Скандинавская мифология

(энциклопедия под ред. К.Королева)

 

Как писал А.Я.Гуревич в предисловии к русскому изданию "Старшей Эдды" в "Библиотеке всемирной литературы", "образ мира, выработанный мыслью народов Северной Европы, во многом зависел от образа их жизни. Скотоводы, охотники, рыбаки и мореходы, в меньшей степени земледельцы, они жили в окружении суровой и слабо освоенной ими природы, которую их богатая фантазия легко населяла враждебными силами. Центр их жизни - обособленный сельский двор. Соответственно и все мироздание моделировалось ими в виде системы усадеб. Подобно тому как вокруг их усадеб простирались невозделанные пустоши или скалы, так и весь мир мыслился ими состоящим из резко противопоставленных друг другу сфер..." Достаточно сравнить картину скандинавского мифологического мироздания с аналогичной, допустим, мифологии греческой, чтобы почувствовать разницу в мировосприятии народов: студеное безлюдье с редкими хуторами у скандинавов - и напоенные солнцем, плодородные, густо заселенные земли у греков. "Несовпадение менталитетов" столь очевидно, что поневоле усомнишься в правомерности отнесения и греческой, и скандинавской мифологических систем к общей индоевропейской мифопоэтической традиции.

РРР: Странно было бы, если бы в преданиях все народы детально воспроизводили все нюансы сцены, на которой развивались события, если эти нюансы на деле не важны. Наложение собственного восприятия неизбежно. Но разве эти нюансы влияют на общую канву событий?!. Гуревич и авторы энциклопедии явно попали под воздействие принятого шаблона и вынесли на передний план различие во второстепенных деталях, абсолютно вытесняя здесь сильнейшее сходство мифологий в основных происходящих в них событиях.

 

Даже христианство оказалось не в состоянии изгнать языческих богов из Исландии, подтверждением чему - современный официальный статус нового языческого культа Асатру как равноправной с христианством религии.

 

"Мифы создают впечатление, что мифологический мир гораздо больше того, что о нем рассказывается. Он как бы существует сам по себе, живет своей собственной, особенной жизнью, а тексты лишь приоткрывают нам отдельные его участки - отдельные сцены из жизни богов. Сцены эти замечательно разнообразны по тону - в них есть место и лирике, и поучениям, и самому грубому фарсу. При этом они не связаны общим сюжетом и неизвестна даже сама их последовательность. Нельзя сказать, что было раньше - приход Одина к конунгу Гейрреду ("Речи Гримнира") или его перебранка с Тором ("Песнь о Харбарде"). Для мифов, во всяком случае для громадного их большинства, не существует "до" и "после", но есть только "здесь" и "всегда". Поэтому мифологические события происходят в песнях как бы у нас на глазах, как своего рода представление, сценическое действо. Даже мудрые сведения об устройстве мира становятся частью этого действа, обыгрываются на "эддической сцене"." (О.А.Смирницкая, "Корни Иггдрасиля").

 

Для скандинавской мифологии - в том виде, в каком она дошла до наших дней, - характерно одновременное бытование в двух "измерениях". Первое - то самое существование вне времени, "здесь" и "сейчас", в круге вечного возвращения, как назвал этот мифологический принцип Мирча Элиаде: "Все повторяется до бесконечности и на самом деле под солнцем не случается ничего нового. Но это повторение... придает событиям реальность" (М.Элиаде, "Миф о вечном возвращении"). Второе "измерение", напротив, наполнено временем; это внутренне время мифологической системы, определяющее и описывающее ее возникновение, развитие - и гибель; вся мифология скандинавов, все действия богов и героев подчинены единому, разворачивающемуся во внутреннем мифологическом времени эсхатологическому сюжету о гибели мироздания в языках пламени (или, по другой версии мифа, во вселенской стуже). И эта "предустановленная эсхатологичность" проводит четкую разграничительную черту между скандинавской и другими индоевропейскими мифологическими системами.

РРР: т.е. речь идет о событиях до и во время Потопа?..

 

...в художественной литературе сложилось целое направление, получившее название "нордической фэнтези" и опирающееся на сюжеты мифологии скандинавов (аналогичная ситуация наблюдается и с мифологией кельтов).

РРР: Любопытно, что фэнтези очень часто сводится к описанию таких событий, где герои очень сильно смахивают на представителей совсем чужой высокоразвитой цивилизации, волею случая или преднамеренно оказавшихся в "диком мире" (часто после катастрофы!).

 

Скандинавская космогония возводит начало мироздания к мировой бездне Гинунгагап, в которой скапливался иней от взаимодействия студеных брызг потока Хвергельмир (или Эливагар) и огненных искр, летевших из Муспелля - области вечного пламени. Чем больше искр попадало в Гинунгагап, тем быстрее таял иней, и в процессе таяния из него возникло первое живое существо - инеистый великан Имир.

 

Вместе с Имиром из бездны Гинунгагап возникла космическая корова Аудумла: она вскормила Имира своим молоком, а сама питалась тем, что лизала соленые камни, покрытые инеем. Впоследствии из этих камней возник предок богов Бури.

Из подмышек Имира, а также от трения его ног родились другие инеистые великаны. Самого же Имира постигла судьба многих других первосуществ - его принесли в жертву, чтобы из тела убитого создать мир.

"Из мяса Имира сделаны земли, из косточек - горы, небо из черепа льдистого йотуна, из крови - море" ("Речи Вафтруднира").

Из крови убитого Имира, согласно "Младшей Эдде", возник Мировой океан, а из мозга инеистого великана боги сотворили облака.

Принесение в жертву первосущества и создание мира из его тела - мотив, широко распространенный. В "Ригведе" рассказывается о жертвоприношении первочеловека Пуруши, которого расчленили на составные части, а из последних возникли основные элементы социальной и космической организации: глаз Пуруши стал солнцем, дыхание - ветром, пуп - воздушным пространством, голова - небом, ноги - землей, уши - сторонами света; кроме того, изо рта Пуруши произошли брахманы, то есть жрецы, из рук - кшатрии, или воины, из бедер - вайшьи, или земледельцы, а из ног - шудры, иначе "неприкасаемые", низшая индийская каста.

В ведийском гимне Пуруше говорится, что из тела первочеловека,

"Из этой жертвы, полностью принесенной,

Было собрано крапчатое жертвенное масло.

Он сделал из него животных, обитающих в воздухе,

В лесу и (тех), что в деревне.

Из этой жертвы, полностью принесенной,

Гимны и напевы родились,

Стихотворные размеры родились из нее,

Ритуальная формула из нее родилась.

Из нее кони родились

И все те (животные), у которых два ряда зубов;

Быки родились из нее,

Из нее родились козы и овцы" ("Ригведа", Х, 90).

Согласно иранской "Авесте, первочеловек Йима был распилен пополам, и из его тела был сотворен мир.

 

По Гесиоду, сотворение мира происходило следующим образом:

"Прежде всего во вселенной Хаос зародился, а следом

Широкогрудая Гея, всеобщий приют безопасный,

Сумрачный Тартар, в земных залегающий недрах глубоких.

И, между вечными всеми богами прекраснейший, - Эрос

Сладкоистомный - у всех он богов и людей земнородных

Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает.

Черная ночь и угрюмый Эреб родились из Хаоса.

Ночь же Эфир родила и сияющий День, иль Гемеру:

Их зачала она в чреве, с Эребом в любви сочетавшись" ("Теогония").

От Геи-земли произошел Уран-небосвод, а также Понт-море и нимфы; от союза Геи с Ураном - Окена, титаны, циклопы, гиганты и сторукие великаны гекатонхейры (все эти чудовища - создания хтонические, олицетворяющие хаос, и победа богов над ними есть торжество порядка над хаосом).

Однако в орфическом гимне Зевсу находим "наложение" образа бога богов на образ первосущества-жертвы:

"Зевс - владыка и царь, Зевс - всех прародитель единый.

Стала единая власть и бог-мироправец великий,

Царское тело одно, и в нем все это кружится:

Огнь и вода, земля и эфир и Ночь с Денницей,

Метис-первородитель и Эрос многоусладный -

Все это в теле великом покоится ныне Зевеса.

В образе зримы его голова и лик велелепный

Неба, блестящего ярко, окрест же - власы золотые

Звезд в мерцающем свете, дивной красы, воспарили.

Бычьи с обеих сторон воздел он рога золотые -

Запад вкупе с Востоком, богов небесных дороги.

Очи - солнце с Луной, противогрядущею Солнцу.

Царский же ум неложный его - в нетленном эфире,

Коим слышит он все и коим все замечает...

Тела же образ таков: осияно оно, безгранично,

Неуязвимо, бездрожно, с могучими членами, мощно.

Сделались плечи и грудь, и спина широкая бога

Воздухом широкосильным, из плеч же крылья прозябли,

Коими всюду летает. Священным сделались чревом

Гея, всеобщая мать, и гор крутые вершины.

В пахе прибой громыхает морской, тяжелогремящий,

Ноги - корни земли, глубоко залегшие в недрах..." ("Фрагменты ранних греческих философов").

 

Сравнивая космогонические сюжеты различных мифологий, отмечая разнообразие в деталях и несомненно "инвариантное" сходство в основе, мы неизбежно приходим к выводу о существовании единого индоевропейского космогонического пра-сюжета, развитием которого явились космогонические мифы народов Евразии, в том числе и скандинавский.

 

...из покрытых инеем соленых камней, которые лизала корова Аудумла, возник предок богов Бури. Именно потомки Бури, сыновья его сына Бора - Вили, Ве и Один - убили Имира, принесли его в жертву и сотворили из его тела мир:

"Отпрыски Бора подняли сушу, мир серединный воздвигли дивный - солнце сияло с юга на скалы, зеленью землю злаки покрыли; солнце - луна же с ним шла бок о бок - долонь простерло с юга чрез небо; солнце не знало ночлега в небе, звезды не знали дороги в небе, луна же не знала, сколь сильна она в небе; сошлись на судбище, по лавам сели, совет держали все вышние боги: ночь нарекали, полночь и вечер, именовали утро и полдень и все межечасья для числения времени".

Упомянутый "мир серединный" - иначе Мидгард - в "эддической модели" мироздания выступает как центр вселенной, как средоточие физических и духовных сил и энергий, высший принцип вселенной, олицетворение сокровенной божественной мудрости. Согласно мифу, Мидгард был создан богами из ресниц Имира.

 

...горизонтальная модель скандинавского мифологического мироздания: в центре этой модели расположен Мидгард, солнце светит с юга, то есть именно юг выступает олицетворением светоносного, благого начала; противопоставленный югу север ассоциируется с тьмой и смертью; на востоке находится Утгард - внешнее, "чуждое", неосвоенное пространство, обитель враждебных богам инеистых великанов-хримтурсов. Более того, в этой модели юг и запад соотносятся с верхом, а север и восток - с низом; первый всегда признается благим, чистым, святым, возвышенным, тогда как второй - скверным, "нечистым".

Кстати сказать, отголосок этой горизонтальной модели находим в культовой эпопее Дж.Р.Толкина "Властелин Колец", в значительной мере вдохновленной скандинавскими мифами: край зла Мордор у толкина помещается на востоке, а противостоящие ему "светлые земли" - на западе и даже на "Заокраинном Западе".

 

В случае скандинавской мифологии центром... является срединный мир Мидгард (со своим центром - Асгардом), стороны света олицетворяют четыре карлика-цверга, имена которых соответствуют "географическим координатам" (Нордри - северный, Судри - южный, Аустри - восточный, Вестри - западный), а вокруг Мидгарда и расположенного на востоке Устгарда простирается Мировой океан, в котором плавает хтоническое чудовище - змей Йормунганд, иначе называемый "змеем Мидгарда".

 

В скандинавской традиции вертикальная проекция мироздания представлена именно мировым древом - ясенем Иггдрасиль (иначе - Лерад), соединяющим девять миров. В "Младшей Эдде" сказано, что Иггдрасиль "больше и прекрасней всех деревьев. Сучья его простерты над миром и поднимаются выше неба. Три корня поддерживают дерево, и далеко расходятся эти корни. Один корень - у асов, другой - у инеистых великанов, там, где прежде была Мировая Бездна. Третий же тянется к Нифльхейму..." а "Старшая Эдда" описывает Иггдрасиль так:

"Тремя корнями тот ясень-древо на три страны пророс: Хель - под первым, хримтурсам - второй, под третьим род человеков. Белка по имени мысь Вострозубка снует по Иггдрасиль-древу, сверху она слово орла вниз темному Нидхеггу носит. Две пары оленей вершину древа гложут, вытянув выи: Туротрор, Умерший, Мешкий и Чуткий. И змей немало под иггдрасиль-древом - больше, чем думают дурни иные: Пустожил и подземельник - волкодлачьи чада, тоже Серый и Скрытень, снотворец и Витень; мне же ведомо: ветви древа им вечно грызть. Иггдрасиль-ясень терпит страсти, коих не знают люди: олень объедает, ствол подгнивает, Нидхегг терзает снизу" (Речи Гримнира").

Девять миров, которые соединяет между собой Иггдрасиль, - скорее всего, мифологическая метафора, поскольку в эддических текстах неоднократно говорится, что ясень стоит в Мидгарде, крона его возносится к небу-Асгарду, а корни уходят в преисподнюю - Нифльхель, другие миры не упоминаются вовсе...

 

По всей видимости, девять миров - своего рода "три в кубе", мифологическое умножение тройки как символа мироздания, подчеркивающее значимость каждой из трех пространственных сфер.

РРР: Вообще-то , должно быть уж тогда "три в квадрате" или просто "трижды три"... С математикой слабовато... К тому же здесь абсолютно не учитывается варианты метафизических толкований 9 миров. Авторы очень однобоко подходят к проблеме.

 

Впрочем, "Мдашая Эдда" упоминает три неба, то есть три верхних мира: первое из небес - небо Асгарда, над ним находятся небеса Андланг ("беспредельное") и Видюлаин ("широкосинее"), где обитают "одни лишь светлые альвы".

В ряде современных работ предпринимаются попытки "обнаружить" все девять миров скандинавского мифологического мироздания. В частности, предлагается следующая структура: Асгард - Ванахейм - Альвхейм - Мидгард - Йотунхейм - Муспелльсхейм - Нифльхейм - Свартальвхейм (мир темных альвов, или цвергов) - Хель. Однако в данной структуре не находится места для Устгарда, который близок Йотунхейму, но все-таки не тождественен ему, да и мир цвергов в мифах не выделен в отдельную "область": цверги обитают под землей, но - в пределах Мидгарда.

 

На кроне Иггдрасиля восседает мудрый орел - олицетворение власти, "царь птиц", спутник солнечных богов, также божеств неба и войны, символ царственности, величия, благородства, силы, мощи, одухотворенности. Как и все птицы, орел связан с небом, но у него эта связь наиболее крепка: он - владыка воздуха, способный долететь до солнца. Орел - священная птица бога-громовержца. Между глазами орла сидит ястреб Ведрфельнир - птица солнца, спутница солнечных богов, способная, подобно орлу, не мигая смотреть на светило, олицетворение аристократической власти и знатности. Кроме того, крону Иггдрасиля объедают олень Эйктюрмир и коза Хейдрун, стоящие на крыше Вальхаллы. Молоко козы, напоенное медвяной влагой с листьев ясеня, питает обитателей Вальхаллы - эйнхериев.

У корней ясеня гнездится змей (дракон - исл. Wyrm, то есть ползучий бескрылый дракон) Нидхегг, в котором исследователи видят "аналог" мирового змея Йормунганда. Этот дракон и кишащие вокруг него змеи гложут корни Иггдрасиля. В канун битвы в конце времен - Рагнарек - Нидхегг вырвется из преисподней: "И вот прилетает темный дракон с темных вершин, Нидхегг, над полем летящий, несет мертвых под крыльями..."

РРР: а прилетает-то он, по тексту, с вершин, а не от корней!..

 

Там же, у корней Иггдрасиля, находится обитель трех норн, трех "сестер судьбы", которые ежедневно опрыскивают корни мирового древа водой из источника мудрости. Норны определяют судьбы людей, прядут нити судеб или вырезают и мечут руны.

 

Между верхом и низом, то есть между орлом в кроне и драконом Нидхеггом у корней ясеня, снует по стволу белка Рататоск ("острые зубы"), образ которой толкуется как образ "посредника" между небом и преисподней. На среднем уровне, ближе к кроне, на стволе ясеня пасутся четыре оленя...

 

Помимо Иггдрасиля землю и небо, Мидгард и Асгард соединяет между собой радужный мост Биврест. Как писал А.А.Афанасьев, "это лучший изо всех мостов на свете, он крепко создан из трех цветов, и светлые боги переезжают по нему на своих конях... Один конец этого моста достигает жилища бога Хеймдалля, который приставлен оберегать мост от демонических великанов. При кончине мира, когда поедут через него злобные сыновья Муспелля, мост разрушится". Страж богов Хеймдалль, "светлейший из асов", охраняет не только Биврест, но и Иггдрасиль, его рог спрятан под корнями мирового древа.

 

Об устройстве мира срединного, то есть Мидгарда, известно лишь то, что этот мир противопоставляется Утгарду (или Йотунхейму), стране великанов, и что он окружен Мировым океаном. Гораздо подробнее в мифах говорится об устройстве верхнего мира - Асгарда и нижнего - Нифльхель.

Асгард существует одновременно в двух проекциях мифологического мироздания: в горизонтальной это - сакральный центр Мидгарда, куда приходят за мудростью конунги, подобно Гюльви в "Младшей Эдде" (в демифилогизированной версии "Саги об Инглингах" Асгард - столица некоей Страны Асов, которой правил Один), и он отделен от края великанов, иначе Йотунхейма, рекой Ивинг, никогда "льда не знавшей"; в вертикальной же проекции Асгард - верхний мир, мир богов.

География Асгарда достаточно запутанна. Известно, что в него прорастает кроной Иггдрасиль и что поблизости от кроны мирового древа находится поле Идавелль, где боги собираются на совет. С ветвей ясеня, на которых пасется олень Эйктюрмир, каплет влага, дающая начало многочисленным рекам, перечисленным в "Речах Гримнира"...

 

Неподалеку от Иггдрасиля находится и чертог Вальхалла (олень Эйктюрмир и коза Хейдрун объедают листья ясеня, стоя на крыше этого чертога). Вальхаллу легко узнать я первого взгляда: "Кто к Одину отходит, оные хоромы тот сразу распознает: кров там - тарчи, покья - стропила, на скамьи стланы кольчуги. Кто к Одину отходит, оные хоромы тот сразу распознает; волк там подвешен над дверью закатной, и тоже орел там кружит" ("Речи Гримнира").

В Вальхаллу попадают после смерти избранные люди - отмеченные ратной доблестью и павшие смертью, "достойной воина". Эти люди - эйнхерии - уже при жизни пользуются особым покровительством верховного бога Одина, а когда они погибают, посланницы Одина валькирии забирают их и переносят в Вальхаллу. Там они проводят время в пирах и сражениях. Вальхаллу окружает полноводный поток Тунд, который эйнхериям не пересечь, а посреди поля, на котором стоит чертог, возвышаются ворота Вальгринд - "для мертвых врата".

Пропитание эйнхериям в Вальхалле дают неиссякающее медведяное молоко козы Хейдрун и неубывающее мясо вепря Сэхримнира.

"Старшая Эдда" гласит: "Андхримнир варит Сэхримнир-вепря в Эльдхримнир-чане - мясо прекрасно, но немногим известно, что этим эйнсриев кормят".

Размеры Вальхаллы не беспредельны, однако она вмещает в себя изрядное число павших воинов: "Дверей пять сотен и сорок, как помню, - в Вальгалле есть: в дверь каждую восемь воинов сотен выйдет на битву с Волком".

Помимо Вальхаллы, в Асгарде расположены и другие чертоги, а именно жилища богов и богинь:

Трудхейм ("обитель силы"), или Бильскирнир ("неразрушимый") - чертог Тора;

Идалир - чертог Улля;

Валаскьяльв - чертог Одина с троном Хлидскльяльв ("сторожевая башня"): "когда восседает на нем Все-отец, виден ему оттуда весь мир";

Секквабек ("погруженная скамья") - чертог Одина и Саги;

Гладсхейм ("обитель радости") - чертог Одина, часть которого составляет Вальхалла;

Трюмхейм ("обитель шума") - чертог богини Скади;

Брейдаблик ("широкий блеск") - чертог Бальдра;

Химинбьерг ("небесная гора"), стоящий рядом с мостом Биврест, - чертог Хеймдалля;

Фенсалир ("болотные палаты"?) - чертог Фригг;

Фолькванг ("поле боя") - чертог Фрейи, где находится "вторая половина" Вальхаллы;

Глитнир ("блестящий") - чертог Форсети;

Ноатун ("корабельный двор") - чертог Ньерда.

К этому перечню чертогов, известному из "Старшей Эдды", "Младшая Эдда" добавляет святилище богинь Вингольв.

Кроме того, на небе находится обитель богов-ванов - Ванахейм и обитель светлых альвов - Альвхейм.

 

Что касается преисподней, или Нифльхель, сведения об ее устройстве гораздо более отрывочны, нежели сведения об Асгарде. Нифльхель, подобно Асгарду, существует в обеих мифологических проекциях мироздания: в вертикальной проекции он расположен внизу, у корней ясеня Иггдрасиль, а в горизонтальной помещается на севере. Правит преисподней великанша Хель, по имени которой иногда называют и сам Нифльхель. О ней в "Младшей Эдде" говорится так: "А великаншу Хель Один низверг в Нифльхель и поставил ее владеть девятью мирами, дабы она давала приют у себя всем, кто к ней послан, а это люди, умершие от болезней или от старости. Там у нее большие селенья, и на диво высоки ее ограды и крепки решетки. Мокрая Морось зовутся ее палаты, Голод - ее блюдо, Истощение - ее нож. Лежебока - слуга, Соня - служанка, Напасть - падающая на порог решетка, Одр Болезни - постель, Злая Кручина - полог ее. Она наполовину синяя, а наполовина - цвета мяса, и ее легко признать по тому, что она сутулится и вид у нее свирепый". Перед Нифльхель протекает река Гьелль, через которую переброшен мост, "выстланный светящимся золотом".

По всей видимости, именно в преисподней находится и обитель темных альвов, или цвергов; во всяком случае, известно, что цверги живут под землей и боятся света (луч солнца обращает цверга в камень).

 

"Вне пространства", то есть вне горизонтальной и вертикальной проекций скандинавского мифологического мироздания, находятся две местности, существовавшие еще до начала времен, - огненный край Муспелль и ледяной край Нифльхейм с потоком Хвергельмир, или Эливагар. О Муспелле известно только то, что это край огня, расположенный где-то на юге; в этом краю обитает огненный великан Сурт, с которым в Рагнарек сразится бог Фрейр. Нифльхейм - край мрака, испарения ядовитых рек которого оседали инеем в мировой бездне Гинунгагап.

 

Мировая бездна Гинунгагап заполняется пространством и временем, в ней создаются земля и небо, возникают стороны света и центр, олицетворенный в образе мирового древа Иггдрасиль. "Неосвоенным", "чуждым", хаотическим остается лишь Утгард, или Йотунхейм, - обитель великанов где-то на севере или на востоке, да Мировой океан, в котором плавает змей Йормунганд; все прочее пространство мироздания освоено и описано, можно даже сказать, каталогизировано.

 

Средневековый немецкий хронист Адам Бременский (XI в.) в своем сочинении упомянул о главном святилище свеонов, то есть шведов, в Упсале, неподалеку от Сиктоны (Сиггуны). Поблизости от святилища, по словам Адама, растет дерево неведомой породы, зеленеющее зимой и летом, а рядом находится источник, в котором свеоны совершали человеческие жертвоприношения. Сам же храм "весь украшен золотом, а в нем находятся статуи трех почитаемых народом богов. Самый могущественный из их богов - Тор - восседает на престоле в середине парадного зала, с одной стороны от него - Водан, с другой - Фриккон. Вот как распределяются их полномочия: "Тор, - говорят свеоны, - царит в эфире, он управляет громами и реками, ветрами и дождями, ясной погодой и урожаями. Водан, что означает "ярость", - бог войны, он возбуждает мужество в воинах, сражающихся с неприятелем. Третий бог - Фриккон - дарует смертным мир и наслаждения. Последнего они изображают с огромным фаллосом. Водана же свеоны представляют вооруженным, как у нас обычно Марса. А Тор напоминает своим скипетром Юпитера..." Ко всем их богам приставлены жрецы, ведающие племенными жертвоприношениями. Если грозит голод или мор, они приносят жертву идолу Тора, если война, Водану, если предстоит справлять свадьбы, Фриккону".

Описание Адама весьма любопытно. Во-первых, из него следует, что во главе шведского пантеона (и это подтверждается археологическими находками - амулетами в форме молота Тора) стоял не Один, а Тор: для населения "внутренней" по отношению к "внешним" Дании и Норвегии Швеции грубоватый и искренний Тор-защитник был ближе и понятнее, чем воинственный и двуличный Один.

РРР: А разве это когда-то служило критерием "главного бога"?..

 

...триада Тор - один - Фрейр характерна для позднего периода скандинавского язычества; первоначально ее, по-видимому, составляли Тор, Фрейр (или Ньерд) и Тюр (Тивас, или Тиу, имя которого этимологически соответствует индоевропейскому Дьяусу; от последнего, в частности, "произошел" Зевс). Причем в исконном варианте триады Тор как бог грома и молнии, тождественный индийскому Индре, олицетворял воинскую силу, Фрейр - плодородие и богатство, а Тюр - власть. Однако с развитием культа Одина и усилением "одинического" элемента в скандинавской мифологии Тюр был вынужден уступить свое место в триаде Одину, исходно - покровителю воинских союзов и богу-колдуну.

 

Одина с Тором и Тюром, помимо "совместного членства" в триаде верховных божеств, объединяет и принадлежность всех этих богов к числу главных божеств скандинавского пантеона - асов. Кроме Одина, Тора и Тюра, согласно "Эддам", к асам принадлежат также Хеймдалль, Браги, Хед, Видар, Хенир, Улль, Форсети, Локи, Вали и Бальдр. "Младшая Эдда" перечисляет и богинь, или асинь: это Фригг, Сага, Эйр, Гевьон, Фулла, Сьевн, Ловн, Вар, Вер, Сюн, Хлин, Снотра, Гна, Соль, Билль, Йорд и Ринд. По своим "сферам влияния" асы и асиньи распределяются следующим образом:

Один - верховный бог, божество неба, покровитель воинской доблести, бог мудрости и священного знания;

Тор - сын Одина, бог грома и молнии, бури и плодородия, защитник богов и людей;

Тюр - бог неба, войны и воинских правил;

Хеймдалль - страж богов, а также (в ипостаси Рига) родоначальник трех людских сословий - конунгов, крестьян и рабов;

Браги - сын Одина, бог скальдического искусства;

Хед - сын Одина, слепой бог, убийца своего брата Бальдра;

Видар - сын Одина, "молчаливый бог", божество войны;

Хенир - брат и спутник Одина, вместе с которым он оживил первых людей;

Улль - бог охоты и стрельбы из лука;

Форсети - сын Бальдра, бог справедливости и правосудия;

Локи - бог хитрости и коварства;

Вали - сын Одина, бог-мститель;

Бальдр - сын Одина, "светлый бог", божество плодородия, мира и красоты;

Велунд - божественный кузнец, бог-покровитель путников;

Фригг - супруга Одина, богиня-покровительница брака и супружеской верности;

Сага - вероятно, богиня прорицания;

Эйр - богиня врачевания;

Гевьон - богиня целомудрия;

Фулла - богиня изобилия, покровительница девственности;

Сьевн - богиня любви;

Ловн - богиня любви и милосердия;

Вар - богиня верности и любовных клятв;

Вер - богиня знания;

Сюн - богиня-хранительница;

Хлин - богиня-покровительница;

Снотра - богиня сдержанности, рассудительности;

Гна - богиня-вестница;

Соль - богиня солнца;

Билль - богиня луны; Йорд (Фьергюн) - богиня земли, мать Тора;

Ринд - мать Вали.

РРР: больше похоже на описание родственных отношений и черт характера, чем на описание неких "обязанностей"

 

Кроме того, в числе богов иногда упоминаются морской великан Эгир и его супруга Ран - владычица морей; Скади - богиня-лыжница, покровительница охоты; сыновья Тора Магнии и Моди; Сив - супруга Тора, богиня с золотыми волосами; Идунн - супруга Браги, хранительница молодильных яблок; Нанна - супруга Бальдра; Сигюн - супруга Локи; Хермод - брат Бальдра; Вили и Ве - братья Одина; Од - супруг Фрейи, вероятно, ипостась Одина.

 

По справедливому замечанию Е.М.Мелетинского, "асы представлены в мифах как возглавляемая Одином патриархальная родовая община, в которой, однако, важные вопросы решаются на тинге (народном собрании); большое значение имеют ритуальные пиры богов с распитием священного напитка".

РРР: сильнейшее пересечение с Индией и Шумером!!! Кроме ерунды про "патриархальную родовую общину" - по структуре близко, но у нас этот термин несет эмоционально-содержательную окраску примитивного, а не развитого общества. Корректнее было бы говорить тогда уж о "конституционной монархии с элементами парламентаризма и коллективной медитацией (общением с коллективным разумом - ?)".

 

В эддических текстах часто встречаются имена трех богов, которые не принадлежат к асам. Это Ньерд, Фрейр и его сестра Фрейя. Они - представители богов плодородия ванов, в начале времен враждовавших с асами и даже воевавших с ними. Война асов с ваннами считается в скандинавской традиции первой войной в мировой истории. Победа в этой войне склонялась на сторону ванов, и асы поспешили заключить перемирие и в знак нерушимости мирного соглашения отдали ваннам в заложники Хенира, а те, в свою очередь, передали асам Ньерда и Фрейра (равно как и, по-видимому, Фрейю). В итоге Хенир, непременный участник ранних походов Одина по миру, совершенно "выпал" из мифологического повествовательного цикла, зато ванны, в особенности Фрейр и Фрейя, сделались непосредственными участниками многих событий. По своим функциям эти божества являются богами плодородия, причем Ньерд также повелевает морской стихией, его сын Фрейр - бог растительности и супруг богини земли Герд, а дочь Фрейя - богиня любви и красоты, знаток магии сейд. Другие представители племени ванов в мифологических текстах не упоминаются, если не считать загадочного Квасира, "наполовину ванна", из крови которого, смешанной с пчелиным медом, был изготовлен мед поэзии.

РРР1: Почему-то совершен неравный по численности обмен.

РРР2: Почему в результате мирного соглашения ванны исчезли из мифологии?.. Соглашение требовало от них покинуть Скандинавию (или вообще Землю)?..

РРР3: Данный вариант сильно отличается от других мифологий. Либо какая-то врет, либо говорит о событиях далеко не всю правду. Например, здесь не упоминается о коварстве нарушивших соглашение (и потому "одержавших победу") асов...

РРР4: Что за "магия сейд"??? Имеет ли она какую-то связь с сейдами - каменными сооружениями нашего Севера?..

 

Особое положение занимают упоминаемые в "Эддах" Деллинг (рассвет), Нотт (ночь), Даг (день), Кари (воздух), Хлер (море), Вирд (доля); из сохранившихся текстов трудно понять, причислялись ли они к богам или к инеистым великанам - последние, следует отметить, богами вовсе не являлись.

РРР: аналог "демонов" и "дэвов"?..

 

Асы и ассимилированные ими ванны обитают в Асгарде, где у каждого бога и каждой богини имеется собственный чертог и собственные палаты. В Асгарде же хранятся сокровища богов: принадлежащие Одину копье Гунгнир, бросок которого положил начало войне между асами и ваннами, и золотое кольцо Драупнир, молот Тора Мьелльнир; принадлежащие Фрейру чудесный вепрь Гуллинбурсти с золотой щетиной и корабль Скидбладнир, всегда имеющий попутный ветер и вмещающий любое число воинов; ожерелье Брисингов, или Брисингамен, которым владеет Фрейя и которое помогает при родах; молодильные яблоки богини Идунн. Эти сокровища составляют предмет вожделения великанов-йотунов, основных врагов скандинавских божеств.

РРР: "бросок копья положил начало войне"... Что за оружие было применено?..

 

Йотуны ведут свой род от инеистых великанов, или хримтурсов, первым из которых был Имир. Когда боги Один, Вили и Ве убили Имира и сотворили из его тела мироздание, а из крови - Мировой океан, в крови Имира утонули все инеистые великаны, кроме Бергельмира, внука Имира, который спасся в погребальной ладье.

РРР: "Убили и сотворили из тела..." - другая поверженная цивилизация, части которой и составили территории новой империи?.. Конкретная часть "тела" характеризует, скажем, лишь относительное пространственное положение части этой империи...

 

Интересно, что род самого Одина восходит по матери к инеистым великанам: отец матери верховного бога - хримтурс Бельторн, одаривший Одина магическими рунами.

РРР1: Опять сочетается с версией смены одной цивилизации другой.

РРР2: Кстати, "инеистые великаны" очень похожи на одну из "рас" Блаватской.

РРР3: "Одарил магическими рунами" - передал знание?.. Как боги в других мифологиях ведут свой род от Змиев (Драконов), от которых и получили свое знание.

 

"Старшая Эдда" гласит: "Бергельмир жил за многие зимы до сотворения суши: как он лежал в погребальной ладье - вот что мне первое памятно" ("Речи Вафтруднира").

РРР: "до сотворения суши" - может быть, речь идет о допотопной цивилизации?!.

 

Бергельмир стал родоначальником нового поколения великанов, получивших имя йотунов, или турсов.

Йотуны обитают в холодной каменистой стране где-то на востоке мира (в его горизонтальной проекции), эта страна называется Йотунхейм, или Утгард. Правит ими великан по имени Утгарда-Локи, или Скрюмир. Совпадение имени этого великана с именем аса Локи до сих пор не получило удовлетворительного объяснения; любопытно, что Саксон Грамматик в своих "Деяниях датчан" утверждает, что Утгарда-Локи - это собственно Локи, изгнанный другими богами в Утгард.

РРР: Утгард = Шамбала ?

 

Йотуны, с одной стороны, хранители древней мудрости, унаследованной ими от инеистых великанов. Мудрость йотунов показывает, в частности, эддическая песнь "Речи Вафтруднира", в которой Один состязается в вопросах и ответах с великаном Вафтрудниром. К йотунам, вероятно, принадлежал и Мимир, с чьей головой Один советуется и из чьего источника у корней ясеня Иггдрасиль он черпает мудрость. Мудр и Скрбмир, испытывающий Тора своими загадками, мудры Суттунг и Бауги - хранители меда поэзии.

РРР1: Про мудрость очень любопытно и значимо! Все совпадает с "мудрыми змиями", которых боги некогда "победили".

РРР2: Голова отдельно от тела + русские сказки о голове-великане + ольмекские головы = получается любопытный ряд!..

 

С другой стороны, йотуны нередко демонстрируют скудоумие, впоследствии ставшее отличительной чертой их потомков - троллей. Таков противник Тора Трюм, таков Хюмир, вместе с Тором ловивший мирового змея Йормунганда, таков, наконец, безымянный великан-строитель Асгарда, обманутый Локи.

РРР: Все в одну кучу... Или "йотун" = просто "враг" (все в той же единой куче)?..

 

С течением времени миф уступил место сказке, и мифологические йотуны "превратились" в недалеких троллей, унаследовавших от своих предшественников только огромную силу - и страх перед Тором, защитником богов и людей. Многие скандинавские баллады посвящены противоборству людей с троллями; как правило, люди одерживали в этих противоборствах победу не силой, а хитростью.

РРР: Все-таки есть некий отголосок нарушения соглашения - победа хитростью... С этих позиций "скудоумие" йотунов сводится лишь к победе т.н. "азиатской хитрости", когда коварством и обманом достигается победа над противником, и поэтому противник считает "глупым", а победитель "умным".

 

Помимо йотунов, с богами враждуют хтонические чудовища: это мировой змей Йормунганд, чудовищный волк Фенрир и владычица преисподней Хель, - порожденные в лесу Ярнвид великаншей Ангрбодой от аса Локи.

Локи, подобно Одину, ведет свой род от инеистых великанов: его отец - хримтурс Фарбаути. Кроме того, он - родной или сводный брат Одина; в эддической песне "Перебранка Локи" он произносит такие слова: "Оба мы, Один, во время оно кровью братство скрепили".

РРР: А это может быть и просто кровное братство без каких-либо родственных связей.

 

Из мифов следует, что Локи постоянно мечется между богами и йотунами: он то подстрекает йотунов похитить сокровища асов и сам принимает участие в этих похищениях, то помогает богам вернуть украденные сокровища. Так, он хитростью возвращает похищенный великаном Трюмом молот Тора, а затем срезает у супруги Тора Сив ее золотые волосы, но из страха перед Тором заставляет цвергов выковать богине новые. Он обманом завлекает в лес богиню Идунн, хранительницу молодильных яблок, и отдает ее во власть великана Тьяцци, однако, устрашенный угрозами других богов, которые начали стремительно стареть, проникает в жилище Тьяцци и возвращает Идунн в Асгард. Он вместе с Одином и Хениром принимает участие в оживлении первых людей - и он же немало способствует гибели богов и всего живого в битве перед концом света.

 

По намекам, содержащимся в "Прорицании вельвы", можно предположить, что Локи, зачиная с Ангрбодой чудовищ, сознавал, какую роль им суждено сыграть в битве перед концом света.

 

Песнь "Краткое прорицание вельвы" рассказывает об отпрысках Локи более или менее подробно: "От Ангрбоды Локи Волка родил, а Слейпнир [чудесный восьминогий конь Одина, рожденный Локи, который превратился в кобылицу, от Свадильфари - жеребца великана-строителя Асгарда] - сын Локи от Свадильфари; еще одно чудище, самое злое, на свет рождено Бюлейста [эпитет Одина] братом. Найдя на костре полусгоревшее женщины сердце, съел его Локи; так Лофт [другое имя Локи] зачал от женщины злой; отсюда пошли все ведьмы на свете".

Чудовища, рожденный Ангрбодой, настолько напугали богов (пророчица-вельва открыла божествам грядущее и предрекла гибель), что змея Йормунганда Один низверг в Мировой океан, и, как говорится в "Младшей Эдде", "так вырос Змей, что посреди моря лежа, всю землю опоясал и кусает себя за хвост"; Хель отправилась в преисподнюю, а волка Фенрира боги взяли в Асгард, чтобы он находился у них под постоянным присмотром. Кормить его осмеливался только Тюр. Пророчества гласили, что Фенрир рожден на погибель богам, поэтому асы решили посадить волка на цепь. Первая цепь называлась Лединг, и Фенрир сразу ее порвал; вторая цепь называлась Дроми, и она также не удержала волка; самой крепкой оказалась третья цепь, Глейпнир, выкованная по просьбе богов цвергами из "шести сутей" - шума кошачьих шагов, женской бороды, корней гор, медвежьих жил, рыбьего дыхания и птичьей слюны. Асы надели эту цепь на волка, причем Тюру пришлось пожертвовать правой рукой, которую он положил Фенриру в пасть в залог того, что боги не обманут волка. Эта цепь будет удерживать Фенрира до конца времен: в канун Рагнарек волк разорвет путы и вырвется на свободу.

РРР: опять обман! Вот и пришлось пожертвовать рукой.

 

В "Младшей Эдде" имеется любопытный эпизод. Конунг Гюльви, выслушав рассказ Одина об усмирении волка, спрашивает: Отчего же не убили боги Волка, если ждут они от него большого зла?" Ответ Одина был краток: "Так чтили боги свое святилище и свой кров, что не хотели осквернять их кровью Волка, хоть и гласят пророчества, что быть ему убийцею Одина".

 

Единоборства Одина с Фенриром и Тора с Йормунгандом в Рагнарек, завершающиеся гибелью противников, знаменуют одновременно краткое торжество хаоса и зарождение нового космоса. В современной политико-культурологической терминологии (модель социомеханики) эти поединки и сам Рагнарек можно охарактеризовать как метафорическое описание "фазового перехода" от одной цивилизационной стадии к другой.

 

...цверги, они же карлики, искусные мастера, создатели многих сокровищ богов. Согласно эддическому мифу, они были созданы богами из костей и крови некоего Бримира или Блаина (вероятно, эпитет Эмира):

"Сошлись на судбище, по лавам сели, совет держали все вышние боги: кому-то должно карликов сделать из крови Бримира, из кости Блаина; был Мотсогнир сделан и назван первым в народе цвергов, вторым был Дурин, по слову Дурина и прочих цвергов человекоподобных вылепили из глины..." ("Прорицание вельвы").

РРР: а цверги-то сделаны из 2-х богов, а не одного!..

 

Цверги обитают в земле и в камнях, они боятся солнечного света, который обращает их в камень (этой особенностью цвергов воспользовался, едва ли не единственный раз выказав хитрость, бог Тор, затянувший препирательство с карликом Альвисом, который сватался к дочери бога, до самого рассвета).

Руками цвергов выкованы главные сокровища богов - копье Гунгнир и золотое кольцо Драупнир, золотые волосы Сив и вепрь с золотой щетиной, ожерелье Брисингамен, молот Мьелльнир и корабль Скидбладнир. Двое цвергов, Фьялар и Галар, изготовили мед поэзии.

В позднейшей фольклорной традиции цверги "превратились" в карликов, или гномов, - крохотных седобородых существ, отличающихся могучим телосложением и недюжинной физической силой; зрелости они достигают трех лет от роду, а к семи годам у них отрастают бороды. Они добывают самоцветы и руду, куют оружие, доспехи и украшения, зачастую наделяя свои изделия магическими свойствами. Отличительная черта в облике карликов - ступни, либо похожие на птичьи лапы (гусиные или вороньи), либо вывернутые задом наперед. Поэтому они носят плащи до пят. Считается, что узнать, карлик перед тобой, можно, если насыпать на дорогу пепел или муку, а потом внимательно рассмотреть следы.

Цвергов в мифологических текстах иногда именуют черными или темными альвами, тем самым противопоставляя их, как обитающих в земле, альвам светлым - духам плодородия, обитающим в Асгарде. Правитель светлых альвов - божественный кузнец Велунд.

 

Дисы - низшие женские божества, по своим функциям непосредственно связанные с судьбой: они определяют судьбы людей, прежде всего воинов. К дисам принадлежат норны и валькирии.

Норны - богини судьбы, "родственные" греческим мойрам и римским паркам. Их обиталище находится у корней ясеня Иггдрасиль, рядом с неким таинственным источником (в "Прорицании вельвы" он назван "источником Урд", по имени одной из норн). Их имена - Урд, то есть "судьба" или "прошедшее"; Верданди - "становление" или "настоящее"; Скульд - "долг" или "будущее".

Согласно эддической песне "Речи Фафнира" норн не ти. А гораздо больше, причем они ведут свой род как от асов, так и от альвов и даже от цвергов...

 

Что касается валькирий, эти богини, спутницы и помощницы Одина, также определяют человеческие судьбы - однако если норны делают это при рождении человека, то валькирии решают, кому из павших в битве суждено попасть в Вальхаллу, а кто отправится в Хель. Всего валькирий двенадцать, у них ослепительно яркие голубые глаза и длинные светлые волосы, одеты они обычно в доспехи, на головах - рогатые шлемы, в руках - мечи и копья. В Вальхалле они услаждают слух эйнхериев музыкой и песнями.

 

По всей вероятности, к дисам принадлежит и вельва - пророчица, которую Один вызвал из могилы, чтобы узнать у нее об участии Бальдра; "Прорицанием вельвы" - песнью, в которой излагаются космогония и эсхатология скандинавского мифологического мироздания, - начинается "Старшая Эдда".

 

Многообразие персонажей скандинавской мифологической системы лишь на первый взгляд представляется хаотическим, лишенным какой бы то ни было структуры. Центральными персонажами этой мифологии, ее "осью", безусловно выступают боги-асы, вокруг которых выстраиваются все мифологические сюжеты. Как писал Е.М.Мелетинский, "боги противостоят враждебным хтоническим чудовищам и йотунам; возвышаются над природными духами альвами и над карликами (цвергами), над женскими судьбоносными существами (валькириями и норнами), над земными героями. Высший пантеон богов в скандинавской космотеогонии представлен как результат объединения двух групп богов - асов и ванов после войны, точнее, как результат ассимиляции асами ванов - весьма ограниченной категории божеств, связанных с аграрными культами, наделенных магическим и пророческим даром, сакральным миролюбием... Во многих текстах боги и асы - синонимы, так как ваническая аграрная мифология подчинена одинической, то есть небесно-хтонической, воинской и "шаманской" мифологии Одина..."

 

...в скандинавских сагах, особенно относящихся к "мифическому времени", прежде всего - в прологе к "Младшей Эдде" и в "Саге об Инглингах" - боги эвгемеристически толкуются как первопредки и культурные герои, выходцы из Азии (отсюда их прозвище - асы), первые правители шведов и норвежцев. В "Саге об Инглингах" говорится: "Рассказывают как правду, что когда Один и с ним дии (асы-спутники Одина, от лат. Dii - боги) пришли в Северные Страны, то они стали обучать людей тем искусствам, которыми люди с тех пор владеют. Один был самым прославленным из всех, и от него люди научились всем искусствам, ибо он владел всеми, хотя и не всем учил... он владел искусством менять свое обличие как хотел. Он также владел искусством говорить так красиво и гладко, что всем, кто его слушал, его слова казались правдой. В его речи все было так же складно, как в том, что теперь называется поэзией. Он и его жрецы зовутся мастерами песней, потому что от них пошло это искусство в Северных Странах. Один мог сделать так, что в бою его недруги становились слепыми или глухими или наполнялись ужасом, а их оружие ранило не больше, чем хворостинки, и его воины бросались в бой без кольчуги, ярились, как бешеные собаки или волки, кусали свои щиты, и были сильными, как медведи или быки. Они убивали людей, и ни огонь, ни железо не причиняли им вреда. Такие воины назывались берсерками".

 

В сотворении скандинавского мироздания участвовали трое богов - Один и его братья Вили и Ве, которые в дальнейшем не упоминаются. Они создали мир из расчлененного тела инеистого великана Имира, дали жизнь цвергам (и, возможно, альвам), подняли в небо светила и установили ход времени. Как говорится в "Младшей Эдде", "они дали место всякой искорке: одни укрепили на небе, другие же пустили летать в поднебесье, но и этим назначили свое место и уготовили путь. И говорят в старинных преданиях, что с той поры и ведется счет дням и годам".

Следующим деянием богов было оживление первых людей. На сей раз Одину помогали Локи (Лодур) и Хенир, вместе с которыми Отец богов странствовал по свету (впрочем, в "Младшей Эдде" утверждается, что и это деяние Один совершил вместе с Вили и Ве). В "Старшей Эдде" оживление людей описано так:

"Как-то раз вышли три аса к морю, благие, могучие шагали по свету, нашли на отмели двух неживущих, Аска и Эмблу [Аск - "ясень", Эмбла - "ива"], судьбы не обретших, - души не имели, ума не имели, ни крови движенья, ни цвета живого: душу дал Один, разум дал Хенир, кровь же дал Лодур и цвет живого..." ("Прорицание вельвы").

В этом мифе присутствует один из наиболее распространенных мотивов - "доделывание" незавершенных существ, в данном случае - древесных прообразов.

 

Вообще, Один - центральный персонаж скандинавской мифологии, ее "движущая сила", ее "стержень": никакое мифологическое событие не обходится без его явного или опосредованного участия. Он - Отец богов и одновременно Всеотец, беспрестанно вмешивающийся в дела божеств и людей; порой создается впечатление, что он предпринимает те или иные действия лишь ради того, чтобы не заскучать самому и не дать заскучать другим.

РРР: Подход к монотеизму?..

 

...именно по наущению Одина Локи крадет у Фрейи чудесное ожерелье Брисингамен, за которое потом Локи пришлось сражаться с Хеймдаллем у камня Сингастейн, причем оба бога приняли обличья тюленей. Именно Один начал войну между асами и ваннами, бросив в ванов свое магическое копье Гунгнир, обладавшее свойством возвращаться к владельцу после броска, как бумеранг, и не знавшее промаха. Именно Один затевает распрю конунгов Хедина и Хегни, в результате которой гибнет дружина Хьяднингов (вариант эйнхериев); валькирия Хильд, из-за которой и вспыхнула распря, своим колдовством пробуждает мертвецов, и на следующую ночь они вновь вступают в бой, которому суждено длиться вечно. Наконец, именно Один ведет Сигурда - героя скандинавского эпоса - к его трагической судьбе.

Один многолик и носит множество имен. Чаще всего его описывают как высокого старика в широкополой шляпе, закрывающей лицо, и в просторном синем плаще; впрочем, он с такой легкостью меняет облик, что его, как свидетельствует эддическая "Песнь о Харбарде", не способен узнать даже его собственный сын Тор. Как правило, Одина опознают по той самой широкополой шляпе - или по чудесному восьминогому коню Слейпниру, или же по сопровождающим верховного бога воронам и волкам. Имена воронов - Хугин и Мунин, то есть "Думающий" и "Помнящий", а имена волков - Гери и Фреки, то бишь "Жадный" и "Прожорливый". Что же до имен самого Одина, их перечень содержится в "Речах Гримнира"...

РРР: Это неспроста... Что-то тут не так...

 

Одно из этих имен, конкретно - Одноглазый, связано с мифом об обретении Одином "предвечной" мудрости инеистых великанов. Миф гласит, что Один отдал свой глаз великану Мимиру за право испить из охраняемого великаном источника мудрости (правда, стих из "Прорицания вельвы" - "пьет мудрый Мимир мед ежеутренне с Одинова заклада" - можно толковать и так, что это Мимир приобщается к мудрости, исходящей от глаза Одина). По другой версии мифа, ради великанской мудрости Один принес самого себя в жертву и провисел девять дней, пронзенный собственным копьем, на ясене Иггдрасиль. В итоге этой шаманической инициации (не будем забывать, что Один - бог-колдун, носитель магии гальдр) он получил право испить священного меда из рук своего деда, хримтурса Бельторна, после чего Бельторн передал внуку магические руны...

 

Мед поэзии - еще одно деяние культурного героя - Один добыл, соблазнив дочь хранителя меда, великана Суттунга. Наиболее подробно миф о меде поэзии изложен в "Младшей Эдде".

РРР: Мед везде непрерывно. Опять алкоголь!..

 

По мифу, после войны асов с ваннами боги в знак вечного мира смешали в чаше свою слюну и создали из нее Квасира - "наполовину ванна". Этого Квасира впоследствии убили карлики Фьялар и Галар, которые из его крови, смешанной с пчелиным медом, приготовили мед поэзии и разлили его в три сосуда - Одрерир ("приводящий дух в движение"), Сон ("кровь") и Бодн. Когда же кровожадные карлики убили и великана Гиллинга, им пришлось заплатить виру (выкуп за убийство) сыну убитого Суттунгу и отдать тому мед поэзии. Суттунг укрыл сосуды с медом в скале, а сторожить их поставил свою дочь Гуннлед. Один обманом поступил в услужение к Бауги, брату Суттунга, и выговорил себе наградой за службу глоток меда. Впрочем, Суттунг не принял договора Одина с Бауги, и тогда бог буравом Рати пробурил скалу, в обличье змеи проник в отверстие и провел три ночи с Гуннлед, а затем, с разрешения дочери великана, тремя глотками осушил три сосуда с медом. Выбравшись из скалы, он превратился в орла и улетел в Асгард, где и выплюнул весь мед в чашу. Как заключает "Младшая Эдда", Один отдал мед асам и "тем людям, которые умеют слагать стихи".

 

Мед поэзии, этот "экстатический источник мудрости и обновления жизненных и магических сил" (Е.М.Мелетинский), обладает несомненным сходством с нектаром, который пьют греческие боги, с амритой - священным напитком индийских богов, и хаомой - священным напитком богов иранских. Кроме того, этот священный мед является источником жизни в скандинавском мифологическом мироздании: недаром в песнях "Старшей Эдды" подчеркивается, что ствол и листья Иггдрасиля покрыты медвяной росой, что мед пьют бог Хеймдалль и великан Мимир, что медвяным молоком козы Хейдрун поят эйнхериев в Вальхалле.

 

Когда Одину что-нибудь нужно, он (и в этом они весьма схожи с Локи) готов добиваться цели любыми средствами... Одина никак нельзя назвать справедливым богом или богом добродетели; он коварен и даже злонамерен...

И тем не менее, несмотря на свое двуличие и эгоизм, один - верховный бог скандинавского пантеона, божество войны и военной дружины, бог, решающий судьбы воинов, дарующий победы и поражения, покровитель героев и родоначальник нескольких знатных родов (датский королевский род Скьельдунгов, род Вельсунгов, из которого происходил Сигурд), учредитель воинских инициаций, бог неба, олицетворение духовной власти и мудрости...

 

Совсем другой характер у прямодушного и доблестного Тора. Тор - бог грома и молнии, обладатель чудесного молота Мьелльнир, которым он побеждает чудовищ, норовящих уязвить богов и людей. Этот молот, как и другие сокровища богов, выкован цвергами; само название молота - Мьелльнир - этимологически тождественно русскому "молния". Священные животные Тора - козлы, двое козлов влекут его упряжку, их имена -Тангниостр и Тангриснир; в том, что бог грозы владеет козлами, исследователи видят причастность бога-громовника к плодородию (козел - олицетворение любострастия и земного плодородия).

В мифах Тор выступает как защитник Асгарда и Мидгарда, он не "меняет сторон", как Один или Локи, для него невозможны союзы с йотунами (хотя, впрочем, одного из своих сыновей, а именно Магнии, он зачал с великаншей Ярнсаксой). Как бог-защитник, Тор в известной степени примеряет на себя функции культурного героя, наподобие греческого Геракла: он сражается с хтоническими чудовищами, олицетворяющими хаос, и тем самым способствует упорядочению мироздания.

Главный сюжет мифов, связанных с Тором, - походы бога на восток, в страну великанов. Так, когда йотуны похитили молот Мьеддьнир, Тор отпрвился выручать свое оружие.

 

Другой поход Тора в Йотунхейм был предпринят для мести за Локи, пойманного в обличье сокола великаном Гейрредом. Согласно "Младшей Эдде", Гейрред три месяца держал Локи в сундуке и морил его голодом, и бог сумел освободиться, лишь открыв, кто он такой, и пообещав привести к Гейрреду Тора "без молота и без Пояса Силы". Тор оставил в Асгарде все свое оружие, но по пути на восток встретил великаншу Грид, мать бога Видара, которая "поведала ему всю правду о Гейрреде, что, мол, великан очень хитроумен и трудно с ним справиться" и дала богу собственный Пояс Силы, железные рукавицы и свой посох. В Йотунхейме, в палатах Гейрреда, Тора позвали "позабавиться играми". Гейрред швырнул в бога раскаленный брусок железа, однако Тор перехватил этот брусок железными рукавицами и кинул обратно в великана; железо пробило столб, за которым прятался Гейрред, и поразило великана насмерть.

Еще с одним великаном, Хрунгниром, Тор схватился в стенах Агарда, где Хругнир очутился, увлекшись погоней за Одином: конь Хрунгнира Золотая Грива пытался догнать божественного коня Слейпнира. Радушно принятый асами, великан захмелел от поднесенного пива и стал похваляться своими намерениями "поднять всю Вальхаллу и унести в Йотунхейм, потопить Асгард и поубивать всех богов, кроме Фрейи и Сив, а их - взять к себе". Разгневанный Тор хотел было покарать Хрунгнира на месте, но тот отговорился тем, что безоружен, и вызвал бога на поединок у Каменных Дворов в Йотунхейме. Тор явился в назначенное место со своим слугой Тьяльви, а на подмогу Хрунгниру, "сильнейшему среди них", прочие йотуны слепили глиняного человека Меккуркальви "девяти поприщ ростом и трех поприщ в обхвате". Тор метнул в великана свой молот, а Хрунгнир бросил навстречу точило; в воздухе точило и молот столкнулись, точило раскололось пополам, один его кусок "упал на землю, из него-то и образовались все кремневые скалы", а второй вонзился Тору в голову. Молот же Мьеллнир раскроил Хрунгниру череп, и великан рухнул наземь, причем одна его нога придавила Тора. Снять эту ногу пытался и Тьяльви, и "все асы", но получилось это лишь у сына Тора Магнии, которому в ту пору было всего "три ночи отроду". Тьяльви же одолел Меккуркальви. Осколок точила так и остался в голове Тора...

 

С мировым змеем Тор, согласно мифам, сражается трижды: в доме Утгарда-Локи, во время рыбалки с великаном Хюмиром и в Рагнарек - битве перед концом света.

 

В поединках Тора с Йормунгандом отчетливо выступает реконструированный индоевропейский мифологический сюжет о борьбе бога-громовника со змеевидным противником. В.В.Иванов и В.Н.Топоров видят в этой борьбе основной сюжет индоевропейской мифологии: "Громовержец обычно находится наверху - на небе, на горе, на скале, на вершине дерева, в дубовой горной роще (Тор, как убедительно доказывают археологические данные, был связан с культом дуба)... Противник громовержца находится внизу - под горой, под деревом, у воды... Этот противник предстает в виде существа змеиной породы. Громовержец преследует его, убивает, рассекая на части и разбрасывая их в разные стороны, после чего освобождает скот и воды. Начинается плодоносящий дождь с громом и молнией".

В скандинавской мифологической традиции поединок громовержца со змеем, впрочем, трансформировался в богатырское деяние, достойное культурного героя, - в схватку с хтоническим чудовищем, которое покушается на упорядоченность мироздания. Вполне возможно, змееборство Тора - своего рода мифологический прообраз поединков с драконами, известных из германо-скандинавского героического эпоса: в таких поединках участвовали герой одноименной англосаксонской поэмы Беовульф, а также скандинавские Сигмунд и его сын Сигурд (германские Зигмунд и Зигфрид).

 

Еще одним скандинавским божеством с функциями культурного героя является "страж Бивреста" Хеймдалль. Согласно "Песни о Риге", не входящей в основной корпус эддических песней, Хеймдалль установил среди людей первые правила социальной организации; возможно, именно поэтому в зачине "Прорицания вельвы" люди названы "чадами Хеймдалля".

 

...как подчеркивал Е.М.Мелетинский, "образ Хеймдалля крайне труден для понимания из-за отрывочности информации и отсутствия связного мифа о нем".

 

Последний из богов, чьи деяния укладываются в рамки действий культурного героя и чьи поступки и действия составляют основной сюжет скандинавской мифологии, - это Локи.

В "Младшей Эдде" о нем говорится, что "асы не раз попадали из-за него в беду, но он же выручал их своей изворотливостью". С одной стороны, Локи - участник миротворения, вместе с Одином и Хениром он оживил первых людей, дал им кровь и "цвет живого". С другой стороны, Локи - противник богов, и в Рагнарек - битве перед концом света - ему суждено возглавить демонические силы, которые погубят мир.

Локи - своеобразный двойник Одина, этакая "пародия на верховного аса" (О.А.Смирницкая). Подобно Одину, он - добытчик и похититель, однако, в отличие от действий Одина, преследующего в целом интересы богов и благоволящего людям, Локи попеременно помогает то богам, то великанам (по выражению Е.М.Мелетинского, "он как бы способствует циркуляции ценностей между различными мирами").

Так, в мифе о строительстве Асгарда Локи выступает на стороне богов. По договору, заключенному асами с неким великаном. Взявшимся построить Асгард, боги должны были в уплату за это дело отдать великану солнце, звезды и месяц, а также богиню Фрейю. Великан привлек к строительству Асгарда своего коня Свадильфари - по совету Локи, вероятно, предвидевшего исход уговора. Когда срок расплаты приблизился и работа была почти закончена, боги стали совещаться, как им быть: "Сели тогда боги на свои престолы и держали совет и спрашивали друг друга, кто посоветовал выдать Фрейю замуж в страну великанов и обезобразить небо, сняв с него солнце и звезды и отдав их великанам. И все сошлись на том, что такой совет дал не иначе как Локи, сын Лаувейи, виновник всяческих бед. И сказали, что поделом ему будет лютая смерть, если он не найдет способа, как помешать мастеру выполнить условие сделки, и они насели на Локи. А он струсил и поклялся подстроить так, что каменщик ни за что не выполнит условия". Локи превратился якобы в кобылу и стал соблазнять жеребца Свадильфари, а великан, хозяин жеребца, бегал за своим помощником и тщетно старался его изловить. Разгневанный великан стал оскорблять богов - и Тор проломил ему голову своим молотом Мьелльнир. А от союза Свадильфари и кобылы-Локи родился чудесный восьминогий конь Слейпнир...

РРР: Опять обман и нарушение договора... В общем-то, Локи было нетрудно предвидеть такое поведение асов, которое было для них типичным.

 

В другом мифе Локи уже действует как пособник йотунов (правда, из страха перед богами он все-таки помогает и последним). Как-то, когда Локи с Одином и Хениром странствовал по миру, боги остановились на ночлег и принялись жарить быка. С неба спустился орел - обернувшийся птицей великан Тьяцци - и стал хватать куски мяса. Локи хотел было отогнать орла и ударил того палкой, но палка пристала к орлиному оперению и орел-Тьяцци унес бога к себе в жилище. Он согласился отпустить Локи при одном условии: что тот приведет к нему богиню Идунн, хранительницу молодильных яблок. В условленный час Локи заманил Идунн в лес; "тут прилетает великий Тьяцци в обличье орла и, схватив Идунн, уносится с нею в Страну Великанов к своему жилищу".

С похищением Идунн и пропажей молодильных яблок асы мгновенно утратили вечную молодость и начали "седеть и стареть". На совете богов выяснилось, что в последний раз Идунн видели с Локи. Припертый к стене, тот сознался в обмане и поклялся вернуть Идунн. Взяв соколиное оперенье Фрейи, он полетел в Йотунхейм, застал Идунн одну в доме великана, превратил богиню в орех, взял в когти и устремился обратно в Асгард. Тем временем Тьяцци хватился Идунн, надел оперенье орла и бросился вдогонку за Локи. Асы вышли ему навстречу за стены Асгарда и вынесли ворох стружек. Едва Локи влетел в Асгард, как асы подожгли стружки. Огонь опалил перья орла, и он рухнул наземь, а асы тут же накинулись на него и убили Тьяцци.

"Младшая Эдда" называет это убийство "славнейшим деянием асов".

Кстати сказать, история имела свое продолжение: дочь великана Скади решила отомстить за отца и пришла в Асгард, однако согласилась на мировую, когда ей пообещали в мужья кого-нибудь из асов. Мужа она должна была выбрать себе сама - но по ногам, не видя ничего другого. Скади увидела ноги "замечательной красоты" и указала на них, полагая, что это ноги Бальдра; но ее избранным оказался не Бальдр, а Ньерд.

Другим условием мировой было желание Скади, чтобы боги ее рассмешили. И тут асов вновь выручил Локи. Он "обвязал веревкой козу за бороду, в другим концом - себя за мошонку. То один тянул, то другой, и оба громко кричали. Наконец, Локи повалился Скади на колени, тут она и рассмеялась".

Один в знак примирения взял глаза Тьяции и забросил их на небо, где они превратились в две звезды.

 

Наиболее ярко комическая и "двойниковая" составляющие образа Локи проявляются в эддической песне "Перебранка Локи", в которой Локи "выводит на чистую воду" всех собравшихся на пир богов - и обменивается с Одином взаимными обвинениями, одинаковыми по своей сути.

Бога скальдического искусства Браги "волчий отец" (эпитет Локи, связанный с тем, что чудовищный волк Фенрир - его сын) попрекает трусостью, Идунн и Гевьон обвиняет в распутстве, Фригг - в прелюбодеянии с братьями мужа, Фрейю - в порочности и кровосмесительной связи с Фрейром, Тюра - в малодушии, Хеймдалля - в чрезмерном усердии, Тора - в страхе перед великанами. Одину же он бросает такое обвинение: "Молчи-ка ты, Один! С начала времен людей ты судил неправо: в распре не раз, кто праздновал труса, тому ты дарил победу".

Далее следует взаимный упрек в колдовстве, "недостойном" богов:

"Один сказал: "Пусть в распрях не раз, кто праздновал труса, тому я дарил победу, зато восемь зим ты в подземье сидел, был дойной коровой, был женкой рожалой, ты - бабоподобный муж!". Локи сказал: "А саамы ты, я слышал, на острове Самсей, как ведьма, бил в барабаны, жил, ворожея, у людей в услуженье, - сам ты бабоподобный муж!"."

Кроме того, в этой песне содержатся многочисленные намеки на Рагнарек - битву перед концом света - и печальную участь богов, которую предвидит Локи. Так, он говорит Фрейру. Намекая на миф, изложенный в песне "Поездка Скирнира": "Дал ты в уплату за Гюмира дщерь злато и меч в придачу: коль Муспелля чада промчатся сквозь Мюрквид, чем ты, несчастный, помашешь?"

Тору, грозящему ему своим молотом, Локи советует быть посдержанней: "Ты же, сын Йорд, к меду пришел, - почто же, Тор, вздоришь? Не столь будешь стоек в стычке с тем волком, что Родителей Ратей пожрет (Родитель Ратей - Один)..."

Вдобавок в этой песне Локи фактически признается в своей причастности к смерти Бальдра:

"Фригг сказала: "В застолье пристало ль столь о многом старом вам толковать сегодня? Зачем понапрасну двум асам спорить? Прежние распри забудем!"

Локи сказал: "Молчи-ка ты, Фригг! Ибо, Фьегюна дщерь, как раз ты блудишь горазда: Вили и Ве, хоть Видрир (эпитет Одина) - твой муж, с тобою любились оба".

Фригг сказала: "Когда бы сидел здесь, у Эгира в доме, хоть кто-нибудь, Бальдру подобный, ты с пиршества асов сейчас не ушел бы иначе, как больно побитый".

Локи сказал: "Знать, мало досталось! - Желает ли Фригг хулу до конца послушать? Я - вот причина, что сына вовек, Бальдра, с тобою не будет!"."

Это признание переполнило чашу терпения богов, и они решили отомстить Локи. Как гласит миф, Локи ускользнул из дома Эгира, превратился в лосося и спрятался в водопаде, однако асы его поймали и связали кишками собственного сына Нарви. Скади, дочь великана Тьяцци, которую Локи также оскорбил на пиру, подвесила над его лицом ядовитую змею. Сигюн, супруга Локи, подставляла под каплющий яд чашу; когда же чаша переполнялась и Сигюн ее опорожняла, яд капал прямо на лицо Локи, и тот корчился так, что содрогалась земля. Связанный и казнимый, Локи осужден пребывать в некоей пещере до того мгновения, пока не придет срок битвы перед концом света и он не вырвется на свободу.

РРР1: В общем, богам критика не понравилась.

РРР2: Если считать Рагнарек не будущим, а прошедшим событием (на что указывает целый ряд симптомов),то вот и описание причин. У Локи был весьма серьезный повод, освободившись, устроить войну на уничтожение богов.

 

Скандинавская мифология отличается от прочих мифологий индоевропейского ареала прежде всего тем, что в ней особое значение придается судьбе. Этот "мировой закон" определяет не только поступки людей (как, скажем, в мифологии греческой или кельтской), но и деяния богов. Никто из них, даже сам Один, не властен изменить того, что предначертано судьбой: Бальдру суждено погибнуть - и он погибает, несмотря на все усилия асов; Фенриру суждено вырваться из пут - и он вырывается, как ни удерживают его боги; миру суждено быть разрушенным - и он разрушается, вопреки героизму асов в последней схватке перед концом света.

РРР: Задним числом все можно либо рационализовать, либо списать на судьбу.

 

Скандинавский герой "не отделен от своей судьбы, они едины, судьба выражает внеличную сторону индивида. И его поступки только раскрывают содержание судьбы. Он осознает себя как личность постольку, поскольку ощущает в себе свою индивидуальную судьбу" (А.Я.Гуревич).

РРР: А этот вывод на основании чего сделан?..

 

Скандинавские боги действуют в "пространстве судьбы", представленном двумя проекциями мифологического мироздания - горизонтальной, противопоставляющей освоенный мир (Асгард и Мидгард) миру неосвоенному (Утгард), и вертикальной, которую удерживает и структурирует мировое древо ясень Иггдрасиль, выступающее и как древо судьбы с норнами у корней; действуют, сознавая, что все их деяния ведут, если воспользоваться современным физическим термином, к нарастании энтропии и к гибели мира. Но бездействовать нельзя, иначе - это не жизнь.

 

Эсхатология - представление о грядущем конце мироздания - сложилась, по всей вероятности, под влиянием формирования концепции исторического времени - противопоставляемого времени мифическому, циклическому, существующему, по образному выражении. М.Элиаде, "в кругу вечного вращения". В рамках мифического времени эсхатологические мотивы в мифах если и присутствуют, то, скажем так, в латентной, неявной форме. К таковым мифам можно отнести рассказы о древнейшем потопе или пожаре, о гибели старшего поколения богов (великанов, титанов), обитавших на земле до появления человечества.

РРР: Классический пример абсолютно ошибочной трактовки мифов - подгонка под некую принятую схему. Вместо того, чтобы рассматривать их как описание реальных прошедших событий, мифы трактуются в качестве полурелигиозных, полуфантастических предсказаний.

 

Скандинавская мифологическая этика не ведает греха (в христианском значении этого слова). Миру суждено погибнуть отнюдь не потому, что боги нарушают собственные клятвы, прелюбодействуют или ополчаются друг на друга. Нет, мир погибнет лишь потому, что такова его судьба (недаром Рагнарек переводится и как "гибель", и как "судьба богов").

РРР: Искусственная и ошибочная схема завела авторов к тому, к чему неизбежно и должна была - к очередному противоречию. Содержание "Перебранки Локи" как раз и указывает на все перечисленные в цитате причины гибели богов. А термин "судьба" имеет значение не только предначертанности, а и значение просто имевших место событий - то, что случилось с богами.

 

Эсхатологический мотив судьбы отчетливо звучит в предваряющем миф об уничтожении мира и уходе великих богов мифе о гибели светлого бога Бальдра...

Гибель Бальдра, напророченная вельвой, предопределена изначально; более того, она - естественное следствие цепи событий, первым из которых было сотворение мира. Как пишет О.А.Смирницкая, "война асов и ванов, строительство Асгарда, смерть Бальдра - эти и другие события проходят перед нами не как отдельные сцены из жизни богов, а как акты вселенской драмы, конец которой известен. Все оказывается взаимосвязанным в судьбах мира. Добро прорастает злом, неутомимая деятельность богов расшатывает основы устроенного ими мира, приближая в конце концов его гибель. В своем стремлении к власти боги попирают законы, ими же установленные. Сам Один... оказывается участником событий, ход которых ему неподвластен. Боги, как и все сущее, не избегнут приговора судеб..."

 

Зачином к мифу о гибели Бальдра выступает предание о зловещих снах, которые с некоторых пор стали преследовать юного бога. Обеспокоенный этими сновидениями, отец Бальдра Один отправился в Хель и своим колдовством поднял из могилы прорицательницу-вельву, чтобы вызнать у нее, отчего "сны у Бальдра такие зловещие". Вельва отвечала, что в мире мертвых для Бальдра приготовлены богато украшенные палаты, то есть подтвердила, что Бальдру суждено погибнуть. На настойчивые расспросы Одина она также поведала, что убийцей Бальдра станет его брат Хед:

"Один сказал: "Вельва, ответь! Я спрашивать буду, чтоб все мне открылось: еще хочу знать, кому доведется стать Бальдра убийцей, кто сына Одина смерти предаст".

Вельва сказала: "Хед ввергнет сюда дерево славы; ему доведется стать Бальдра убийцей, он сына Одина смерти предаст. Больше ни слова ты не услышишь"."

По возвращении в Асгард Один передал ответ вельвы богам, и тогда Фригг, мать Бальдра, взяла клятву со всех живых существ и со всех вещей - "с огня и воды, железа и разных металлов, камней, земли, деревьев, болезней, зверей, птиц, яда и змей", как добавляет "Младшая Эдда", - что они не повредят Бальдру. Когда же Бальдр заступничеством матери сделался неуязвимым, боги стали развлекаться тем, что стреляли в Бальдра, бросали в него камнями и рубили мечами, а он оставался цел и невредим.

Переменить положение дел смог, разумеется, Локи, этот "бог конца" (по аналогии с Одином, "богом начала"). Он хитростью выведал у Фригг, что та не взяла клятву не вредить Бальдру с омелы, растущей к западу от Вальхаллы; растение показалось богине слишком молодым, чтобы брать с него клятву. Локи поспешил найти побег, вырвал его и принес на поле, где асы по-прежнему забавлялись, пытаясь поразить Бальдра. Воспользовавшись слепотой Хеда, он подсунул тому побег омелы и уговорил метнуть в брата. Хед послушался совета - и Бальдр мгновенно пал бездыханным. Так, по выражению "Младшей Эдды", "свершилось величайшее несчастье для богов и людей".

РРР: доразвлекались...

 

...самой первой смертью в скандинавском мифологическом мироздании была гибель инеистого великана Имира, из расчлененного тела которого боги создали мир. Правда, Имир не был богом - ведь он принадлежал к племени хримтурсов. С гибелью Бальдра смерть пришла в пространство богов и людей, вероятно, именно поэтому его гибель и стала "величайшим несчастьем".

Опечаленные гибелью светлого бога, асы приготовили погребальную ладью, на которую возложили тело Бальдра, его коня, золотое кольцо Одина Драупнир - и тело жены Бальдра, Нанны, сердце которой разорвалось от горя. Согласно эддической песне "Речи Вафтруднира", Один шепнул мертвому Бальдру некое тайное слово - возможно, передал сыну пророчество вельвы о том, что когда-нибудь Бальдр вернется в мир живых. Вали, "пасынок Фригг", сын Одина и богини Ринд, убил Хеда, отомстив за смерть своего сводного брата.

РРР: много параллелей с убийством Осириса Сетом...

 

(У Саксона Грамматика в "Деяниях датчан" присутствует рассказ о сватовстве Одина к Ринд. По Саксону, Ринд - дочь короля рутениев. Одину (Бе у Саксона) предсказано, что именно от Ринд родится мститель за Бальдра, и потому он желает овладеть девой. Он переодевается человеком и приходит ко двору рутениев, называется военачальником, выигрывает решающую битву и требует Ринд себе в награду. Но Ринд он совсем не нравится. Девушка толкает его так, что он сильно ударяется подбородком об пол. Один гневается и обрушивает на Ринд руническое заклятие, написанное на коре дерева. Ринд сходит с ума. Тогда Один переодевается женщиной-знахаркой, предписывает Ринд горькое лекарство и, чтобы девушка не вырывалась, советует привязать ее к кровати. Его совет исполняют, и тогда он овладевает беспомощной Ринд силой. Прочие боги гневаются на Одина за столь неблаговидный поступок и даже на время изгоняют его.)

 

Тем временем другой сын Одина, Хермод, взял отцовского коня Слейпнира и отправился в Нифльхель, за братом. Хозяйка преисподней Хель согласилась отпустить Бальдра, но при условии, что его оплачет все живое и мертвое на земле. Как сказано в "Младшей Эдде", "асы тут же разослали гонцов по всему свету просить, чтобы все плакали и тем вызволили Бальдра из Хель. Все так и сделали: люди и звери, земля и камни, деревья и все металлы...

Когда гонцы возвращались домой, свое дело как должно исполнив, видят: сидит в одной пещере великанша. Она назвалась Текк. Они просят ее вызволить плачем Бальдра из Хель. Она отвечает: "Сухими слезами Текк оплачет кончину Бальдра. Ни живой, ни мертвый он мне не нужен, пусть хранит его Хель" (Видение Гюльви").

Под обличьем этой великанши скрывался все тот же Локи. Так Бальдр остался во владениях Хель, а Локи был наказан богами - связан в пещере, где на лицо ему капал змеиный яд.

РРР: разные причины - наказание одно. Что-то все-таки произошло...

 

Со смертью Бальдра в мире началась трехгодичная "великанская зима" - Фимбульветр, на исходе которой, по "Речам Вафтруднира", чудовищный волк Фенрир проглотит солнце.

РРР: Опять авторы пришли к противоречию. То прошлое время, то будущее...

 

"Младшая Эдда" говорит, что следом за зимой Фимбульветр придут землетрясения и наводнения, ясень Иггдрасиль сотрясется до самых корней, а затем землю опалит нетерпимым жаром. "Старшая Эдда" относит эти катаклизмы на время после Рагнарек.

В "великанскую зиму" боги и люди откажутся от всех правил, которые были приняты в обществе:

"...брат на брата - и гибнут в бранях, родич на родича - режутся рати, мерзость в мире, настало время меча и блуда, щита разбитого, ветра, волка, погибели мира; человек человека не пощадит..."

РРР: все-таки больше похоже на прошедшее, а не на будущее время.

 

Мировой катаклизм приведет к тому, что освободятся хтонические чудовища - вырвется из пут волк Фенрир, освободится связанный Локи, выберется на сушу из океана змей Йормунганд. Из Хель приплывет в Асгард корабль Нагльфар, построенный из ногтей мертвецов; кормчим Нагльфара будет Локи (по "Младшей Эдде" - великан Хрюм). С юга, из Муспелльсхейма, прискачут "сыны Муспелля" во главе с огненным великаном Суртом, под которым провалится радужный мост Биврест; придут и инеистые великаны.

Навстречу чудовищам и великанам выступят асы, которых призовет бог Хеймдалль, затрубив в рог Гьяллархорн: "Взыграли под древом Мимира дети, пропел Гьяллархорн мира кончину - Хеймдалль трубит, рог поднимает; Один беседует с Мимировой головою..."

Один собирает дружину эйнхериев и выступает на бой - на "Бранное Поле", как называется место последней битвы в "Речах Вафтруднира". У каждого из богов свой противник: Одину выпадает сражаться с Фенриром, Тору - с Йормунгандом, тюру - с Гармом, Фрейру - с Суртом, Хеймдаллю - с Локи.

Первым в сражении падает Один, проглоченный Фенриром. За ним, "не посрамившись", последует Тор...

 

Сурт побеждает Фрейра, Хеймдалль и Локи сражают друг друга, Тюр убивает Гарма, но и сам гибнет; сын Одина Видар разрывает Фенриру пасть. И тогда, как гласит "Младшая Эдда", Сурт "мечет огонь на землю и сжигает весь мир".

"Старшая Эдда" добавляет: "...солнце затмилось, земля утонула, срываются с неба светлые звезды, огонь извергается, жизни кормилец, он жаром пышет аж в самое небо..."

С пламенем Сурта приходит Рагнарек - конец света, в котором погибают боги, люди и все живое.

Мир, сотворенный из тела инеистого великана Имира, прекращает свое существование. Остается лишь мировое древо, пронизывающее и объединяющее вселенную, - во всяком случае, в эддических текстах не встречается упоминаний о его гибели. Уместно предположить, что новый мир возникает из "благословенного ясеня" - из его побегов, из медвяной росы, капающей с его листьев, из тех самых корней, которые тянулись в обители богов, людей и великанов. Этот новый мир вырастает из воды: "...суша из моря восстала зеленая, воды текут, орлан по-над ними летает и рыбу высматривает..."

РРР: Больше похоже на описание Потопа, хотя есть и элементы ядерной войны между богами - в целом, какая-то мешанина катастроф...

 

В обновленный мир возвращаются из обители мертвых Бальдр и Хед, вновь появляется Хенир, на поле Идавель приходят сыновья Тора Моди и Магнии, а также сыновья Одина Видар и Вали. Примечательно, что "младшие боги" после возвращения находят тавлеи, в которые играли их родители, и тотчас принимаются за игру - то есть начинают сами мытать судьбу.

Кроме "младших богов", Рагнарек переживут и двое людей, Лив ("жизнь") и Ливтрасир (пышущий жизнью"). Они скрывались в роще Ходдмимир и питались росой. От них заново пойдет человеческий род, как говорится в Речах Вафтруднира": "Лив и Ливтрасир, чета, укроются в куще Ходдмимир, рассветные росы будут им пищей, и вновь народятся люди..."

С возрождением мира начинается новая история -история не богов, но людей.

 

Песнь "Прорицание вельвы", открывающая корпус эддических текстов, была сложена, по всей видимости, в конце Х века. Изложенный в ней сюжет "гибели богов" со временем был подхвачен романтиками, а в XIX-XX веках стал одним из основополагающих мотивов новейшей европейской культуры.

РРР: Как может быть "сложен" сюжет, присутствующий в других мифологиях за тысячи лет до этого?!. Здесь авторы вообще попали пальцем в небо.

 

Греческий философ Эвгемер из Массены, живший в IV в. До нашей эры, учил, что божества - вовсе не божества, а лучшие люди первобытного времени, впоследствии обожествленные потомками. Это рационалистическое учение, точнее, рационалистический метод истолкования мифов, по имени философа получивший название эвгемеризации, оказался настолько живучим, что к нему прибегали и философы века восемнадцатого, и отдельные мифологи XIX столетия; мало того, попытки эвгемеристического истолкования мифов встречаются и по сей день.

Вряд ли Снорри Стурлусону, исландцу-книжнику XIII в., было знакомо само имя Эфгемера, не говоря уже об учении последнего. Тем не менее, в обоих своих сочинениях - в "Младшей Эдде" и в "Круге земном" - Снорри использовал именно эвгемеровский метод рационализации мифа.

 

Снорри трактует богов скандинавского пантеона как первопредков и родоначальников. Согласно прологу к "Младшей Эдде", асами звалось некое племя, обитавшее в Азии; их правителю Одину (Водену) "было пророчество, и оно открыло ему, что его имя превознесут в северной части света и будут чтить превыше имен всех конунгов. Поэтому он вознамерился отправиться в путь, оставив Страну Турков. Он взял с собой множество людей, молодых и старых, мужчин и женщин, и много драгоценных вещей. И по какой бы стране не лежал их путь, всюду их всячески прославляли и принимали скорее за богов, чем за людей".

"Сага об Инглингах", открывающая свод королевских саг под общим названием "Круг Земной", также локализует местожительство асов в Азии и добавляет: "Так как Один был провидцем и колдуном, он знал, что его потомство будет населять северную окраину мира. Он посадил своих братьев Ве и Вили правителями в Асгарде, а сам отправился в путь и с ним все дии и много другого народа. Он отправился сначала на запад, в Гардарики, а затем на юг, в Страну Саксов. У него было много сыновей. Он завладел землями по всей стране Саксов и поставил там своих сыновей правителями. Затем он отправился на север, к морю..."

 

"Во многих произведениях героической поэзии боги уже не играют вообще никакой роли, ни на сцене, ни за кулисами. Так, они почти полностью игнорируются во многих героических песнях "Старшей Эдды"...Если богов и изображали, то в песнях, специально им посвященных, где люди не участвуют" (С.Боура).

 

Герои наследуют богам, но с каждым поворотом эпического сюжета в их поведении, в самом складе их мышления остается все меньше божественного; постепенно и мышление героев, и их поступки приобретают характер "человеческого, слишком человеческого" (Ф.Ницше).

 

Основу скандинавского героического эпоса составляет история Вельсунгов, изложенная в героических песнях "Старшей Эдды", в "Младшей Эдде", в "Саге о Вельсунгах"; отсылки к ней имеются в англосаксонском "Беовульфе", а германский эпос "Песнь о нибелунгах" перетолковывает историю потомков Вельси (то есть Одина) в куртуазно-рыцарской манере.

 

Мотив проклятого золота имеет мифологическое происхождение. В "Младшей Эдде" рассказывается о том, как трое богов - Один, Локи и Хенир - однажды отправились в путь, "чтобы осмотреть весь мир". У некоего водопада они увидели выдру, которую Локи убил, меток бросив камень. Позже боги пришли на двор к Хрейдмару - "могущественному человеку, сведущему в колдовстве". Локи стал похваляться тем, что убил выдру. Хрейдмар разгневался, ибо боги убили его сына Отра, который в обличье выдры ловил у водопада рыбу. Чтобы откупиться, боги предложили Хрейдмару столько золота, сколько назначит он сам. Хрейдмар сказал, что боги должны засыпать золотом всю шкуру выдры.

Дабы найти золото, Один отправил Локи в страну черных альвов (то есть цвергов...). Локи поймал карлика Андвари и наложил на того выкуп: все золото, которое Андвари хранил в своем логове. Карлик безропотно отдал свои сокровища, но попытался припрятать золотое колечко: это было особенное кольцо, приумножавшее богатство. Однако Локи заметил уловку Андвари и потребовал отдать кольцо. Карлик умолял бога о пощаде, но тщетно; и тогда он сказал, "что то кольцо будет стоить жизни всякому, кто им завладеет". Локи посмеялся над проклятием Андвари, забрал золото и удалился.

Боги вручили Хрейдмару условленный выкуп, но вот кольцо Один оставил себе, потому что оно сразу ему необыкновенно понравилось. Однако кольцо все же пришлось отдать, ибо его как раз не хватало для того, чтобы шкура выдры целиком скрылась под грудой золота. А когда боги уходили, "Локи молвил, что сказанное Андвари сбудется и кольцо и золото погубят тех, кто будет ими владеть".

После ухода богов братья убитого Отра, Фафнир и Регин, потребовали у отца свою долю сокровищ. Хрейдмар отказался, и тогда сыновья убили отца, после чего поссорились между собой. Регин бежал, спасаясь от брата, а Фафнир принял образ дракона и залег на груде сокровищ...

Регин, сбежавший от своего брата Фафнира, наткнулся в лесу на юношу, которого звали Сигурдом и который показался Регину достойным исполнителем снедавшего его замысла - убить Фафнира...

Регин воспитал юношу и выковал ему чудесный меч Грам, который был таким острым, что "Сигурд окунал его в Рейн и пускал по течению хлопья шерсти, и меч разрезал хлопья, как воду. Этим мечом Сигурд рассек наковальню Регина". Когда же Сигурд подрос и окреп, Регин стал подстрекать его убить Фафнира. Со временем его старания увенчались успехом, и "Сигурд и Регин отправились на Гнитахейд (гора, логово дракона) и нашли там след Фафнира, который он оставил, когда полз к водопою. Сигурд вырыл большую яму возле следа и засел в ней. И когда Фафнир пополз от сокровища, он изрыгал яд, и яд падал на голову Сигурда. И когда Фафнир проползал над ямой, Сигурд вонзил ему в сердце меч. Фафнир затрясся и стал бить головой и хвостом".

Смертельно раненый дракон изрек пророчество, которое вновь возвращает сюжет к мотиву проклятого золота: "Фафнир сказал: "Слышишь ты всюду слово вражды, но прав я, поверь: золото звонкое, клад огнекрасный, погубит тебя!"...

Регин, обрадованный победой Сигурда, вырезал у Фафнира сердце и стал пить кровь из раны, а Сигурд принялся поджаривать сердце дракона и случайно обмакнул палец в драконью кровь. Когда он облизал палец, то неожиданно обрел способность понимать язык зверей и птиц - и так узнал, что Регин замышляет предательство...

От тех же синиц Сигурд узнал о некоей прекрасной деве, которая лежит на горе, окруженная языками пламени и погруженная в колдовской сон. Эта дева, как щебетали птицы, вполне могла бы стать его женой, если он сумеет ее разбудить.

Вняв совету птиц, Сигурд убил Регина, завладел драконьим сокровищем (проклятым золотом Андвари) и отправился на поиски загадочной горы с окутанной пламенем вершиной.

Этой девой с огненной горы оказалась валькирия Брюнхильд, она же Сигрдрива "Саги о Вельсунгах", наказанная беспробудным сном за ослушание: она нарушила повеление Одина и пыталась избавить от смерти воина, которого верховный ас обрек на смерть...

...Сигурд сумел проникнуть на гору и преодолеть огненный заслон. Он разбудил деву, мечом разрубив на ней зачарованную кольчугу, получил от нее в награду за спасение "мудрость", то есть познал различные руны и выслушал житейские советы, а в завершение обменялся с Брюнхильд брачными обетами.

С этого момента из эпоса безвозвратно, как действующие лица, исчезают боги; дальнейший сюжет строится исключительно вокруг людей и их деяний.

РРР: Далее идет сплошной триллер. Все построено на лжи, обмане и коварстве. Единственная мысль - владение вещами богов небезопасно.

 

АЛЬВАР (АЛЬФАР)

В скандинавском фольклоре изначально общее название сверхъестественных существ, принадлежащих наполовину к богам, наполовину - к карликам. Со временем так стали называть демонов, наводящих кошмары и вызывающих удушье у спящих, то есть мар.

 

АСК И ЭМБЛА

Первые люди, найденные богами на берегу Мирового океана в образе деревянных фигурок. Их имена означают, соответственно, "ясень" и "ива".

РРР: а кто сделал эти фигурки?..

 

БАЛЬДР

Юный светлый бог, сын Одина и Фригг, брат Хермода и Хеда и супруг Нанны. Был убит стрелой из омелы, которую выпустил слепой Хед, подстрекаемый Локи. Смерть Бальдра служит своего рода "предвестием" Рагнарек - конца света в скандинавской мифологии. Имя "Бальдр" переводится как "господин".

РРР: любопытный перевод... А кому он был господином?..

 

БЕРГЕЛЬМИР

Инеистый великан, внук Имира, спасшийся в погребальной ладье от потопа, когда кровь из расчлененного тела Имира затопила мироздание. Бергельмир стал родоначальником нового поколения великанов, получивших имя йотунов, или турсов.

 

БИВРЕСТ (БИЛЬРЕСТ)

Мост-радуга, соединяющий небо и землю. Близ верхнего конца моста стоит чертог Хеймдалля - стража богов. В канун битвы перед концом света по Бивресту проскачут сыновья Муспелля, после чего мост обрушится. Дословно "трясущаяся дорога".

РРР: Если перестать соотносить битву с будущим, то получится - после (какой-то, может быть, последней) войны богов "мост обрушился", т.е. прекратилась связь между "небом" и "землей".

 

БОР

Сын первого человека Бури, отец богов Одина, Вили и Ве. Дословно "рожденный".

РРР: с учетом написанного про Бури - никакой это не человек. Все сводится к тому, что родословная Одина тщательно скрыта от скандинавов и не известна им. Похоже они были знакомы лишь с "официальной" версией конфликта богов, а победители в войне не спешили всем рассказывать правду о себе и противниках.

 

БУРИ

Предок богов, отец Бора и дед Одина. Возник из соленых камней, которые лизала корова Аудумла. В "Младшей Эдде" говорится: "Она (корова) лизала соленые камни, покрытые инеем, и к исходу первого дня, когда она лизала те камни, в камне выросли человеческие волосы, на второй день - голова, а на третий день возник весь человек. Его прозывают Бури. Он был хорош собою, высок и могуч". Имя означает "родитель".

 

ГЕВЬОН

Богиня из асов, невестка Одина. Согласно "Младшей Эдде", конунг Гюльви предложил Гевьон наградить ее за занимательные речи таким количеством земли, какое смогут утащить четыре быка. Гевьон взяла четырех быков из Йотунхейма (это были ее собственные сыновья) и "принялась пахать на них. И плуг так сильно и глубоко врезался в землю, что земля эта вся вздыбилась. И поволокли быки землю в море и еще дальше, на запад, и остановились в одном проливе. Там сбросила Гевьон ту землю и дала ей имя и назвала ее Зеландией. А там, где прежде была та земля, возникло озеро. Оно теперь в Швеции называется Меларен. И бухты на озере Меларен похожи с виду на мысы Зеландии".

 

ГУЛЛЬВЕЙГ

Злая колдунья, владевшая магией сейд, то есть колдовством богов-ванов. Асы трижды пытались убить эту колдунью, но она всякий раз оставалась в живых. Появление Гуллвейг среди асов стало поводом для первой в мире войны - между асами и ванами.

В "Прорицании вельвы" говорится:

"Первая в мире война случилась - все-то помнит она! - из-за Гулльвейг, убитой и трижды сожженной в жилище Высокого (трижды сжигали трижды рожденную, многажды жгли - доныне жива, Хейд ее имя), входила в дома ведьма-провидица, всюду вредила злом ли, жезлом ли, злым ли словом, порчей - отрадой жен вредотворных".

РРР: Сейды на севере - наследие проигравших войну ванов?!.

 

Европейских драконов принято разделять на огнедышащих, вивернов (змееподобных и крылатых, с колючкой на хвосте) и линдвурмов (бескрылые виверны).  Следует также отметить, что вивернами называют и геральдических драконов, то есть тех, которых изображали на щитах и гербах. Виверны символизируют зависть, злобу и воинственность, а линдвурмы - войну и разрушение. Скандинавкие драконы (змеи) относились к разряду ползучих, то есть линдвурмов.

 

ДРАУПНИР

Чудесное кольцо Одина, обладавшее свойством "размножаться". Как сказано в "Младшей Эдде", "есть у этого кольца свойство: каждую девятую ночь капает из него по восьми колец такого же веса". Дословно "капающий".

РРР: что это такое, и куда он девал "приплод"?..

 

ИНЕИСТЫЕ ВЕЛИКАНЫ

Древние великаны, первонасельники мира, предшественники не только людей, но и богов.

Инеистые великаны наделены великой мудростью. Бельторн дает богу Одину магические руны; впоследствии Один советуется с головой великана Мимира и черпает мудрость из медового источника, которым владеет великан. От инеистых великанов ведут свой род йотуны и тролли.

 

ЙОРМУНГАНД (ЕРМУНГАНД)

Мировой змей, иначе "змей Мидгарда" (Мидгардсорм), самый знаменитый из скандинавских драконов, отпрыск Локи и великанши Ангрбоды, постоянный противник бога Тора. В битве перед концом света Йормунганд победит своего противника и тот "отступит на девять шагов", то есть погибнет и окажется в Хель - нижайшем из девяти миров скандинавского мифологического мироздания, обители мертвых. Имя змея переводится как "великанский посох".

РРР1: А может быть, всех своих противников боги решили обозвать драконами?.. Гадами ползучими...

РРР2: странное имя у этого дракончика...

 

ЙОТУНЫ (ЕТУНЫ)

Великаны, противники богов и людей, одновременно связанные с богами "родственными узами": многие боги женаты на великаншах, а сами йотуны часто норовят похитить богинь. Йотуны - потомки инеистых великанов, от которых они унаследовали чудовищную силу и отчасти мудрость (во всяком случае, в некоторых мифах они выставляют богов на посмешище). Главный враг йотунов - бог-громовник Тор.

 

МЕД ПОЭЗИИ

Священный напиток, дарующий мудрость и поэтическое вдохновение. Создан цвергами из крови мудрого Квасира. Один, соблазнив дочь великана, сторожившего этот напиток, сумел завладеть им и принести в Асгард. По другой версии мифа, Один получил этот напиток вместе с рунами мудрости от великана Бельторна после того, как семь дней провисел на ясене Иггдрасиль, пронзенный собственным копьем.

РРР: поэтический дар поставлен в один ряд с мудростью!..

РРР: Один в любом случае не имел в производству этого меда никакого отношения. Он ему достался от предков...

 

МИМИР

Великан, хозяин источника мудрости, находящегося у корней мирового древа иггдрасиль. По мифу, Один отдал Мимиру свой глаз за право напиться из этого источника. По другой версии мифа, ваны отрезали Мимиру голову и послали ее в дар Одину, который частенько с этой головой советовался.

РРР: любопытная вторая версия... Отрезать и подарить...

 

НЬЕРД

Бог из ванов, отданный в заложники асам, отец Фрейра и Фрейи, бог мореплавания, рыболовства и охоты. Согласно мифу, он женился на великанше Скади, которой приглянулись его ноги. Его всегда тянуло на побережье, поближе к морю, а Скади хотелось в горы. В конце концов супруги решили, что девять суток они будут жить у моря, а следующие девять проводить в горах.

РРР: а почему такое расхождение во вкусах?..

 

РУНЫ

Идеограммы, первоначально, по всей видимости, употреблявшиеся не столько для передачи сообщений, сколько в магических целях: согласно Тациту, германцы получали у оракулов палочки с насечками и по этим насечкам пророчествовали. Угловатость рун объясняется как раз тем, что первоначально они представляли собой насечки на дереве: вертикальные линии вырезались перпендикулярно направлению волокна, округлые и горизонтальные линии употреблять избегали.

В мифопоэтической традиции обретение рун приписывается Одину, который семь дней провисел, пронзенный собственным копьем, на ясене Иггдрасиль, после чего получил от великана Бельторна "знаки мудрости".

Рунический алфавит обычно называют футарком - по транскрипциям первых шести букв. Романтики с их увлечением народным творчеством приписывали рунам сакральное, почти божественное значение, тем паче что некоторые руны соотносились с богами и вырезались на алтарях и могильных камнях...

РРР1: авторы явно что-то напутали с направлениями, т.к. вертикальная линия на дереве (стволе) идет не перпендикулярно, а параллельно волокнам.

РРР2: если судить по приводимым отрывкам, руны - всего лишь тексты. Но текстами можно передавать знания ("руны мудрости"), можно и воздействовать на мир ("заклинания"), можно передавать и тайное знание ("сакральное значение"). Так что вполне укладываются все трактовки...

 

ТЮР

Бог из асов, божество воинских правил и установлений, "оттесненное на задний план" Одином. Тюр - опекун чудовищного волка Фенрир, взращенного в Асгарде; эта опека стоила ему руки, откушенной волком. В битве перед концом света он сойдется с "двойником" Фенрира, демоническим псом Гармом, и они убьют друг друга.

 

УЛЬДРА

В фольклоре скандинавских народов существа, живущие внутри холмов, знатоки древних рун, искусные ремесленники. Внешность у них не слишком привлекательная: они выглядят как крохотные человечки, тела которых покрыты шерстью. Обычно ульдра выходят из-под земли зимой и жестоко мстят тем людям, которые мешают им выйти. У всех ульдра коровьи хвосты.

 

УТГАРД

Один из девяти миров скандинавского мифологического мироздания, возможно, "синоним" Йотунхейма, страна великанов. Дословно "внешнее пространство", "пространство за оградой".

РРР: а дословный перевод весьма любопытен - допускает и толкование в варианте богов-пришельцев, как, скажем, межзвездное пространство.

 

ФОРСЕТИ

Бог из асов, бог справедливости. Имя Форсети означает "председатель".

 

ФРЕЙР

Бог из ванов, сын Ньерда и брат Фрейи, олицетворение плодородия и любострастия. "Сага об Инглингах" называет Фрейра-Ингви основателем шведского королевского рода. Имя Фрейра переводится как "господин".

 

ХЛИДСКЬЯЛЬВ

Престол в чертоге Одина Валаскьяльв. С этого престола видно все мироздание. Дословно "сторожевая башня".

 

Rambler's Top100