Другие работы автора

О.С. Боровикова

Путешествие в Тель-Эль-Амарну/АхетАтон

С течением жизни у каждого человека формируется свое представление о Боге, но как бы не разнилось оно одно от другого, в общем, оно имеет схожие черты, так как все мы происходим от Единого Начала. Будь то точка, круг, треугольник, неотесанный идол, в чувствовании и представлении божественной сущности форма не играет особой роли, главное что человек "верит". Это, соответственно, доказывает приемлемость в общественной среде самой Церкви и служение Великому.

Библия заканчивает свое повествование "новозаветными" временами первой половины тысячелетия нашей эры. После этого писцы каждого Храма стали писать свою хронологическую летопись служения богу. И, в результате, центр тяжести сместился в пользу церковников, которые со временем весьма усугубили свою миссионерскую деятельность.

Примером тому может стать средневековый отрезок времени, когда в религиозный смысл вкрался и укоренился "элемент зла", или, мягче выражаясь - невежество людей, насаждавших лжеистины на не менее невежественные человеческие умы подопечного им общества минувших времен. Хотя, и в настоящее время нет уверенности в том, что люди наконец избавились от оков невежества, духовно и морально высоко развились, чтобы ясно представлять божественное и достаточно верно рассуждать о Предмете "Жизнь". В тот период мракобесия Церковь не допускала каких либо отклонений от собственного толкования того что есть такое - мир, преследовала и нещадно убивала людей, если вдруг ей становилось известно, что в обществе возникала идея, отличающаяся или противоречащая от исповедуемых Церковью. Достаточно здесь вспомнить о Галилее. Общество, словно сознательно сковывало себя оковами невежества и идейного примитивизма. Наука была настолько подконтрольна, что каждый хрупкий помысел ученого рассматривался как магия и чародейство, особенно алхимия, сочетавшая в себе как физику так и химию. Что есть какая-то тысяча человеческих лет в сравнении с продолжительностью жизни Вселенной, но обществу это время стоило великого труда и борьбы.

Однако, и так устроено человеческое существо, - когда угнетается наука, верх берет искусство и творчество. Так, сжатый как пружина человеческий потенциал, находит выход для своих мыслей и идей. Живопись и поэзия, скульптура и керамика, тончайшая работа ювелиров, золотое шитье и мозаика... но, самым вековечным было и остается архитектура, строительство и зодчество.

Давайте выйдем на улицу.

Посмотрите вокруг... Что окружает нас?

Прежде всего мы видим жилые дома, в них мы устраиваем быт своим семьям; административные здания, где люди работают на благо обществу; малые архитектурные формы и сооружения, украшают улицы своим колоритом и каждое каменное творение соответствует эпохе...

Храмы - величавые, массивные строения, старинные и почитаемые весьма. Их архитектурные формы словно не подлежат ни моде ни времени. Они имеют строгую структуру, спроектированную однажды и выдерживаемую всегда. Так человек физически утвердил вечность "божественного" Закона.

Каждая цивилизация и каждый состоящий в ней народ имеет свои отличительные черты, свою культуру и традиции. Именно традиции и убеждения объединяют людей, организуют их в целое.

Понимая это, попытаемся представить себе, что останется от нашей цивилизации через пять тысяч лет, если современные здания порой едва дотягивают до полувека?

Мы мало знаем о жителях мегалитического периода, периода "массивных камней" поскольку у них еще не было той письменности, которую можно было бы прочитать современному человеку. Мы разгадываем всевозможные найденные каменные символы, раскручивая наслоившуюся с веками и тысячелетиями культуру исчезнувших народов по спирали вспять, пытаясь прийти к истокам, стремясь разгадать загадки прошлого. Но, к сожалению, вокруг них всегда возникает так много споров, что большинство из них, в конечном счете, так и остаются неразгаданными.

Познакомившись однажды с культурой Древнего Египта, невозможно не восхититься ее Великой цивилизацией. Память об этом народе крепко увековечена в ее грандиозных монументальных строениях. Жилища древних мало сохранились, если не сказать, что они не сохранились вовсе, так как были сделаны из "сырого" кирпича, который изготавливался из перемешенной землистой глины и соломы. Гораздо лучше сохранились Храмы, эти мегалитические сооружения отличного инженерного решения, построенные крепко на долгие века и так, чтобы солнце в определенные дни года высвечивало важные элементы их внутреннего убранства.

Необходимо упомянуть об особенностях и типах архитектурных сооружений Древнего Египта. Если мы довольно мало знаем о жилых постройках, которые делались из недолговечного сырцового кирпича и дошли до нас практически полностью разрушенными, то о каменной архитектуре, создававшейся для "вечности и бесконечности" осведомлены хорошо. Ведь именно эти сооружения, пережившие века, по сей день являются символами Египта, его визитной карточкой, тем самым магнитом, который притягивает в страну тысячи туристов. С точки зрения вечности древнеегипетская архитектура сводится, по сути, к двум типам, претерпевавшим на протяжении трех тысяч лет лишь незначительные изменения. Это храм и гробница. Начиная со ступенчатой пирамиды царя 3 династии Джосера царская гробница Древнего царства представляет собой пирамиду, являвшуюся частью большого погребального комплекса, который включал также два храма - долинный (там проводилась мумификация усопшего правителя) и пирамидный (для осуществления поминального культа); оба они соединялись процессионной дорогой - "путем восхождения".

Проблема происхождения и смысла пирамиды остается самой волнующей из "загадок", почва для бесчисленных спекуляций и даже причина возникновения в XIX в. лженауки "пирамидологии". По всей видимости, надо рассматривать эту проблему в нескольких аспектах. Пирамида Древнего Египта, ее правильная геометрическая форма, прежде всего архитектурное воплощение основополагающей для египетского мифологического сознания идеи пра-холма, возникшего в начале сотворения мира, что по ее ступеням поднимаются и спускаются боги.

Каждый храм в Египте - это мироздание, воплощенное в камне. Египтяне верили, что пирамида обеспечит беспрепятственное попадание души усопшего в Царство богов и станет самым надежным местом для хранения царской мумии. Но, как показало время, они ошибались. Проникнув в камеры пирамид для погребения царских останков, и оставив там мумифицированные тела с богатым "приданым", Великие "гробницы" через некоторое время были разграблены. Поэтому пришлось прибегнуть к совершенно иной форме захоронения - к скальной гробнице.

Их стали строить далеко в скалах, на западном берегу Фив. Любопытно при этом, что поминальный храм, прежде находившийся рядом с погребением, оказался теперь довольно далеко от гробницы, а именно на самой границе долины и пустыни. В этих храмах отправлялся одновременно культ умершего царя и главного государственного божества - Амона-Ра. Они получили название "Дома миллионов лет" и рассматривались, как загробная резиденция покойного правителя, который мог находиться в этом "новом ложном дворце" и одновременно магически участвовать в ежедневных храмовых ритуалах.

Дальнейшее развитие храмовая архитектура получила в Греко-римский период. При сохранении основной структуры храма - пилон, один или два двора с колоннами по периметру, гипостиль (зал с колоннами), главное святилище - они обогатились совершенно новыми элементами. Во-первых, это так называемая "чистая часовня" с небольшим двориком перед ней. Во дворик из подземных крипт переносились многочисленные статуэтки богов, где они умащались благовониями, одевались и украшались. Во-вторых, это святилища на крыше, в которые в праздник нового года, совпадавшего с началом половодья, приносились те же статуэтки для магического воссоединения с солнечным божеством. В-третьих, это так называемые маммиси, или "дома рождения", в которых проходил ежегодный ритуал в честь появления на свет младенца местной божественной триады (к примеру, в Дендере это был бог музыки Ихи, сын Хатхор Дендерской и Хора Эдфусского).

Форма частной гробницы утвердилась в эпоху Древнего царства, появилась форма "мастабы" - наземного сооружения, состоящего из нескольких помещений культового назначения. Сюда приносились обильные жертвы, которые умерший в образе статуи своего "Ка"/двойника или статуи/ магически "принимал" из специальной камеры - сердаба. Мумия умершего покоилась в подземной камере, куда вела засыпанная шахта. Такая двухчастная структура - доступные и недоступные для живых помещения - сохранилась потом на протяжении всего последующего времени.

Фиванские гробницы Нового царства представляли собой довольно роскошные сооружения, внешние части которых теперь почти не сохранились в результате современной застройки. А они состояли из открытого двора, окруженного стеной из сырцового кирпича, и нередко имели пилон, роднивший их с храмами. План внутренней части напоминал перевернутую букву "Т", где главная ось ориентировалась с востока на запад.

Еще один заметный этап в развитии архитектуры Нового царства - частные гробницы конца 18 династии, построенные в Саккаре в то время, когда двор при Тутанхамоне переехал из Амарны обратно в Мемфис после смерти фараона Эхнатона. Гробницы сановников, ремесленников, воинов представляли собой миниатюрные храмы с соответствующими помещениями - пилоном, одним или двумя открытыми дворами, помещениями для статуй умершего, культовыми часовнями. Гробницы выстроены из сырцового кирпича и облицованы изнутри блоками известняка, которые декорированы рельефными изображениями превосходного качества. Именно такую гробницу возвел для себя главнокомандующий войском Тутанхамона Хормемхеб - будущий последний фараон 18 династии, царская гробница которого находится по традиции на западе Фив, в Долине царей.

 

Но, в этот раз, посещая Египет, меня очень интересовало единственное место - Амарна. Как добраться туда, в этот доблестный город - Ахетатон, который когда-то, за несколько лет колоссального труда построил фараон 18-ой Династии Эхнатон.

Предполагая свой маршрут, и представить себе не могла насколько трудным окажется воплощение задуманного. Дело в том, что обычных экскурсий в этот заброшенный цивилизацией город, а точнее захолустную деревню, попросту нет.

По приезду в Египет, остановившись в отеле Хургады, откуда, как я думала, добраться до Амарны было бы сравнительно ближе, чем из какой-либо другой точки курорта, я поняла, что для выполнения своего плана лучше было бы выбрать водный маршрут - круиз по Нилу с заездом в это местечко. Но тогда это был бы совсем иной тип отдыха, и изменить что-то было уже невозможно.

Обращаясь, в многочисленные туристические "забегаловки", объясняя что я хочу и тыча при этом в карту, гиды только разводили руками перед моим умоляющим взглядом, и предлагали альтернативные варианты - посмотреть иные достопримечательности в местах, которые я выучила уже наизусть. Так мне стало понятно, что людей в Амарну на экскурсию не возят.

Мало того, не в одном магазине в разговорах как бы "про между прочим", задавая вопросы про Амарну, мне на перекошенном английском поясняли, что у меня "плохое желание", так как еще со школьной программы известно, что период правления Эхнатона - это черное пятно на всей египетской истории, а вот Рамсес /19 династия/ - это да, это великий фараон, при нем Египет поднялся, да и богу он не изменял, как этот отступник. Таким образом, я выяснила, какую историю преподают в египетских общеобразовательных школах.

Как можно так смотреть на историю? Ведь без этого периода Амарны невозможно было бы само понятие о едином боге, что в сущности и принял на себя Амон вслед за уходящим Атоном, не говоря уже о художественном влиянии, которое вышло далеко за временные и пространственные пределы, а наиглавнейшая часть этого наследия состояла в том, что мастерам последующего времени удавалось в искусстве с помощью жестов и деталей делать видимыми эмоции. Но разве объяснишь это человеку иной, арабской культуры...

Наконец-то мне удалось повстречаться с русскими гидами. Они объяснили мне, что путешествовать по стране туристу одному - запрещено, и при вездесущем паспортном контроле таких "одиноких странников" депортируют в лучшем случае назад в отель, а в худшем высылают из страны без права въезда на один год, но все же мне пообещали что-то придумать, организовать, например, конвой /полицейское сопровождение. Вспоминая сейчас об этом, представляю как странно было видеть меня со стороны, столько надежды в глазах и "спасибо" через каждое слово... мда..., но главным для меня был только поиск реализации намеченного.

К сожалению, и они не смогли мне помочь, только время протянулось. Объявили, что конвой будет стоить 300 долларов плюс трансфер/доставка туда-сюда еще 200. И я уже хотела было согласиться... но, предстояло еще подождать с оформлением всех бумаг, а время не резиновое, да и я сама устала уже от всех этих своих обращений за непонятной помощью. На следующий день никто из русских гидов вообще не появился, и я решила действовать самостоятельно.

Изучив до дыр автодорожную карту, я наметила свой маршрут таким образом, что первая моя точка будет Луксор, там я переберусь на железнодорожный вокзал и поездом через пустыню доеду до города Асьют, потом в такси до парома, на котором переправлюсь на другую сторону Нила и дальше на такси или на чем придется до самой Амарны, итого около 17 часов в дороге... если, конечно, повезет и полиция нигде меня не остановит.

Решив так, взяла экскурсию до Луксора, еще раз взглянуть на достопримечательности Карнакского комплекса, а заодно съездить на луксорский ж/д вокзал, и посмотреть расписание поездов.

К моему удивлению, на ж/д станции совсем никто по-английски не говорил. Я отстояла небольшую очередь в кассу, протянула оператору карту и ткнула пальцем в Асьют, на что он мне что-то по-арабски ответил. Не поняв его, я протянула авторучку и листок, на котором он написал 45. Понятно, это стоимость билета в египетских фунтах.

Дальше предстояло спросить его про расписание поезда на завтра и послезавтра...и это было что-то... в процессе этого невнятного диалога к нам подключились арабы, ожидающие на платформе своего поезда. Кто бы видел, как они в ручную показывали закат и восход солнца, чтобы объяснить мне утренние и послеобеденные часы отправления. Им было так смешно... и мне тоже. Итак, после всех объяснений стало ясно, что мой поезд отбывал два раза - в 22 и в 23-30.

Ругань моего луксорского гида за то что не уследил моего "побега" я пропускаю.

Утром следующего дня я решила съездить на автостанцию посмотреть расписание обычного рейсового автобуса до Луксора, чтобы сопоставить время своего прибытия в Луксор с отправлением поезда. Расписание оказалось снова на арабском языке... о... это опять отдельная песня, как оператор мне знаками и раскосым почерком старался объяснить часы отбытия автобуса... пока наконец я не поняла, что появиться мне следует в 13 часов дня.

В 12.30 следующего дня я уже была на автовокзале, кинулась в кассу за билетом, но получила от ворот поворот - вот так я поняла про час дня, оказалось что это был час ночи. Грустненько. Но я не отчаялась, бывает. Следующий автобус в Луксор отправлялся только в 15 часов, но тут мне на помощь пришел некий человек, здешний "смотрящий-разводящий" дяденька по имени Хамди. На мое счастье он кое-что знал из английского. С ним мы обсудили мой план, и он предложил его новый вариант, что в корне изменило всю последовательность пути - не через Луксор, а по старой трассе, напрямки до Эль Миньи, а там такси, паром через Нил, и дальше по пустыне до Амарны. Его предложение мне более чем понравилось, время в пути сокращалось, да и с поездом не предстояло связываться, хотя мне уже так понравились его сине-желтые деревянные вагончики, что-то в духе приключений Индианы Джонса.

По новому расчету, прибыла к отправлению автобуса до Эль Миньи в 10 вечера. Дяденька уже тут как тут, посидели попили чаю, он сам купил мне билет, разумеется на мои деньги, но еще и от себя презент в дорогу: воду, соки и пирожные.

Не могу не описать как ехала в автобусе. Пять минут как отъехали, вдруг раскрылись все окна этого убитого "Икаруса" и все начали закуривать. Полная кибитка арабских мужчин и я одна женщина, на бешенной скорости, прямо сказать скачем по дороге, впотьмах старой трассы, ветер из окон задувает и звенит в ушах, холод и громкий Коран из динамиков - этого не забыть. Я старалась вызвать хоть какое-то подобие сна, но бесполезно, носящийся по салону ветер и скачки делали свое дело.

Через несколько часов прибыли к временной остановке - 15 мин кофе/брейк. Кто не видел что такое кофейня в пустыне, представить будет трудно. Расцвеченное яркими огнями Рамадана двухэтажное открытое панельное сооружение с кофе-чаем и туалетными комнатами, только в таких обстоятельствах данный вид "ресторана" представляется подлинным раем, или, как их называют, - оазисом в пустыне. Горячая чашка кофе с молоком здесь просто райское наслаждение. Отдыхая так, люди курили и общались. Я стояла неподалеку от автобуса, когда из общего столпотворения отделился молодой, хорошо, по-городскому одетый, юноша и подошел ко мне пообщаться.

Выяснилось, что он в курсе куда я в конечном счете еду, и по-моему, вообще уже весь автобус знал куда я направляюсь, потому что для примитивной арабской культуры "сарафанное радио" весьма традиционно. Юноша пообещал, что по прибытию в Эль Минью, поможет мне взять такси до Амарны. Мы еще много общались, но больше я смеялась, так как его английский был превосходным, а я как могла понимала его и себя.

"Редкий турист едет в Амарну, - говорил он,- в год может человека четыре и только те, которые знают зачем едут. Этот период истории египетские арабы осуждают, хотя они не имеют такого права, потому что это другая традиция, они гости на египетской земле, ставшей теперь их домом и родиной."

И вот тут я услышала еще одну замечательную фразу: "Но есть люди среди остальных, которые считают, что в Амарне во времена глубокой древности произошло что-то очень опасное и многие люди ушли оттуда". Мне этого было достаточно, чтобы вспомнить о своих предположениях, о которых я писала в "Древнеегипетском исследовании".

Где-то около 4-х утра меня разбудил паспортный контроль. Ну, думала, все, приехала. Ничего подобного. Проверили паспорт, спросили куда я еду и, как только я настроилась объяснять им что я журналистка из России, проживаю в таком-то отеле, еду в Амарну снимать и писать о древнем городе... где жил такой-то фараон... Нефертити и т.д. - все что я смогла себе придумать для "отмазки"... Как в наш диалог вступился мой "новый знакомый" и что-то им по-арабски объяснил, а я улыбалась и кивала: ес, оф кос. А чего "ес", чего "кос" не знала, но все у них само по себе совпало. Записали чего-то, он тоже у них что-то написал... Оказывается, он говорил, что сопровождает меня из моего отеля чтобы показать город Эль Минью, где я остановлюсь на два дня в отеле, и после мы вернемся обратно в Хургаду в мой отель. То ли мальчик был таким уверенным, то ли этого поручительства было достаточно. Никого не задержали, но понервничала я сильно.

В 6 утра автобус прибыл в Эль Минью. Яркое солнце уже давно осветило этот небольшой, но очень уютный городок с многочисленными прудами и оросительными каналами, покрытый яркой зеленью трав, цветов и пальм. С самого утра город показался мне оживленным как днем. Даже воздух здесь был не такой как в больших городах, например в Луксоре или Хургаде, не говоря уже о Каире, в нем словно был привкус сладковатого дыма сожженных осенних листьев, и все это вызывало какую-то нестерпимую ностальгию. Нетвердо держась на ногах из-за кое как проведенной ночи, я буквально поплелась за своим юным провожатым к стоянке такси. Встав немного поодаль, наблюдала громкие диалоги договоров по доставке в Амарну, как таксисты, что-то доказывая, время от времени, эмоционально вскидывали руки к небу, что явно означало их возмущение, ценой скорее всего.

Наконец, Тарэк, так звали юношу, возвратился и объявил, что никто не согласен ехать за 30 фунтов в Амарну. Я была в шоке. Я и сама бы ни за что не поехала за 30 фунтов, когда красная цена по моим прикидкам должна была составить 70. Но он не сдавался... когда же я настойчиво попросила его взять любое из стоявших такси, он решил, что тогда не лишним будет обратиться в полицию/!/, чтобы те переписали номера "легковушки", а я потом бы позвонила и сказала что со мной все в порядке и водителя бы "сняли с контроля". Повинуясь его настойчивости, взяв такси, мы поехали в полицию фиксировать номера. Там тоже было целое представление, как я объясняла почему русская журналистка рвется в Амарну и хочет писать про Ахетатон, может там нашли что-то интересное... но и здесь случился разворот на девяносто градусов. Тарэк, вдруг резко отказался от намеченного плана, опять где-то расписался, и мы, сев в такси помчались теперь в отель под названием "Нефертити". Хорошо что я была словно полупьяная от усталости, не знаю как бы все эти обстоятельства переживала бы в бодром самочувствии.

Увидев знак Атона на стеле возле отеля, в душе как-то просветлело - Амарна близко. Здесь у Тарэка на рессепшене работал друг. Он сказал нам, что через час из отеля в Амарну направится автобус с американскими туристами, и что я могла бы к ним присоединиться. Присев на несказанно мягкий восточный диванчик в холе, я стала ждать появления кого-нибудь из моей новой американской группы.

 

Сделаю отступление.

Период моего пребывания в Египте совпал со священным по мусульманским религиозным верованиям месяцем Рамадан. Именно в этот месяц Бог Аллах сообщил через пророка своего Мухаммеда божественное откровение людям. Это месяц физического и духовного воздержания, когда с 5 утра до 5 часов вечера мужчины и женщины воздерживаются от пищи, питья, курения, секса и алкоголя, сохраняют чистоту помыслов, проводят много времени в чтении молитв и прославляют бога. Вечером же и всю ночь можно кушать и пить, но не алкоголь, курить, но иметь сексуальные отношения только с законной женой. Все данные клятвы и обещания должны быть исполнены перед лицом бога. По этой заповеди - как проведет благоверный сей священный месяц, так и пошлет ему в жизни Аллах.

Поэтому, как ни просила я Тарэка отправляться восвояси, но он мне свое - раз пообещал, что пока не увидит меня отъезжающей в Амарну, до тех пор будет искать варианты как это будет правильнее всего сделать. Без него я бы уже двадцать раз уехала... но обижать доброго человека нельзя.

И тут я увидела как в холл прямо-таки вышагивают двое хорошо упитанных, с узенькими поросячьими глазками на круглых красных от загара лицах, в коротких серых жилетках поверх беленьких футболочек, в шортах по колено, объявленные мне американцы. У одного была на голове шляпа как у техасского рейнджера, так забавно. За ними прибежала арабская девушка-гид и заговорила с ними по-английски. Потом ее окликнул менеджер с рессепшена и кивнул в мою сторону, тогда она обратилась ко мне, с трудом подбирая по-русски слова. Она объяснила, что очень извиняется, но взять с собой меня не сможет, так как транспорт оказался очень маленьким, едва хватит места для ее небольшой группы. Но через два часа появится другой гид, который возможно мне сможет помочь, только надо снова подождать и т.д. ну, в общем, мне объяснялась уже ставшая привычной, ситуация.

Я поняла, что на этом надо ставить точку и брать обстоятельства в свои руки.

И таким образом, все вернулось в свою начальную форму, мы с моим другом вышли на шоссе и стали ловить такси. Как только машина остановилась, Тарэк стал договариваться, по моему наставлению, уже за любую цену, лишь бы в конце концов начать этот путь. Договорились за 100 фунтов туда и обратно. Попрощались и я поехала. Через пять минут начала спрашивать у водителя через какое время мы прибудем в Амарну и поняла, что человек меня совершенно не понимает, даже такое распространенное - "ес", ему оказалось совсем незнакомое слово. Ладно, думаю, будь что будет.

Но меня ждали новые "чудеса". По дороге, водитель все время останавливался напротив более-менее презентабельно выглядящих открытых магазинчиков и спрашивал как проехать в Тель-Эль-Амарну. Вот тебе на, оказывается он еще даже и не знал на что подписался... Возможно он знал в какую сторону нужно ехать, но конкретно где находится это место - не знал, ...так каждый здесь старается заработать как может.

И вот мы уже на трассе в мчимся в трехполосном потоке машин. То обгоняем, то равняемся с открытыми, битком набитыми беднотой потрепанными тойотами, шикарными меринами без верха, старыми расписными рекламами нескафе автобусами, многочисленными каретами, запряженными лошадьми, и повозками с ишаками. И среди всего этого потока контрастов, мой водитель, не придумав ничего лучше, отыскал тентированный полицейский "уазик", и поравнявшись с ним, на скоростях стал громко орать им свой вопрос, я сползла по сидению вниз...

Копы замахала руками в сторону машины, которая двигалась за ними. О, боже, за ними двигалось белое японское авто с теми самыми американцами из отеля, я узнала одного из них по рейнджеровской шляпе, а полиция - нанятый туристической организацией, конвой. Ну надо же, совпадение... или так все и должно было быть? Удивительно, а поверни мы где-нибудь раньше или задержись по каким-то причинам...

Обстоятельства сложились как нельзя лучше, мы встали в "хвост" и следовали по трассе за полицейским конвоем. Водитель был так доволен, музыку арабскую громко включил, любезно стал предлагать мне сигареты, причем сам ни разу не закурил... Рамадан.

Довольно долго мы ехали по трассе, потом свернули на пыльную проселочную дорогу, которая пролегала мимо фермерских хозяйств и плодородных земельных угодий. Желтая песчаная пыль врывалась сквозь открытые окна и покрывала изнутри всю машину и нас, и закрываться от нее было совершенно бесполезно.

Орошаемая водой из специально вырытых каналов, черная египетская земля, буквально восхищала густой растительностью. И сахарный тростник, овощи, капуста и картофель, всевозможные разноцветные пряности, поля кукурузы, подсолнечник, виноград, фруктовые кустарники, дыни и арбузы, от всего этого многообразия видов я приходила в неописуемый восторг. Но вместе с тем нельзя не сказать, насколько каторжные труженики эти люди-фермеры. Ведь чтобы вести и содержать такое хозяйство, надо работать на земле день и ночь не покладая рук во все времена года.

Так, через два с половиной часа добрались до Нила, где нас ожидала паромная переправа. Въехав на площадку огромного парома, наш кортеж очутился в окружении грузовиков, повозок, запряженных осликами, и многочисленной арабской бедноты, преимущественно состоявшей из пожилых мужчин и оборванной детворы, которая лезла в окна машины с непонятными изумленными возгласами. Один мальчик скорчил такую рожу, и буквально влип в стекло как "смешная образина", это было так забавно, а он так и стоял как приклеенный, пока его не отогнали копы. Водитель вышел пообщаться с полицией и все время кивал в мою сторону. Но я уже была настолько уверенной в себе, что мне было все равно до всего остального, ведь цель близка. Ко мне в машину подсела уже знакомая арабская девушка-гид из отеля и сказала, что мой водитель попросил ее перевести для меня его большое беспокойство, он и не думал что поездка будет такой затяжной и когда он сможет вернуться назад в свою семью и сколько денег ему заплатят, так как он уже не согласен получить только оговоренную ранее сумму. Сам водитель, заметя наше с ней общение, тоже сел в машину и у нас состоялся разговор на троих, из которых один путался в словах, другой нервничал, а третий смеялся. Пообещав ему, что он останется доволен оплатой и вернется домой часа через четыре, водитель кое-как успокоился и снова вышел к полиции. И теперь вся толпа полицейских направилась в мою сторону. Открылись двери и двое из них сели на передние сидения. И началось... вопросы, откуда, куда, зачем, почему одна, где зарегистрировалась, кто меня там ждет, как долго я собираюсь там пробыть и когда возвращаюсь в отель...

Сначала я отвечала мягко и осторожно, но когда один и тот же вопрос задавался по несколько раз, моя английская речь местами становилась даже не русской. Потом они вышли и двери захлопнулись. Через двадцать минут Паром причалил.

Все! К черту всех! Я на Святой Земле!

Выскочив из машины, увешенная всякой фототехникой, я стояла среди разбредающейся в сторону Амарнской деревни толпы и не замечала никого. Как мне хотелось все это время вдохнуть этого воздуха, аромат которого я только могла себе представить. Какой он? Как здесь светит Солнце Эхнатона? Ярче ли оно того, луксорского, которое освещает Карнакский Храм? Какая трава здесь растет... ведь она, земля все помнит... во мне тогда смешалось столько чувств... и как я была благодарна судьбе, что не смотря ни на что все-таки вот она Амарна и я в ней.

Полицейские прыгнули в уазик, водитель такси позвал меня и мы продолжили путь. И снова - "здрасте". Чтобы въехать на территорию деревни, нужно преодолеть КПП. Группа американцев, смешно даже, состоявшая из двух человек, это сделала быстро, а со мной опять начались разборки. На этот раз своим вниманием меня удостоил сам генерал полиции. Высокий, в белой чистейшей форме с огромными звездами на погонах, он представился мне на четком английском и попросил документ. Я подала паспорт и снова рассказала свою историю про русскую журналистку и прибавила, что уже поздно что-то менять в обратную сторону, лучше пропустить меня и не мучиться. Тогда он сел в машину и минут пятнадцать стал рассказывать о порядке поведения туристов на территории Египта и свои должностные инструкции, в которых я мало что понимала. Видя мое нетерпение он остановился и сказал: о раша, раша... бьютифул крейзи вуман. Господи, какое счастье, что он оказался понимающий человек. Следующие пятнадцать минут он уже рассказывал мне историю Египта и Амарнского периода, а я для важности делала пометки в блокнот, чем безусловно вызвала к себе большое уважение. Тут же ко мне по его инициативе были приставлены трое полицейских, и наша машина, в которой теперь не осталось ни одного свободного места, проследовала дальше в пустыню.

Мы неслись по песчаной дороге, куда-то все ближе и ближе к скалам, я смотрела во все глаза и не понимала - а где все? Где все то что здесь когда-то было, о чем я читала? Где город? Где хотя бы кромки от его развалин? Кругом сплошной ровный песок... Хотела спросить у копов, но, к сожалению, они не понимали по-английски. Мы остановились у подножия высоких скалистых гор и я вышла. Несколькими метрами впереди я увидела кем-то заботливо установленную табличку, на которой по-английски с исправлениями была начерчена краткая история древнего города Ахетатона, покинутого людьми.

 

Итак я была у гробниц Амарны.

Вверх ко входам вела свежепостроенная каменная лестница. Наверху вдруг появилась высокая фигура очень пожилого мужчины, который поприветствовал нас и пригласил подниматься для просмотра гробниц.

Не могу объяснить, но, словно ноги отказывались идти, я совсем не хотела смотреть что там и тем более заходить внутрь. Мне хотелось смотреть только то, что было "жизнью", но не "смертью", где стенали, плакали и прощались с близкими и дорогими. Копы прошли вперед и кто-то из них предложил мне руку. Я отвернулась от любезности, включила камеру, начала снимать и бог весть что наговорила в микрофон... Пожилой человек сам спустился за мной вниз. Он был очень добрый. Старался правильно и медленно, выговаривать слова, чтобы мне легче было понимать его. Я сказала ему, что хочу смотреть только город, дворцы и Храм, а в гробницы не пойду из-за своей гипперчувствительности. Он сказал, хорошо, пойдем тогда поднимемся и просто посидим, там на верху в тени есть места где можно присесть и отдохнуть, а он мне что-то расскажет из древней истории. Но рассказывать стала я. Про свое древнеегипетское исследование и про то, что по моему мнению здесь произошло. Когда он меня не понимал, я схематично чертила на песке. Тогда он сказал мне: "журналисты все знают, но ты не видела много интересных вещей здесь. Что ты будешь помнить?... только ничего."

И я вошла.

Сначала в гробницу суперинтенданта королевского гарема Уя, потом верховного жреца Мери-Ре I и королевского физика Пенту... потом на большее меня не хватило. Но, Человек показывал мне подлинные сокровища гробницы, он постоянно подносил электрические лампы к секретным местам и весьма охраняемым настенным изображениям Атона, Эхнатона и Нефертити, старался высвечивать самые "неприкасаемые" символы, брал мою руку направлял ее к знаку, чтобы я чувствовала древний рельеф.

По всюду за мной ходили копы, их шаги и разговоры в галерее в конце концов стали просто невыносимы. Вторую гробницу мне удалось посетить дважды, благодаря своей упертой настойчивости, я все-таки смогла остаться там одна...

Прохладная, небольшая, немного пахнущая сыростью и неярко освещенная гробница, с древними настенными изображениями Атона, она была словно маленькая церковь той жизни. Прикасаясь к знакам, отдавая через свои руки чувства уважения и добрые эмоции, я хотела передать в ту жизнь свое восхищение "духовной работой" усопших личностей.

Мои руки до сих пор хранят рельефную округлость символа Атона, ровные прорези лучей и кистей рук, дарующие знаки Анкх. Немало в гробнице затроганных туристами изображений, а также разрушенных в период современной городу смуты.

Но, боже, как же там звучит голос... Одновременно мне захотелось произвести грустный, взявшийся непонятно откуда, мелодичный напев, и он оказался настолько приемлемым, от чего на глаза навернулись слезы... поэтому, собственно, просмотр гробниц прекратила.

..........................................

Человек по-своему понял меня и сказал, что я будто услышала тех, чей дух здесь был и увидел меня...

Я снова присела на лавку у гробницы. Копы стояли рядом и разговаривая между собой, бросали на меня непонимающие взгляды.

Мы попрощались, и я в своем сопровождении спустилась к подножию гробниц. Там я снова встретила американскую группу и разговорилась с гидом, попросила, чтобы моему водителю показали город живых, где, например, был Дворец Нефертити. Девушка-гид махнула в сторону севера, сказав что это где-то около семи километров, и что они с группой тоже направятся туда.

Мы помчались. Снова белые одинокие пески... и, наконец показались серо-коричневые полуметровые развалины глиняных кирпичей дворца Нефертити.

Какое же это жалкое зрелище. За ключей проволокой, словно в земной изоляции, я увидела эти жалкие полустенки... ну конечно, ведь минуло три с половиной тысячелетия...

Как только машина остановилась, меня никто не мог остановить. Подойдя к тому что осталось от Дворца я перешла через колючее заграждение и дальше, несмотря на чьи-то непонятные возгласы, устремилась в середину того, что сохранилось от постройки. Большой участок Дворца со множеством комнат и колонным залом, перегородками и бывшими когда-то арками, угадывался довольно отчетливо, хотя на вид совершенно виртуально, ведь кое-где оставшиеся стены его теперь были не более чем по пояс. Но находясь в его "сердце", я чувствовала себя словно в помещении. Люди за проволокой без конца что-то орали, а я продолжала снимать на камеру и фотографировать. Как-то я дотронулась пальцем до древнего глиняного кирпича и, тут же на этом месте образовалось отверстие из которого посыпался песок... ах вот почему строения оградили от "гостей" - оно стало не просто мертвым, а буквально прахом... и ему осталось совсем немного.

Вот, я увидела бассейн, или пруд когда-то, сейчас только песок... но это место действительно содержало воду, хотя теперь довольно сложно это представить...

А вот словно спальня, такое неширокое, скромное, но очень "сонное" отделение развалин...

Вот здесь или прислуга или тоже кто-то жил напротив царских покоев...

И так можно ходить и "чувствовать" долго, но к сожалению, не было на это особо много времени и пришлось возвращаться.

Сев в машину, я очутилась буквально под обстрелом строгих и отрывистых арабских выражений речи своего водителя, который, видимо, уже безумно устав от выпавших на его долю приключений, хотел наконец направиться в с сторону своего дома. А я, находясь под впечатлением всего увиденного, была в подавленном настроении, не стала возмущаться и спорить, и согласилась с ним.

...............................................................

 

Мы ехали по пустыне обратно к Нилу, где нас должен был ожидать паром... копы улыбались и спрашивали меня гуд или не гуд, в ответ я только кивала головой. Я всячески старалась согласиться, что все как бы гуд. Ведь уже одно то, что я доехала сюда - большая удача, гробницы - такая грусть..., но я заходила в них, Дворец царицы - буквально лет десять и не на что будет смотреть, но я только что была там..., чувства меня переполняли... так мы вернулись обратно к переправе и пункту полиции.

Из машины сразу все вышли и я осталась одна.

Я глубоко задумалась, мне было очень жаль, что я так и не увидела главной достопримечательности Амарны - Храма Атона, но я успокаивала себя, что так видно распорядилась Судьба... что не в этот раз... а потом.

Недалеко возле машины стояли копы и еще какие-то штатские люди, они оживленно разговаривали, и видимо обо мне тоже, так как постоянно оборачивались и кивали в мою сторону. И тут, один человек из их компании отделился и направился ко мне. Я приветственно опустила стекло и мы заговорили по-английски.

- Привет. Вы в первый раз в Амарне?

- Да.

- Вам понравилось?

- Да.

- Вы везде были?

- Да.

- А водитель мне сказал, что вы были только в гробницах и у Нефертити.

- Да.

Он засмеялся и сказал своей компании: Она не понимает по-английски.

Я ответила: я понимаю.

- Понимаете? А почему всегда говорите - да?

- Потому что у меня нет времени смотреть /хотя это было полной ерундой/ и мне нужно успеть на автобус до Хургады.

- Я знаю, мне сказали. Но ваш автобус будет только через четыре часа, а вы не видели тэмпля Атона.

- Не видела.

Он заулыбался и сказал: Тогда поехали быстрей.

Эти слова прозвучали как заклинание над обстоятельствами. Я чувствовала себя настолько растерянной после просмотра гробниц, что у меня не было сил настойчиво приказывать водителю ехать к Храму Атона, тем более я не могла объяснить ему его местонахождение, где-то к югу от Амарны. А тут, человек сам вызвался показать его, причем все было так стремительно, что даже не помню как, но водитель, хотя и с явным нежеланием уже был за рулем и мчался что-то бурча себе под нос. А перед тем как нам поехать снова подбежали копы, но новый знакомый их не пустил в машину и объяснил мне, что он сам работает в частной охранной организации и будет ручаться за мою жизнь перед генералом.

Я будто снова ожила. Ничего себе, как все само меняется на глазах.

Значит Нечто возвращает меня, а я уже начала приручать себя к мысли, что увиденного для меня было достаточно, а может даже и больше. Однако нет, Атону виднее.

Мы снова удалялись все дальше в пески, к "сердцу" Ахетатона. По дороге еще больше разговорились. Новый попутчик рассказал мне, что в Амарне у него куплен дом, в котором иногда, можно сказать крайне редко, но остаются на ночь туристы - интересующиеся или настоящие почитатели древнего культа Атона, в год может три раза. Он любезно предложил мне остаться, чтобы увидеть Ахетатон вечером и ночью, и что я бы никогда не забыла этих ощущений, так как мысли и чувства между днем и ночью, а особенно на рассвете очень разные, их надо пережить, чтобы понять что это за место, где жил Эхнатон.

Когда я спросила его, где же само захоронение Эхнатона? Он глубоко вздохнул и изрек по-английски очень странные слова: Амонэз библ кил фараонэ вери стронг, зысиз бед тайм хистори ижипт, что означает буквально: тело фараона уничтожено...

...Вот и знаменитая расщелина скал, из которой великий фараон Эхнатон увидел на рассвете восходящий диск солнца - мы добрались до Храма Атона.

О, блистательный, прекрасное творение множества рук человеческих, возведенный во славу Атона, великолепный Храм! Рожденный по велению Эхнатона, открывшего миру свет бога живого и единого для всех! ...что же осталось от тебя, Первый среди земли Ахетатона?...

Это даже руинами назвать нельзя.

И останки твои теперь упрятаны за колючую проволоку, словно наказание твое продолжается по сей день. Словно ревностный Амон, восторжествовавший над тобой почти четыре тысячелетия назад, сковал тебя как Великого нарушителя его власти, и смотрит как медленно умираешь ты под лучами своего солнечного Владыки. И тем мучительнее тебе умирать, чем больше сочувствия вызовет твой плачевный вид у каждого увидевшего печальный итог твоей судьбы. ...лучше бы я не ездила в Амарну...

Но Ты Узник гордый! Завет твой еще надолго останется здесь в песках как символ эпохи, продолжающей свое существование вне времени и пространства. Лишившись живой жизни, ты обрел жизнь вечную и вечную свободу в сердцах людей, которые понимают суть твоего открытия - что мир своим появлением обязан Единому Творцу.

Я попросила, чтобы со мной никто не ходил туда, чтобы я могла осмотреть комплекс одна без любезных комментариев "арабских новоисториков". И меня уважительно поняли. Водитель и Добрый Человек остались у входа за "колючку", а я вошла внутрь.

 

Это было такое необъяснимое чувство, словно я переступила черту, разделившую земные миры. В груди все сжалось от невыносимого радостного страдания... я буквально кожей чувствовала сконцентрированную в воздухе упругую энергетику места, она словно перекатывалась по широкому пространству храма.

Сколько здесь было когда-то сказано высоких речей Великим Правителем города, сколько произнесено возвышенных молитв жречеством, пропето гимнов, принесено в жертвенный дар щедрых подношений, сколько благоговейных чувств и эмоций жителями Ахетатона было излито во славу своего бога Атона. И каждый, будь то правитель или простой смертный, все были равны перед Единым, протягивающим свои лучи жизни, и дающим каждому надежду на счастливое существование...

Я быстро зашагала по широкой белой дороге к Храму, словно хотела скорее спрятаться в его существе, прикоснуться своей душой к его сердцу. Нет, подумала я, это не его изолировали от мира, это он огородился от его жестокой и разрушительной силы.

Вот и длинная широкая лестница высотой в один кирпич, когда-то по ней шел Великий реформатор, да, вот так, прямо по центру, возможно сейчас я иду по его следам. И песчинки песка также хрустели под его сандалиями, как и сейчас, когда я ступаю по лестнице Восхождения. Старая кладка кирпичей кое-где еще сохранилась по периметру, но стеной, этот измятый вид пересохшей на палящем солнце глины, назвать крайне затруднительно. Все, что расположено дальше по обе стороны этого центрального прохода, занесено песком. Отбитый кирпич и куски старой серо-коричневой глины вперемешку с соломой разбросаны по всей территории как натуральное свидетельство вандализма из древнего прошлого.

Плато "жертвенного места" по середине конструкции храма оказалось удивительно большим, оно располагается по обе стороны центрального прохода с северной и южной стороны. Каменных столов "для подношений" не сохранилось, но места где они когда-то были установлены отчетливо видны в песке, их заботливо увековечили уже наши современники белокаменным "новоделом". И вот, последние три ступени Восхождения к неширокому квадратному алтарному месту. При входе на алтарное плато с северной и южной стороны на высоких кубических бетонных укреплениях установлены две резные колонны. Они очень массивны и довольно широки в основании. Одна высокая, можно сказать полностью сохранившая свою первозданность, другая наполовину отколота и это позволяет предполагать, что они были поставлены не так давно. Возможно когда-то они стояли в других местах этого храмового комплекса или были найдены здесь у алтаря в плачевном состоянии.

Алтарный периметр также старательно выполнен современными строителями - на древнюю кирпичную кладку, еле угадывающуюся под слоем песка, аккуратно положен белый цемент. В углах алтарной "прорисовки" мелом начерчены цифры, это метки, где когда-то стояли статуи или стелы, которые теперь хранятся в музеях Европы, Америки и местном Каирском музее древностей Египта. В центре, видимо, стоял большой "жертвенный стол", священные дары которого на церемониях Эхнатон и его царственная семья посвящала Атону. Действительно, никаких высоких статуй здесь в центре алтаря и быть не могло, ведь Единый бог ежедневно являл себя через живую солнечную энергию. Которая во всей своей светозарной яркости, воплощенная Солнцем, с рассвета и до заката несла людям свет, тепло и благодать.

Я довольно долго находилась в "сердце" Храма. Стояла и размышляла о смысле жизни и времени, о смене эпох, о совершенствовании человеческой сути, о законах развития, о соответствиях между религиозными идеями и жизнью народов, их поддерживающих. И снова и снова приходила к выводу, что не сам человек является организатором религиозного культа, но слышит некий вселенский позыв откуда-то из вне. И по этой божественной инициации становится носителем Идеи, объединяющей людей незримыми энергетическими нитями, притягивающими их к "центру" исходящего импульса, как к источнику подкрепительной силы. Только весь вопрос в том, каким является этот импульс, ради чего он создается там из вне, для каких преобразовательных процессов он рождается? Ведь преобразование не всегда означает действие положительное, оно означает "изменение", а любое изменение, в свою очередь, сопровождается "побочным действием" - болезненным переживанием по расставанию с привычным.

Скорее всего амоновские храмовники не могли справиться с этим "побочным эффектом", возникшим в результате "преобразовательной Идеи" фараона Эхнатона. Но это уже следствие, больше волнует природа вселенского позыва, захватившая фараона... где-то вне земли боги снова не смогли договориться, спор у них был настолько жарким, что на долю народа выпали "десять казней египетских", муки и презрение последующих поколений. А ведь в сущности ахетатонцы не виноваты, они даже не воевали, они занимались искусством, творчеством и земледелием, и искренне верили в свое светлое будущее, как и любой из нас, осененный своей доброй идеей надеется на благополучие от ее реализации.

 

Через некоторое время я услышала, что меня окликивает знакомый голос Доброго Человека, стоявшего вдалеке у южной "ограды" с местным арабом-смотрителем за храмом, и знаками спрашивал разрешения подойти. Мне очень хотелось сфотографироваться на фоне святынь и, конечно, я позвала его.

У южной стороны алтаря, с его внешней стороны, на невысоком постаменте я обнаружила осколок стелы с рельефным изображением Атона.

По ходу съемки, он рассказал мне, что в основном храм посещают паломники, они подолгу стоят и молятся здесь египетскому Атону, считая его главным из всех богов, а его сына Эхнатона пророком его на земле. Они становятся в круг, берут друг друга за руки и обращаются к Единому Творцу. Отдельные туристы, как и группы, сюда приезжать не стремятся, для этого нужно воспринимать древнеегипетскую историю вопреки ее распространенному по миру варианту. Он сказал, что увидел во мне паломника из России. Потом набрал "святого" песка из алтарного места в какой-то, непонятно где он его нашел, замызганный пакет и сказал, что это подарок от Атона, чтобы я не забывала о нем в России. Я была так рада, сама-то от круговорота мыслей совсем позабыла прихватить с собой хоть что-нибудь кроме фото и видео.

На этом любезность его не закончилась.

Он предложил мне переночевать в его доме, чтобы увидеть и запечатлеть в Амарне закат на Ниле и встретить восход Солнца в Храме Атона. Туристы иногда оставались у него для удобства, так как за несколько часов не увидишь всего, не почувствуешь истинной атмосферы Амарны, и полученное "легковесное" впечатление рискует остаться самым ярким. Предложение было восхитительным, тем более при таком как у меня отношении к "древней традиции", только безумец бы мог отказаться. Но, к сожалению, у меня оставалось всего два дня до отлета, а впереди около 15 часов в пути до отеля. Сказала ему, чтобы не расстраивал меня своим хорошим предложением и что я скоро сюда вернусь. А он мне ответил: "Это ты не мне говори, а ему", и показал на солнце. Потом мы еще много говорили, шутили, я была довольна. Только безмолвный смотритель-араб как-то очень странно вел себя. Все время старался заглянуть мне в глаза своим строгим прищурившимся изучающим взглядом, а когда я протянула ему деньги в благодарность за присмотр святого места, он вообще еще непонятнее себя повел.

Развозмущался по-арабски, и из всей его негодующей речи я понимала только одно слово - Атон. Такое пренебрежительное отношение к деньгам от простых людей я встретила только на территории в Амарнских святилищ.

Одно могу сказать, самое точное мое заключение: Ахетатон - город древних святых.

И снова такси до парома, прощания с понимающим генералом полиции и Добрым Человеком, к сожалению имя его забыла. Как доехала до автовокзала Эль Миньи - не помню, спала в машине как убитая, а когда прощалась с водителем, на него было грустно смотреть, вот как умаялся человек, но остался доволен щедрым гонораром рашин крейзи вуман, и это самое главное - чтобы все оставались добры и терпимы друг к другу.

 

Мысли вслух...

Существует множество предположений о том когда и при каких обстоятельствах на земле появились первые люди...

В результате каких причин и для какой цели человек получил возможность существовать и устраивать свой быт...

Почему для него ценно само его существование ... почему он таков каким видит себя в зеркале...

И почему все мировое сообщество развивается не единообразно?

Мы довольно рациональное Человечество и ясно понимаем, что ниоткуда ничего не берется и само по себе не возникает. Всему есть первопричина или начало. На протяжении всей жизни человек так или иначе сталкивается с "чудесными явлениями", которые приводят его к мысли о существовании некой необъяснимой сверхъестественной силы, вторгающейся в его жизнь откуда-то из вне. Эту невозможность объяснить себе незакономерность хода событий жизни, человек склонен приписывать проявлению неких божественных сил, природу которых он пытается разгадать или разъяснить в течении всего времени своего пребывания на земле. Если он не придает значения "странным" обстоятельствам, то приписывает свои удачи или неудачи своему собственному жизнеповедению и зависимости от окружающей действительности. Но много таких, которые прислушиваются к окружающему пространству и набираясь мудрости, действуют в мире аккуратно, стараясь избегать диссонансов, понимая, что они приведут его к разного рода "страданиям". Из всего этого слагается жизненный опыт человечества. Эти правильные/невредоносные пути на "минном" поле бытия давно уже описаны и в форме постулатов изложены в каждой религии как "завещание богов".

Но...

Возьмем для примера идею Развития Человечества. Никак не укладывается в голове, неужели прогрессивное развитие человека не входило в божественные планы?

Ведь если человек изначально получил от Бога возможность своего существования, не легче ли было тогда сделать его правильным во всех отношениях, предусмотрительно изъять из его бытности все возможные конфликтные факторы, уничижающие сущность человека в "божьих глазах"? Или наблюдать за "человеческим театром" гораздо интереснее, чем получить еще одну партию послушных ангелов. А может быть наше существование это один из "экспериментальных случаев" работы божественной лаборатории? Интересно, имеются ли еще где-то в космическом пространстве какие-либо человеко-клоны, и какое место по пятибалльной шкале МЫ занимаем среди "иных эгрегоров"?

Ведь в самой Библии есть места, повествующие о том, что Бог неоднократно пытался уничтожить невежественных человеков, и не только потому, что они ему досаждали своей "неверной" жизнью, но и вечными мольбами о том, о чем просить не дозволено.

И действительно, человечество неоднократно уничтожалось, гибли народы и цивилизации, болезни, землетрясения и потопы не щадили никого, ни праведников, ни грешников.

...до тех пор... пока между Человеком и Богом не появился "ЗАВЕТ" - договор, на взаимовыгодных в конечном счете условиях. Контракт на одну жизнь, по верному исполнению условий которого, человек получает великое сокровище - допуск в Божественное Царство.

С этого времени отношения между "низом" и "Верхом" изменились. К каждому был приставлен ангел-соглядатай, иначе ангел-хранитель, который еще посмотрит, прежде чем оказать помощь своему подопечному. Оттого и существует расхожее в религиозной традиции мнение, что со своим ангелом-хранителем нужно быть в самых наидобрейших отношениях, а лучше иметь сразу несколько таких "защитников", ведь именно они выступят в роли "адвокатов" на Страшном Суде.

Каждый Ангел, если полагаться на традиционные о них представления, имеет по паре крыльев, что безусловно говорит о его возможности перемещаться в пространстве, а божественные Херувимы, Серафимы и т.д. имеют еще большее число крыльев, что делает их еще более быстрыми, можно сказать мгновенными. Количество крыльев определяется статусом "чина" Божественной Иерархии. Тогда как Бог никогда не изображался крылатым, и на этом зыбком основании можно сделать вывод, что Он находится вообще где-то далеко, связываясь с Землей посредством "ангельской" почты, либо его сущность содержится в каждой молекуле пространства, что врят ли.

Главнейшим из преданий о возникновении жизни как таковой и ее дальнейшем развитии, с древних времен, является Библейское повествование. Несмотря на гонения и недоверие к этому источнику, библия содержит колоссальную информацию, причем, напрасно искать в ней коды, она написана по принципу - что вижу, о том и пишу. Закодированная, она была бы просто бесполезна для человечества. Другой вопрос - кто эти люди, которые "видели", очевидцы событий прошлого, каков был их менталитет. Неужели жизнь настолько изменилась, что мы не сможем найти подтверждения описанным в ней "чудесам" в своей реальной жизни, или "заветные чудеса" закончились, или Бог со временем стал ИНАЧЕ проявлять себя по отношению к людям?

Именно так.

После многочисленных споров на советах богов, в том числе и после чудесного спасения Ноя, было-таки вынесено решение, что существование человека на земле будет продлено до "некоторого времени" при соблюдении человеком "заповеданного Завета", за исполнением которого будут поставлены разночинные ангелы. А за тем, после времени, человеческое существование прекратится. И все божественные деяния будут удалены с земли, все живое, то что он сотворил прекратит свою жизнь, и покроется твердыня водою, как и было прежде.

Приведу из Египетской Книги Мертвых слова бога-демиурга Атума: "Но все, что я создал, я разрушу. Этот мир снова вернется в первобытные воды, в первопоток, как в самом его начале. Буду только я, который останется, вместе с Осирисом". Конец света произойдет не в форме крушения циклического круговорота, но как серия сознательных актов, возвращающих сотворенный мир назад - и это произойдет, как говорится в том же тексте, "спустя миллионы лет".

 

Rambler's Top100