Другие работы автора

Алла Белоконь

http://nazca-ru.narod.ru

Перспективы исследования технологии

формирования перуанских геоглифов на плато Наска

На протяжении тридцати лет автор занимается поиском доказательств собственной гипотезы, согласно которой фигуры на грунте перуанской пустыни являются следами деятельности Иного, чем человеческий, разума. Эти геоглифы, которые еще Поль Косок в 1947 г. назвал термином «markings» («следы», «отпечатки»), встречаются на грунте пустынь, расположенных между долинами рек, на склонах и на вершинах соседних с ними гор по всему тихоокеанскому побережью Перу. Их форма и расположение свидетельствует, что выполнены эти фигуры иногда случайно, а на плато Наска – умышленно. Согласно гипотезе автора, технологию формирования перуанских геоглифов можно назвать технологией «рисующего луча». А вот природа энергетики этого луча неизвестна. Воздействуя на грунт перуанских пустынь, такой луч, по представлению автора, раздвигал, а может быть, разбрасывал обломки вулканической гальки и при этом уплотнял мягкий подстилающий грунт.

Особенности наземных геоглифов, по мнению автора, свидетельствуют:

- о динамике, т.е. движении источника энергетического потока в процессе их формирования;

- о проецировании с воздуха контуров, как геометрических фигур, так и смысловых изображений;

- о математической логике, заложенной как в математически заданных контурных линиях рисунков животных, растений, так и в геометрических закономерностях расположения основных линий и центров на плато Наска.

Настоящая работа посвящена исследованию технологии формирования геоглифов на плато Наска, Пальпа и других мест тихоокеанского побережья Перу. Для подтверждения выдвинутой «лучевой технологии» отпечатков-геоглифов на грунте перуанской пустыни автором предложены возможные направления физических, химических и геодезических исследований насканских глиптов.

 

 

Не ручная это работа…

Кратко остановимся на уже доказанной автором [1–3] нерукотворности перуанских геоглифов, к которым относятся фигуры знаменитой пустыни Наска. Как они выглядят? Вот, например, внешний вид перуанских геоглифов сверху в южной части плато вблизи долины реки Наска. Узкие лучеобразные фигуры тянутся светлыми километровыми лентами по поверхности пустыни, пересекая выходы горных пород, как бы не замечая преград, или «поворачивая» на гребне невысокой гряды. Сложно уловить смысл в подобной разрисовке грунта.

Рис. 01-1

Другой пример – лучеобразные фигуры на сильно изрезанном склоне плато Наска к долине реки Инхенио. Плато возвышается над долиной примерно на 200 метров. Правее комплекса фигур, протяженность которых примерно 800 м, находится спуск Панамериканского шоссе в долину (на снимке не виден). Какой может быть смысл в подобной работе, сложно представить. Ни по месту, ни по форме эти геоглифы не содержат, на первый взгляд, никакой информации. Скорее, они выглядят как случайный «след» деятельности неизвестной нам супертехнологии. Следует отметить, что на этой фотографии, сделанной вертикально сверху, форма треугольных фигур за счет наклона поверхности искажена. Судя по обобщенной картине феномена перуанских геоглифов, в реальности они имеют вид равносторонних треугольников.

Рис. 01-2

Настоящая работа – это попытка разобраться в основе технологии создания огромных наземных лучеподобных фигур. Мы не рассматриваем здесь другие аспекты насканского феномена: авторство и предназначение геоглифов. Мы пока оставим без внимания особенности изображения животных, а также «язык математики», который присутствует как в схемах расположения геометрических фигур, так и в основе построения смысловых рисунков.

Прежде всего, мы поставим под сомнение общепринятую теорию о происхождении фигур как культовых, тотемных, сакральных и прочих знаков, созданных индейцами культуры Наска. Такое объяснение выдвигают историки, которые традиционно опираются на свою методологию. Она основана на сопоставлении местонахождения объекта с областью обитания индейской культуры Наска, на датировке по остаткам многоцветной керамики, на раскопках, которые ведутся только в долинах рек, так как в пустыне нечего раскапывать, и стратиграфии в местах раскопок. Культовые сооружения – пирамиды – находятся к югу от плато в долине р. Наска. А единственная объективная датировка наземных фигур методом радиоуглеродного анализа была сделана М. Райхе по древесному образцу, найденному в кромке глипта. Он случайно попал в насыпь из камней, поэтому время гибели растения – около 525 г. н.э. – это нижняя граница времени создания насканского комплекса.

Еще в сороковые годы XX-го века М.Райхе и П.Косок, который первым называл геоглифы словом «markings» («следы», «отпечатки» – англ.), обращали внимание научных кругов, в первую очередь археологов и историков, что подобные наземные фигуры встречаются не только в пустыне Наска, но и в других местах прибрежного Перу [1, 4]. На представленной ниже карте оранжевым цветом закрашена область обитания индейцев культуры Наска, а красным отмечены места, где были обнаружены наземные геоглифы до эпохи интернета.

Рис. 02.

Современные спутниковые карты в интернете позволяют убедиться, что геоглифы, подобные насканским, разбросаны на грунте всего тихоокеанского побережья Перу протяженностью в 1500 километров. Это досконально проверил и подтвердил И. Алексеев [5], просмотрев и отметив геоглифы на спутниковых картах сервера http://www.google.ru/.

Рис. 03.

А ведь, согласно представлениям историков, «культура Наска – это доколумбовая цивилизация, которая существовала в нескольких долинах на южном побережье Перу, на плато Наска, южнее цивилизации Мочика, с II в. до н. э. по VI в. н. э. Главный город – Кауачи с шестью пирамидами из самана. Произошла предположительно от культуры Паракас» [цит. Википедию. – Прим. автора]. То есть она охватывала долины р. Ика и бассейн Рио-Гранде-де-Наска. Это была локальная индейская культура, занимающей всего 2–3 долины! Учитывая местонахождение однотипных геоглифов по всему тихоокеанскому побережью Перу, логично было бы искать происхождение феномена в панамериканской индейской культуре. Но и такой вариант окажется сомнительным, если обратиться к технологии формирования наземных фигур.

Много лет назад, благодаря замерам из книги Дж. Хокинса [6], мне пришла в голову мысль подсчитать общий объем работы по расчистке поверхности фигур на плато Наска, если бы ее выполняли вручную. Тщательно измерив с помощью микроциркуля по схеме М. Райхе [7] (рис. 04) освобожденную от камней общую площадь [подробнее см. в ссылке 1. – Прим. автора] и взяв за основу замеры американской экспедиции, мне удалось оценить объем работы на плоскогорье Наска в 500 человеко-лет.

Рис. 04.

Это была предварительная величина, основанная на измерении времени, потраченного на расчистку вручную одного квадратного метра грунта, когда человек брал камень в руку и отбрасывал его в сторону. Но индейцы не могли работать круглые сутки, да и работа в пустыне вряд ли могла вестись в ночное время, поэтому цифра должна была быть увеличена как минимум в 2 раза, что соответствует затратам в 1000 человеко-лет.

Далее следовало откорректировать эту величину, учитывая, что работа заключалась не только в том, чтобы поднять и отбросить камень, а должна была бы состоять из нескольких стадий, усложнявших и растягивающих процесс во времени. При ручной технологии наземного насканского чертежа необходимо было бы:

1) продумать план, сделать эскизы форм и схемы взаимного расположения фигур, выверить на местности направления линий и краев площадок, контуры и размеры каждого из тысяч геоглифов;

2) разметить тем или иным способом каждую фигуру, используя предполагаемые историками инструменты или приспособления (шесты, тупу, колья, веревки);

3) вынести вручную тонны камней за пределы широких дорог, трапециевидных площадок, то ли собирая их предварительно в небольшие кучки, а потом транспортируя с помощью носилок или подобного инвентаря, либо каким-то иным способом, не менее трудоемким. Выложить окантовку из камней огромных лучеобразных геоглифов в виде своеобразного приподнятого над поверхностью «рубчика», сохраняя прямолинейность краев в пределах 5 см.

А теперь попробуем оценить, как эти дополнительные действия могли повлиять на сроки созидания всего насканского комплекса (13 000 линий и полос, 800 трапецевидных геоглифов, 100 разнообразных спиралей и примерно 30 смысловых изображений) при работе на земле руками или с примитивными приспособлениями. Предположим, что надо убрать 60 камней. Чтобы только поднять их и бросить, понадобилось бы 60 сек., т.е. 1 минута. Но в случае, когда камни находятся внутри полосы шириной в несколько метров или площадки, где путь от центральной части до края уже исчисляется десятками метров, то тогда, чтобы собрать их в кучу, поместить на носилки и отнести те же 60 камней, потребуется не менее 10 минут. Таким образом, с учетом выноса бесчисленных тонн камней за пределы широких полос и огромных трапеций затраченное время должно увеличиться, по крайней мере, на порядок.

Но есть еще пункты 1 и 2 – затраты на подготовку и разметку геометрически правильных, целенаправленно ориентированных и взаимосвязанных фигур, которые должны изменить затраты времени еще не менее, чем на порядок. В результате наших расчетов объем работы, выполненной на плато Наска вручную, можно оценить как 100 000 человеко-лет!

И это еще достаточно заниженная цифра, если учесть исключительную точность в расположении параллельных линий, правильных синусоид, прямоугольных зигзагов, совершенство изгибов и сопряжение кривых в контурных линиях рисунков, прямолинейность полос на сложном рельефе: изрезанных эрозией откосах плато, склонах и вершинах окружающих гор. А как можно оценить временные затраты на плавно утоньшающуюся линию, которая при этом выписывает сложный прямоугольный зигзаг перед тем, как вычертить рисунок так называемого дерева? И подобных усложнений здесь множество. Это противоречит человеческой психологии, поскольку все технологическое развитие нашей цивилизации было связано с выживанием, улучшением условием жизни и облегчением физического труда.

Все сооружения человека, создание которых требовало больших затрат труда, вещественны, весомы, представляют, в конечном результате, какую-то материальную ценность, хозяйственную, культовую, военную. Перуанские же наземные фигуры привлекают к себе внимание только при взгляде с высоты, с воздуха, т. е. на определенной ступени развития человека. А осознание сложности техники исполнения и информативности фигур происходит постепенно по мере развития наших знаний и собственных технологий.

Наконец, такой объем ручной работы противоречит реальной ситуации по нескольким веским причинам.

1) Во-первых, столь огромные усилия, потраченные на создание наземных фигур в условиях борьбы за выживание, не могли не остаться в памяти индейских племен, если бы это было так. Однако местное население, хотя знает о существовании линий, площадок, но не имеет ни воспоминаний, ни легенд, связанных с их созданием. А уж говорить о сакральном смысле фигур совсем невозможно: их распахивают, если не хватает сельскохозяйственных участков, строят на их поверхности загоны для скота и не испытывают никакого «священного трепета» при этом. Вот фотография геоглифа, расположенного над долиной р. Пальпа. Хорошо видны хозяйственные постройки, скорее всего коралли, стороны которых порядка десятка метров, у основания геоглифа шириной около 40 м светлым круглым пятном выделяется современный рисунок.

Рис. 05-1

2) Во-вторых, смысловые рисунки составляют всего 0,2% от общего числа фигур на плато Наска. Остальные 99,8% геоглифов – это тысячи линий, полос, зигзагов, лучеобразных трапеций и прочее. Задействовать огромные людские ресурсы на создание того, что не содержит наглядной информации, что не возможно с земли рассмотреть, оценить, использовать, – это вряд ли было жизненно необходимым для малочисленных поселений индейцев, не имевших ни рабов, ни пленных, ни тягловой силы. Обитаемы здесь только долины рек. Основные усилия коренного населения в этом засушливом регионе всегда были направлены на создание оросительных систем и водных резервуаров, поскольку вода и жизнь здесь имеют знак равенства. При этом в пустынных окрестностях соседней долины реки Пальпа зарегистрировано еще 1000 геоглифов, которые не учитывались в наших подсчетах.

3) Наконец, самый существенный аргумент, который окончательно ставит под сомнение использование ручного труда для формирования геоглифов в пустыне Наска, – это особенности грунта в сочетании с климатическими особенностями, благодаря которым наземные фигуры сохранились до наших дней. Все, что происходит на грунте пустыни Наска, отпечатывается на века. Все активные действия человека, перемещается ли он пешком, на лошади, автомобиле и т.д. – все следы «отпечатываются» на поверхности, что создает угрозу сохранности наземных рисунков Наски. Даже перемещение людей пешком приводит к сдвигу мелкой гальки, чем обусловлены белесые пятна на грунте.

Рис. 05-2.

Именно из-за хрупкости насканского чертежа современный путешественник имеет возможность взглянуть на знаменитую роспись пустыни только со специальных прогулочных самолетов. Как же могла остаться бесследной такая трудоемкая работа, о которой говорилось выше, если на снимках сороковых годов прошлого века следы человеческой активности в виде неровных светлых пятен видны только рядом с панамериканским шоссе и вдоль грунтовой дороги, пересекающей пустыню? Все остальные фигуры выглядели «невыбеленными». А вот на современных снимках наиболее интересные для исследователей линии, по которым явно походили уже наши современники, стали значительно светлее остальных. Это видно даже на фотографии из космоса.

Так могли ли вручную создать насканский комплекс индейцы, перемещаясь по грунту пустыни то ли 100 человек тысячу лет, то ли 1000 человек – сто лет, и при этом не оставить следов? Однозначный ответ – НЕТ!

 

Перуанские геоглифы – следы, отпечатки воздействия энергетического луча

В одной из своих последних статей Эрих фон Деникен написал [8]: «Так что же это… такое – Наска?.. Наска – это вроде сотни ударов грома по рассудку. Если бы глаза умели кричать, они бы это делали в Наске. Послание Наски завуалировано и запутано, любая теория о ней противоречива… Этот пейзаж кажется необоснованным, неразрешимым, бессмысленным и сдвигающим мозги набекрень».

Могу согласиться с именитым швейцарцем, что по своему предназначению насканские геоглифы не соответствуют ни одной выдвинутой ранее историками и археологами гипотезе. Наземных «чертеж» Наски – это гигантская работа, но выполненная с необыкновенной легкостью (см. рис. 01-1, 01-2).

Вот, например, лучеобразные геоглифы над долиной другой реки – Пальпа – тянутся цепочкой, сохраняя геометрическую форму на сложном рельефе (вид сверху). Справа: те же геоглифы, сфотографированные ниже по высоте и под углом.

Рис. 06.

Современный научный мир должен, наконец, признать, что особенности фигур на грунте перуанских пустынь демонстрируют сверхтехнологичный способ и математическую логику в процессе создания как геометрических, так и смысловых рисунков.

Более того, анализ особенностей насканских геоглифов позволил мне выдвинуть гипотезу о способе их формирования: перуанские геоглифы созданы в результате воздействия энергетического потока на грунт с воздуха. Речь идет о применении технологии «рисующего луча», который раздвигал, разбрасывал обломки вулканической гальки и уплотнял мягкий сыпучий подстилающий грунт.

Об использовании лучевой технологии в пустынных зонах тихоокеанского побережья Перу свидетельствуют следующие особенности геоглифов-отпечатков на грунте:

1. Прямолинейность линий (длиной десятки километров), краев геометрических фигур (протяженностью несколько километров) с точностью, превышающей ошибку измерения методом аэрофотосъемки.

Рис. 07-1

Или еще более сложный вариант, когда две параллельные линии пересекают плато Наска, затем долину реки Инхенио, и тянутся вверх по противоположному склону. При этом одна из них в свою очередь имеет двойную структуру.

Рис. 07-2.

На плато Наска насчитывают около 12 центров, из которых в разные стороны отходят радиально линии, или мест, в которых пересекается несколько линий. Иногда они как бы отмечены крупными камнями или насыпью из камней, но детальным исследованием этих локальных зон на грунте никто не занимался. Еще один центр можно увидеть на рис. 10.

Рис. 07-3.

2. Ограничение по ширине геоглифов при практически не ограниченной длине: нет ни одной трапеции, прямоугольника, треугольника шире 80 метров, тогда как длина лучеобразных треугольников измеряется километрами. Нет ни одного треугольника, трапеции с углом расхождения больше 17º. Эта особенность, на мой взгляд, однозначно связана с технологическими возможностями, о которых мы пока не имеем никакого представления. Возможно, это определяется апертурой источника энергии или габаритами объекта, который излучал направленный энергетический поток, или же его перемещением по вертикали. Зигзаги, спирали – как результат суммирования колебательного или вращательного движения с поступательным, – еще одно подтверждение динамики, движения в процессе формирования геоглифов.

3. На поверхности пустыни Наска выделяется огромная стреловидная фигура, угол при вершине (растр) которой претерпел изменение где-то посредине вытянутого треугольника. Возможно, здесь осталось зафиксированным, «отпечатанным» управление апертурой луча. Другой вариант объяснения такой формы – резкое изменение высоты источника излучения. Эту фигуру называют дельтовидным треугольником.

Рис. 08.

4. Следует обратить особое внимание еще на одну существенную особенность: торцевые стороны всех геометрических геоглифов прямолинейны. В рамках нашей гипотезы, гипотетический луч имел плоский управляемый фронт. Этим можно объяснить и вид лучеобразных полос, которые в какой-то момент, как бы отразившись от плоской преграды (обычно это обрывистый край плато), тянутся в обратном направлении под углом, напоминая отражение света от плоского зеркала. Вот, например, комплекс геоглифов над долиной реки Пальпа протяженностью более 2 километров. Отчетливо просматриваются многочисленные наслоения полос и их многократное «отражение» на краев узкого, не совсем плоского плато.

Рис. 09.

5. На снимках, сделанных с воздуха, видно, что края огромных треугольников и трапеций в виде валиков из убранных камней, меняются в размере от основания к вершине не пропорционально ширине. Удаленные с поверхности камни образуют равномерный «рубчик», подобно воздействию энергетических лучей на твердую поверхность в современных технологиях (сварка, лазерная резка, ионная бомбардировка). См., например, рис. 08, 09 и др.

6. Только гипотезой воздействия энергетического потока на грунт можно объяснить видимость контуров при наложении одной полосы на другую (рис. 09). Край проложенной поверх другой фигуры выглядит в виде тонкой темной каймы из камней, и одна из полос выглядит светлее другой. Мне представляется, что такое возможно, если оставшаяся на поверхности полос мелкая галька отличается: а) по размеру; б) по плотности камней; в) по интенсивности окраски поверхностного слоя.

Если предполагать силовое воздействие энергетического луча на камни, разбрасывающее их, то оно должно было оказывать основное усилие на более плотные конгломераты (камни), обладающие значительно большей массой по сравнению с мелкой галькой. Тогда можно предположить, что при повторном проходе по одному и тому же месту с поверхности удалялось дополнительное количество оставшейся после первого прохода мелкой гальки, и полоса должна выглядеть светлее. Возможен и другой вариант: если плотность и размер гальки на поверхностях обеих полос не отличается значительно, то причина может заключаться в интенсивности энергетического воздействия, который в свою очередь влияет на процесс окисления поверхностного слоя вулканической гальки.

7. До сих пор никто не исследовал и не попытался объяснить, за счет чего мы видим пересечение полосы тонкой линией. Судя же по многочисленным снимках, можно предположить их различную углубленность. А ведь только давлением энергетического потока на мягкий песчаный грунт это можно объяснить. Простой уборкой камней с поверхности эту особенность невозможно объяснить. На приведенной ниже фотографии мы отчетливо различаем, что более тонкие полосы имеют большую глубину по сравнению с пересекаемыми ими широкими геоглифами. Здесь также находится один из центров.

Рис. 10.

8. Никакой ручной деятельностью невозможно также объяснить вид полос при пересечении небольших горных вершин, поскольку здесь подстилающий грунт уже не песок, а мелкая горная порода, более светлая (менее окисленная) по сравнению с окружающим грунтом. На склоне горы полоса выглядит, будто кто-то снял, срезал достаточно глубоко верхний пласт целиком (а не отдельные камни) и высыпал вынутый каменистый грунт по краям. Поэтому окаймляющие валики на склоне значительно объемнее, чем в начале полосы, когда она тянулась по горизонтальной поверхности пустыни.

Рис. 11.

9. Особое внимание следует уделить западной оконечности плато Наска. Здесь обнаруживается, что линии, тянущиеся за границей центральной песчаной зоны пустыни, как бы вспарывают поверхностную «корку» грунта. Что представляет собой грунт в этой окраинной части плато, мне не известно, но, судя по фотографиям, говорить о простом удалении камней с песчаной поверхности некорректно. На снимке явно прослеживается действие силы, которая то ли продавила, то ли «процарапала» линии в жесткой спекшейся (?) корке. Другой характер грунта, однако, линии продолжают свой «путь». Однако в этом случае, также как на сыпучей поверхности пустыни, при пересечении видна очередность нанесения полос.

Рис. 12-1.

За счет чего видны геоглифы на разнообразном грунте этого региона еще предстоит изучить. Северо-западнее долины р. Пальпа треугольные фигуры едва просматриваются на явно мягком грунте, но они видны, хотя ни о какой уборке камней здесь говорить не приходится.

Рис. 12-2.

И совсем не изучен вопрос, что представляют собой линии на скалистом(?) грунте, как например, линии северо-западнее плато Наска. Они выглядят более светлыми узкими полосами на каменистом грунте. Их длина исчисляется километрами. Причем нижнюю линию скорее следует называть полосой, т.к. ширина ее около 40–50 метров.

Рис. 12-3.

10. Наконец, еще очень важный аргумент в пользу моей гипотезы – это вид сверху огромных треугольных или трапецеидальных фигур, «отпечатанных» на рельефной местности. На фотографиях, снятых с высоты вертикально, лучеобразные треугольники, тянущиеся по вершинам гор или на изрезанных рельефом склонах, сохраняют правильную конфигурацию, что означает, что они сфотографированы с той же позиции, что и спроецированы, т.е. сверху, с воздуха. Это хорошо видно на геоглифе, расположенном в окрестностях Пальпы. Он словно отпечатан на сложном рельефе.

Рис. 13.

И наоборот, как мы видели на рис. 01-2, треугольники на наклонной поверхности, сфотогрофированные сверху, выглядят искаженными, т.е. гипотетический луч рисовал перпендикулярно поверхности, а не вертикально вниз. Что, разумеется, требует проверки.

А вот на рис. 06 видно, что в месте углубления поверхности форма геоглифа как бы «непроявленная», как будто «рисующий луч» имел конечную длину, и рабочий фронт потока не захватил грунт в низине.

Рассмотрим еще серию снимков (рис. 14-1) полосы на плато Наска, пересекающей небольшую гору, сделанных под разными углами к поверхности. Форма полосы искажается в зависимости от ракурса. И только на фото (рис. 14-2), сделанном сверху, границы трапеции не искажены.

Рис. 14-1,         Рис. 14-2.

11. Насканские геоглифы разнообразием форм не отличаются. Линия, полоса, прямоугольник, треугольник, трапеция – все они образуются при прямолинейном движении и различной динамике в изменении ширины. Бесконечные кнутообразные фигуры – это треугольники с выходящими из вершины более тонкими линиями, полученными возможно в результате процесса гашения энергии при разбрасывании камней.

Особенно наглядно это демонстрирует последовательность формирования линии, которая предваряет рисунок «дерева». Из вершины треугольника длиной около 340 метров выходит линия, которая по четырехугольному контуру огибает полностью эту фигуру, затем вырисовывает прямоугольный зигзаг, меняя направление пять раз. При этом сложном движении линия плавно утоньшается (!). Только после таких предварительных манипуляций она вырисовывает контур «дерева» и, наконец, заканчивается на поверхности большого прямоугольника. Прямоугольный зигзаг имеет амплитуду около 420 метров, причем его края словно вычерчены по линейке. Интересно и то, что период колебаний плавно уменьшается – зигзаги сужаются. Общая же длина всей линии более 5 км.

Рис. 15.

Это убедительный пример сверхтехнологичности насканских геоглифов. Чем еще, кроме гашения энергии до получения узкого пучка, можно объяснить такое плавное уменьшение ширины линии при таких масштабах и сложностях выполненной работы?

12. Если предположить обратный ход линии, т.е. построение рисунка, вычерчивание зигзагов с увеличением ширины линии, и, наконец, прорисовка треугольника, то в такой последовательности теряется логика. Чаще построение в насканском чертеже идет от простого к сложному, а не наоборот. Треугольник намного проще по форме, чем такой сложный зигзаг, а его форма совсем примитивна по сравнению с изображением «дерева». Следует обратить внимание, что этой логике подчинен весь реестр фигур в пустыне, переходя от простого к более сложному: линий – 13 000, геометрических площадок – порядка 800, спиралей – около 100, наконец, изобразительных форм – 30 (!). Все логично и закономерно, чем сложнее – тем меньше. По этой логике, простое предваряет сложное. Так что, вероятнее всего, сначала наносился треугольник, а потом уже рисунок. Отсюда следует очень важный вывод: начало насканских геоглифов – это основание треугольников.

Рисунок обезьяны, как и предыдущий рисунок, демонстрирует логику перехода от более простых геометрических форм к сложному изображению. Весь комплекс с фигурой обезьяны, занимает площадь в 20 000 квадратных метров.

Рис. 16.

13. Гипотезу о формировании перуанских наземных фигур энергетическим потоком с воздуха подтверждает и асимметрия в изображении животных на грунте. Перекос по диагонали рисунка паука выглядит очень странным при такой красоте контурной линии изображения, совершенстве изгибов лап, что является следствием математического описания кривых, точного сопряжения всех изогнутых линий. Моя попытка в графической программе выровнять этот рисунок не удалась.

Рис. 17.

Такое возможно, если искажения фигуры имеют не двумерный характер (что возможно при увеличения рисунка с эскиза на плоскости), а трехмерный. Следовательно, контур этого рисунка проецировался с высоты!

Киевский геолог, специалист по историческим артефактам Р.С. Фурдуй [9] с коллегами провели компьютерный эксперимент с изображением «кондора», который показал: искажение формы рисунка могло произойти в том случае, если он проецировался на поверхность пампы под углом 14° к горизонту с высоты 355 м над землёй.

 

Гравитация, антигравитация или биогравитация?

Теперь можно перейти к вопросу об энергетической природе «рисующего луча», оставившего на плато Наска «чертеж вечности». Когда мы сможем ответить на этот вопрос, мы продвинемся существенно в вопросах: кто обладает подобным энергетическим источником, а далее – зачем был оставлен на грунте насканский «ребус».

Прямолинейное распространение в однородной среде – характерное свойство электромагнитных волн оптического диапазона. В геометрической оптике ход лучей рисуется прямыми линиями, и подобно насканским геоглифам эти лучи, расширяясь или сужаясь, выглядят такими же треугольниками. Широкий луч за счет рассеяния приводит к быстрой потере энергии. Апертура луча определяется размерами используемой оптики, ее возможностями и задачами. Если посмотреть на подробные схемы линий, площадок на плато Наска, то кажется, что это ход оптических лучей пропечатался на грунте как в каком-то безумно сложном, многокомпонентном приборе.

Рис. 18.

…Но все не так просто. Электромагнитный излучатель различных длин волн не способен так «обработать» поверхность пустыни даже при самой фантастической мощности. Современные лазерные источники обладают достаточной мощностью, чтобы двигать, резать, испарять твердое вещество, но диаметр такого излучателя слишком мал для насканских масштабов. Да и лазерной технологии чуть больше чем полвека.

Здесь тем более возникает закономерный вопрос к историкам: «Могли ли индейцы вручную имитировать технологию, о которой они не имели ни малейшего представления?»

В этой технологии сложно разобраться даже современному ученому. Мы осознаем то, что заложено матрицей предшествующих знаний. Но как понять те явления, до понимания которых мы еще «не доросли»?

Чем объяснить «ход луча» на схеме плато Наска, который делится на три составляющие при «преломлении» на вершине горной гряды, выступающей над поверхностью пустыни? Деление лучеобразного треугольника на несколько компонент просматривается при «отражении» на краю плато Наска. Подобное можно увидеть и в комплексе геоглифов над долиной реки Пальпа (рис. 09) или ниже, где он сфотографирован сверху П. Косоком еще в 1947 г.

Рис. 19.

На поверхности многих геоглифов не только «проявляются» особенности рельефа, но и просматривается сложная симметричная продольная структура. Еще одна загадка: почему только продольная? Вероятнее всего, это результат динамики в ходе технологического процесса. Такое возможно также, если предполагаемый энергетический луч имел сложную внутреннюю структуру.

Рис. 20.

Еще одна головоломка. Как возможно осуществить расчистку грунта лучом так, чтобы полосы при этом не только пересекались, накладывались, но и переплетались, что обнаружено мной (рис. 09, 19) в комплексе полос над Пальпой? Ведь тогда надо предположить, что действие осуществлялось одновременно несколькими взаимно связанными энергетическими потоками. С одно объекта или с нескольких? С подобным явлением сталкиваются исследователи еще одного феномена – кругов на зерновых полях, когда «дно» отдельных злаковых глиптов представляет собой «плетёнку» из уложенных колосьев. Объяснить способ такого формирования поверхности фигур пока никто не смог, но это предполагает еще одно качественное свойство гипотетических лучей – структурность, многокомпонентность, их управляемость.

Озадачили меня и фотографии геоглифов, найденные на западной окраине плато Наска И. Алексеевым [5, line 46, line 48], где края треугольных геоглифов образованы крупными камнями, выложенными через равномерный интервал. Сложно объяснить подобное с позиции лучевой технологии, а вот добавить такое «украшение» вручную – вполне в традициях древних, да и современных индейцев.

Также лучевой технологией сложно объяснить оставшиеся на поверхности нескольких геоглифов камней, которые образуют своего рода «решетку» или подобие неких символов. Такие трапеции встречаются в районе долины реки Пальпа, а каковы особенности грунта в этом регионе, неизвестно. Вот, например, трапеция в районе Пальпы длиной около 300 метров и шириной 30 метров, на поверхности которой остались отдельные камни, которые некоторые исследователи трактуют, как знаки письменности.

Рис. 21.

Судя по фотографиям, встречаются отдельные камни, на которые предполагаемые лучи не оказывали действия, а как бы «омывали» их. Возможно, это связано с химическим составом этих камней. Э. фон Дэникен сообщает [8], что вдоль Панамериканского шоссе «на глаза вновь и вновь среди коричневой массы осыпей попадались светлые породы… Минералогические исследования этого материала показали, что он на 70% состоит из какого-то аморфного материала и совсем не содержит глины… Только очень быстрое охлаждение материала могло быть причиной образования подобной аморфной структуры без признаков кристаллической структуры». Можно предположить, что камни с такой стеклоподобной структурой не взаимодействовали с предполагаемым энергетическим лучом, а «омывались» и оставались на грунте не тронутыми.

Ну и совсем озадачил меня черный камень Ики, фотография которого выложена на сайте Лаборатории альтернативной истории [10]. Видимо, тот же камень изображен и на сайте Kathy Doore http://www.labyrinthina.com/nazca.htm.

Рис. 22.

На нем изображены вместе несколько животных, по стилю и форме совпадающие с теми, что находятся на грунте пустыни Наска. Это колибри, обезьяна, птица со змеиной шеей, ящерица, паук, кондор. Почему возникает сразу же такая аналогия? Рисунки имеют внешнее сходство и представляют собой набор одинаковых животных. Более того, на камне из Ики мы видим, что у обезьяны подобна не только поза, но из-под хвоста отходят две параллельные линии, что характерно именно для изображения на грунте плато Наска (см. рис. 16). Но в наземном рисунке эта деталь не отражение физиологии животного, а следствие технологического приема: контуры всех без исключения рисунков не замкнуты, и начало и конец чаще всего выглядят как две параллельные линии. На камне же все остальные рисунки имеют замкнутый контур, что характерно для росписи на керамике.

Возникает вопрос: «Этот камень Ики – современная подделка?» Весьма вероятно, если учесть, что многие детали (форма ушей обезьяны, количество пальцев на передних лапах и прочее) не совпадают. В настоящее время, когда для привлечения туристов насканские геоглифы размещают для рекламы везде, где только возможно, некие умельцы вполне могли повторить их и на камне. Но, несмотря на малые размеры, что существенно облегчает работу, стиль изображений на камне примитивнее, грубее и имеет множество отличий в деталях. Поверхность внутри фигур светлее природного цвета камня, т.е. обработана, в то время как наземные рисунки – это исключительно контурная прорисовка животных. Более того, ящерица на камне имеет задние конечности, в то время как в пустыне они уничтожены строителями панамериканского шоссе еще в первой половине прошлого века. И в настоящее время никто не знает, как изначально выглядели задние лапы рептилии в рисунке на грунте.

Если все-таки этот камень, как и большинство других из коллекции доктора Кабреры, был гравирован значительно раньше, чем открыты идентичные изображения на грунте (П. Косоком и М. Райхе в 40-е годы прошлого века), то число загадок пустыни Наска увеличится. Поэтому в первую очередь необходимо провести тщательное изучение данного камня Ики для исключения подделки.

Неясностей достаточно много в Наске, но они не отвергают предложенную мной гипотезу, а только показывают недостаточность наших знаний для понимания использованной здесь технологии.

Если рассматривать особенности насканских геоглифов как результат энергетического воздействия на грунт, то представляется возможным предположить, что это было гипотетическое гравитационное излучение или излучение, создающее эффект антигравитации. Этот гипотетический силовой луч, наводил, «делился» силой антигравитации с обломками вулканической гальки, разбрасывал или отодвигал камни, удаляя их с мягкой песчаной поверхности, но при этом приминал, вдавливал сыпучий песок (мелкие частички кварца, глины, кальцита). В чем различие действия луча на камни и песчинки? В природе энергетики, скорее всего, а также в отличии по химическому составу объекта воздействия и, возможно, в сепарации по массе.

Каким образом было создано подобное излучение? На уровне достижений современной науки этот вопрос остается пока без ответа. Но вид насканских фигур сверху, созданных раздвинутыми камнями на поверхности пустыни очень напоминает школьный опыт с воздействием магнита на лист бумаги, покрытый тонким слоем металлических опилок. Постоянное магнитное поле создавало одноименный заряд в маленьких частичках металла, и поэтому опилки, отталкиваясь от магнита, освобождали поверхность листа вдоль траектории движения магнита.

Подобную картину мы встречаем в уфологических свидетельствах, когда из зависшего НЛО к земле протягивается «светящийся луч», производящий силовое воздействие. Луч аномального «твердого» света НЛО способен как отталкивать, так и притягивать предметы, а именно: поднимать в воздух людей, животных и даже такие массивные объекты, как вертолет. Он может переворачивать автомобили, закручивать верхушки деревьев. Общим для объектов, подвергающихся такому воздействию, является их собственная электрическая проводимость. Возможно, и вулканическая галька Анд, бурая от высокого содержания железа и марганца, реагирует сходным образом на поток гипотетической энергии.

Подобного мнения придерживается и киевский геолог, к.г.н. Р.С. Фурдуй, который считает, что тёмная корочка из окислов марганца и железа толщиной в доли миллиметра, сформировавшаяся за долгие годы на поверхности камней в пустыне, «…должна иметь особые магнитные свойства. Не за счет ли магнитных сил поднимались и отбрасывались в стороны от линий тёмные камни?» [10]

Проблема преодоления гравитации одна из сложнейших научно-технических задач. И поиски ее решения иногда имеют почти фантастические направления. Видимо из-за актуальности этой проблемы целый ряд докладов на 14-й Международной уфологической конференции (г. Москва, 24–25 октября 2009 г.) затронул проблему антигравитации [11].

Как сообщил в своем докладе на этой конференции В.С. Васильев, летом 2009 г. греческий уфолог Дмитрий Хатзопулос выдвинул «чрезвычайно интересную научную гипотезу для объяснения природы и источника световой гаммы, сопровождавшей пять наблюдений НЛО в период с начала 1970-х годов по 2006 г. в Швеции, Великобритании и США. Своё объяснение он построил на теории гравитационно-магнитных эффектов, проявляющих себя в ходе наблюдений НЛО. В последнее время в мировой науке постепенно растёт убеждение в отношении того, что гравитация и электромагнетизм являются взаимосвязанными явлениями, и при определённых условиях гравитация может "переходить" (или порождать) электромагнитные явления и наоборот» [12].

Следует отметить, что динамизм в технологии формирования насканских геоглифов имеет много общего с характеристиками перемещения НЛО. Так на плато Наска нет ни одного рисунка с замкнутым контуром, зато повсюду рассеяны зигзаги и спирали, а многие контуры обозначены сложным движением «рисующего луча» – колебательным, вращательным и поступательным. А наиболее типичные формы движения НЛО – колебательные движения типа маятника, вращение юлой, скачки из стороны в сторону, а также спуски по траектории падающего листа и пр.

Мы можем найти аналогию и с энергетическим воздействием лучей НЛО. Аномальный свет НЛО может поднимать, отбрасывать объекты, обладающие значительной массой. Но что происходит, когда такой луч попадает на песок? Таких данных у нас нет, но в случае с водой луч НЛО может выдавливать своего рода канавы значительной глубины. То есть на аморфную среду он оказывает сильное давление. Особенность лучей «аномального» света НЛО – они могут выглядеть как светящиеся конусы конечной длины и даже вдвигаться и выдвигаться из объекта, т.е. иметь плоский управляемый фронт. О подобной характеристике рисующего луча, воздействовавшего на грунт перуанской пустыни, свидетельствуют прямолинейные торцы трапецеидальных, прямоугольных фигур, границы «отражения» и «преломления» сильно вытянутых треугольников.

Таким образом, насканские геоглифы имеют много общего с проявлениями энергетического воздействия НЛО, с действием лучей «аномального твердого света» НЛО, природа которого неизвестна.

Взаимодействие НЛО с человеком проявляется на уровне паранормальных эффектов. Большинство контактов происходит телепатически. Люди, после таких «общений» часто приобретают паранормальные свойства, которые, в свою очередь, могут передаваться, «наводиться» окружающим. А о явлении биомагнетизма заговорили более ста лет назад. Люди-феномены способны одним касанием удерживать тяжелые металлические предметы. Академическая наука объяснить эти феномены не может.

Одна из теорий объясняет природу паранормальных явлений наличием у человека особого физического поля, «биогравитации» – термин А.П. Дуброва, В.Н. Пушкина, А.А. Березина [13, 14]. Это поле получило такое название благодаря корреляции ряда его свойств с гравитационным взаимодействием. Анализ же особенностей энергетического аспекта НЛО позволяет, на мой взгляд, сделать предположение, что природа гравитации и биогравитации едина, только проявляются они на разных уровнях. Эта точка зрения совпадает с высказываниями ныне покойным профессора их Твери А.В. Золотова, который считал, что энергетическая природа феномена НЛО идентична биополю человека.

Таким образом, в процессе изучения насканских геоглифов мы пришли к выводу, что природа формировавшей их энергетики имеет много общего с так называемым «аномальным», «твердым» светом НЛО, который в свою очередь имеет сходные характеристики с «биогравитацией».

Но, как и многие другие исследователи, я не ставлю знак тождества между НЛО и инопланетными существами, а говорю об Ином Разуме. Это подразумевает очень большой спектр разумной жизни: и параллельные миры, и астральные сущности, и тонкий мир, и мыслящие плазменные образования, и планетарный разум, и внеземную жизнь, в том числе, и многое другое. Поскольку однозначных критериев отбора пока не найдено, мне представляется корректным говорить только о доказательствах применения на пустынных перуанских просторах сверхтехнологии, не доступной современному человеку, то есть об Ином разуме, оставившем на грунте такие вот следы – насканские геоглифы.

 

Перспективы исследования

Очень многое еще не изучено в перуанских пустынях Наска, Пальпа и других. На мой взгляд, назрела необходимость в привлечении к изучению перуанских геоглифов специалистов естественных и точных наук. К сожалению, в настоящее время изучением перуанских геоглифов занимаются в основном историки и археологи, которые сводят процесс к традиционным раскопкам. Много лет руководит этими работами археолог из Бонна д-р Маркус Райндель. И, как пишет Э. фон Дэникен, этот немецкий археолог «монополизировал» исследовательскую работу в долине Пальпа. Дело дошло до того, что д-р Райндель запретил провести намеченные на определенном геоглифе эксперименты членам экспедиции «немецких ученых-естествоиспытателей вместе с командой Католического университета Лимы… и представителем Национального Института культуры, которые хотели произвести замеры на высокогорном плато [геоглиф с зигзагом – Прим. автора]. Замеры, совершенно безобидные, не повреждающие ни почвы, ни каких бы то ни было остатков стен. Но немецкий археолог, который возвел себя в Наске в ранг всезнающего, запрещает делать замеры!» [8] На фото геоглиф с зигзагом около Пальпы, на котором не смогли провести замеры ученые из проекта, финансируемого учреждением Э. фон Дэникена.

Рис. 23.

Однако результаты, полученные на других геоглифах исследовательской группой Деникена вопреки противодействию консервативного археолога, впечатляют. Они свидетельствуют о перспективности естественнонаучных изысканий в этом регионе. Отчет немецко-перуанских исследователей содержит несколько неординарных выводов:

Результаты магнитных измерений показали четкие различия между линиями и геоглифами по сравнению с нетронутым окружением.

Геоэлектрические замеры с большой четкостью выявили неожиданные аномалии на глубине до 2 м под геоглифами.

Геологическая среда региона Пальпы-Наски на фоне обычных параметров по содержанию циркония, рубидия, цинка, марганца и других элементов характеризуется повышенным содержанием молибдена, селена, кобальта и калия, а концентрация мышьяка в грунте превышала обычную в 10–17 раз.

В некоторых отвалах осыпей вокруг Пальпы был обнаружен белый материал, состоящий преимущественно из стекла. Происхождение этого материала выяснить не удалось.

Такие результаты вдохновляют и позволяют задуматься о возможных направлениях научных работ, необходимость проведения которых становится все более очевидной.

Ниже представлен перечень основных направлений перспективных исследований, которые, на мой взгляд, помогут приподнять завесу над тайнами сверхтехнологии, оставившей свои отпечатки на грунте тихоокенского побережья Перу. Очень многое может раскрыть математическая логика в формировании рисунков на плато Наска, но это отдельная большая тема, которой будет посвящена другая статья.

Для уточнения датировки создания геоглифов:

- изучить скорость окисления поверхности вулканической гальки, т.е. скорость формирования «пустынного загара» – тонкой пленки из окиси марганца и железа, отыскав и сравнив образцы с известным временем формирования пленок;

- провести хронологическое сопоставление степени почернения обломков индейской керамики на грунте пустыни;

- исследовать параметры окисной пленки камней, взятых с открытой солнцу поверхности боковых насыпей больших геоглифов и сравнить с параметрами образцов, взятых из глубины отвалов, где с момента создания фигуры камни не подвергались воздействию солнечных лучей;

- провести поиск древесных и керамических образцов внутри кромок геоглифов с последующей датировкой.

Для доказательства лучевой природы и проецирования с воздуха выявить:

- существует ли «горизонтальный и вертикальный прострел» на пересеченной местности;

- существует ли изменение геометрической формы (ширины) полосы, тянущейся по сложному рельефу, т.е. извлечь максимально информации из формы таких геоглифов;

- уточнить форму треугольных фигур на склонах, которые на фотографиях, сделанных сверху, выглядят как неравнобедренные треугольники (см. рис. 01-2);

- провести сравнительный анализ хода «лучей» на грунте с законами геометрической оптики;

- изучить геометрию хода лучей в местах их разделения и «отражения», а также физические и химические особенности грунта в этих местах;

- провести компьютерное моделирование искажений рисунков животных в трехмерной системе координат для определения точки возможно проецирования изображения.

Для подтверждение силового воздействия на песчаный подстилающий слой провести:

- исследование степени углубленности фигур в зависимости от размеров геоглифов, их местонахождения, наслоения;

- обратить особое внимание на глубину и характер выемки грунта на горных склонах;

- измерение плотности песчаного грунта на разных глубинах и на различных по ширине геоглифах, а также провести сравнение с плотностью окружающей поверхности пустыни;

- серию измерений плотности грунта на одинаковой глубине поперек геоглифов, имеющих внутреннюю продольную структуру;

- изучить характер изменения поверхностного слоя грунта при формировании линий на западной окраине плато Наска, предварительно изучив характеристики грунта в этой области (см. рис. 12-1);

- исследовать особенность грунта и причину видимости линий, полос на каменистом грунте (см. рис. 12-2).

Для выяснения характера воздействия энергетического потока (т.е. природы энергетического луча):

- используя физические методы (ЯМР, рентгеноструктурный анализ, спектроскопия, эллипсометрия), сравнить кристаллическую структуру, химический состав пород грунта и поверхностной пленки камней, расположенных: а) в пределах полос, б) в кромке фигур; в) на нетронутой поверхности пустыни; г) их зависимость от места нахождения (долины разных рек, поверхность пустыни, склоны гор);

- изучить проблему контрастности фигур при наслоении: 1) сравнить плотность гальки, оставшейся на поверхности каждой из полос (если сепарация по весу – то, скорее всего, «гравитационное» излучение); 2) сравнить химический и структурный состав окисной пленки гальки, оставшейся на поверхности полос (изменение химического состава – трансмутация – характерно для «биогравитации», и, возможно, для других видов энергии).

- исследовать природу крупных т.н. «обтекаемых» камней вблизи краев площадок и оставшихся (например, рис. 21) на полосах Пальпы (порода, химический состав) и сравнить соответственно с вулканической галькой пустыни Наска. Возможно, удастся определить причина их «обтекания», т.е. какая порода «не откликается» на предполагаемое энергетическое воздействие, не разбрасывается;

- стоит задуматься в причинах расположения треугольных «следов» на поверхности плато основаниями в сторону обрыва. Если, как мы предполагали выше, основание треугольника – это начало конкретного геоглифа, т.е. линия прикосновения грунта энергетическим потоком, то за счет чего образуется правильная геометрическая форма? Перемещения? Гашения энергии? Управления апертурой луча?

Для выявления наличия возможного остаточного поля и его природы:

- провести измерения физических полей (электростатика, магнитное поле, микроволновые и радиационные характеристики, микролептонное поле, гравитометрия, «биогравитация») для разных геоглифов и сравнить с данными для нетронутой поверхности пустыни;

- изучить места, где расположены центры: 1) что представляют собой поверхность в этих местах; 2) измерить характеристики физических полей. Возможно аномальное изменение из-за многократного «лучевого» воздействия;

- проверить гипотезу Р.С. Фурдуя о перуанских геоглифах как местах энергетической подпитки НЛО с земных разломов;

- попытаться обнаружить трансмутацию химических элементов, используя в качестве детекторов биологические образцы (зерно пшеницы) по методу Т.П. Решетниковой.

- оценить минимальные расстояния, на которые «сближаются» линии в контурах рисунков. Этот параметр представляет интерес, если незамкнутость контуров объясняется остаточным полем на грунте, который не дает лучу в процессе формирования приблизиться к исходной точке. Однако секущие линии на рисунках встречаются неоднократно.

Чтобы подтвердить подобие компьютерным технологиям движение «рисующего луча» в Наске, исследовать математическую логику формирования рисунков на грунте. Эта тема не затронута в данной работе, но здесь большие возможности, мне видятся, у программистов. Успешное начало уже продемонстрировал Игорь Алексеев [5].

Понятно, что уровень современных возможностей наверняка более широк, и привлечение физиков, геологов, математиков, программистов может значительно пополнить перечень направлений по изучению сверхтехнологии, использованной в процессе формирования перуанских геоглифов.

Прогресс идет вперед, и платформа, на которой так самоуверенно «восседает» наша наука, не вечна и требует постоянной корректировки. В Наске каждый видит то, каково его воображение, плюс уровень, профиль его знаний. Бесспорно, усилия ученых разных направлений когда-либо дадут результат. Многие вещи становятся понятны по мере развития наших технологий. А тот, кто еще сомневается в сверхтехнологии, оставившей свои отпечатки на плато Наска, Пальпа, откройте сервер обсерватории Земли НАСА [NASA’s Earth Observatory], страницу:

http://earthobservatory.nasa.gov/images/imagerecords/5000/5848/nazca_IKO_2005015_lrg.jpg

и щелкните по фотографии для увеличения. Это лишь небольшой участок на плато Наска. Всмотритесь, а еще лучше, «побродите» по пустыням тихоокеанского побережья Анд с помощью спутниковых карт в Google – и ваши сомнения исчезнут!

Отпечатки какой технологии Вы видите? Можем ли мы воссоздать подобное сейчас? Тогда КТО? Вопрос о существовании ИНОГО РАЗУМА как во Вселенной, так и на Земле волнует практически каждого, поскольку, человек стремится не только познать свою историю, но и понять свое место в картине мироздания, свое предназначение как существа разумного.

 

Литература:

 

1. Белоконь А.Т. Пустыня Наска. Следы Иного разума. – М.: Вече, 2007. – 352 с.

2. Белоконь А.Т. Фигуры Наска – творение Неизвестного Разума // «Новый Водолей», № 20 (43), 1995. С. 4–5. См. также: http://www.nazca-ru.narod.ru/vodolei.html

3. Белоконь А.Т. Фигуры пустыни Наска как археоастрономический феномен. // «Латинская Америка», № 7, 1997. С. 64–72. См. также: http://www.nazca-ru.narod.ru/Lat_Amerika.html

4. Kosok P. The Mysterious Markings of Nazca. // Natural History, 1947. V. 56, №5. P. 200-207, 237, 238.

5. Алексеев И. Линии Наска. Другой взгляд / Лаборатория альтернативной истории http://lah.ru/text/alekseev/nazka.htm

6. Хокинс Дж. Кроме Стоунхенджа. М., Мир. 1977. С. 90–112

7. Reiche M. Mystery on Desert. Lima, 1949.

8. Daniken, Erich von. In Nazca stimmt etwas nicht! Sagenhafte Zeiten, Nr. 3/2006. P. 8–17.

9. Фурдуй Р.С. Прелесть тайны. М.: Рипол классик, 2005.

10. Черные камни Ики / Лаборатория альтернативной истории. http://www.lah.ru/fotoarh/oskolki/iki.htm

11. Белоконь А.Т. Следы иного разума на плато Наска. Перспективы исследования / Сборник докладов 14-й Междунар. уфологической конференции, 24–25 октября 2009 г. / Сб. «Тоннель» вып. № 35. См. также: http://tonnel-ufo.narod.ru/

12. Васильев В.С. Интересная научная интерпретация наблюдений НЛО греческим уфологом / Там же.

13. Дубров А.П., Пушкин В.Н. Парапсихология и современное естествознание. М.: Соваминко, 1989.

14. Дубров А.П., Березин А.А. Биогравитация / Свет, 1991, №2, С. 60.

Справка об авторе: Белоконь Алла Тарасовна, радиофизик, действительный член МАИ.

E-mail: alla-belokon@yandex.ru

 

Rambler's Top100