей огнем  Гефест.  Грозный,  разил  он  своим молотом и могучих гигантов.

 

ДЕМЕТРА

 

Могущественна великая богиня Деметра. Она дает плодородие земле, и без ее благотворной силы ничто не произрастает ни в тенистых лесах, ни на лугах, ни на тучных пашнях.

 

Была  у  великой  богини  Деметры  юная  прекрасная дочь Персефона. Отцом Персефоны был сам великий сын Крона, громовержец  Зевс.  Однажды  прекрасная Персефона  вместе  со  своими  подругами, океанидами, беззаботно резвилась в цветущей Нисейской долине…

Аид видел, как резвилась в Нисейской долине  Персефона,  и  решил  тотчас похитить  ее.  Он упросил богиню Земли Гею вырастить необычной красы цветок. Согласилась богиня Гея, и  вырос  дивный  цветок  в  Нисейской  долине;  его пьянящий  аромат  далеко  разлился во все стороны. Персефона увидала цветок; вот она протянула руку и схватила его за стебелек, вот  уже  сорван  цветок. Вдруг  разверзлась  земля,  и  на  черных  конях появился из земли в золотой колеснице владыка царства  теней  умерших,  мрачный  Аид.  Он  схватил  юную Персефону,  поднял  ее  на свою колесницу и в мгновение ока скрылся на своих быстрых конях в недрах земли. Только  вскрикнуть  успела  Персефона.  Далеко разнесся крик ужаса юной дочери Деметры; он донесся и до морских пучин, и до высокого,  светлого  Олимпа.  Никто не видел, как похитил Персефону мрачный Аид, видел лишь его бог Гелиос-Солнце.

 

…опечалилась богиня Деметра. Разгневалась  она  на  громовержца Зевса  за  то,  что  отдал  он  без  ее  согласия Персефону в жены Аиду. Она покинула богов, покинула светлый Олимп,  приняла  вид  простой  смертной  и, облекшись  в темные одежды, долго блуждала между смертными, проливая горькие слезы.

Всякий рост на земле прекратился. Листья на деревьях завяли  и  облетели. Леса стояли обнаженными. Трава поблекла; цветы опустили свои пестрые венчики и  засохли. Не было плодов в садах, засохли зеленые виноградники, не зрели в них тяжелые сочные грозди. Прежде плодородные нивы были пусты, ни былинки не росло на них. Замерла жизнь на земле. Голод  царил  всюду:  всюду  слышались плач  и  стоны.  Гибель грозила всему людскому роду. Но ничего не видела, не слышала Деметра, погруженная в печаль по нежно любимой дочери.

 

Голод становился все сильнее, так как  на  полях  земледельцев  не  всходило  ни  единой  травки. Напрасно  тащили быки земледельца тяжелый плуг по пашне - бесплодна была их работа. Гибли целые племена. Вопли голодных неслись к небу, но не внимала им Деметра. Наконец перестали  куриться  на  земле  жертвы  бессмертным  богам. Гибель  грозила  всему живому. Не хотел гибели смертных великий тучегонитель Зевс. Он послал к Деметре вестницу богов  Приду.  Быстро  помчалась  она  на своих радужных крыльях в Элевсин к храму Деметры, звала ее, молила вернуться на светлый Олимп в сонм богов. Деметра не вняла ее мольбам. Посылал и других богов великий Зевс к Деметре, но богиня не хотела вернуться на Олимп, прежде чем возвратит ей Аид ее дочь Персефону.

Послал  тогда  к  своему  мрачному  брату Аиду великий Зевс быстрого, как мысль, Гермеса. Гермес спустился в  полное  ужасов  царство  Аида,  предстал перед  сидящим  на  золотом  троне  владыкой  душ умерших и поведал ему волю Зевса.

Аид согласился отпустить Персефону к матери,  но  предварительно  дал  ей проглотить  зерно  плода  граната,  символ брака. Взошла Персефона на златую колесницу  мужа  с  Гермесом;  помчались  бессмертные  кони  Аида,   никакие препятствия не были страшны им, и в мгновение ока достигли они Элевсина.

Забыв  все  от  радости,  Деметра  бросилась  навстречу  своей  дочери  и заключила ее  в  свои  объятия.  Снова  была  с  ней  ее  возлюбленная  дочь Персефона.  С  ней вернулась Деметра на Олимп. Тогда великий Зевс решил, что две трети  года  будет  жить  с  матерью  Персефона,  а  на  одну  треть  - возвращаться к мужу своему Аиду.

Великая   Деметра   вернула   плодородие  земле,  и  снова  все  зацвело, зазеленело. Нежной весенней листвой  покрылись  леса;  запестрели  цветы  на изумрудной  мураве  лугов.  Вскоре  заколосились хлебородные нивы; зацвели и заблагоухали сады; засверкала на солнце  зелень  виноградников.  Пробудилась вся  природа,  Все живое ликовало и славило великую богиню Деметру и дочь ее Персефону.

Но каждый  год  покидает  свою  мать  Персефона,  и  каждый  раз  Деметра погружается  в  печаль  и  снова  облекается  в темные одежды. И вся природа горюет об ушедшей. Желтеют на деревьях листья, и срывает их  осенний  ветер; отцветают   цветы,   нивы  пустеют,  наступает  зима.  Спит  природа,  чтобы проснуться в радостном блеске весны тогда, когда вернется к своей матери  из безрадостного  царства  Аида  Персефона.  Когда же возвращается к Диметре ее дочь, тогда великая богиня плодородия щедрой рукой сыплет свои дары людям  и благословляет труд земледельца богатым урожаем.

РРР: Модификация широко распространенного мотива мифов о возвращении из мира мертвых…

 

Великая  богиня Деметра, дающая плодородие земле, сама научила людей, как возделывать хлебородные нивы.

 

ДИОНИС

 

Дионис (у римлян Вакх)  -  бог  виноделия,  бог  вина,  в  Греции "пришлый" бог, принесенный из Фракии. Празднества в честь Диониса важны были тем,  что они послужили началом театральных представлений в Афинах. Во время празднеств в Афинах (великие Дионисии) выступали  хоры  наряженных  в  козьи шкуры  певцов  и исполняли особые гимны - дифирамбы; их начинал запевала, а хор ему отвечал; пение сопровождалось пляской. Из этих дифирамбов  создалась трагедия  (само  слово  можно  объяснить как "песня козлов"). На сельских же празднествах в честь Диониса (сельские Дионисии) исполнялись шуточные песни, которые тоже начинал запевала; они  тоже  сопровождались  плясками;  из  них произошла комедия.

 

Зевс-громовержец  любил  прекрасную  Семелу,  дочь фиванского царя Кадма. Однажды он обещал ей исполнить любую ее просьбу, в чем бы она ни заключалась и поклялся ей в этом нерушимой клятвой богов,  священными  водами  подземной реки  Стикса.  Но  возненавидела  Семелу  великая  богиня Гера и захотела ее погубить. Она сказала Семеле:

- Проси Зевса  явиться  тебе  во  всем  величии  бога-громовержца,  царя Олимпа. Если он тебя действительно любит, то не откажет в этой просьбе.

Убедила  Гера  Семелу, и та попросила Зевса исполнить именно эту просьбу. Зевс же не мог ни в чем отказать  Семеле,  ведь  он  клялся  водами  Стикса. Громовержец  явился  ей  во  всем величии царя богов и людей, во всем блеске своей славы. Яркая молния сверкала в  руках  Зевса;  удары  грома  потрясали дворец  Кадма.  Вспыхнуло  все вокруг от молнии Зевса. Огонь охватил дворец, все кругом колебалось и рушилось. В ужасе упала Семела на землю, пламя  жгло ее.  Она  видела,  что  нет  ей спасения, что погубила ее просьба, внушенная Герой.

И родился  у  умирающей  Семелы  сын  Дионис,  слабый,  неспособный  жить

ребенок.  Казалось,  он  тоже  обречен  был  на  гибель в огне. Но разве мог погибнуть сын великого Зевса. Из земли со  всех  сторон,  как  по  мановению волшебного  жезла,  вырос  густой  зеленый  плющ.  Он  прикрыл от огня своей зеленью несчастного ребенка и спас его от смерти.

Зевс взял спасенного сына, а так как он был еще так мал и  слаб,  что  не мог  бы  жить,  то  зашил  его Зевс себе в бедро. В теле отца своего, Зевса, Дионис окреп, и, окрепнув, родился второй раз из  бедра  громовержца  Зевса.

РРР: В общем, как ни крути, на полновесного бога Дионис не тянет…

 

ПАН

 

Среди  свиты  Диониса  часто можно было видеть и бога Пана. Когда родился великий Пан, то мать его нимфа Дриопа, взглянув на сына, в ужасе  обратилась в  бегство.  Он  родился с козлиными ногами и рогами и с длинной бородой. Но отец его, Гермес, обрадовался рождению сына, он взял его на руки и отнес на светлый  Олимп к богам. Все боги громко радовались рождению Пана и смеялись, глядя на него.

Бог Пан не остался жить с богами на Олимпе. Он ушел в  тенистые  леса,  в горы.  Там  пасет  он  стада,  играя на звучной свирели. Лишь только услышат нимфы чудные звуки свирели Пана, как толпами спешат  они  к  нему,  окружают его,  и  вскоре  веселый  хоровод движется по зеленой уединенной долине, под звуки музыки Пана. Пан и сам любит принимать участие в  танцах  нимф.  Когда Пан  развеселится,  тогда  веселый  шум  поднимается в лесах по склонам гор. Весело резвятся нимфы и сатиры вместе с шумливым козлоногим Паном. Когда  же наступает  жаркий полдень, Пан удаляется в густую чащу леса или в прохладный грот и там отдыхает. Опасно беспокоить тогда Пана; он вспыльчив, он может  в гневе послать тяжелый давящий сон, он может, неожиданно появившись, испугать потревожившего  его  путника.  Наконец, может он наслать и панический страх, такой ужас, когда человек опрометью бросается бежать,  не  разбирая  дороги, через  леса,  через  горы,  по  краю  пропастей,  не  замечая,  что  бегство ежеминутно грозит ему гибелью.  Случалось,  что  Пан  целому  войску  внушал подобный   страх,  и  оно  обращалось  в  неудержимое  бегство.  Не  следует раздражать Пана - когда вспылит, он грозен. Но если Пан  не  гневается,  то милостив  он  и добродушен. Много благ посылает он пастухам. Бережет и холит стада греков великий Пан, веселый участник плясок  неистовых  менад,  частый спутник бога вина Диониса.

 

ПЯТЬ ВЕКОВ

 

Живущие  на  светлом  Олимпе  бессмертные боги первый род людской создали счастливым; это был  золотой  век.  Бог  Крон  правил  тогда  на  небе.  Как блаженные  боги,  жили  в  те  времена люди, не зная ни заботы, ни труда, ни печали. Не знали они и немощной старости; всегда были  сильны  и  крепки  их ноги и руки. Безболезненная я счастливая жизнь их была вечным пиром. Смерть, наступавшая  после долгой их жизни, похожа была на спокойный, тихий сон. Они имели при жизни все в изобилии. Земля сама давала им  богатые  плоды,  и  не приходилось  им  тратить  труд  на возделывание полей и садов. Многочисленны были их стада, и спокойно паслись они на тучных пастбищах.  Безмятежно  жили люди  золотого  века. Сами боги приходили к ним советоваться. Но золотой век на земле кончился, и никого не осталось  из  людей  этого  поколения.  После смерти  люди золотом века стали духами, покровителями людей новых поколений. Окутанные туманом, они носятся по всей земле, защищая правду  и  карая  зло. Так наградил их Зевс после их смерти.

РРР: Явное преувеличение…

 

Второй  людской  род  и  второй  век  уже не были такими счастливыми, как первый. Это был серебряный век. Не были равны  ни  силой,  ни  разумом  люди серебряного века людям золотого. Сто лет росли они неразумными в домах своих матерей,  только  возмужав,  покидали они их. Коротка была их жизнь в зрелом возрасте, а так как они были неразумны, то много несчастий и горя видели они в  жизни.  Непокорны  были  люди  серебряного  века.  Они  не   повиновались бессмертным  богам  и  не  хотели  сжигать им жертвы на алтарях. Великий сын Крона Зевс уничтожил род их на земле. Он разгневался на них за  то,  что  не повиновались  они  богам,  живущим  на  светлом  Олимпе.  Зевс  поселил их в подземном сумрачном царстве. Там  и  живут  они,  не  зная  ни  радости,  ни печалей; им тоже воздают почести люди.

 

Отец  Зевс  создал  третий род и третий век - век медный. Не похож он на серебряный. Из древка  копья  создал  Зевс  людей  -  страшных  и  могучих. Возлюбили люди медного века гордость и войну, обильную стонами. Не знали они земледелия  и  не  ели  плодов земли, которые дают сады и пашни. Зевс дал им громадный рост и несокрушимую силу. Неукротимо, мужественно было их сердце и неодолимы их руки. Оружие их было выковано из меди, из меди  были  их  дома, медными  орудиями  работали  они.  Не знали еще в те времена темного железа. Своими собственными руками уничтожали друг друга люди медного  века.  Быстро сошли  они  в  мрачное царство ужасного Аида. Как ни были они сильны, все же черная смерть похитила их, и покинули они ясный свет солнца.

 

Лишь только этот род сошел в царство теней, тотчас же великий Зевс создал на кормящей всех земле четвертый век и новый род людской, более благородный, более справедливый, равный богам род полубогов-героев. И они все  погибли  в злых войнах и ужасных кровопролитных битвах. Одни погибли у семивратных Фив, в  стране  Кадма,  сражаясь  за  наследие Эдипа. Другие пали под Троей, куда явились они за прекраснокудрой Еленой, переплыл на  кораблях  широкое  море. Когда  всех  их  похитила смерть, Зевс-громовержец поселил их на краю земли, вдали от живых людей. Полубоги-герои живут на островах  блаженных  у  бурных вод  Океана  счастливой, беспечальной жизнью. Там плодородная земля трижды в год дает им плоды, сладкие, как мед.

 

Последний, пятый век и род людской - железный. Он продолжается и  теперь на  земле.  Ночью  и днем, не переставая, губят людей печали и изнурительный труд. Боги посылают людям тяжкие заботы. Правда, к злу  примешивают  боги  и добро,  но  все же зла больше, оно царит всюду. Не чтут дети родителей; друг не верен другу; гость не находит гостеприимства; нет любви  между  братьями. Не  соблюдают  люди  данной  клятвы,  не  ценят правды и добра. Друг у друга разрушают города. Всюду властвует насилие. Ценятся лишь  гордость  да  сила. Богини  Совесть  и Правосудие покинули людей. В своих белых одеждах взлетели они на высокий Олимп к бессмертным богам, а  людям  остались  только  тяжкие беды, и нет у них защиты от зла.

 

РРР: Линейной деградации, однако тоже не просматривается. Четвертый период (время полубогов-героев) выпадает из единой зависимости!..

 

ДЕВКАЛИОН И ПИРРА (ПОТОП)

 

Много преступлений совершили люди медного века. Надменные  и  нечестивые, не  повиновались  они богам-олимпийцам. Громовержец Зевс прогневался на них; особенно же прогневил Зевса царь Ликосуры в  Аркадии,  Ликаон.  Однажды Зевс под видом простого смертного пришел к Ликосуру. Чтобы жителя знали, что он  бог,  Зевс  дал им знамение, и все жители пали ниц перед ним и чтили его как бога. Один лишь Ликаон  не  хотел  воздать  Зевсу  божеских  почестей  и издевался  над всеми, кто чтил Зевса. Ликаон решил испытать, бог ли Зевс. Он убил заложника, бывшего в его дворце, часть тела его сварил, часть изжарил и предложил как трапезу великому громовержцу. Страшно разгневался Зевс. Ударом молнии он разрушил дворец Ликаона, а его  самого  превратил  в  кровожадного волка.

Все   нечестивей   становились   люди,   и  решил  великий  тучегонителъ, эгидодержавный Зевс уничтожить весь людской род. Он решил послать  на  землю такой  сильный  ливень,  чтобы  все  было затоплено. Зевс запретил дуть всем ветрам, лишь влажный южный ветер Нот гнал  по  небу  темные  дождевые  тучи. Ливень  хлынул  на  землю.  Вода в морях и реках подымалась все выше и выше, заливая все кругом. Скрылись под водой города со своими  стенами,  домами  и храмами,  не  видно было уже и башен, которые высоко подымались на городских стенах. Постепенно вода покрывала все - и поросшие лесом холмы,  и  высокие горы.  Вся  Греция  скрылась  под бушующими волнами моря. Одиноко подымалась средь волн вершина двуглавого Парнаса. Там, где раньше крестьянин возделывал свою ниву и где зеленели богатые  спелыми  гроздьями  виноградники,  плавали рыбы, а в лесах, покрытых водой, резвились стада дельфинов.

Так  погиб  род людской медного века. Лишь двое спаслись среди этой общей гибели - Девкалион, сын Прометея, и жена его Пирра. По совету  отца  своего Прометея, Девкалион построил огромный ящик, положил в него съестных припасов и вошел в него с женой своей. Девять дней и ночей носился ящик Девкалиона по волнам  моря,  покрывшим  всю  сушу. Наконец, волны пригнали его к двуглавой вершине Парнаса. Ливень, посланный Зевсом, прекратился.  Девкалион  и  Пирра вышли  из  ящика  и  принесли благодарственную жертву Зевсу, сохранившему их среди бурных волн. Вода схлынула, и  снова  показалась  из-под  волн  земля, опустошенная, подобная пустыне.

 

Тогда  эгидодержавный  Зевс  послал  к Девкалиону вестника богов Гермеса. Быстро  понесся  над  опустевшей  землей  вестник   богов,   предстал   пред Девкалионом и сказал ему:

-  Властитель  богов  и  людей Зевс, зная твое благочестие, повелел тебе выбрать награду; выскажи твое желание, и исполнит его сын Кропа.

Девкалион ответил Гермесу:

- О, великий Гермес, об одном лишь молю я Зевса, пусть опять населит  он землю людьми.

Быстрый  Гермес  понесся  обратно на светлый Олимп и передал Зевсу мольбу Девкалиона. Великий Зевс повелел Девкалиону и Пирре набрать камней и бросать их, не  оборачиваясь  через  голову.  Девкалион  исполнил  веление  могучего громовержца, и из камней, которые бросал он, создались мужчины, а из камней, брошенных  женой  его  Пиррой,  -  женщины. Так земля получила после потопа снова население. Ее заселил новый род людей, происшедших из камня.

РРР: Явное и прямое противоречие тому, что наступившая после этого эпоха (согласно пятиступенчатому делению) была эрой полубогов-героев. Уж они-то никоим образом не были из камней…

 

ПРОМЕТЕЙ

 

Эсхил рассказывает о том, как Зевс, правящий всем миром в качестве жестокого  тирана,  наказывает  восставшего  против  него  титана  Прометея. Могучий титан вопреки воле Зевса похитил с Олимпа огонь и дал его людям;  он дал  им  знания,  научил  земледелию, ремеслам, постройке кораблей, чтению и письму; этим Прометей сделал жизнь людей счастливее и поколебал власть Зевса и его помощников - олимпийских богов. Но главная вина Прометея, та, что  он не  хочет  открыть  Зевсу  тайну, от кого родится у Зевса сын, который будет могущественнее его и свергнет его с престола.

Маркс  за  те  слова,  которые говорит  Прометей:  "По  правде  всех  богов  я ненавижу", - и за его ответ Гермесу: "Знай хорошо,  что  я  б  не  променял  своих  скорбей  на  рабское служение.  Мне  лучше быть прикованным к скале, чем верным быть прислужником Зевса", - говорит о нем  так:  "Прометей - самый благородный святой и мученик  в философском календаре".

 

Зевс победил титанов и сверг их, по совету  Прометея,  в  недра  ужасного Тартара.   Завладел   Зевс   властью  над  миром  и  разделил  ее  с  новыми богами-олимпийцами, а тем титанам, которые помогали ему, не дал  громовержец власти  в  мире.  Зевс ненавидит титанов, боится их грозной силы. Не доверял Зевс и Прометею и ненавидел его.

Еще сильнее  разгорелась  ненависть  Зевса, когда Прометей стал защищать несчастных смертных людей, которые жили еще в то время, когда правил Крон, и которых  Зевс  хотел  погубить.  Но  Прометей пожалел  не обладавших  еще  разумом  людей;  он  не  хотел,  чтобы сошли они несчастными в мрачное царство Аида. Он вдохнул им надежду, которой не  знали люди,  и  похитил  для  них  божественный  огонь,  хотя  и  знал, какая кара постигнет его за это. Страх  ужасной  казни  не  удержал  гордого,  могучего титана  от желания помочь людям. Не удержали его и предостережения его вещей матери, великой Фемиды.

РРР: Снова сильнейшее противоречие, ведь период правления Крона относится к золотому веку!.. В чем же он тогда «золотой»???

 

В горе  Мосхе, на  Лемносе, из горна своего друга Гефеста похитил Прометей огонь для людей. Он научил людей искусствам, дал им знания, научил их счету, чтению и письму. Он познакомил их с металлами, научил, как  в  недрах  земли добывать их и обрабатывать. Прометей смирил для смертных дикого быка и надел на него ярмо, чтобы  могли  пользоваться люди силой быков, обрабатывая свои поля. Прометей впряг коня в  колесницу  и  сделал  его  послушным  человеку.  Мудрый  титан построил  первый  корабль,  оснастил  его  и распустил на нем льняной парус, чтобы быстро нес человека корабль по безбрежному морю. Раньше люди не знали лекарств,  не  умели  лечить  болезни,  беззащитны  были против них люди, но Прометей открыл им силу лекарств, и ими смирили они болезни.  Он  научил  их всему  тому, что облегчает горести жизни и делает ее счастливее и радостнее. Этим и прогневал он Зевса, за это и покарал его громовержец.

РРР: И еще одно противоречие – речь явно идет о событиях уже после свержения Крона, т.е. про период правления Зевса. Получается, что речь должна идти о «серебряном веке»?!. Но люди серебряного века не походили разумом на людей века золотого – и это при том, что именно их должен был обучить всем премудростям Прометей!..

 

Но не вечно будет страдать Прометей. Он знает, что злой рок  постигнет  и могучего  громовержца.  Не  избегнет  он  своей  судьбы! Прометей знает, что царство Зевса не вечно: будет он свергнут с  высокого  царственного  Олимпа. Знает  вещий  титан и великую тайну, как избежать Зевсу этой злой судьбы, но не откроет он этой тайны Зевсу. Никакая сила, никакие угрозы,  никакие  муки не исторгнут ее из уст гордого Прометея.

 

Наконец, и великий герой, которому суждено освободить Прометея, во  время своих  странствований  приходит  сюда,  на край земли. Герой этот - Геракл, сильнейший из людей, могучий, как  бог.  С  ужасом  смотрит  он  на  мучения Прометея,  и  сострадание  овладевает  им. Титан рассказывает Гераклу о злой судьбе своей и пророчествует ему, какие еще великие  подвиги  предстоит  ему совершить.  Полный  внимания,  слушает  титана  Геракл.  Но еще не весь ужас страданий Прометея видел Геракл. Вдали слышится шум могучих крыльев  -  это летит  орел  на  свой кровавый пир. Он кружится высоко в небе над Прометеем, готовый спуститься к нему на грудь. Геракл не дал ему терзать  Прометея.  Он схватил свой лук, вынул из колчана смертоносную стрелу, призвал стреловержца Аполлона,  чтобы  верней  направил  он  полет  стрелы,  и  пустил ее. Громко зазвенела тетива лука, взвилась стрела, и пронзенный орел упал в бурное море у самого подножья скалы. Миг освобождения настал. Принесся с высокого Олимпа быстрый Гермес. С ласковой речью обратился он к могучему Прометею  и  обещал ему  немедленно освобождение, если откроет он тайну, как избежать Зевсу злой судьбы. Согласился, наконец, могучий Прометей открыть Зевсу тайну и сказал:

- Пусть не вступает громовержец в брак с морской  богиней  Фетидой,  так как богини судьбы, вещие мойры, вынули такой жребий Фетиде: кто бы ни был ее мужем,  от  него родится у нее сын, который будет могущественней отца. Пусть боги отдадут Фетиду  в  жены  герою  Пелею,  и  будет  сын  Фетиды  и  Пелея величайшим из смертных героев Греции.

Прометей  открыл  великую  тайну,  Геракл разбил своей тяжкой палицей его оковы и вырвал из груди его несокрушимое стальное острие, которым пригвожден был титан к скале. Встал титан, теперь он был свободен. Кончились его  муки. Так  исполнилось  его  предсказание,  что  смертный освободит его. Громкими, радостными кликами приветствовали титаны освобождение Прометея.

С тех пор носит Прометей на руке  железное  кольцо,  в  которое  вставлен камень от той скалы, где терпел он столько веков невыразимые муки.

РРР: Ну и в чем был смысл мучений Прометея, если он в конце концов сделал именно то, что и нужно было Зевсу – открыл свою тайну?.. Он это мог сделать это и без всей этой колготы…

 

ПАНДОРА

 

Когда  Прометей  похитил  для  смертных  божественный  огонь,  научил  их искусствам и ремеслам и дал им знания,  счастливее  стала  жизнь  на  земле. Зевс,  разгневанный  поступком Прометея, жестоко покарал его, а людям послал на землю зло. Он повелел славному богу-кузнецу Гефесту смешать землю и  воду и сделать из этой смеси прекрасную девушку, которая обладала бы силой людей, нежным  голосом  и  взглядом очей, подобным взгляду бессмертных богинь. Дочь Зевса, Афина-Паллада, должна была выткать для нее прекрасную одежду;  богиня любви,  златая Афродита, должна была дать ей неотразимую прелесть; Гермес - дать ей хитрый ум и изворотливость.

Тотчас  же  боги  исполнили  повеление  Зевса.  Гефест  сделал  из  земли необычайно  прекрасную  девушку.  Оживили  ее боги. Афина-Паллада с харитами облекли девушку в сияющие, как  солнце,  одежды  и  надели  на  нее  золотые ожерелья.  Оры  возложили  на  ее  пышные кудри венок из вешних благоухающих цветов. Гермес вложил ей в уста лживые и полные лести речи. Назвали боги ее Пандорой,  так  как  от  всех  их  получила она дары [Пандора значит -- наделенная всеми дарами]. Пандора должна была принести с собой людям несчастье.

Когда это зло для людей было готово, Зевс послал Гермеса отнести  Пандору на землю к брату Прометея, Эпиметею. Мудрый Прометей много раз предостерегал своего  неразумного  брата и советовал ему не принимать даров от громовержца Зевса. Он боялся, что эти дары принесут с собой людям горе. Но не послушался Эпиметей совета мудрого брата. Пленила его своей красотой Пандора, и он взял ее себе в жены. Вскоре Эпиметей узнал, сколько зла принесла с собой  Пандора людям.

В  доме  Эпиметея  стоял  большой сосуд, плотно закрытый тяжелой крышкой; никто не знал, что в этом сосуде, и никто не решался открыть  его,  так  как все  знали,  что  это грозит бедами. Любопытная Пандора тайно сняла с сосуда крышку, и разлетелись по всей земле те бедствия, которые были некогда в  нем заключены.  Только  одна  Надежда  осталась на дне громадного сосуда. Крышка сосуда снова захлопнулась, и не вылетела Надежда из дома Эпиметея. Этого  не пожелал громовержец Зевс.

Счастливо  жили  раньше  люди,  не зная зла, тяжелого труда и губительных болезней. Теперь мириады бедствий распространились среди людей. Теперь  злом наполнялись  и земля, и море. Незваными и днем, и ночью приходят к людям зло и болезни, страдания несут они  с  собой  людям.  Неслышными  шагами,  молча приходят  они, так как лишил их Зевс дара речи, - он сотворил зло и болезни немыми.

РРР: Еще одно совершенно явное противоречие. Это происходит уже после наказания Прометея. Тогда с какими же болезнями обучил людей бороться Прометей?!.

 

ЭАК

 

Зевс-громовержец, похитив прекрасную дочь речного бога Асопа, унес ее на остров Ойнопию, который стал называться с тех пор по имени дочери  Асопа  - Эгиной.  На  этом  острове  родился сын Эгины и Зевса, Эак. Когда Эак вырос, возмужал и стал царем острова Эгины, то никто не мог  сравняться  с  ним  по всей  Греции ни любовью к правде, ни справедливостью. Сами великие олимпийцы чтили Эака и часто избирали его судьей в своих спорах.  По  смерти  же  Эак, подобно Миносу и Радаманту, стал по воле богов судьей в подземном царстве.

РРР: С чего это бессмертный бог вдруг стал смертным?..

 

ДАНАИДЫ

 

У сына Зевса и Ио, Эпафа, был сын Бел, а у него было два сына – Египт и Данай. Всей страной, которую орошает благодатный Нил, владел Египт, от него страна эта получила и свое имя. Данай же правил в Ливии. 

 

Боги  дали  Египту пятьдесят  сыновей.  Данаю  же  пятьдесят  прекрасных дочерей. Пленили своей красой данаиды сыновей Египта, и захотели они вступить в брак с  прекрасными девушками,  но  отказали  им Данай и данаиды. Собрали сыновья Египта большое войско и пошли войной на Даная. Данай был побежден  своими  племянниками,  и пришлось   ему   лишиться   своего   царства  и  бежать.  С  помощью  богини Афины-Паллады построил Данай первый пятидесятивесельный корабль  и  пустился на нем со своими дочерьми в безбрежное вечно шумящее море.

Долго  плыл по морским волнам корабль Даная и, наконец, приплыл к острову Родосу. Здесь Данай остановился; он  вышел  с  дочерьми  на  берег,  основал святилище  своей  покровительнице  богине  Афине и принес ей богатые жертвы.

Данай не остался на Родосе. Боясь преследования сыновей Египта, он поплыл  с дочерьми  своими  дальше,  к  берегам  Греции,  в  Арголиду - родину его прародительницы Ио. Сам Зевс охранял корабль во время опасного  плаванья  по безбрежному  морю.  После долгого пути пристал корабль к благодатным берегам Арголиды. Здесь надеялись  Данай  а  данаиды  найти  защиту  и  спасение  от ненавистного им брака с сыновьями Египта.

 

… является царь  Пеласг.  Он  берет  под  свою защиту  данаид,  его  не  пугает и то, что вестник сыновей Египта грозит ему войной.

Гибель принесло Пеласгу и жителям Арголиды решение оказать защиту Данаю и его дочерям. Побежденный в кровопролитной битве, принужден был бежать Пеласг на самый север своих обширных владений. Правда, Даная избрали царем  Аргоса, но, чтобы купить мир у сыновей Египта, он должен был все же отдать им в жены своих прекрасных дочерей.

Пышно  справили  свадьбу  свою с данаидами сыновья Египта. Они не ведали, какую участь несет им с собой этот  брак.  Кончился  шумный  свадебный  пир; замолкли  свадебные  гимны, потухли брачные факелы; тьма ночи окутала Аргос. Глубокая тишина  царила  в  объятом  сном  городе.  Вдруг  в  тиши  раздался предсмертный  тяжкий  стон,  вот  еще  один,  еще  и  еще. Ужасное злодеяние совершили под покровом ночи данаиды. Кинжалами, данными им отцом их  Данаем, пронзили  они  своих  мужей,  лишь  только  сон  сомкнул их очи. Так погибли ужасной смертью сыновья  Египта.  Спасся  только  один  из  них,  прекрасный Линкей.  Юная  дочь  Даная,  Гипермнестра, сжалилась над ним. Она не в силах была пронзить грудь своего мужа кинжалом. Разбудила она его и  тайно  вывела из дворца.

В  неистовый  гнев пришел Данай, когда узнал, что Гипермнестра ослушалась его повеления. Данай заковал свою дочь в тяжелые цепи и  бросил  в  темницу. Собрался  суд  старцев  Аргоса, чтобы судить Гипермнестру за ослушание отцу. Данай хотел предать свою дочь смерти. Но на суд явилась сама  богиня  любви, златая  Афродита.  Она  защитила Гипермнестру и спасла ее от жестокой казни. Сострадательная, любящая дочь Даная стала женой  Линкея.  Боги  благословили этот  брак многочисленным потомством великих героев. Сам Геракл, бессмертный герой Греции, принадлежал к роду Линкея.

Зевс не хотел гибели и других данаид. Очистили, по повелению Зевса, Афина и Гермес данаид от скверны  пролитой  крови.  Царь  Данай  устроил  в  честь богов-олимпийцев  великие игры. Победители в этих играх получили как награду в жены дочерей Даная.

Но данаиды все же не избежали кары за совершенное злодеяние. Они несут ее после своей смерти в мрачном царстве Аида. Данаиды  должны  наполнять  водой громадный сосуд, не имеющий дна. Вечно носят они воду, черпая ее в подземной реке, и выливают в сосуд. Вот, кажется, уже полон сосуд, но вытекает из него вода, и снова он пуст. Снова принимаются за работу данаиды, снова носят воду и льют ее в сосуд без дна. Так и длится без конца их бесплодная работа.

 

ПЕРСЕЙ - один  из  наиболее  популярных  героев  Греции. О нем сохранилось много мифов, которые рассказывали не всюду одинаково. Интересно, что ряд действующих в этих мифах лиц, древние греки  перенесли  на  небо.  И теперь  мы  знаем  такие  созвездия  как  Персей, Андромеда, Кассиопея (мать Андромеды) и Кефей (отец ее).

 

У царя Аргоса Акрисия, внука Линкея, была дочь Даная,  славившаяся  своей неземной  красотой.  Акрисию  было  предсказано оракулом, что он погибнет от руки сына Данаи. Чтобы избежать такой судьбы, Акрисий построил  глубоко  под землей  из  бронзы  и  камня  обширные покои и там заключил свою дочь Данаю, чтобы никто не видал ее. Но великий громовержец Зевс полюбил ее, проник в подземные покои Даная  в виде  золотого  дождя,  и  стала  дочь  Акрисия  женой Зевса. От этого брака родился у Данаи прелестный мальчик. Мать назвала его Персеем.

РРР: Получается, что Персей – полубог, родившийся в результате непорочного зачатия.

 

Недолго прожил маленький Персей со  своей  матерью  в  подземных  покоях. Однажды Акрисий услышал голос и веселый смех маленького Персея. Он спустился к  своей  дочери,  чтобы  узнать,  почему слышится в ее покоях детский смех. Акрисий удивился, увидав маленького прелестного мальчика. Как испугался  он, узнав,  что  это  сын  Данаи  и  Зевса.  Тотчас вспомнилось ему предсказание оракула. Опять пришлось ему думать, как  избежать  судьбы.  Наконец  Акрисий велел  сделать  большой  деревянный  ящик,  заключил  в него Данаю и сына ее Персея, забил ящик и приказал бросить в море.

РРР: Персей = Гвидон (по Пушкину)

 

Долго носился ящик по бурным волнам соленого моря. Гибель грозила Данае и ее сыну. Волны бросали ящик из стороны в сторону, то высоко подымали его  на своих  гребнях,  то  опускали  в  пучину  моря.  Наконец вечно шумящие волны пригнали ящик к острову Серифу, В то время на  берегу  ловил  рыбу  рыбак Диктис.  Он только что закинул в море сети. Запутался ящик в сетях, и вместе с ними Диктис вытащил его на берег. Он открыл ящик и,  к  своему  удивлению, увидал   в  нем  поразительной  красоты  женщину  и  маленького  прелестного мальчика. Диктис отвел их к своему брату, царю Серифа, Полидекту.

Вырос при дворце царя Полидекта Персей и стал сильным,  стройным  юношей. Как  звезда,  блистал  он  среди  юношей Серифа своей божественной красотой, никто не был ему равен ни красотой, ни силой, ни ловкостью, ни мужеством.

 

Тяжелый,  нечеловеческий  подвиг  предстояло  совершить  Персею.  Но боги Олимпа не могли дать  погибнуть  ему,  сыну  Зевса.  На  помощь  ему  явился быстрый, как мысль, посланник богов Гермес и любимая дочь Зевса, воительница Афина.  Афина  дала  Персею  медный  щит,  такой блестящий, что в нем, как в зеркале, отражалось все; Гермес же  дал  Персею  свой  острый  меч,  который рубил,  как  мягкий  воск,  самую  твердую сталь. Вестник богов указал юному герою как найти горгон.

РРР: Идея «предметов богов» осталась, но конкретные образы уже слишком приземлены.

 

Долог был путь Персея.  Много  стран  прошел  он,  много  видел  народов. Наконец  достиг он мрачной страны, где жили старые грайи. Один только глаз и один зуб имели они на всех трех. По очереди пользовались они ими. Пока  глаз был  у  одной  из  грай,  две другие были слепы, и зрячая грайя вела слепых, беспомощных сестер. Когда же, вынув глаз, грайя передавала его следующей  по очереди,  все  три сестры были слепы. Эти-то грайи охраняли путь к горгонам, только они одни знали его. Тихо подкрался к ним во тьме Персей, и по  совету Гермеса,  вырвал  у одной из грай чудесный глаз как раз в тот миг, когда она передавала его своей сестре. Вскрикнули грайи от ужаса. Теперь они все  трое были  слепы.  Что  делать  им слепым и беспомощным? Стали они молить Персея, заклиная его всеми богами, отдать им глаз. Они готовы были сделать  все  для героя,  лишь  бы он вернул им их сокровище. Тогда Персей потребовал у них за возвращение глаза указать ему путь к горгонам. Долго  колебались  грайи,  но пришлось им, чтобы вернуть себе зрение, указать этот путь. Так узнал Персей, как попасть ему на остров горгон, и быстро отправился дальше.

Во  время  дальнейшего пути пришел Персей к нимфам. От них получил он три подарка: шлем властителя подземного царства Аида,  который  делал  невидимым всякого,  кто его надевал, сандалии с крыльями, с помощью которых можно было быстро носиться по воздуху, и волшебную сумку: эта сумка то расширялась,  то сжималась,  смотря по величине того, что в ней лежало. Надел Персей крылатые сандалии, шлем Аида, перекинул через плечо чудесную сумку и  быстро  понесся по воздуху к острову горгон.

РРР: Все три предмета встречаются как в восточных, так и русских сказках в том или ином виде.

 

Высоко  в  небе  несся  Персей… Наконец  в голубой дали моря черной полоской показался остров. Все ближе он. Это остров горгон. Что-то нестерпимым блеском сверкает  в  лучах  солнца  на этом  острове.  Ниже  спустился  Персей.  Как  орел, парит он над островом и видит: на скале спят три ужасные горгоны. Они раскинули во сне свои медные руки,  огнем  горят на солнце их стальная чешуя и золотые крылья. Змеи на их головах чуть шевелятся во сне, Скорей отвернулся Персей  от  горгон.  Боится увидеть  он  их  грозные  лица - ведь один взгляд, и в камень обратится он.

Взял Персей щит Афины-Паллады - как в зеркале  отразились  в  нем  горгоны. Которая  же  из них Медуза? Как две капли воды похожи друг на друга горгоны. Из трех горгон лишь Медуза смертна, только ее можно убить. Задумался Персей. Тут помог Персею быстрый Гермес. Он указал Персею Медузу и тихо  шепнул  ему на ухо:

-  Скорей,  Персей!  Смелее  спускайся вниз. Вон, крайняя к морю Медуза. Отруби ей голову. Помни, не смотри на нее! Один взгляд, и ты  погиб.  Спеши, пока не проснулись горгоны!

Как  падает с неба орел на намеченную жертву, так ринулся Персей к спящей Медузе. Он глядит в ясный щит, чтобы верней нанести  удар.  Змеи  на  голове Медузы  почуяли  врага.  С грозным шипением поднялись они. Пошевельнулась во сне Медуза. Она уже приоткрыла глаза.  В  этот  миг,  как  молния,  сверкнул острый  меч.  Одним  ударом  отрубил  Персей  голову Медузе. Ее темная кровь потоком хлынула на скалу, а с потоками крови из тела Медузы взвился  к  небу крылатый конь Пегас и великан Хрисаор. Быстро схватил Персей голову Медузы и спрятал ее в чудесную сумку. Извиваясь в судорогах смерти, тело Медузы упало со  скалы  в  море.  От  шума его падения проснулись сестры Медузы, Стейно и Эвриала. Взмахнув могучими крыльями, они взвились над  островом  и  горящими яростью  глазами  смотрят  кругом.  Горгоны  с  шумом носятся по воздуху, но бесследно исчез убийца сестры их Медузы. Ни одной живой души не видно ни  на острове,  ни  далеко  в море. А Персей быстро несся, невидимый в шлеме Аида, над шумящим морем. Вот уже  несется  он  над  песками  Ливии.  Сквозь  сумку просочилась  кровь  из  головы Медузы и падала тяжелыми каплями на песок. Из этих капель крови породили пески ядовитых змей. Все кругом кишело  ими,  все живое обращалось в бегство от них; змеи обратили Ливию в пустыню.

 

ПЕРСЕЙ СПАСАЕТ АНДРОМЕДУ

 

После  долгого  пути Персей достиг царства Кефея, лежавшего в Эфиопии на берегу Океана. Там, на скале, у самого берега моря он увидал  прикованную прекрасную  Андромеду,  дочь царя Кефея.

 

Эфиопия - страна, лежавшая, по представлениям греков, на крайнем юге земли. Эфиопией греки, а затем  римляне  называли  всю  страну,  лежащую Африке  на юге от Египта.

 

Она должна была искупить вину своей матери,  Кассиопеи.  Кассиопея  прогневала  морских  нимф.   Гордясь   своей красотой,   она   сказала,   что  всех  прекрасней  она,  царица  Кассиопея. Разгневались  нимфы  и  умолили  бога  морей  Посейдона  наказать  Кефея   и Кассиопею.  Посейдон послал, по просьбе нимф, чудовище, подобное исполинской рыбе. Оно всплывало из морской глубины и опустошало владения Кефея. Плачем и стонами наполнилось царство Кофея. Он обратился, наконец,  к  оракулу  Зевса Аммону[2] и спросил, как избавиться ему от этого несчастья. Оракул дал такой ответ:

- Отдай свою дочь Андромеду на растерзание чудовищу, и  окончится  тогда кара Посейдона.

Народ,  узнав  ответ оракула, заставил царя приковать Андромеду к скале у моря. Бледная от ужаса, стояла у подножия скалы в тяжелых оковах  Андромеда; с  невыразимым  страхом  смотрела  она на море, ожидая, что вот-вот появится чудовище и растерзает ее. Слезы катились из ее глаз, ужас  охватывал  ее  от одной  мысли  о  том,  что  должна  она погибнуть в цвете прекрасной юности, полная сил, не изведав радостей жизни. Ее-то и увидал Персей.

 

Андромеда  рассказала,  за  чью  вину  приходится  ей  страдать. Не хочет прекрасная дева, чтобы герой подумал, что искупает она собственную вину. Еще не окончила свой рассказ Андромеда, как заклокотала морская пучина, и  среди бушующих  волн  показалось  чудовище.  Оно  высоко  подняло  свою  голову  с разверстой громадной пастью. Громко вскрикнула от ужаса Андромеда.  Обезумев от  горя,  прибежали  на берег Кефей и Кассиопея. Горько плачут они, обнимая дочь. Нет ей спасенья!

 

Не далее полета стрелы было чудовище, когда Персей взлетел высоко в воздух. Тень его упала в море, и с яростью ринулось чудовище на тень героя. Персей смело  бросился  с высоты  на чудовище и глубоко вонзил ему в спину изогнутый меч. Почувствовав тяжкую рану, высоко поднялось в волнах чудовище; оно бьется в  море,  словно кабан,  которого  с  неистовым  лаем окружила стая собак; то погружается оно глубоко в воду, то вновь всплывает.  Бешено  бьет  по  воде  чудовище  своим рыбьим  хвостом,  и  тысячи  брызг взлетают до самых вершин прибрежных скал. Пеной покрылось море. Раскрыв пасть, бросается  чудовище  на  Персея,  но  с быстротой  чайки  взлетает  он  в  своих  крылатых сандалиях. Удар за ударом наносит он. Кровь и вода хлынули из пасти  чудовища,  пораженного  насмерть. Крылья  сандалий  Персея  намокли,  они едва держат на воздухе героя. Быстро понесся могучий сын Данаи к скале, которая выдавалась из моря,  обхватил  ее левой  рукой  и  трижды  погрузил свой меч в широкую грудь чудовища. Окончен ужасный бой. Радостные крики несутся с берега. Все  славят  могучего  героя. Сняты  оковы с прекрасной Андромеды, и, торжествуя победу, ведет Персей свою невесту во дворец отца ее Кефея.

 

СИЗИФ

 

Сизиф,  сын  бога  повелителя  всех  ветров  Эола, был основателем города Коринфа, который в древнейшие времена назывался Эфирой. Никто  во  всей  Греции  не  мог  равняться  по  коварству,  хитрости и изворотливости   ума  с  Сизифом. Сизиф благодаря своей хитрости собрал неисчислимые богатства у себя в Коринфе; далеко распространилась слава о его сокровищах.

Когда пришел к нему бог  смерти  мрачный  Танат,  чтобы  низвести  его  в печальное  царство  Аида, то Сизиф, еще раньше почувствовав приближение бога смерти, коварно обманул бога Таната и заковал его в оковы.  Перестали  тогда на  земле  умирать  люди.  Нигде  не  совершались  большие  пышные похороны; перестали приносить и жертвы богам подземного царства.  Нарушился  на  земле порядок,  заведенный Зевсом. Тогда громовержец Зевс послал к Сизифу могучего бога войны Ареса. Он освободил Таната из оков, а Танат исторг душу Сизифа и отвел ее в царство теней умерших.

Но  и тут сумел помочь себе хитрый Сизиф. Он сказал жене своей, чтобы она не погребала его тела и не приносила  жертвы  подземным  богам.  Послушалась мужа  жена Сизифа. Аид и Персефона долго ждали похоронных жертв. Все нет их! Наконец, приблизился к трону Аида Сизиф и сказал  владыке  царства  умерших, Аиду:

-  О,  властитель  душ  умерших,  великий Аид, равный могуществом Зевсу, отпусти меня на светлую землю. Я велю жене моей принести тебе богатые жертвы и вернусь обратно в царство теней.

Так обманул Сизиф владыку Аида, и тот отпустил его  на  землю.  Сизиф  не вернулся, конечно, в царство Аида. Он остался в пышном дворце своем и весело пировал,  радуясь,  что  один  из  всех смертных сумел вернуться из мрачного

царства теней.

Разгневался Аид, снова послал он Таната за душой Сизифа. Явился Танат  во дворец  хитрейшего  из смертных и застал его за роскошным пиром. Исторг душу Сизифа ненавистный богам и людям бог смерти; навсегда отлетела  теперь  душа Сизифа в царство теней.

Тяжкое  наказание  несет Сизиф в загробной жизни за все коварства, за все обманы, которые совершил он на  земле.  Он  осужден  вкатывать  на  высокую, крутую  гору громадный камень. Напрягая все силы, трудится Сизиф. Пот градом струится с него от тяжкой работы. Все ближе вершина; еще усилие,  и  окончен будет  труд  Сизифа; но вырывается из рук его камень и с шумом катится вниз, подымая облака пыли. Снова принимается Сизиф за работу.

Так вечно катит камень Сизиф  и  никогда  не  может  достигнуть  цели  - вершины горы.

 

ТАНТАЛ

 

В  Лидии,  у  горы Сипила, находился богатый город, называвшийся по имени горы Сипилом. В этом городе правил любимец богов, сын Зевса Тантал.  Всем  в изобилии  наградили  его  боги. Не было на земле никого, кто был бы богаче и счастливее  царя  Сипила,  Тантала…

Боги  смотрели  на своего любимца Тантала, как на равного себе. Олимпийцы часто приходили в сияющие золотом чертоги Тантала и весело пировали  с  ним. Даже  на  светлый Олимп, куда не всходит ни один смертный, не раз всходил по зову богов Тантал. Там он принимал участие в совете богов и пировал за одним столом с ними во дворце своего отца, громовержца Зевса. От  такого  великого счастья  Тантал  возгордился.  Он  стал  считать  себя  равным  даже  самому тучегонителю Зевсу. Часто, возвращаясь с Олимпа, Тантал брал  с  собой  пищу богов  -  амврозию  и  нектар - и давал их своим смертным друзьям, пируя с ними у себя во дворце. Даже те решения, которые принимали боги, совещаясь на светлом Олимпе о судьбе мира, Тантал  сообщал  людям;  он  не  хранил  тайн, которые  поверял  ему отец его Зевс.

Однажды во время пира на Олимпе великий сын Крона обратился к Танталу и сказал ему:

- Сын мой, я исполню все, что  ты  пожелаешь,  проси  у  меня  все,  что хочешь. Из любви к тебе я исполню любую твою просьбу.

Но  Тантал,  забыв,  что  он  только смертный, гордо ответил отцу своему, эгидодержавному Зевсу:

- Я не нуждаюсь в твоих милостях. Мне ничего не нужно. Жребий,  выпавший мне на долю, прекрасней жребия бессмертных богов.

Громовержец  ничего не ответил сыну. Он нахмурил грозно брови, но сдержал свой гнев. Он еще любил своего сына, несмотря  на  его  высокомерие.  Вскоре Тантал  дважды жестоко оскорбил бессмертных богов. Только тогда Зевс наказал высокомерного.

На Крите, родине громовержца, была золотая собака. Некогда  она  охраняла новорожденного  Зевса  и  питавшую  его чудесную козу Амалфею. Когда же Зевс вырос и отнял у Крона власть над миром,  он  оставил  эту  собаку  на  Крите охранять  свое  святилище. Царь Эфеса Пандарей, прельщенный красотой и силой этой собаки, тайно приехал на Крит и увез ее на своем корабле  с  Крита.  Но где  же скрыть чудесное животное? Долго думал об этом Пандарей во время пути по морю и, наконец, решил отдать золотую собаку на  хранение  Танталу.  Царь Сипила  скрыл  от богов чудесное животное. Разгневался Зевс. Призвал он сына своего, вестника богов Гермеса, и послал его к Танталу  потребовать  у  него возвращения  золотой  собаки.  В  мгновение  ока  примчался с Олимпа в Сипил быстрый Гермес, предстал перед Танталом и сказал ему:

- Царь Эфеса, Пандарей, похитил на  Крите  из  святилища  Зевса  золотую собаку и отдал ее на сохранение тебе. Все знают боги Олимпа, ничего не могут скрыть от них смертные! Верни собаку Зевсу. Остерегайся навлечь на себя гнев громовержца!

Тантал же так ответил вестнику богов:

-  Напрасно грозишь ты мне гневом Зевса. Не видал я золотой собаки. Боги ошибаются, нет ее у меня.

Страшной клятвой поклялся Тантал в том, что говорит правду. Этой  клятвой еще  больше  разгневал  он Зевса. Таково было первое оскорбление, нанесенное Танталом богам. Но и теперь не наказал его громовержец.

Кару богов навлек на себя Тантал следующим, вторым оскорблением  богов  и страшным  злодеянием. Когда олимпийцы собрались на пир во дворце Тантала, то он задумал испытать их  всеведение.  Царь  Сипила  не  верил  во  всеведение олимпийцев.  Тантал  приготовил  богам  ужасную трапезу. Он убил своего сына Пелопса и его мясо под видом прекрасного блюда подал богам  во  время  пира. Боги  тотчас постигли злой умысел Тантала, никто из них не коснулся ужасного блюда. Лишь богиня  Деметра,  полная  скорби  по  похищенной  у  нее  дочери Персефоне, думая только о ней и в своем горе ничего не замечая вокруг, съела плечо  юного  Пелопса.  Боги  взяли ужасное блюдо, положили все мясо и кости Пелопса в котел и поставили его на ярко пылавший  огонь.  Гермес  же  своими чарами  опять  оживил мальчика. Предстал он перед богами еще прекраснее, чем был раньше, не хватало лишь у него того плеча,  которое  съела  Деметра.  По повелению  Зевса  великий Гефест тотчас изготовил Пелопсу плечо из блестящей слоновой кости. С тех пор у всех потомков Пелопса ярко-белое пятно на правом плече.

Преступление же Тантала переполнило чашу терпения великого царя  богов  и людей,  Зевса.  Громовержец  низверг  Тантала в мрачное царство брата своего Аида; там он и несет ужасное наказание. Мучимый жаждой и голодом, стоит он в прозрачной воде. Она доходит  ему  до  самого  подбородка.  Ему  лишь  стоит наклониться,  чтобы  утолить  свою  мучительную  жажду.  Но едва наклоняется Тантал, как исчезает вода, и под ногами его лишь  сухая  черная  земля.  Над головой  Тантала склоняются ветви плодородных деревьев: сочные фиги, румяные яблоки, гранаты, груши и оливы висят низко над его головой;  почти  касаются его  волос  тяжелые,  спелые  грозди  винограда.  Изнуренный голодом, Тантал протягивает руки за прекрасными плодами, но налетает порыв бурного  ветра  и уносит  плодоносные  ветки.  Не только голод и жажда терзают Тантала, вечный страх сжимает его сердце. Над его головой нависла скала, едва держится  она, грозит  ежеминутно  упасть  и раздавить своей тяжестью Тантала. Так мучается царь Сипила, сын Зевса  Тантал  в  царстве  ужасного  Аида  вечным  страхом, голодом и жаждой.

 

ЕВРОПА

 

У  царя  богатого  финикийского  города  Сидона, Агенора, было три сына и дочь, прекрасная, как бессмертная богиня. Звали эту юную  красавицу  Европа. Приснился  однажды  сон дочери Агенора. Она увидела, как Азия и тот материк, что отделен от Азии морем, в  виде  двух  женщин  боролись  за  нее.  Каждая женщина  хотела  обладать  Европой. Побеждена была Азия, и ей, воспитавшей и вскормившей Европу, пришлось уступить ее другой. В страхе Европа проснулась, не могла она понять значения этого сна.

РРР: Интересно, а о чем на самом деле этот сон? Нет ли тут отголоска каких-то реальных событий? Например, соперничества или даже войны между богами Азии и Африки?.. Ведь вытеснил же в конце концов Яхве (а евреи на определенном этапе выходили с Египта) Ваала – верховного бога на Ближнем Востоке…

 

Недолго  пришлось  наслаждаться  прекрасной  Европе  беззаботной  жизнью. Увидел  ее  сын Крона, могучий тучегонитель Зевс, и решил ее похитить. Чтобы не испугать своим появлением юной Европы, он принял вид чудесного быка.  Вся шерсть  Зевса-быка  сверкала, как золото, лишь на лбу у него горело, подобно сиянию луны, серебряное пятно, золотые же рога быка были  изогнуты,  подобно молодому  месяцу, когда впервые виден он в лучах пурпурного заката. Чудесный бык появился на поляне и легкими  шагами,  едва  касаясь  травы,  подошел  к девам.  Сидонские  девы  не  испугались  его, они окружили дивное животное и ласково гладили его. Бык подошел к Европе, он лизал ей  руки  и  ласкался  к ней.  Дыхание  быка  благоухало  амврозией,  весь  воздух  был наполнен этим благоуханием. Европа гладила быка своей  нежной  рукой  по  золотой  шерсти, обнимала его голову и целовала его. Бык лег у ног прекрасной девы, он как бы просил ее сесть на него.

Смеясь,  села Европа на широкую спину быка. Хотели и другие девушки сесть с ней рядом. Вдруг бык вскочил и быстро помчался  к  морю.  Похитил  он  ту, которую  хотел. Громко вскрикнули от испуга сидонянки. Европа же протягивала к ним руки и звала их на помощь; но не могли помочь ей сидонские  девы.  Как ветер,  несся  златорогий  бык. Он бросился в море и быстро, словно дельфин, поплыл по его лазурным водам. А волны моря расступались пред ним,  и  брызги их  скатывались,  как алмазы, с его шерсти, не смочив ее. Всплыли из морской глубины прекрасные нереиды; они толпятся вокруг быка и плывут  за  ним.  Сам бог  моря  Посейдон, окруженный морскими божествами, плывет впереди на своей колеснице, своим трезубцем укрощает он волны, ровняя  путь  по  морю  своему великому  брату  Зевсу. Трепеща от страха, сидит на спине быка Европа. Одной рукой она держится за его золотые рога,  другой  же  подбирает  край  своего пурпурного платья, чтобы не замочили его морские волны. Напрасно боится она; море  ласково  шумит, и не долетают до нее его соленые брызги. Морской ветер колышет кудри Европы и развевает ее легкое покрывало. Все дальше берег,  вот уже  скрылся  он  в  голубой  дали.  Кругом  лишь  море да синее небо. Скоро показались в морской дали берега Крита.  Быстро  приплыл  к  нему  со  своей драгоценной  ношей  Зевс-бык  и  вышел на берег. Европа стала женой Зевса, и жила она с тех пор на Крите.  Три  сына  родились  у  нее  и  Зевса:  Минос, Радаманф  и  Сарпедон.  По  всему  миру  гремела слава этих могучих и мудрых сыновей громовержца Зевса.

 

ЗЕТ И АМФИОН

 

В городе Фивах жила дочь  речного  бога  Асопа,  Антиопа.  Ее  полюбил Зевс-громовержец. У Антиопы родились два сына-близнеца. Их назвала она Зет и Амфион. 

 

Став  царями Фив, решили братья укрепить свой город. Лишь высокая Кадмея, крепость Фив, построенная Кадмом, была защищена стенами, весь  же  остальной город  был беззащитен. Братья сами построили стену, вокруг Фив. Как различен был их труд! Могучий, как титан, Зет носил громадные глыбы  камня,  напрягая все  свои  силы,  и  громоздил их друг на друга. Амфион же не носил каменных глыб; послушные звуку его златострунной кифары, сами двигали камни и складывали  в  высокую  несокрушимую стену.

 

ГЕРАКЛ

 

Геракл (у римлян Геркулес) - величайший герой Греции. Первоначально он считался солнечным богом, разящим  своими  не знающими промаха стрелами все темное и злое, богом, исцеляющим и посылающим  болезни. Он  имел  много  общего  с  богом  Аполлоном. 

РРР: На основании каких источников Кун делает такие заявления?..

 

Геракл  -  бог  и герой, встречающийся не только у греков; подобных героев-богов мы знаем  много. Из них  особенно интересен вавилонский Гильгамеш и финикийский Мелькарт, мифы о которых оказали влияние на мифы о Геракле; и эти герои ходили на край света, совершали великие подвиги и страдали, подобно  Гераклу. 

 

В Микенах правил царь  Электрион.  У  него  похитили  телебои,  под предводительством  сыновей  царя  Птерелая,  стада.  Телебои  убили  сыновей Электриона, когда они  хотели  отбить  похищенное.  Царь  Электрион  объявил тогда,  что  он  отдаст руку своей красавицы-дочери Алкмены тому, кто вернет ему стада и отомстит за смерть его сыновей. Герою Амфитриону удалось без боя вернуть стада Электриону, так как царь телебоев  Птерелай  поручил  охранять похищенные  стада царю Элиды Поликсену, а тот их отдал Амфитриону. Вернул Амфитрион Электриону его стада и получил  руку  Алкмены.  Недолго  оставался Амфитрион в Микенах. Во время свадебного пира, в споре из-за стад, Амфитрион убил  Электриона,  и  пришлось ему с женой Алкменой бежать из Микен. Алкмена последовала за своим молодым мужем на чужбину только под тем  условием,  что он  отомстит  сыновьям  Птерелая  за  убийство ее братьев. Поэтому, прибыв в Фивы, к царю  Креонту,  у  которого  нашел  себе  Амфитрион  пристанище,  он отправился  с  войском  против  телебоев.  В  его отсутствие Зевс, плененный красотой Алкмены, явился к ней, приняв образ Амфитриона. Вскоре  вернулся  и Амфитрион.  И  вот  от Зевса и Амфитриона должны были родиться у Алкмены два сына-близнеца.

В  тот  день  когда  должен  был  родиться  великий  сын Зевса и Алкмены, собрались боги на высоком Олимпе. Радуясь, что скоро  родится  у  него  сын, эгидодержавный Зевс сказал богам:

-  Выслушайте, боги и богини, что я скажу вам: велит мне сказать это мое сердце! Сегодня родится великий герой; он будет властвовать над всеми своими родственниками, которые ведут свой род от сына моего, великого Персея.

Но жена Зевса, царственная Гера, гневавшаяся, что Зевс взял себе  в  жены смертную  Алкмену,  решила хитростью лишить власти над всеми персеидами сына Алкмены - она уже прежде рождения ненавидела сына Зевса. Поэтому,  скрыв  в глубине сердца свою хитрость, Гера сказала Зевсу:

-  Ты  говоришь  неправду,  великий громовержец! Никогда не исполнишь ты своего слова! Дай мне великую  нерушимую  клятву  богов,  что  тот,  который родится   сегодня   первым   в   роде  персеидов,  будет  повелевать  своими родственниками.

Овладела разумом Зевса богиня обмана Ата, и, не подозревая хитрости Геры, громовержец дал нерушимую клятву. Тотчас покинула Гера светлый  Олимп  и  на своей  золотой колеснице понеслась в Аргос. Там ускорила она рождение сына у богоравной жены персеида Сфенела, и появился на свет  в  этот  день  в  роде Персея слабый, больной ребенок, сын Сфенела, Эврисфей. Быстро вернулась Гера на светлый Олимп и сказала великому тучегонителю Зевсу:

-  О,  мечущий молнии Зевс-отец, выслушай меня! Сейчас родился в славном Аргосе у персеида Сфенела сын Эврисфей. Он первым родился сегодня  и  должен повелевать всеми потомками Персея.

Опечалился  великий  Зевс,  теперь только понял он все коварство Геры. Он разгневался на богиню обмана Ату, овладевшую его разумом; в гневе схватил ее Зевс за волосы и низвергнул со светлого Олимпа.  Повелитель  богов  и  людей запретил  ей  являться  на  Олимп.  С  тех пор богиня обмана Ата живет среди людей.

Зевс облегчил судьбу своего сына. Он заключил с Герой нерушимый  договор, что  сын  его  не всю свою жизнь будет находиться под властью Эврисфея. Лишь двенадцать великих подвигов совершит он по поручению Эврисфея,  а  после  не только  освободиться  от его власти, но даже получит бессмертие. Громовержец знал, что много великих опасностей придется преодолеть его сыну, поэтому  он повелел  своей  любимой  дочери  Афине-Палладе  помогать сыну Алкмены.

 

В  один  день  с  рождением  сына  Сфенела родились и у Алкмены близнецы: старший - сын Зевса, названный при  рождении  Алкидом,  и  младший  -  сын Амфитриона,  названный  Ификлом.  Алкид  и  был  величайшим сыном Греции. Он назван  был  позднее  прорицательницей  пифией  Гераклом.  Под  этим  именем прославился он, получил бессмертие и был принят в сонм светлых богов Олимпа.

Гера  стала  преследовать  Геракла с самого первого дня его жизни. Узнав, что Геракл родился и лежит, завернутый в пеленки, с  братом  своим  Ификлом, она,  чтобы погубить новорожденного героя, послала двух змей. Была уже ночь, когда вползли, сверкая глазами, в покой Алкмены змеи. Тихо подползли  они  к колыбели,   где  лежали  близнецы,  и  уже  хотели,  обвившись  вокруг  тела маленького Геракла, задушить его, как проснулся сын Зевса. Он протянул  свои маленькие ручки к змеям, схватил их за шеи и сдавил с такой силой, что сразу задушил их. В ужасе вскочила Алкмена со своего ложа; увидев змей в колыбели, громко закричали бывшие в покое женщины. Все бросились к колыбели Алкида. На крик  женщин  с обнаженным мечом прибежал Амфитрион. Окружили все колыбель и увидели  необычайное  чудо:  маленький  новорожденный  Геракл  держал   двух громадных  задушенных  змей,  которые  еще  слабо извивались в его крошечных руках. Пораженный силой своего приемного сына, Амфитрион призвал прорицателя Тиресия и вопросил его о судьбе новорожденного. Тогда вещий старец  поведал, сколько  великих  подвигов совершит Геракл, и предсказал, что он достигнет в конце своей жизни бессмертия.

Узнав, какая великая слава ждет старшего сына Алкмены, Амфитрион дал  ему воспитание,  достойное  героя. 

 

Будучи еще юношей, Геракл убил грозного киферонского льва, жившего на вершинах гор. Юный  Геракл  напал  на него,  убил и снял с него шкуру. Эту шкуру надел он на себя, накинул ее, как плащ, на свои могучие плечи. Лапами он связал ее у себя на груди, а шкура  с головы  льва  служила  ему  шлемом.  Геракл  сделал  себе огромную палицу из вырванного им с корнями в Немейской роще твердого, как  железо,  ясеня.  Меч Гераклу  подарил Гермес, лук и стрелы - Аполлон, золотой панцирь сделал ему Гефест, а Афина сама соткала для него одежду.

Возмужав, Геракл победил царя  Орхомена  Эргина,  которому  Фивы  платили ежегодно большую дань. Он убил во время битвы Эргина, а на минийский Орхомен наложил  дань,  которая была вдвое больше, чем та, что платили Фивы. За этот подвиг царь Фив Креонт отдал Гераклу в жены свою дочь Мегару, а боги послали ему трех прекрасных сыновей.

Счастливо  жил  Геракл  в  семивратных  Фивах.  Но  великая  богиня  Гера по-прежнему  пылала  ненавистью к сыну Зевса. Она наслала на Геракла ужасную болезнь. Лишился разума великий  герой,  безумие  овладело  им.  В  припадке неистовства  Геракл убил всех своих детей и детей своего брата Ификла. Когда же прошел  припадок,  глубокая  скорбь  овладела  Гераклом.  Очистившись  от скверны   совершенного   им  невольного  убийства,  Геракл  покинул  Фивы  и отправился в священные Дельфы  вопросить  бога  Аполлона,  что  ему  делать. Аполлон  повелел  Гераклу  отправиться  на  родину  его  предков  в Тиринф и двенадцать лет служить Эврисфею. Устами пифии сын Латоны предсказал Гераклу, что он получит бессмертие, если исполнит по  повелению  Эврисфея  двенадцать великих подвигов.

 

Геракл  поселился  в  Тиринфе и стал слугой слабого, трусливого Эврисфея. Эврисфей боялся могучего героя и не пускал его в Микены. Все приказания свои передавал он сыну Зевса в Тиринф через своего вестника Копрея.

Гераклу недолго  пришлось  ждать  первого  поручения  царя  Эврисфея.  Он поручил  Гераклу  убить  немейского  льва.  Этот  лев, порожденный Тифоном и Ехидной, был чудовищной величины. Он жил около города Немеи и  опустошал все  окрестности. Геракл смело отправился на опасный подвиг…

 

Как молния сверкнула палица Геракла и громовым ударом обрушилась на голову льва. Лев упал на землю, оглушенный страшным  ударом;  Геракл  бросился  на  льва, обхватил его своими могучими руками и задушил. Взвалив на свои могучие плечи убитого  льва,  Геракл  вернулся  в  Немею,  принес жертву Зевсу и учредил в память своего первого подвига немейские игры. Когда Геракл принес убитого им льва в Микены, Эврисфей побледнел  от  страха,  взглянув  на  чудовищного льва. Царь  Микен  понял,  какой  нечеловеческой  силой обладает Геракл. Он запретил ему даже приближаться к воротам Микен;  когда  же  Геракл  приносил доказательства  своих  подвигов,  Эврисфей с ужасом смотрел на них с высоких микенских стен.

 

После первого подвига Эврисфей послал Геракла убить лернейскую гидру. Это было  чудовище с телом змеи и девятью головами дракона. Как и немейский лев, гидра была порождена Тифоном и Ехидной. Жила гидра  в  болоте  около  города Лерны и, выползая их своего логовища, уничтожала целые стада и опустошала все  окрестности. Борьба с девятиголовой гидрой была опасна потому, что одна из голов ее была бессмертна. Отправился в путь к Лерне Геракл с сыном Ификла Иолаем. Прибыв к болоту у города Лерны, Геракл оставил Иолая с колесницей  в близлежащей  роще,  а  сам отправился искать гидру. Он нашел ее в окруженной болотом пещере. Раскалив докрасна свои стрелы, стал Геракл пускать  их  одну за  другой  в  гидру.  В  ярость привели гидру стрелы Геракла. Она выползла, извиваясь покрытым блестящей чешуей телом, из мрака пещеры, грозно поднялась на своем громадном хвосте и хотела уже броситься на героя,  но  наступил  ей сын Зевса ногой на туловище и придавил к земле. Своим хвостом гидра обвилась вокруг  ног  Геракла  и силилась свалить его. Как непоколебимая скала, стоял герой и взмахами тяжелой палицы одну за  другой  сбивал  головы  гидры.  Как вихрь,  свистела  в  воздухе палица; слетали головы гидры, но гидра все-таки была жива. Тут Геракл заметил, что у гидры на  месте  каждой  сбитой  головы вырастают две новые. Явилась и помощь гидре. Из болота выполз чудовищный рак и впился своими клещами в ногу Геракла. Тогда герой призвал на помощь своего друга  Иолая.  Иолай  убил  чудовищного  рака,  зажег  часть  ближней рощи и горящими стволами деревьев прижигал гидре шеи, с которых Геракл сбивал своей палицей головы. Новые головы перестали  вырастать  у  гидры.  Все  слабее  и слабее сопротивлялась она сыну Зевса. Наконец и бессмертная голова слетела у гидры.  Чудовищная  гидра была побеждена и рухнула мертвой на землю. Глубоко зарыл ее бессмертную голову победитель Геракл и  навалил  на  нее  громадную скалу,  чтобы  не  могла она опять выйти на свет. Затем рассек великий герой тело гидры и погрузил в ее ядовитую желчь свои стрелы. С  тех  пор  раны  от стрел  Геракла  стали  неизлечимыми.  С великим торжеством вернулся Геракл в Тиринф. Но там ждало его уже новое поручение Эврисфея.

РРР: В общем, пошло уже чистое фэнтези…

 

Эврисфей поручил Гераклу перебить стимфалийских птиц. Чуть не  в  пустыню обратили  эти птицы все окрестности аркадского города Стимфала. Они нападали и на животных, и на людей и разрывали их своими медными когтями и клювами. Но  самое  страшное  было  то, что перья этих птиц были из твердой бронзы, и птицы, взлетев, могли ронять их, подобно стрелам, на того,  кто  вздумал  бы напасть  на  них.  Трудно  было Гераклу выполнить это поручение Эврисфея. На помощь ему пришла воительница Афина-Паллада. Она  дала  Гераклу  два  медных тимпана,  их  выковал бог Гефест, и велела Гераклу встать на высоком холме у того леса, где гнездились стимфалийские птицы, и ударить в тимпаны; когда же птицы взлетят - перестрелять их из лука. Так и  сделал  Геракл.  Взойдя  на холм,  он  ударил  в тимпаны, и поднялся такой оглушительный звон, что птицы громадной стаей взлетели над лесом и стали в ужасе кружиться  над  ним.  Они дождем  сыпали свои острые, как стрелы, перья на землю, но не попадали перья в стоявшего на холме Геракла. Схватил свой лук  герой  и  стал  разить  птиц смертоносными  стрелами.  В  страхе взвились за облака стимфалийские птицы и скрылись из глаз Геракла. Улетели птицы далеко за пределы Греции, на  берега Эвксинского  Понта,  и  больше  никогда  не  возвращались  в  окрестности Стимфала. Так исполнил Геракл это поручение Эврисфея и вернулся в Тиринф, но тотчас же пришлось ему отправиться на еще более трудный подвиг.

Эврисфей знал, что в Аркадии живет чудесная керинейская  лань,  посланная богиней  Артемидой  в  наказание  людям.  Лань эта опустошала поля. Эврисфей послал Геракла поймать ее и велел ему живой доставить  лань  в  Микены.  Эта лань  была  необычайно  красива,  рога  у  нее  были золотые, а ноги медные. Подобно ветру, носилась она по горам и  долинам  Аркадии,  не  зная  никогда усталости.  Целый год преследовал Геракл керинейскую лань. Она неслась через горы, через равнины, прыгала через пропасти, переплывала реки. Все дальше  и дальше на север бежала лань. Не отставал от нее герой, он преследовал ее, не упуская  из виду. Наконец Геракл достиг в погоне за падью крайнего севера - страны гипербореев и истоков Истра. Здесь лань остановилась. Герой  хотел схватить ее, но ускользнула она и, как стрела, понеслась назад, на юг. Опять началась  погоня.  Гераклу  удалось  только  в Аркадии настигнуть лань. Даже после столь долгой погони не потеряла  она  сил.  Отчаявшись  поймать  лань, Геракл  прибег  к своим не знающим промаха стрелам. Он ранил златорогую лань стрелой в ногу, и только  тогда  удалось  ему  поймать  ее. 

 

После охоты на медноногую лань, продолжавшейся целый год, недолго отдыхал Геракл.  Эврисфей  опять  дал  ему  поручение:  Геракл  должен   был   убить эриманфского  кабана.  Этот  кабан, обладавший чудовищной силой, жил на горе Эриманфе и опустошал окрестности города Псофиса[1]. Он не давал  и  людям пощады  и  убивал  их  своими  огромными  клыками.  Геракл отправился к горе Эриманфу. По дороге навестил он мудрого кентавра Фола. С почетом принял  Фол великого  сына  Зевса  и  устроил для него пир. Во время пира кентавр открыл большой сосуд с вином,  чтобы  угостить  получше  героя.  Далеко  разнеслось благоухание  дивного  вина.  Услыхали  это  благоухание  и  другие кентавры. Страшно  рассердились  они  на  Фола  за  то,  что  он  открыл  сосуд.  Вино принадлежало  не  одному  только  Фолу,  а  было  достоянием всех кентавров. Кентавры бросились к жилищу Фола и напали врасплох на него и Геракла,  когда они  вдвоем  весело  пировали,  украсив  головы  венками из плюща. Геракл не испугался кентавров. Он быстро вскочил со  своего  ложа  и  стал  бросать  в нападавших  громадные  дымящиеся  головни.  Кентавры обратились в бегство, а Геракл ранил их своими ядовитыми стрелами. Герой  преследовал  их  до  самой Малеи.  Там  укрылись  кентавры  у  друга  Геракла,  Хирона,  мудрейшего  из кентавров. Следом за ними в пещеру ворвался и Геракл.  В  гневе  натянул  он свой  лук,  сверкнула  в  воздухе  стрела  и  вонзилась  в  колено одного из кентавров. Не врага поразил Геракл, а своего друга  Хирона.  Великая  скорбь охватила  героя,  когда  он  увидал,  кого  ранил.  Геракл  спешит  омыть  и перевязать рану друга, но ничто не может помочь. Знал Геракл,  что  рана  от стрелы,  отравленной  желчью гидры, неизлечима. Знал и Хирон, что грозит ему мучительная смерть. Чтобы не страдать от раны, он  впоследствии  добровольно сошел в мрачное царство Аида.

В глубокой печали Геракл покинул Хирона и вскоре  достиг  горы  Эриманфа. Там  в  густом  лесу  он  нашел грозного кабана и выгнал его криком из чащи. Долго преследовал кабана Геракл, и, наконец, загнал его в глубокий  снег  на вершине горы. Кабан увяз в снегу, а Геракл, бросившись на него, связал его и отнес живым в Микены. Когда Эврисфей увидал чудовищного кабана, то от страха спрятался в большой бронзовый сосуд.

 

Вскоре  Эврисфей  дал  новое поручение Гераклу. Он должен был очистить от навоза весь скотный двор Авгия, царя Элиды,  сына  лучезарного  Гелиоса. Бог  солнца  дал  своему сыну неисчислимые богатства. Особенно многочисленны были стада Авгия. Среди его стад было  триста  быков  с  белыми,  как  снег, ногами,  двести  быков были красные, как сидонский пурпур, двенадцать быков, посвященные богу Гелиосу, были белые, как лебеди, а один  бык,  отличавшийся необыкновенной  красотой,  сиял,  подобно  звезде.  Геракл  предложил  Авгию очистить в один день весь его громадный скотный  двор,  если  он  согласится отдать  ему  десятую  часть  своих  стад.  Авгий  согласился.  Ему  казалось невозможным выполнить такую работу в один день.  Геракл  же  сломал  с  двух противоположных  сторон  стену, окружавшую скотный двор, и отвел в него воду двух рек, Алфея и Пенея. Вода этих рек в один  день  унесла  весь  навоз  со скотного  двора,  а  Геракл  опять  сложил стены. Когда герой пришел к Авгию требовать награды, то гордый царь не отдал ему обещанной десятой части стад, и пришлось ни с чем вернуться в Тиринф Гераклу.

Страшно отомстил великий герой  царю  Элиды.  Через  несколько  лет,  уже освободившись  от  службы  у  Эврисфея,  Геракл  вторгся с большим войском в Элиду, победил в кровопролитной битве Авгия и убил  его  своей  смертоносной стрелой.  После  победы  собрал  Геракл войско и всю богатую добычу у города Писы, принес жертвы олимпийским богам и учредил олимпийские игры, которые и справлялись с тех пор  всеми  греками  каждые  четыре  года  на  священной равнине,   обсаженной   самим  Гераклом  посвященными  богине  Афине-Палладе оливами.

 

Олимпийские игры - важнейшее  из  общегреческих  празднеств,  во время  которого объявлялся во всей Греции всеобщий мир. За несколько месяцев до игр по всей Греции и греческим колониям рассылались  послы,  приглашавшие на  игры  в  Олимпию. Игры справлялись раз в четыре года. На них происходили состязания в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья, а  также  в беге  колесниц.  Победители  на  играх  получали в награду оливковый венок и пользовались великим  почетом.  Греки  вели  летоисчисление  по  олимпийским играм,  считая  первыми  происходившие  в  776  г.  до  н.э.  Существовали олимпийские игры до 393 г. н.э.,  когда  они  были  запрещены  императором Феодосием как несовместимые с христианством. Через 30 лет император Феодосий II  сжег  храм  Зевса в Олимпии и все роскошные здания, украшавшие то место, где происходили олимпийские игры. Они обратились в  развалины  и  постепенно были  занесены  песком реки Алфея. Только раскопки, производившиеся на месте Олимпии в XIX в. н.э., главным образом с  1875  и  по  1881  г.,  дали  нам возможность  получить  точное представление о былой Олимпии и об олимпийских играх.

 

Чтобы выполнить седьмое поручение  Эврисфея,  Гераклу  пришлось  покинуть Грецию  и отправиться на остров Крит. Эврисфей поручил ему привести в Микены критского быка. Этого быка царю Крита Миносу, сыну Европы, послал колебатель земли Посейдон; Минос должен был принести быка в жертву Посейдону. Но Миносу жалко приносить в жертву такого прекрасного быка - он оставил его  в  своем стаде,  а  в  жертву  Посейдону  принес  одного  из  своих  быков.  Посейдон разгневался на Миноса и наслал на вышедшего из моря быка бешенство. По всему острову носился бык и уничтожал все на  своем  пути.  Великий  герой  Геракл поймал  быка и укротил. Он сел на широкую спину быка и переплыл на нем через море с Крита на  Пелопоннес.  Геракл  привел  быка  в  Микены,  но  Эврисфей побоялся  оставить  быка Посейдона в своем стаде и пустил его на волю. Почуя опять свободу, понесся бешеный бык через весь Пелопоннес на север и  наконец прибежал  в  Аттику на Марафонское поле. Там его убил великий афинский герой Тесей.

 

После укрощения критского быка Гераклу, по поручению  Эврисфея,  пришлось отправиться  во  Фракию к царю бистонов Диомеду. У этого царя были дивной красоты и силы кони. Они были прикованы железными цепями в стойлах, так  как никакие   путы   не  могли  удержать  их.  Царь  Диомед  кормил  этих  коней человеческим мясом. Он бросал  им  на  съедение  всех  чужеземцев,  которые, гонимые бурей, приставали к его городу. К этому фракийскому царю и явился со своими  спутниками  Геракл.  Он  завладел  конями  Диомеда и увел их на свой корабль. На  берегу  настиг  Геракла  сам  Диомед  со  своими  воинственными бистонами. Поручив охрану коней своему любимому Абдеру, сыну Гермеса, Геракл вступил  в  бой  с  Диомедом.  Немного  было  спутников у Геракла, но все же побежден был Диомед и пал в битве. Геракл вернулся  к  кораблю.  Как  велико было  его  отчаяние,  когда он увидел, что дикие кони растерзали его любимца Абдера. Геракл устроил пышные похороны своему любимцу, насыпал высокий  холм на  его  могиле, а рядом с могилой основал город и назвал его в честь своего любимца Абдерой. Коней же Диомеда Геракл привел  к  Эврисфею,  а  тот  велел выпустить их на волю. Дикие кони убежали в горы Ликейона, покрытые густым лесом, и были там растерзаны дикими зверями.

 

Опечалился  Геракл.  Ему  стало больно, что пировал он в венке из плюща и пел в доме  друга,  которого  постигло  такое  великое  горе.  Геракл  решил отблагодарить  благородного  Адмета  за  то,  что, несмотря на постигшее его горе, он все-таки так гостеприимно принял его.  Быстро  созрело  у  великого героя решение отнять у мрачного бога смерти Таната его добычу - Алкестиду.

Узнав  у  слуги, где находится гробница Алкестиды, он спешит скорее туда. Спрятавшись за гробницей, Геракл  ждет,  когда  прилетит  Танат  напиться  у могилы  жертвенной  крови.  Вот  послышались  взмахи  черных крыльев Таната, повеяло могильным холодом; прилетел к гробнице мрачный бог  смерти  и  жадно припал  губами  к  жертвенной крови. Геракл выскочил из засады и бросился на Таната. Охватил он бога смерти своими могучими руками, и началась  меж  ними ужасная  борьба.  Напрягая  все  свои  силы,  борется Геракл с богом смерти. Сдавил своими костлявыми руками грудь Геракла Танат, он дышит на него  своим леденящим  дыханием,  а  от  крыльев  его веет на героя холод смерти. Все же могучий сын громовержца Зевса победил Таната. Он связал Таната и  потребовал как  выкуп  за  свободу,  чтобы  вернул  бог смерти к жизни Алкестиду. Танат подарил Гераклу жизнь жены Адмета, и повел ее великий герой назад ко  дворцу ее мужа…

- О, великие боги! - воскликнул Адмет,  подняв  покрывало  женщины,  - жена моя Алкестида! О, нет, это только тень ее! Она стоит молча, ни слова не промолвила она!

-  Нет,  не  тень это! - ответил Геракл, - это Алкестида. Я добыл ее в тяжкой борьбе  с  повелителем  душ  Танатом.  Будет  молчать  она,  пока  не освободится  от власти подземных богов, принеся им искупительные жертвы; она будет молчать, пока трижды не сменит ночь день; только тогда заговорит  она.

 

Девятым подвигом Геракла был его поход в страну амазонок за поясом царицы Ипполиты. Этот пояс подарил Ипполите бог войны Арес, и она  носила  его  как знак  своей  власти над всеми амазонками. Дочь Эврисфея Адмета, жрица богини Геры, хотела  непременно  иметь  этот  пояс.  Чтобы  исполнить  ее  желание, Эврисфей  послал  за  поясом Геракла. Собрав небольшой отряд героев, великий сын Зевса отправился в далекий путь на одном только корабле. Хотя и  невелик был  отряд  Геракла, но много славных героев было в этом отряде, был в нем и великий герой Аттики Тесей.

Далекий путь предстоял героям. Они должны были достигнуть  самых  дальних берегов  Эвксинского  Понта [Черного моря],  так  как  там  находилась  страна  амазонок со столицей Фемискирой. По пути Геракл пристал со своими спутниками  к  острову Паросу,  где правили сыновья Миноса. На этом острове убили сыновья Миноса двух спутников Геракла. Геракл, рассерженный этим, тотчас же начал  войну  с сыновьями  Миноса.  Многих  жителей  Пароса  он перебил, других же, загнав в город, держал в осаде до тех  пор,  пока  не  послали  осажденные  послов  к Гераклу  и  не  стали  просить его, чтобы он взял двоих из них вместо убитых спутников. Тогда снял осаду Геракл и вместо убитых взял внуков Миноса, Алкея и Сфенела.

 

Слава  о подвигах сына Зевса давно уже достигла страны амазонок. Поэтому, когда  корабль  Геракла  пристал  к  Фемискире,  вышли  амазонки  с  царицей навстречу  герою.  Они с удивлением смотрели на великого сына Зевса, который выделялся, подобно бессмертному богу, среди своих  спутников-героев…

Не в силах была ни в чем отказать Гераклу Ипполита. Она была  уже  готова добровольно отдать ему пояс, но великая Гера, желая погубить ненавистного ей Геракла, приняла вид амазонки, вмешалась в толпу и стала убеждать воительниц напасть на войско Геракла.

- Неправду говорит Геракл, - сказала Гера амазонкам, - он явился к вам с коварным  умыслом:  герой  хочет похитить вашу царицу Ипполиту и увезти ее рабыней в свой дом.

РРР: Богиня абсолютно не гнушается откровенным и примитивным обманом…

 

Амазонки поверили Гере. Схватились они  за  оружие  и  напали  на  войско Геракла.  Впереди  войска амазонок неслась быстрая, как ветер, Аэлла. Первой напала она на Геракла, подобно  бурному  вихрю.  Великий  герой  отразил  ее натиск  и  обратил  ее  в  бегство,  Аэлла  думала спастись от героя быстрым бегством. Не помогла ей вся ее быстрота, Геракл настиг ее  и  поразил  своим сверкающим  мечом.  Пала  в  битве  и Протоя. Семь героев из числа спутников Геракла сразила она собственной рукой, но не избежала  она  стрелы  великого сына Зевса. Тогда напали на Геракла сразу семь амазонок; они были спутницами самой   Артемиды:  никто  не  был  им  равен  в  искусстве  владеть  копьем. Прикрывшись щитами, они пустили свои копья в Геракла. но копья пролетели  на этот  раз  мимо.  Всех их сразил герой своей палицей; одна за другой грянули они на землю, сверкая своим вооружением. Амазонку же Меланиппу, которая вела в бой войско, Геракл взял в плен, а вместе с ней пленил и Антиопу. Побеждены были грозные воительницы, их войско обратилось в бегство, многие из них пали от рук преследовавших их героев. Заключили мир амазонки с Гераклом. Ипполита купила свободу могучей Меланиппы ценой своего пояса. Антиопу же герои увезли с собой. Геракл отдал ее в награду Тесею за его великую храбрость. Так добыл Геракл пояс Ипполиты.

 

На обратном пути в Тиринф из страны амазонок Геракл прибыл на кораблях со своим войском к Трое. Тяжелое зрелище предстало пред глазами  героев,  когда они  причалили  к  берегу недалеко от Трои. Они увидели прекрасную дочь царя Трои Лаомедонта, Гесиону, прикованную к скале у самого берега моря. Она была обречена, подобно Андромеде, на растерзание чудовищу, выходившему  из  моря. Это  чудовище послал в наказание Лаомедонту Посейдон за отказ уплатить ему и Аполлону плату за постройку стен Трои. Гордый царь, которому,  по  приговору Зевса,  должны  были служить оба бога, грозил даже обрезать им уши, если они будут требовать платы. Тогда, разгневанный Аполлон наслал  на  все  владения Лаомедонта  ужасный  мор, а Посейдон -- чудовище, которое опустошало, никого не щадя, окрестности Трои. Только пожертвовав жизнью дочери,  мог  Лаомедонт спасти  свою страну от ужасного бедствия. Против воли пришлось ему приковать к скале у моря свою дочь Гесиону.

РРР: Что-то у них часто встречается приковывание к скалам у моря…

 

Увидав несчастную девушку, Геракл  вызвался  спасти  ее,  а  за  спасение Гесионы  потребовал  он  у  Лаомедонта в награду тех коней, которых дал царю Трои громовержец Зевс как выкуп за его сына Ганимеда.  Его  некогда  похитил орел  Зевса  и  унес  на  Олимп. Лаомедонт согласился на требования Геракла. Великий герой велел троянцам насыпать на берегу моря вал и спрятался за ним. Едва Геракл укрылся за валом,  как  из  моря  выплыло  чудовище  и,  разинув громадную  пасть,  бросилось на Гесиону. С громким криком выбежал из-за вала Геракл, бросился на чудовище и вонзил ему глубоко в грудь свой  обоюдоострый меч. Геракл спас Гесиону.

Когда  же  сын  Зевса потребовал у Лаомедонта обещанную награду, то жалко стало царю расстаться с дивными конями,  он  не  отдал  их  Гераклу  и  даже прогнал  его  с угрозами из Трои. Покинул Геракл владения Лаомедонта, затаив глубоко в сердце свой гнев. Сейчас он не мог отомстить обманувшему его царю, так как слишком малочисленно было его войско и герой не мог надеяться  скоро овладеть  неприступной  Троей. Остаться же долго под Троей великий сын Зевса не мог - он должен был спешить с поясом Ипполиты в Микены.

 

Вскоре после возвращения из похода в страну амазонок Геракл отправился на новый подвиг. Эврисфей поручил ему пригнать в Микены коров великого Гериона, сына Хрисаора и океаниды Каллирои. Далек был путь к Гериону.  Гераклу  нужно было  достигнуть самого западного края земли, тех мест, где сходит на закате с неба лучезарный бог солнца Гелиос.

РРР: Практически все поручения сводятся к банальным грабежам…

 

Геракл один отправился в далекий  путь. Он  прошел  через Африку, через бесплодные пустыни Ливии, через страны диких варваров и, наконец, достиг  пределов  земли.  Здесь  воздвиг  он  по  обеим сторонам  узкого  морского пролива два гигантских каменных столпа как вечный памятник о своем подвиге.

[Столпы Геракла, или Геркулесовы столпы. Греки считали,  что  скалы по берегам Гибралтарского пролива поставил Геракл.]

РРР: Только что-то по маршруту не очень сходится. Зачем ему понадобилось идти именно по Африке?..

 

Еще  много  пришлось после этого странствовать Гераклу, пока не достиг он берегов седого Океана.

РРР: И опять не сходится. Если Он уже до этого поставил столпы на Гибралтаре, то чего ему «много странствовать» после этого?.. Океан же аккурат за Гибралтаром.

 

В раздумье сел герой на берегу у  вечно  шумящих  вод Океана.  Как было достигнуть ему острова Эрифейи, где пас свои стада Герион?

День уже клонился к вечеру. Вот показалась и колесница Гелиоса, спускающаяся к  водам  Океана.  Яркие  лучи  Гелиоса  ослепили  Геракла,  и  охватил  его невыносимый,  палящий  зной.  В  гневе  вскочил  Геракл  и схватился за свой грозный лук, но не  разгневался  светлый  Гелиос,  он  приветливо  улыбнулся герою,  понравилось ему необычайное мужество великого сына Зевса. Гелиос сам предложил Гераклу переправиться  на  Эрифейю  в  золотом  челне,  в  котором проплывал  каждый вечер бог солнца со своими конями и колесницей с западного на восточный край земли в свой  золотой  дворец.  Обрадованный  герой  смело вскочил в золотой челн и быстро достиг берегов Эрифейи.

Едва  пристал он к острову, как почуял его грозный двуглавый пес Орфо и с лаем бросился на героя. Одним ударом своей тяжкой палицы убил его Геракл. Не один Орфо охранял стада Гериона. Пришлось еще биться Гераклу  и  с  пастухом Гериона,  великаном  Эвритионом.  Быстро  справился  с великаном сын Зевса и погнал коров Гериона к берегу моря, где стоял золотой челн  Гелиоса.  Герион услыхал  мычание  своих  коров  и  пошел к стаду. Увидав, что пес его Орфо и великан Эвритион убиты, он погнался за похитителем стада  и  настиг  его  на берегу  моря.  Герион  был  чудовищным  великаном: он имел три туловища, три головы, шесть рук и шесть ног. Тремя щитами прикрывался он во время боя, три громадных копья бросал он сразу в противника. С таким-то великаном  пришлось сражаться  Гераклу,  но  помогла ему великая воительница Афина-Паллада. Едва увидал его Геракл, как тотчас пустил в великана  свою  смертоносную  стрелу. Вонзилась  стрела  в глаз одной из голов Гериона. За первой стрелой полетела вторая, за ней третья. Грозно взмахнул Геракл своей всесокрушающей  палицей, как  молнией,  поразил  ею герой Гериона, и бездыханным трупом упал на землю трехтелый великан. Геракл перевез с Эрифейи в золотом  челне  Гелиоса  коров Гериона  через  бурный  Океан  и  вернул челн Гелиосу. Половина подвига была окончена.

Много трудов предстояло еще впереди. Нужно было пригнать быков в  Микены. Через  всю  Испанию,  через  Пиренейские  горы,  через Галлию и Альпы, через Италию гнал коров Геракл. На юге Италии,  около  города  Региума,  вырвалась одна  из  коров  из  стада и через пролив переплыла в Сицилию. Там увидал ее царь Эрикс, сын Посейдона, и взял корову в свое стадо.  Геракл  долго  искал корову. Наконец, он попросил бога Гефеста охранять стадо, а сам переправился в  Сицилию  и  там  нашел  в  стаде царя Эрикса свою корову. Царь не захотел вернуть ее Гераклу; надеясь на свою силу, он вызвал Геракла на единоборство. Наградой победителю должна была служить корова. Не по силам был Эриксу такой противник, как Геракл. Сын Зевса  сжал  царя  в  своих  могучих  объятиях  и задушил.  Вернулся  Геракл  с коровой к своему стаду и погнал его дальше. На берегах Ионийского моря богиня Гера наслала бешенство на все стадо.  Бешеные коровы  разбежались во все стороны. Только с большим трудом переловил Геракл большую часть коров уже во Фракии  и  пригнал,  наконец,  их  к  Эврисфею  в Микены. Эврисфей же принес их в жертву великой богине Гере.

РРР: Тоже странный маршрут. Чего его на юг-то Италии понесло?.. Прошел бы севером без все этих проблем…

 

КЕРБЕР [Иначе - Цербер]

 

Едва  Геракл  вернулся  в  Тиринф,  как  уже  снова  послал его на подвиг Эврисфей. Это был уже одиннадцатый  подвиг,  который  должен  был  совершить Геракл  на  службе  у  Эврисфея.  Невероятные  трудности пришлось преодолеть Гераклу во время этого подвига. Он должен был спуститься в  мрачное,  полное ужасов  подземное  царство  Аида  и  привести  к  Эврисфею стража подземного царства, ужасного адского пса Кербера. Три головы было у Кербера, на  шее  у него  извивались  змеи, хвост у него оканчивался головой дракона с громадной пастью. Геракл отправился в Лаконию и через  мрачную  пропасть  у  Тэнара [Мыс, южная оконечность Пелопоннеса] спустился  во  мрак  подземного  царства.  У  самых врат царства Аида увидал Геракл приросших к скале героев Тесея и Перифоя, царя Фессалии. Их  наказали так боги за то, что они хотели похитить у Аида жену его Персефону. Взмолился Тесей к Гераклу:

-   О, великий сын Зевса, освободи меня! Ты видишь мои мучения! Один лишь ты в силах избавить меня от них!

Протянул Геракл Тесею руку и освободил его. Когда же он хотел  освободить и  Перифоя,  то  дрогнула  земля,  и  понял  Геракл,  что  боги не хотят его освобождения. Геракл покорился воле богов и  пошел  дальше  во  мрак  вечной ночи.  В  подземное царство Геракла ввел вестник богов Гермес, проводник душ умерших,  а  спутницей  великого  героя  была  сама  любимая   дочь   Зевса, Афина-Паллада. Когда Геракл вступил в царство Аида, в ужасе разлетелись тени умерших.  Только  не  бежала при виде Геракла тень героя Мелеагра. С мольбой обратилась она к великому сыну Зевса:

- О, великий Геракл, об одном молю я тебя в память нашей дружбы, сжалься над осиротевшей сестрой моей, прекрасной Деянирой! Беззащитной осталась  она после моей смерти. Возьми ее в жены, великий герой! Будь ее защитником!

Геракл  обещал  исполнить  просьбу  друга  и  пошел  дальше  за Гермесом. Навстречу  Гераклу  поднялась  тень  ужасной  горгоны  Медузы,  она   грозно протянула  свои  медные  руки  и  взмахнула  золотыми крыльями, на голове ее зашевелились змеи. Схватился за меч бесстрашный герой, но  Гермес  остановил его словами:

-  Не  хватайся  за  меч,  Геракл! Ведь это лишь бесплотная тень! Она не грозит тебе гибелью!

Много ужасов видел на пути своем Геракл; наконец, он предстал пред троном Аида. С восторгом смотрели властитель царства умерших и жена  его  Персефона на великого сына громовержца Зевса, бесстрашно спустившегося в царство мрака и  печалей.  Он, величественный, спокойный, стоял пред троном Аида, опершись на свою громадную палицу, в львиной шкуре, накинутой на плечи, и с луком  за плечами.  Аид  милостиво  приветствовал  сына  своего великого брата Зевса и спросил, что заставило его покинуть  свет  солнца  и  спуститься  в  царство мрака. Склонясь пред Аидом, ответил Геракл:

-  О,  властитель  душ  умерших, великий Аид, не гневайся на меня за мою просьбу, всесильный! Ты знаешь ведь, что не по своей воле пришел  я  в  твое царство,  не  по  своей  воле буду я просить тебя. Позволь мне, владыка Аид, отвести в Микены твоего трехглавого  пса  Кербера.  Велел  мне  сделать  это Эврисфей, которому служу я по повелению светлых богов-олимпийцев.

Аид ответил герою:

-  Я  исполню, сын Зевса, твою просьбу; но ты должен без оружия укротить Кербера. Если ты укротишь его, то я позволю тебе отвести его к Эврисфею.

Долго искал Геракл Кербера по подземному царству. Наконец, он  нашел  его на берегах Ахеронта. Геракл обхватил своими руками, крепкими, как сталь, шею Кербера.  Грозно завыл пес Аида; все подземное царство наполнилось его воем. Он силился вырваться из объятий Геракла, но только  крепче  сжимали  могучие руки  героя  шею  Кербера. Обвил хвост свой Кербер вокруг ног героя, впилась голова дракона своими зубами ему в тело, но все напрасно. Могучий Геракл все сильней и сильней сдавливал ему шею. Наконец, полузадушенный пес Аида упал к ногам героя. Геракл укротил его и повел из царства мрака в Микены. Испугался дневного света Кербер; весь покрылся он холодным потом, ядовитая пена капала из трех его пастей на землю; всюду, куда капнула хоть капля пены,  вырастали ядовитые травы.

Геракл  привел  к  стенам Микен Кербера. В ужас пришел трусливый Эврисфей при одном взгляде на страшного пса. Чуть не  на  коленях  молил  он  Геракла отвести обратно в царство Аида Кербера. Геракл исполнил его просьбу и вернул Аиду его страшного стража Кербера.

РРР: Эврисфей сам не знает, чего хочет…

 

Самым  трудным  подвигом  Геракла на службе у Эврисфея был его последний, двенадцатый подвиг. Он должен был  отправиться  к  великому  титану  Атласу, который  держит на плечах небесный свод, и достать из его садов, за которыми смотрели дочери Атласа геспериды, три золотых яблока. Яблоки  эти  росли  на золотом  дереве, выращенном богиней земли Геей в подарок великой Гере в день ее свадьбы с Зевсом. Чтобы совершить этот подвиг, нужно  было  прежде  всего узнать  путь в сады Гесперид, охраняемые драконом, никогда не смыкавшим глаз сном.

Никто не знал пути к Гесперидам и Атласу. Долго блуждал Геракл по Азии  и Европе,  прошел он и все страны, которые проходил раньше по пути за коровами Гериона; всюду Геракл расспрашивал о пути, но никто не  знал  его.  В  своих поисках  зашел  он  на  самый  крайний  север,  к вечно катящей свои бурные, беспредельные воды реке Эридану[мифическая река]. На берегах Эридана с  почетом  встретили великого  сына  Зевса  прекрасные  нимфы и дали ему совет, как узнать путь в сады гесперид. Геракл должен был напасть врасплох на морского вещего  старца Нерея,  когда  он  выйдет на берег из морской пучины, и узнать у него путь к гесперидам; кроме Нерея, никто не знал этого пути. Геракл долго искал Немея. Наконец, удалось ему найти Нерея на берегу моря. Геракл  напал  на  морского бога.  Трудна  была  борьба  с морским богом. Чтобы освободиться от железных объятий Геракла, Нерей принимал всевозможные виды, но все-таки  не  выпускал его  герой.  Наконец, он связал утомленного Нерея, и морскому богу пришлось, чтобы получить свободу, открыть Гераклу тайну пути в  сады  Гесперид.  Узнав эту тайну, сын Зевса отпустил морского старца и отправился в далекий путь.

Опять  пришлось  ему  идти через Ливию. Здесь встретил он великана Антея, сына Посейдона,  бога  морей,  и  богини  земли  Геи,  которая  его  родила, вскормила  и воспитала. Антей заставлял всех путников бороться с ним и всех, кого побеждал в борьбе, немилосердно убивал.  Великан  потребовал,  чтобы  и Геракл  боролся  с  ним. Никто не мог победить Антея в единоборстве, не зная тайны, откуда великан получал во время борьбы все новые и новые силы.  Тайна же  была  такова:  когда  Антей  чувствовал,  что  начинает  терять силы, он прикасался к земле, своей матери, и обновлялись его силы:  он  черпал  их  у своей матери, великой богини земли. Но стоило только оторвать Антея от земли и  поднять  его  на  воздух,  как  исчезали его силы. Долго боролся Геракл с Антеем. несколько раз он валил его на землю, но только прибавлялось  силы  у Антея.  Вдруг  во время борьбы поднял могучий Геракл Антея высоко на воздух, - иссякли силы сына Геи, и Геракл задушил его.

Дальше пошел Геракл и пришел в Египет.  Там,  утомленный  длинным  путем, уснул  он  в тени небольшой рощи на берегу Нила. Увидал спящего Геракла царь Египта, сын Посейдона и дочери Эпафа Лисианассы, Бусирис,  и  велел  связать спящего героя. Он хотел принести Геракла в жертву отцу его Зевсу. Девять лет был  неурожай в Египте; предсказал пришедший с Кипра прорицатель Фрасий, что прекратится неурожай только  в  том  случае,  если  будет  Бусирис  ежегодно приносить  в  жертву  Зевсу  чужеземца.  Бусирис  велел схватить прорицателя Фрасия и первым принес его в жертву. С тек  пор  жестокий  царь  приносил  в жертву  громовержцу  всех  чужеземцев, которые приходили в Египет. Привели к жертвеннику и Геракла, но разорвал великий герой веревки,  которыми  он  был связан, и убил у жертвенника самого Бусириса и сына его Амфидаманта. Так был наказан жестокий царь Египта.

РРР: Любопытно, а нельзя ли привязать эти неурожаи к тексту на «стеле голода» под Асуаном?..

 

Много  еще  пришлось  встретить  Гераклу  на  пути своем опасностей, пока достиг он края земли, где стоял великий титан Атлас. 

РРР: Через Ливию и Египет?.. Куда же он в конце концов пришел?.. В Эфиопию?..

 

С  изумлением  смотрел герой  на  могучего титана, державшего на своих широких плечах весь небесный свод.

- О, великий титан Атлас! -- обратился к нему Геракл, -  я  сын  Зевса, Геракл.  Меня  прислал к тебе Эврисфей, царь богатых золотом Микен. Эврисфей повелел мне достать у тебя три золотых яблока с золотого дерева в садах гесперид.

-  Я  дам тебе три яблока, сын Зевса, - ответил Атлас, - ты же, пока я буду ходить за ними, должен встать на мое место и держать  на  плечах  своих небесный свод.

Геракл   согласился.  Он  встал  на  место  Атласа.  Невероятная  тяжесть опустилась на плечи сына Зевса. Он напряг все свои силы и  удержал  небесный свод.  Страшно  давила  тяжесть  на  могучие  плечи Геракла. Он согнулся под тяжестью неба, его мускулы вздулись, как горы, пот покрыл все  его  тело  от напряжения,   но   нечеловеческие  силы  и  помощь  богини  Афины  дали  ему возможность держать небесный свод до тех пор, пока не вернулся Атлас с тремя золотыми яблоками. Вернувшись, Атлас сказал герою:

- Вот три яблока, Геракл; если хочешь, я сам отнесу их в  Микены,  а  ты подержи  до  моего  возвращения  небесный свод; потом я встану опять на твое место.

- Геракл понял  хитрость  Атласа,  он  понял,  что  хочет  титан  совсем освободиться от своего тяжелого труда, и против хитрости применил хитрость.

-  Хорошо,  Атлас,  я согласен! - ответил Геракл. - Только позволь мне прежде сделать себе подушку, я положу ее на плечи, чтобы  не  давил  их  так ужасно небесный свод.

Атлас  встал  опять на свое место и взвалил на плечи тяжесть неба. Геракл же поднял лук свой и колчан со стрелами, взял свою палицу и золотые яблоки и сказал:

- Прощай, Атлас! Я держал свод неба, пока ты ходил за яблоками гесперид, вечно же нести на плечах своих всю тяжесть неба я не хочу.

С этими словами Геракл ушел от титана, и снова пришлось  Атласу  держать, как  и  прежде,  на могучих плечах своих небесный свод. Геракл же вернулся к Эврисфею и отдал ему золотые яблоки.  Эврисфей  подарил их Гераклу, а он подарил  яблоки  своей  покровительнице, великой дочери Зевса Афине-Палладе. Афина вернула яблоки гесперидам, чтобы вечно оставались они в садах.

РРР: Ну и зачем была вся эта колгота, если все вернулось на круги своя?..

 

После  своего  двенадцатого  подвига  Геракл  освободился  от  службы   у Эврисфея.  Теперь  он мог вернуться в семивратные Фивы. Но недолго оставался там сын Зевса. Ждали его новые подвиги. Он отдал жену  свою  Мегару  в  жены другу своему Иолаю, а сам ушел опять в Тиринф.

 

Лишь только освободился Геракл от рабства у Омфалы, сейчас же  собрал  он большое  войско  героев  и отправился на восемнадцати кораблях к Трое, чтобы отомстить обманувшему его царю Лаомедонту. Прибыв к Трое, он поручил  охрану кораблей Оиклу с небольшим отрядом, сам же со всем войском двинулся к стенам Трои.  Только  ушел  с  войском  от  кораблей  Геракл,  как  напал  на Оикла Лаомедонт, убил Оикла и перебил почти весь его отряд. Услыхав  шум  битвы  у кораблей, Геракл вернулся, обратил в бегство Лаомедонта и загнал его в Трою. Недолго  длилась  осада  Трои.  Ворвались,  взойдя на высокие стены, в город герои…

Во  время взятия города Геракл убил своими стрелами Лаомедонта и всех его сыновей; только младшего из них, Подарка, пощадил герой. Прекрасную же  дочь Лаомедонта  Гесиону  Геракл  отдал  в  жены  отличившемуся  своей храбростью Теламону и позволил ей выбрать одного из пленных и отпустить его на свободу. Гесиона выбрала своего брата Подарка.

- Он прежде всех пленных должен стать рабом! -  воскликнул  Геракл,  - только если ты дашь за него выкуп, будет он отпущен на свободу.

Гесиона  сняла  с головы покрывало и отдала его как выкуп за брата. С тех пор стали называть Подарка - Приамом (т.е. купленным).  Отдал  ему  Геракл власть над Троей, а сам отправился со своим войском на новые подвиги.

 

На остров Кос послал к Гераклу отец Зевс свою любимую дочь  Афину-Палладу призвать великого героя на помощь в их борьбе с гигантами. Гигантов породила богиня  Гея  из  капель  крови свергнутого Кроном Урана. Это были чудовищные великаны со змеями вместо ног, с косматыми длинными  волосами  на  голове  и бороде.

Гиганты обладали страшной силой, они гордились своим могуществом и хотели отнять  у  светлых  богов-олимпийцев  власть над миром. Они вступили в бой с богами на Флегрейских полях, лежавших  на  Халкидском  полуострове  Паллене. Боги Олимпа были им не страшны. Мать гигантов Гея дала им целебное средство, которое  делало  их  неуязвимыми  для  оружия богов. Лишь смертный мог убить гигантов; от оружия смертных не защитила их Гея. По всему свету  искала  Гея целебную  траву, которая должна была защитить гигантов и от оружия смертных, но Зевс запретил светить богиням - зари Эос и  луны  Селене  и  лучезарному богу солнца Гелиосу и сам срезал целебную траву.

Не  страшась  смерти  от руки богов, гиганты ринулись в бой. Долго длился бой. Гиганты бросали в  богов  громадные  скалы  и  горящие  стволы  вековых деревьев. По всему свету разносился гром битвы.

Наконец,  явился Геракл с Афиной-Палладой. Зазвенела тетива грозного лука сына Зевса, сверкнула стрела, напоенная ядом лернейской гидры, и вонзилась в грудь самого могучего из гигантов, Алкионея.  Грянул  на  землю  гигант.  Не могла  постигнуть его смерть на Паллене, здесь он был бессмертен, - упав на землю, вставал он через некоторое  время  еще  более  могучим,  чем  прежде. Геракл  быстро  взвалил  его на свои плечи и унес с Паллены; за пределами ее умер гигант. После гибели Алкионея на Геракла и Геру напал гигант Порфирион, сорвал он с Геры ее покрывало и хотел уже схватить ее, но поверг его Зевс на землю своей молнией, а Геракл лишил его жизни своей стрелой. Аполлон пронзил своей золотой стрелой левый глаз гиганту Эфиальту, а Геракл убил его,  попав ему  стрелой  в  правый  глаз.  Гиганта  Эврита  сразил своим тирсом Дионис, гиганта Клития - Гефест, бросив в него целой  глыбой  раскаленного  железа. Афина-Паллада  навалила  на  обратившегося  в  бегство гиганта Энкелада весь остров Сицилию.

Гигант же Полибот, спасаясь морем от  преследования  грозного  колебателя земли  Посейдона,  бежал  на  остров Кос. Отколол своим трезубцем часть Коса Посейдон и навалил ее на Полибота. Так образовался  остров  Нисирос.  Гермес сразил  гиганта  Ипполита,  Артемида  - Гратиона, великие мойры – гигантов Агрия и Фоона, сражавшихся медными палицами. Всех остальных гигантов  сразил своей  сверкающей молнией громовержец Зевс, но смерть послал им всем великий Геракл своими не знающими промаха стрелами.

РРР: В общем, разгулявшаяся фантазия, разбуженная какими-то событиями, о которых у греков и памяти не осталось.

 

Геракл, воздвигнув жертвенник, готовился уже принести жертвы богам

и прежде всего отцу своему Зевсу, как пришел Лихас с [отравленным] плащом. Сын Зевса надел плащ - дар жены  -  и  приступил  к  жертвоприношению.  Прежде  принес  он двенадцать  отборных  быков  в жертву Зевсу, всего же герой заклал сто жертв богам-олимпийцам.  Ярко  вспыхнуло   пламя   на   алтарях.  

РРР: Эра Тельца, судя по всему?..

 

Геракл   стоял, благоговейно  воздев  свои  руки  к  небу,  и  призывал  богов. Огонь, жарко пылавший на жертвенниках, согрел тело Геракла, и выступил на теле пот. Вдруг прилип к телу героя отравленный плащ. Судороги пробежали  по  телу  Геракла. Почувствовал  он  страшную  боль.  Ужасно  страдая,  призвал  герой Лихаса и спросил его, зачем принес он этот плащ. Что мог ответить ему невинный Лихас? Он мог только сказать, что с плащом прислала  его  Деянира.  Геракл  же,  не сознавая  ничего  от  страшной  боли,  схватил Лихаса за ногу и ударил его о скалу, вокруг которой шумели морские волны. Насмерть разбился Лихас.  Геракл же  упал  на землю. Он бился в невыразимых муках. Крик его разносился далеко по Эвбее. Геракл проклинал свой брак с Деянирой. Великий герой призвал  сына…

- Отец, не виновата она! - говорит Гилл. - Увидав в доме  своем  Иолу, дочь  Эврита,  мать  моя хотела волшебным средством вернуть твою любовь. Она натерла плащ кровью сраженного твоей стрелой кентавра Несса, не  ведая,  что отравлена эта кровь ядом лернейской гидры.

-  О,  горе,  горе!  -  восклицает  Геракл.  - Так вот как исполнилось предсказание отца моего Зевса! Он сказал мне, что не умру я от руки  живого, что  суждено  мне  погибнуть от козней сошедшего в мрачное царство Аида. Вот как погубил меня сраженный мною Несс! Так вот какой сулил мне покой оракул в Додоне - покой смерти! Да, правда, - у мертвых нет тревог! Исполни же  мою последнюю  волю,  Гилл!  Отнеси  с  моими  верными  друзьями меня на высокую Оэту [гора в Фессалии около города Трахины], на ее вершине сложи погребальный костер, положи меня  на  костер  и подожги его. Сделай это скорей, прекрати мои страдания!..

Друзья Геракла и Гилл подняли носилки и отнесли Геракла на высокую  Оэту. Там  сложили  они громадный костер и положили на него величайшего из героев. Страдания Геракла становятся все сильнее, все глубже проникает в его тело яд лернейской гидры. Рвет с себя Геракл отравленный плащ, плотно  прилип  он  к телу;  вместе  с  плащом  Геракл  отрывает  куски  кожи,  и  еще нестерпимее становятся страшные муки. Одно лишь спасение от этих  сверхчеловеческих  мук - это смерть. Легче погибнуть в пламени костра, нем терпеть их, но никто из друзей  героя  не решается поджечь костер. Наконец, пришел на Оэту Филоктет, его уговорил Геракл поджечь костер и в награду за это подарил ему свой лук и стрелы, отравленные ядом гидры. Поджег костер Филоктет, ярко вспыхнуло пламя костра, но еще ярче засверкали молнии Зевса. Громы прокатились по  небу.  На золотой колеснице принеслись к костру Афина-Паллада с Гермесом и вознесли они  на  светлый  Олимп  величайшего  из  героев  Геракла. Там встретили его великие  боги.  Стал  бессмертным  богом  Геракл.  Сама  Гера,  забыв   свою ненависть,  отдала Гераклу в жены дочь свою, вечно юную богиню Гебу. Живет с тех пор на светлом Олимпе в сонме великих бессмертных богов Геракл. Это было ему наградой за все его  великие  подвиги  на  земле,  за  все  его  великие страдания.

 

Основателем великих Афин и их Акрополя был рожденный землей Кекроп. Земля породила его  получеловеком-полузмеей.  Тело  его  оканчивалось  громадным змеиным хвостом. Кекроп основал Афины в Аттике в то время, когда спорили  за власть  над  всей страной колебатель земли, бог моря Посейдон, и воительница богиня Афина, любимая дочь Зевса. Чтобы решить этот спор, все боги собрались во главе с самим великих громовержцем Зевсом на афинском  Акрополе.  На  суд властитель  богов  и людей призвал и Кекропа, чтобы он решил, кому же должна принадлежать власть в Аттике. Змееногий Кекроп явился на  суд.  Боги  решили дать  власть  над Аттикой тому, кто принесет стране самый ценный дар. Ударил колебатель земли Посейдон своим трезубцем в скалу, и из нее  забил  источник соленой  морской  воды,  Афина  же  вонзила в землю свое сверкающее копье, и выросла из земли плодоносная олива. Тогда Кекроп сказал:

- Светлые боги Олимпа, всюду шумят соленые воды безбрежного моря, но нет нигде оливы,  дающей  богатые  плоды.  Афине  принадлежит  олива,  она  даст богатство  всей  стране  и  будет  побуждать  жителей к труду земледельцев и возделыванию плодородной почвы. Великое благо дала Афина Аттике, пусть же ей принадлежит власть над всей страной.

Боги-олимпийцы присудили Афине-Палладе  власть  над  городом,  основанным Кекропом,  и  над  всей  Аттикой.  С  тех  пор стал называться город Кекропа Афинами в честь  любимой  дочери  Зевса.  Кекроп  основал  в  Афинах  первое святилище  богине  Афине,  защитнице города, и отцу ее Зевсу. Дочери Кекропа были первыми жрицами  Афины.  Кекроп  дал  афинянам  законы  и  устроил  все государство. Он был первым царем Аттики.

 

ДЕДАЛ И ИКАР

 

Величайшим художником, скульптором  и  зодчим  Афин  был  Дедал,  потомок Эрехтея.  О  нем  рассказывали, что он высекал из белоснежного мрамора такие дивные статуи, что они казались живыми; казалось, что статуи Дедала  смотрят и  двигаются.  Много  инструментов  изобрел  Дедал для своей работы; им были изобретены топор и бурав. Далеко шла слава о Дедале.

У этого-то великого художника был племянник Тал, сын его сестры  Пердики. Тал  был  учеником  своего  дяди.  Уже в ранней юности поражал он всех своим талантом  и  изобретательностью.  Можно  было  предвидеть,  что  Тал  далеко превзойдет  своего  учителя.  Дедал  завидовал племяннику и решил убить его. Однажды Дедал стоял с племянником на высоком афинском Акрополе у самого края скалы. Никого не было видно кругом. Увидев, что  они  одни,  Дедал  столкнул племянника  со  скалы.  Был  уверен художник, что его преступление останется безнаказанным.  Упав  со  скалы,  Тал  разбился  насмерть.  Дедал   поспешно спустился с Акрополя, поднял тело Тала и хотел уже тайно зарыть его в землю, но  застали Дедала афиняне, когда он рыл могилу. Злодеяние Дедала открылось. Ареопаг присудил его к смерти.

Спасаясь от смерти, Дедал бежал на Крит к  могущественному  царю  Миносу, сыну  Зевса и Европы. Минос охотно принял под свою защиту великого художника Греции. Много дивных произведений искусства изготовил Дедал для царя  Крита. Он  выстроил  для  него  и  знаменитый дворец Лабиринт, с такими запутанными ходами, что раз войдя в него, невозможно было найти выхода.  В  этом  дворце Минос заключил сына жены своей Пасифаи, ужасного Минотавра, чудовища с телом человека и головой быка.

Много лет жил Дедал у Миноса. Не хотел отпустить его царь с Крита; только один  хотел  он пользоваться искусством великого художника. Словно пленника, держал Минос Дедала на Крите. Дедал долго думал, как бежать ему, и, наконец, нашел способ освободиться от критской неволи.

- Если не могу я, - воскликнул Дедал, - спастись от власти  Миноса  ни сухим  путем, ни морским, то ведь открыто же для бегства небо! Вот мой путь! Всем владеет Минос, лишь воздухом не владеет он!

Принялся за работу Дедал. Он набрал перьев, скрепил их льняными нитками и воском и стал изготовлять из них четыре больших крыла. Пока  Дедал  работал, сын его Икар играл около отца: то ловил он пух, который взлетал от дуновения ветерка,  то  мял  в  руках  воск.  Мальчик беспечно резвился, его забавляла работа отца. Наконец, Дедал кончил свою работу; готовы  были  крылья.  Дедал привязал  крылья  за  спину,  продел  руки  в петли, укрепленные на крыльях, взмахнул ими и плавно поднялся на воздух. С изумлением смотрел Икар на отца, который парил в воздухе, подобно громадной птице. Дедал спустился на землю и сказал сыну:

- Слушай, Икар, сейчас мы  улетим  с  Крита.  Будь  осторожен  во  время полета.  Не  спускайся  слишком  низко  к морю, чтобы соленые брызги волн не смочили твоих крыльев. Не подымайся и близко к солнцу: жара может  растопить воск, и разлетятся перья. За мной лети, не отставай от меня.

Отец  с  сыном  надели крылья на руки и легко понеслись. Те, кто видел их полет высоко над землей, думали,  что  это  два  бога  несутся  по  небесной лазури.  Часто  оборачивался Дедал, чтобы посмотреть, как летит его сын. Они миновали уже острова Делос, Парос и летят все дальше и дальше.

Быстрый полет забавляет Икара, все смелее взмахивает  он  крыльями.  Икар забыл  наставления  отца;  он  не  летит  уже следом за ним. Сильно взмахнув крыльями, он взлетел высоко под самое  небо,  ближе  к  лучезарному  солнцу. Палящие  лучи  растопили  воск,  скреплявший  перья  крыльев, выпали перья и разлетелись далеко по воздуху, гонимые ветром. Взмахнул Икар руками, но  нет больше на них крыльев. Стремглав упал он со страшной высоты в море и погиб в его волнах.

Дедал  обернулся,  смотрит  по  сторонам. Нет Икара. Громко стал звать он сына:

- Икар! Икар! Где ты? Откликнись!

Нет ответа. Увидал Дедал на морских  волнах  перья  из  крыльев  Икара  и понял,   что   случилось.   Как   возненавидел  Дедал  свое  искусство,  как возненавидел тот день, когда задумал спастись с Крита воздушным путем!

А тело Икара долго носилось по волнам моря, которое стало  называться  по имени  погибшего  Икарийским [часть Эгейского моря]. Наконец прибили его волны к берегу острова; там нашел его Геракл и похоронил.

Дедал  же  продолжал  свой  полет  и прилетел, наконец, в Сицилию. Там он поселился у царя Кокала. Минос узнал, где  скрылся  художник,  отправился  с большим войском в Сицилию и потребовал, чтобы Кокал выдал ему Дедала.

Дочери  Кокала  не  хотели  лишиться  такого  художника,  как  Дедал. Они придумали хитрость.  Уговорили  отца  согласиться  на  требования  Миноса  и принять  его  как гостя во дворце. Когда Минос принимал ванну, дочери Кокала вылили ему на голову котел кипящей воды; умер  Минос  в  страшных  мучениях. Долго  жил  Дедал  в  Сицилии.  Последние  же годы жизни провел на родине, в Афинах; там  стал  он  родоначальником  Дедалидов,  славного  рода  афинских художников.

 

Rambler's Top100