Алексей Крузер

Карта Пири Рейса.

Оверштаг.*

(Статья составлена по итогам дискуссии на форуме Лаборатории Альтернативной Истории)

*Прим. Оверштаг (голл. overstag) - поворот парусного судна на другой галс носом против встречного ветра.

«Там, в неизмеренной дали, за солнцем солнце открывая,

увидят люди край земли и остановятся у края…»

В.А.Назаров

Человек издревле стремился понять и осознать мир, его окружающий. Непознанное будоражило пытливые умы, манило их и увлекало к новым горизонтам. Первопроходцы и первооткрыватели шли нетореными тропами, прокладывая маршруты, иногда наобум, иногда удачно сложив мозаику из разрозненных частей. Но чаще – продвигались, следуя логике и строгим расчетам, которые должны были до минимума снизить вероятность роковых ошибок, случайностей и опасностей, которые таит в себе наш «несовершенный» совершенный мир.

Всякое новое открытие зачастую приносило первопроходцу тяготы и лишения, порой оканчивающиеся весьма плачевно. Ну, никак не хочет принимать так четко притертый веками механизм новую шестеренку, еще не успевшую отшлифовать заусенцы, оставшиеся на ее зубцах после штамповки! И это еще хорошо, если количество и шаг зубцов новой детали более-менее соответствуют устоявшемуся общепринятому механизму. В противном случае вывод один – брак, не кондиция, списать…

Не обошла подобная участь и некоторых пионеров XV-XVI веков при открытии дотоле неведомых новых земель, именуемых ныне Америками: Северной и Южной. Это было величайшим событием того времени. Сознание человечества вышло из тени своеобразного невежества. Научная мысль расширила и укрепила представление о вселенной. Мир неудержимо менялся…

***

1929 год. В стамбульском дворце Топкапы («Topkapi Sarayi») обнаружен фрагмент некой морской карты, исполненной на пергаменте из шкуры газели. Ее тщательно изучают и приписывают выдающемуся турецкому адмиралу Хаджи Мухиддин Пири ибн Хаджи Мехмеду (Пири Рейсу), датируя 1513 годом.

Руке прославленного адмирала принадлежит и так называемая «Книга морей» («Китаб-и-бахрие»), содержащая аккуратно исполненные и подробные навигационные схемы важнейших городов и портов Средиземного моря. При изучении карты в 30-е годы ХХ столетия, ряд специалистов не обнаружил в ней какой-либо значимости, в результате чего та была предана забвению вплоть до 1956 года, когда по счастливой случайности к ней снова не вспыхнул интерес. Попав в руки А. Мэллери, специалиста по навигационному делу, карта Пири Рейса мало-помалу приобрела свое толкование, известное нам на сегодняшний день.

В ходе длительных и кропотливых исследований, была выдвинута гипотеза о наличии на карте, кроме Американских континентов и части Африки, побережья Антарктиды, причем лишенного ледяного покрова! Гипотеза принадлежит профессору Чарлзу Хэпгуду, который в то время преподавал историю науки в Кинском колледже, штат Нью-Хэмпшир, США. По мнению Ч. Хэпгуда и его студентов, которые проявили в этих исследованиях особое участие, такое явление абсолютно невозможно для 15-16 веков. Ведь современные исследования говорят нам о том, что ледяная шапка, согласно полученным данным, покрывает шестой материк, по меньшей мере, 6-7 тысяч лет! А из этого следует, что карта Пири Рейса должна быть составлена на основе очень древних знаний, датируемых периодом времени, когда лед в Антарктике напрочь отсутствовал! Все это подтверждается достаточно обоснованными доказательствами и фактами. Ход исследования и полученные выводы описаны в нашумевшей книге Ч. Хэпгуда «Карты древних морских королей».

Случилось так, что этот феномен был представлен к обсуждению на форуме ЛАИ, где в ходе дискуссии среди участников зародились некоторые сомнения относительно достоверности интерпретации данной карты. Дело в том, что у каждого человека, в зависимости от той системы знаний, которую он использует для объяснения окружающего мира, формируется своеобразное, личное толкование природы вещей и явлений.

Фраза самого же Ч. Хэпгуда: «…Мое глубокое убеждение состоит еще

и в том, что любитель играет в науке, гораздо, большую роль, чем принято

считать», - явилась некоей отправной точкой. Было произведено независимое исследование, которое, начавшись спонтанно, тем не менее, привело к довольно-таки интересным результатам.

Все началось с предложения зачинщика дискуссии сравнить очертания материков, изображенных на карте Пири Рейса с картой современной. По его мнению, при взгляде на знаменитую карту, складывается впечатление об аэрофотосъемке, либо о зарисовке наблюдений вообще с околоземной орбиты.

Сравнение карты Пири Рейса с современной географией материков (by Putnik)

Там же было подмечено, что один из островов, изображенных на карте турецкого адмирала, очертаниями и местоположением, достаточно схож с островами Бермудской группы, а именно с очертаниями подводного плато, которое предположительно отождествлялось заявителем с гипотетической Атлантидой. И действительно, как видим, некоторые сходства имеются:

Атлантида? (by Putnik)

Невольно закрадываются мысли об инопланетном вмешательстве и зеленых человечках. Но не будем спешить.

Ведь не все понятно с уровнем вод океана в том районе. Выходит так, что на момент рисования карты, сам Пири Рейс был осведомлен о заокеанских берегах намного лучше своих современников. В то же время, период составления карты приходится на начало эпохи великих географических открытий и уже сам по себе является следствием оных. Говоря иными словами, к 1513 году – моменту начертания карты, примерно все береговые линии и некоторая часть островов, лежащих в западной части Атлантического Океана, были уже открыты, более-менее обследованы и картографированы. Отчего же ни один из путешественников не причалил, например, к большущему острову, изображенному на карте Пири Рейса, отождествляемого с местом, где сейчас находятся Бермуды, и не открыл его? Ну, не причалил по естественной причине – глубина там слишком большая для причаливания. По утверждению оппонентов, глубина расположения подводного плато, сходного по очертаниям с островом на турецкой карте, составляет около 4000 метров. Если этот остров, к примеру, - плод фантазии турецкого адмирала, то откуда он мог так хорошо знать об этом подводном плато? А если остров все же был, то не является ли он Платоновой Атлантидой? Уж очень он подходит под описание, данное Платоном.

Посмотрим, что все это нам дает. Допустим такую возможность, которая определяет объем вод мирового океана древности в настолько мизерном количестве, что ныне глубоководное плато района Бермуд находится на поверхности и являет собой гипотетическую Атлантиду. Тогда, это же самое допущение должно учитывать наличие на поверхности океана следующих районов суши:

  • Южно-Атлантического хребта - части подводного Срединно-Атлантического хребта в Атлантическом океане, который простирается от разлома Чейн (близ экватора) до 55°ю.ш. на ~6500 км. Глубина над хребтом от 84 до 3400 м;

  • Северо-Атлантического хребта - части подводного Срединно-Атлантического хребта в Атлантическом океане, длиной ~8200 км, шириной до 1500 км, рассеченного многочисленными разломами. Наименьшая глубина над хребтом 128 м, отдельные вершины поднимаются над поверхностью, образуя, например, те же Азорские острова.

И это – только минимум из всего, что должно было бы, по идее, находиться на поверхности, вместе с Бермудским глубоководным плато. Выходит, что и Срединно-Атлантический хребет так же должен быть показан на карте Пири Рейса. Но нет его там, как и ныне подводной части района Фолклендских (Мальвинских) островов - архипелага на юго-западе Атлантического океана, который расположен в 483 км от побережья Южной Америки и 1080 км от британской территории Южной Георгии и Сандвичевых островов. Этот район по той же самой понятной причине одинаково должен был находиться на поверхности вместе с перечисленными выше. Очертания же его современной подводной части (района Фолклендских островов) в большей степени подходят под южную часть карты Пири Рейса, нежели предполагаемое побережье Антарктиды по А. Мэллери и Ч. Хэпгуду – Земли Королевы Мод.

Заметим тут же, что перепад уровня мирового океана не мог случиться за пару тысячелетий и остаться незамеченным. Информация о подобном наступлении воды обязательно должна была бы сохраниться в памяти человечества. И, как оказывается, такая информация действительно сохранилась, но более древняя. Память о Всемирном Потопе. Правда, еще до конца не совсем ясно, откуда явился такой объем воды, пополнившей бассейн мирового океана, и какая именно сила вызвала эту масштабную катастрофу. Тем не менее, информация о такой катастрофе, увенчанной водным фактором, присутствует в эпосах чуть ли не всех народов мира. Спрашивается, а при чем же здесь тогда Пири Рейс, живший на рубеже XV-XVI веков нашей эры, в то время как Всемирный Потоп, по некоторым оценкам, датируется возрастом порядка 10-12 тысяч лет? - Да совершенно ни при чем. По мнению профессора Ч. Хэпгуда, сам адмирал «виноват» в этом случае лишь косвенно, потому как именно ему, предположительно, досталась информация, возможно в виде описания, а возможно в виде схемы, с которой он и срисовал очертания материков и островов, составив собственную карту мира, часть которой мы сегодня и имеем возможность лицезреть. Но раз материки и острова изображены до наступления вод, иначе - до Всемирного Потопа, тогда оригинальная карта должна быть несколько древнее последнего. Она должна быть до-Потопная. И, следовательно, составить ее должна была рука цивилизации с достаточно высоким уровнем развития – на неандертальцев это явно не похоже. И так сложилось, что исследовательская деятельность ЛАИ доказывает наличие в глубокой древности именно такой цивилизации и подтверждает это фактами. С этой позиции ничего непонятного и странного в отношении карты Пири Рейса не возникает. Все спокойно и достаточно прозрачно. Однако, на наш взгляд, тут все дело в корректности расстановки акцентов и истинности представленной трактовки, имеющей некоторую степень предвзятости, либо завуалированность стереотипами своего времени.

Существуют определенные моменты, которые вызывают сомнения и теребят душу.

Одним из таких моментов является совпадение некоторых исторических событий совсем недавнего прошлого, связанные с формированием трактовки данной карты. А именно – треволнения с шестым континентом по вопросу территориальной принадлежности.

Как известно, Антарктида была официально открыта 16 (28) января 1820 года русской экспедицией под руководством Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева. Событие, по сути, равноценное открытию Америки Колумбом, со всеми вытекающими отсель последствиями.

Напомним, что А. Мэллери выдвинул свое предположение после того, как в 1956 году некий турецкий морской офицер преподнес карту Пири Рейса в дар американскому морскому гидрографическому управлению. Сам факт появления этого офицера в Штатах – событие достаточно своевременное в свете укрепления турецко-американских военно-экономических связей. Из истории известен протокол о приеме Турции в НАТО, подписанный в Лондоне 17 октября 1951 года. Турция, заявив, что является “бастионом против проникновения коммунизма на Ближний Восток”, обеспечила для себя приток американских военных кредитов. Возобновление «интереса», вспыхнувшего на этой почве к карте Пири Рейса после 25 летнего забвения – явление, возможно, не совсем случайное. СССР был в то время мощной коммунистической державой – идеологическим противником стран капитализма, и потому, в результате конфронтации, происходили различные попытки подрыва его престижа и значимости на мировой арене. Ведь простое доказательство того, что турецкая карта обозначает в южной своей части именно Антарктиду, умаляет в достаточной степени значение открытия этого континента именно русскими мореплавателями. И это обстоятельство могло или еще возможно сможет сыграть свою роль в «дележке» шестого континента меж странами-претендентами.

В соответствии с конвенцией об Антарктике, подписанной 1 декабря 1959 года и вступившей в силу 23 июня 1961 года, шум, вокруг этой самой «дележки», несколько поутих. Однако наличие договора совсем не обозначило того факта, что присоединившиеся к нему государства отказались от своих претензий на континент и прилегающее к нему пространство. Напротив, все эти треволнения до сих пор являются насущной головной болью человечества. И доводы основных претендентов на территории Антарктиды – США и России, кстати, полностью отметающих претензии других стран и друг друга в том числе, - все еще находятся во взвешенном состоянии. С этой позиции, карта Пири Рейса – чистейшей воды инсинуация, бомба замедленного действия, заложенная под историю открытия Антарктиды. Стало быть - война продолжается, но оружием на этом поле брани является теперь дезинформация, основанная на уже прочно укоренившемся случайном, либо умышленном искажении фактов.

Однако, политика и необоснованные предположения – аргументы довольно шаткие. Можно много и громко говорить, энергично размахивая руками, что даст повод оппонентам поступать аналогичным образом. Результатом будет громкий шум, который попросту заглушит в неразберихе именно само решение загадки. Потому и была предпринята попытка, рассмотреть данную проблему непредвзято, оперируя в своих рассуждениях лишь фактами, от которых нельзя отмахнуться, либо сокрыть.

Итак. При начертании материков и водных пространств, на рассматриваемую карту наносились различные персонажи, как одушевленные, так и неодушевленные. Исходя из факта, что Пири Рейс в силу сложившихся обстоятельств того времени (политического и технического характеров), никак не мог ходить к берегам Южной Америки, и того факта, что при составлении своей карты он использовал множество различных первоисточников, можно сделать предположение о срисовывании адмиралом всех персонажей с более ранней карты. Но что это была за карта, что за источник информации? Как утверждает Ч. Хэпгуд, точность размещения материков по долготе и широте на карте говорит о том, что при составлении последней использовались, чуть ли не современные навигационные методы. Откуда же такая точность в средние века? И кто мог, путешествуя, наблюдать всех этих диковинных животных и людей?

Попытаемся ответить на этот вопрос, используя комплексный подход. Начнем с изучения персонажей, изображенных на карте Пири Рейса.

Рассматривая карту, отметим, что некоторые острова на ней населены попугаями. Во-первых, чтобы нарисовать птиц островов, необходимо их хотя бы увидеть, познать, что такие птицы существуют вообще, побывав на месте самому, либо получить информацию из достаточно достоверных источников. Иначе говоря, надобно попросту знать, что именно такие птицы существуют в таком-то месте земного шара. Изображать их просто «с потолка» - занятие довольно нецелесообразное. Хотя, рассматривая эту карту как подарочный вариант тому же султану, что следует из фактов истории, естественно можно согласиться с нанесением рисунков составителем для придания оной некоей оживленности и загадочности. Но вернемся к самим персонажам. Итак, по внешнему виду и расцветке, птицы на карте – ожереловые попугаи, место жительства которых – Юго-Восточная Азия. Уточнимся, что попугаи изображены именно с красным клювом.

 

Попугаи. Карта Пири Рейса Ожереловый попугай

 

Тут естественно может крыться ошибка, либо неточность, потому как по всей вероятности, адмирала совсем не интересовали такие подробности при составлении именно географических особенностей земель.

Пойдем дальше. Однорогие быки. На первый взгляд – прямая аналогия с носорогом.

 

Однорогий бык. Карта Пири Рейса Индийский носорог

 

И вот именно в таком виде носорога можно нарисовать только по словесному портрету, отняв у обычного двурогого быка один рог. Ведь всем известно, что рог у носорога располагается отнюдь не между ушами. Однорогий носорог, проживает опять же в Юго-Восточной Азии! Это носорог индийский. В свое время был распространен по всей Южной и Юго-Восточной Азии, а в не столь отдаленном прошлом слыл завсегдатаем в Южном Китае и Восточном Иране. Необходимо заметить, что в Южной Америке носорог проживает так же. Однако южноамериканец двурог и именно этот штрих отличает его от носорога индийского.

Еще одна «оплошность» адмирала при разрисовке карты? - Возможно, ведь никто не совершенен.

Существует, конечно, еще одна кандидатура на роль «подозреваемого». Это – эласмотерий. Однако жил он, по некоторым оценкам, около 12 тысяч лет назад. Да-да, - это прекрасно совпадает с предположением Ч. Хэпгуда о некоей древней карте и до-Потопных временах! И в то же самое время - рушит его. Эласмотерий происходит из раннего и среднего плейстоцена районов Украины, Поволжья, Заволжья, Предуралья, Узбекистана, Сибири, Казахстана, Китая. Он входит в состав хазарской фауны, существовавшей в эпоху максимального оледенения, а в обеих Америках в виде ископаемого нигде не обнаружен.

 

Эласмотерий. Реконструкция Мохенджо-Даро. Изображение однорогого быка

 

Интересная деталь – почему-то радиоуглеродные датировки останков эласмотерия неизвестны, либо вовсе не проводились.

Как вариант, можно еще попытаться связать реально существовавшего эласмотерия с мифическим единорогом, самые древние изображения которого встречаются в памятниках культуры 2-3 тысячелетия до нашей эры и связаны с Древней Индией. Так, в виде однорогого быка он изображен на печатях из древних городов долины Инда — Мохенджо-Даро и Хараппы, представляя один из наиболее значимых священных образов. Обычно именно с воздействием позднейшей индийской традиции связывают появление единорога в ближневосточной мифологии, перекочевавшего затем в античную Европу. Это так же подтверждается «чудовищами» Ктесия Книдского (440 - 380 года д.н.э.), описания которых дошли до нас в изложениях Элиана, Аристотеля и Плиния Старшего, связывавших происхождение и место обитания единорогов именно с Индией.

Следующий персонаж карты – человек с головой вместо туловища. Довольно-таки примечательная «личность».

 

Странный человек. Карта Пири Рейса Бородатые ведды

 

Первое, что сразу приходит на ум – чревовещатель, или факир-вентролог. Плюс ко всему пучок каких-то трав в правой руке говорит, по-видимому, о знахаре-травнике либо маге. Место происхождения понятия факир-маг-чревовещатель напрямую связано именно с Индией. Применительно к исследуемому региону, борода на лице – примета опять тех же индусов и веддов.

В противопоставление этому на Южно-Американском континенте самый известный бородатый персонаж доколумбовой эпохи – Виракоча. Но в таком «неприглядном» виде его даже индейцы не изображали. Кстати говоря, у населения Южной Америки с бородой небольшая оказия - не желает оная произрастать у аборигенов. Тогда в чем же тут может быть дело? Небольшой штрих к выяснению этого вопроса добавит следующая репродукция из собраний «Русского лубка»:

«Люди дивия найденные царем Александром Македонским». Русский лубок

Люди дивия. В древнерусских книжных легендах и космографических описаниях - монстры, обитатели далеких сказочных земель, прежде всего Индии. Среди них упоминаются многоглавые, с лицом на груди, со звериными или птичьими головами и ногами, с крыльями, живущие в воде и т.п. существа. Рассказы о людях дивия связаны либо с повестями о походах Александра Македонского, либо со сказаниями о государстве индийского царя и попа Иоанна («Сказание об Индийском царстве», 15 век). Люди дивия являлись образом неверных, «нечистых» народов. Наиболее опасные из таких народов были, по преданию, заточены царем Александром Македонским в скалах. Им приписывалась важная роль в грядущих событиях накануне конца света, когда они якобы должны обрести свободу.

Александр Македонский, воспитанник Аристотеля, воевал именно Азию и Индию. На Америки ходить войной тогда далековато было. Да и не ведали ни о каких Америках в те времена. Из военных походов воины Александра привозили с собой дивных птиц с красными клювами, которые умели повторять человеческую речь, за что очень высоко ценились и пользовались популярностью у знатных особ. Разговорчивые птицы с красными клювами – уже известные нам ожереловые попугаи из Азии.

Вскормленный знаниями Аристотеля, Александр с юных лет имел достаточное представление о землях, лежащих в восточных пределах. Сам же Аристотель пользовался информацией все того же Ктесия Книдского, труды которого до наших дней не дошли, но при желании некоторые свидетельства об их содержании можно проследить в произведениях ученых и философов различных времен и народов. Например, в пересказе патриарха Фотия достаточно подробно освещается содержание книги Ктесия именуемой «Индика». В географических описаниях индийских земель Геродотом так же упоминаются аналогичные персонажи. Такой же странный человек, с головой вместо туловища, изображен и на карте Хуана де ла Косы, что дает нам повод для суждения о сходном источнике информации, которым пользовались перечисленные картографы при описании восточных пределов.

Странный человек. Карта Хуана де ла Коса

Но продолжим рассматривать персонажи. Рядом со странным человеком сидит и преспокойно поедает какой-то фрукт обезьяна. Известно, что в той же Индии обезьяна – священное животное. Почитание обезьян настолько ослабило естественную осторожность и недоверчивость последних к людям, что нет ничего удивительного в таком тесном соседстве.

Странный человек и обезьяна. Карта Пири Рейса

Теперь рассмотрим животное с длинным хвостом и рогами. Утверждения некоторых исследователей, что это – южноамериканская лама, выглядят довольно несостоятельными по причине полного несоответствия оригинала с данным описанием. Во-первых, у лам южной Америки отсутствуют рога. Во-вторых, размер хвоста у животного с карты явно не соответствует размерностям таковых у викуньи либо альпако. Можно с некоторой уверенностью признать, что изображение на карте – вымышленное и нашему миру не принадлежит. Зачем же его тогда рисовал составитель карты? Если просто так, то тогда не стоило его и вообще рисовать. Ведь изображение несет по идее смысловой подтекст, уточнение, объясняя и описывая особенности земель в плане фауны (довольно важный момент в путешествиях, связанный, например с питанием).

 

Неизвестное животное. Карта Пири Рейса Длинножирнохвостая овца

 

Однако животное с признаками, весьма схожими с изображением на карте Пири Рейса все-таки существует. И это - длинножирнохвостая овца (рис.). Жир, накапливаясь в хвосте овцы, заставляет последний, увеличиваясь со временем в размерах, волочиться по земле. Для предохранения от повреждений такого хвоста, некоторые пастухи изготавливали специальные тележки - волокуши. Но чаще хвост таки обрезали. Упоминания о таких овцах снова просматриваются в описаниях Ктесия Книдского: «Овцы и козы в Индии больше, чем ослы. В основном они родят по четыре или по шесть детенышей зараз. У них длинные хвосты; поэтому у самок их отрубают, чтобы они могли совокупляться».

Либо у Константина Багрянородного:

«Скот индов - козы, по размеру превосходящие самых крупных ослов. И рожает по большей части до шести каждая овца и коза; меньше же трех ни овца, ни коза не рожают; весьма же многие — по четыре. И овцы, и козы имеют хвосты широкие и длинные, почти касающиеся земли; иные же тащат хвосты по земле; они у них примерно в локоть шириной. А хвосты овец-рожениц они отсекают, ибо если хвосты не будут отсечены, то они будут не способны передвигаться. А есть это весьма приятно. И на каждом жира на десять мин по весу, а самый маленький хвост — на пять мин. Масло делают из этого жира, и в пищу употребляют по большей части это масло. Разрезая же хвост баранов, вынимают по весу на три мины, иногда же — и на четыре; а затем, зашивая, делают здоровыми. Ибо если этого не делать, то овцы не смогут носить хвосты. Делают же они это всегда ежегодно; ведь жир нарастает снова, и становится хвост таким же, каким был прежде».

История овцеводства уходит своими корнями в Азию и Египет. В Новом же Свете овцы появились, благодаря именно испанцам и португальцам, которые завезли их туда при освоении открытых земель. Но это было уже несколько позже рассматриваемых нами событий. Овцы потеснили южноамериканских представителей семейства верблюдовых - лам, которых приручало и использовало в своих целях предпочтительно местное население.

По всей горной области были распространены два вида диких лам - вигонь (викунья - Vicugna vicugna) и гуанако (Lama guanicoe). В прошлом индейцы на них охотились из-за мяса и шерсти. Гуанако водилась не только в горах, но и на Патагонском плоскогорье и в Пампе. Ныне дикие ламы встречаются редко. Индейцы в Андах разводят два домашних вида лам — собственно ламу и альпаку. Ламы — крупные и сильные животные, используются в качестве вьючных животных на труднопроходимых горных дорогах, их молоко и мясо употребляют в пищу, а из шерсти делают грубые ткани. Альпаку (Lama pacos) разводят только из-за ее мягкой шерсти.

 

Альпака Викунья Гуанако

 

Как видим, изображение на карте не имеет ничего общего с ламами Южной Америки. Очередная неточность составителя?

С распознаванием изображения змей на карте разговор будет простой и короткий. Змеи присутствуют как в Юго-Восточной Азии, так и в Южной Америке. Конечно, можно с некоторой уверенностью принять ее за кобру и сделать вывод в пользу Индии, потому как, например, в Южной Америке кобры отсутствуют, даже ископаемые. Тем более что, сведения о каких-либо змеях в «Антарктиде» Ч. Хэпгуда – А. Мэллери напрочь отсутствуют. Возможно, такая аналогия с коброй будет похожа на подтасовку фактов, и читатель сможет уличить нас в предвзятости. Поэтому обратим внимание лишь на некоторое сходство линий – и точка. Под определенным углом зрения нарисованная змея может показаться так же анакондой или удавом. Прорисовка змеи на карте сохранилась плохо, и идентифицировать ее достаточно проблематично. Напомним лишь, что, посетив Каражан (ныне провинция Юньнань), Марко Поло свидетельствует о том, что водятся в этой стране "большие ужи и превеликие змеи".

 

Змея. Карта Пири Рейса Кобра

 

Кинокефалы, киноцефалы, псоглавцы, песьи главы, песьеглавцы, песиголовцы. Люди с собачьими, волчьими, шакальими либо гиеньими головами…

Собака (волк) и обезьяна. Карта Пири Рейса

Рассказы о народе псоглавцев встречаются у античных писателей: Гесиода, Геродота, Ктесия, Мегасфена, Плиния Старшего. Согласно им, кинокефалы жили в Индии, Ливии, Эфиопии и Скифии.

Новый персонаж не менее странен, нежели иные. Возможно, что это существо из семейства кошачьих. Но в то же самое время имеет голову собачью. О чем это может нам говорить?

Собака – самый первый спутник человека в его эволюционном развитии. Древние охотники приручили собак, либо древние собаки «приручили» человека – это еще тот самый спорный вопрос. Но факт того, что человек разумный с незапамятных времен использовал собаку при охоте на более сильную, либо быструю дичь, никто отрицать не будет. В этом месте читатель справедливо поинтересуется – ну а при чем тут изображение с карты? Зачем отождествлять собаку-охотника с каким-то неизвестным «мутантом»?

Ответ будет достаточно прост. Неведомый «мутант» с карты Пири Рейса – гепард. Отождествляется с собакой-охотником по той простой причине, что использовался человеком с той же целью, что и собака. Гепард – единственная кошка, достигающая добычу на быстром скаку, преследуя ее, словно борзая собака. Настигая жертву, гепард бьет ее передними лапами, тут же вгрызаясь добыче в горло. Кинетическая энергия, которую несет в себе тело скачущего с огромной скоростью зверя (а это, зачастую, порядка до 110км/ч), позволяет сбивать с ног животных более крупных и тяжелых, нежели он сам. Охота с прирученным гепардом имела неоспоримые преимущества. По некоторым данным, примерно 5 тысяч лет назад, с дрессированным гепардом выходили на охоту древние шумеры. В 16 веке до нашей эры, одомашненный гепард был известен в Египте. В 13 веке нашей эры дрессированные гепарды жили при дворе хана Хубилая - о чем повествует Марко Поло в своих воспоминаниях, наблюдавший в том месте около тысячи ручных особей. В некоторых странах, например в Марокко, Эфиопии, но особенно в Индии, и поныне охотятся с гепардом.

 

Неизвестный зверь. Карта Пири Рейса Гепарды

 

Кто-то скажет, что все это – чепуха. Гепард ведь – пятнистый! Однако, хорошо известен факт, что рожденные после трехмесячной беременности детеныши гепардов именно не пятнисты. И остаются не пятнистыми на протяжении жизни. В силу определенных законов атавизма нередко даже у не пятнистых и не полосатых зверей (львов, пум, тапиров, кабанов) потомство пятнисто или полосато.

Следующий персонаж, на первый взгляд – вообще загадочное существо. Оно очень слабо прорисовано, либо вылиняла краска - об этом достаточно сложно судить, изучая всего лишь электронную версию карты. Вдобавок ко всему существо еще имеет шесть рогов. Прямо мистика какая-то! Однако мистический туман довольно легко развеивается сравнением изображения существа на карте с обычным животным, существующим многие века в реальном мире. Лось – это, вероятнее всего и есть то самое животное, послужившее прототипом для загадочного монстра с карты Пири Рейса.

 

Загадочное существо. Карта Пири Рейса Лоси

 

Последнюю связку персонажей в северной части карты, можно трактовать по-разному. Это может быть и путешествием святого Брандана, осуществленное им приблизительно около 530 года н.э. Учитывать следует тот факт, что по легенде, дошедшей до нас, этот святой встретил в море морское чудовище, принятое им вначале за остров, которое погрузилось в пучину вод при высадке путешественника на этот мнимый клочок земли. Такая интерпретация перекликается с приключениями Синдбада-морехода и рыбой-китом из арабских сказок, которые мог, например, использовать тот же Пири Рейс. Люди, находящиеся на корабле, очень похожи на монахов - в хитонах с островерхими капюшонами. Эта версия более приемлема для рисунка, потому как остров святого Брандана имеется на карте М. Бехайма. Однако существующая надпись (по свидетельствам авторов начала ХХ века) на карте Пири Рейса приводит нас к францисканскому священнослужителю из Оксфорда, который совершил плавание к Крайнему северу ~ в 1360 году н.э. По одной версии, его имя – Николас из Линна, иначе – минорит Гуго, но уже из Ирландии. Лавры первенства теряются в веках. Однако о реальном существовании такой личности упоминает так же и Герард Меркатор в «Atlas minor», изданного в Амстердаме в 1606 году, где говорится о монахе-математике из Оксфорда, умеющего пользоваться астролябией и совершившего плавание в Атлантике, что собственно было описано в ныне утерянном географическом труде «Счастливое открытие».

Иной трактовкой можно попробовать обозначить этих «монахов» как викингов-варягов в островерхих шлемах и вспомнить про плавание Лэйфа Эрриксона в Винлэнд около 1000 года н.э. Основной источник информации о путешествиях викингов к берегам Северной Америки содержится в двух исландских сагах, «Саге об Эрике Рыжем» (Eiríks saga rauða) и «Саге о гренландцах» (Grœnlendinga saga).

Взгляд несколько под иным углом, указывает нам на Джона Кабота (Джованни Каботто) – итальянского мореплавателя на службе при английском двора. Этот человек, в 1496 году, отчалив на единственном корабле из Бристоля, следуя в западном направлении, пересек Атлантику и спустя месяц высадился в северной оконечности острова Ньюфаундленд. Пройдя несколько южнее, Кабот обнаружил огромные косяки трески и сельди – район в океане, окрещенный впоследствии Большой Ньюфаундлендской банкой. Здесь нужно остановить свое внимание на треске и заметить, что особи ее достигают больших размеров: обычная промысловая величина составляет 40 - 80 см, но может достигать и 150 - 180 см длины и свыше 40 кг веса. Основные нерестилища находятся в Вест-фьорде, у Лофотенских островов, Северо-Западной Норвегии, почему эту треску часто называют лофотенской. Эта находка, по сути дела, принесла впоследствии Англии даже больше прибыли, нежели золото Южной Америки Испании. Потому проведем смелую аналогию двух людей и рыбы с атлантической треской и английскими матросами – благо, по форме одежды, их легко можно опознать. Да и рыбина с карты вся усыпана пятнышками – точь-в-точь как у трески. По возвращении Кабота из первого путешествия, англичане стали считать, что тот якобы открыл западный путь в земли Китая. Во втором путешествии 1498 года, Джон Кабот исследовал и картографировал юго-западное побережье Северной Америки. Это достаточно важный момент в нашем исследовании, потому как испанцы в то время не открывали земель более острова к северу от Кубы, считая саму Кубу частью Азии. Но в то же самое время уже на карте Хуана де ла Косы от 1500 года отчетливо просматривается юго-западное побережье Северной Америки. Там же, на этой карте, находится надпись с указанием упомянутого района морских вод, который был открыт именно англичанами.

 

Люди в лодке. Карта Пири Рейса Люди и рыбина. Карта Пири Рейса

 

Треска атлантическая Английский матрос. 17-18вв

 

Здесь прекрасно прослеживается переплетение нескольких источников информации в одном месте, отмеченном на карте Пири Рейса - плавание св. Брандана, монах из Оксфорда, викинги и Ньюфаундлендская банка. Старое и новое объединяют северные воды Атлантики, которые ко времени составления исследуемой карты уже были известны европейцам.

Рассмотрим теперь персонажей части Африканского континента, изображенного на карте Пири Рейса. Этот континент находился ближе всех к очагам средневековой цивилизации Евразии, и потому информации о нем в XV-XVI веках было значительно больше, нежели об Америках. Не особо вдаваясь в подробности, напомним, что побережье Африки исследовали вначале древние финикийцы, которые по некоторым сведениям обогнули этот континент еще в конце VII века д.н.э. После финикийцев исторически засвидетельствована морская экспедиция правительницы Египта Хатшепсут, предпринятая в первой половине XV века д.н.э., маршрут которой пролегал через Красное море в страну Пунт на востоке Африки. Затем Ганнон Карфагенский прошелся своей флотилией западным побережьем, основав там поселения и колонии. В эпоху ВГО добавил знаний об Африке Бартоломеу Диаш, достигший в 1488 году мыса Бурь (мыс Доброй Надежды) и вслед за ним Васко да Гама, проложивший в 1497-1498 году новый восточный маршрут в Индию. Уместным здесь будет отметить тот факт, что кормчим у Васко да Гамы был выдающийся арабский мореплаватель и потомственный навигатор Ахмед ибн Маджид, тот самый, который ранее ходил с Диашем к мысу Бурь. Ибн Маджид обладал обстоятельными познаниями в морском деле, как теоретическими, так и практическими, используя материалы и богатый опыт предшественников, испокон веков бороздивших морские просторы от Занзибара и Мадагаскара до Тайваня и отдаленных уголков Индонезии. Свои познания он отобразил в более чем 40 работах и двух книгах: «Собрание итогов о главных принципах знания о морях» (1462г.) и «Книга польз об основах и правилах морской науки» (1490г.). К этому следует добавить деятельность Перу ди Ковельяна, посланного монархом Португалии Жуаном II с целью разведки в восточные страны и осевшего в Эфиопии после посещения Индии, предоставляя португальскому двору ценные сведения как экономического, так и географического характера полученные от арабских купцов и мореплавателей.

Все сложилось так, что к моменту составления карты Пири Рейсом, на Африканском континенте осталась слабо исследованной в основном только центральная часть, которую, впрочем, частично изучил арабский путешественник Ибн Батута в XIV веке. Побережье же было заселено туземцами и различными поселенцами, о которых в то время уже было достаточно хорошо известно в Европе.

 

Негр. Карта Пири Рейса Араб. Карта Пири Рейса Монгол, китаец (?)Карта Пири Рейса

 

Мавры - исповедовавшие ислам арабы и берберы Северо-Западной Африки в период между VII и XVII веками. Этот термин применяется как в отношении арабов и берберов, которые завоевали Испанию и поселились там, в VIII веке, так и той части жителей завоеванных территорий (и их потомков), которые стали мусульманами. Поскольку некоторые из арабских завоевателей Испании относились к негроидной расе, этот термин употреблялся в XVI - XVII веках как отличительный признак любого человека с темной кожей. Из-за своей неточности термин «мавры» неохотно используется историками. Прилагательное «мавританский», тем не менее, часто применяется к произведениям искусства и культуры, которые появились в тех частях Испании, которые находились под мусульманским господством.

 

Исходя из того, что часть континента в восточном районе карты – Африка, рассмотрим следующий персонаж. Это - африканский слон. А точнее – лесной африканский слон, выделенный из общего названия в отдельный подвид. Своими размерами и формой ушей он чем-то напоминает индийского слона и поэтому их легко спутать. Высота лесного африканского слона в холке составляет около 2,5 метров, что значительно меньше размеров слонов, живущих в саванне. Лесной слон также имеет более густой волосяной покров коричневого цвета и уши округлой формы. Как и следует из его названия, лесной африканский слон (рис.) живет в тропических лесах Африки. Тут все соответствует месторасположению, формам и фауне. Ничего фантастического не наблюдается, что говорит нам о соответствующих времени и месту знаниях составителя карты.

 

Слон. Карта Пири Рейса Лесной африканский слон

 

Птица с длинными ногами и короткими крыльями – не кто иной, как африканский страус, только не черный, а серый.

 

Страус. Карта Пири Рейса Черный страус Серый страус

 

Как видим, результат опознания говорит сам за себя – составитель с уверенностью прорисовывал в западной части карты фауну Индии, но только фауну не совсем обычную, а собранную из описаний и словесных портретов, которые преобладают именно в произведениях древних античных авторов в виде мифических персонажей. Напротив, в восточной части, наблюдаем фауну и жителей Африки, которые соответствовали действительности на момент составления карты. Уверенность расположения Индии за Океаном Тьмы на западе с некоторого времени не оставляла Христофора Колумба, в нее верили Мартин Бехайм и Паоло Тосканелли, черпая сведения из переводов «Географии» Клавдия Птолемея. Из этих фактов можно предположить, что в западной части карты Пири Рейса изображена именно Индия. Однако это будет справедливо только для источника знаний, послуживших еще Эратосфену, и не справедливо для «Географии» Птолемея, которая впоследствии послужила основанием для работ Тосканелли и Бехайма, идеями которых воспылал Колумб. Если карту Пири Рейса рисовал сам Пири Рейс, пользовавшийся для ее составления, как мы знаем, некими древними источниками, то выходит, что, рисуя в западной части карты очертания земель, он принимал их за Индию и Китай, размещая соответствующие древним описаниям существа. И эти описания адмирал, возможно, получал из материалов Александрийской библиотеки, которые после уничтожения последней были переправлены в Константинополь, ставший столицей Османской империи – Стамбулом после взятия его турками в 1453 году. Необходимо отметить, что некоторые сведения о Китае были освежены в Османской империи уже в 1505-1506 годах. В то время османский путешественник Али Акбар Хатаи посетил эту страну во время вступления на престол императора Чжу Хоучжао. Проведя там более двух с половиной лет, он написал книгу «Хатай-наме» (Книга о Китае), изданной впоследствии на персидском языке в Стамбуле в 1520 году. Существует вероятность, что Рейс должен был быть ознакомлен с информацией об этом путешествии при составлении своей карты мира и, скорее всего, имел возможность сравнить описания ему современные с материалами более древними. Ведь известно, что кроме карты Колумба, адмирал использовал еще некие карты и портуланы времен Александра Македонского (356-323 года д.н.э.). Можно конечно возразить - мол, откуда у Александра Македонского появились морские карты с очертаниями береговой линии – ведь он ходил походом на Индии по суше? Однако у Македонского был флот, которым командовал его соратник и полководец Неарх, совершивший плавание из Индии в Месопотамию. Перипл (описание) этого путешествия не сохранился, однако свидетельства о его реальном существовании можно проследить в трудах Арриана и Страбона. К вышесказанному стоит добавить знания арабских мореплавателей, с которыми Пири Рейс был знаком по «джафрие» - картам и портуланам исламского мира. А как мы уже выяснили, арабы прекрасно знали берега и фауну Индии и нынешнего Индокитая. Следовательно, Рейс никак не мог нарисовать индийскую фауну такой, какой ее представляли еще Марин Тирский и Птолемей. Ведь он сам был неотъемлемой частью просвещенного Востока. Однако такая информация на то время была недоступна в полном объеме только европейцам - португальским и испанским мореплавателям, которые по крупицам собирали знания о мире. Португальцы, правда, уже кое-что разведали, но вот испанцы… Испанцами продолжало владеть застаревшее понятие о мире и плоской Земле, которое разрушил Х. Колумб. Но и сам Колумб был во власти религиозных догматов и непроверенной информации. Он шел почти что наугад.

Информацией из схожих источников пользовался небезызвестный Эратосфен Киренский при составлении собственной карты мира. Но это было еще в 276-194 годах д.н.э. И именно на карте Эратосфена Индия изображена развернутой против часовой стрелки так, что Великий Ганг впадает прямиком в Тихий океан! В этом месте можно предположить, что Пири Рейс рисовал в западной части именно Индию и Китай, используя сведения из Александрийской библиотеки от Эратосфена и ни о каком Новом Свете не помышляя! И действительно, при сведении-наложении контуров материка взятого с западной части карты турецкого адмирала на карту современной Юго-Восточной Азии, получается интересное совпадение очертаний берегового контура. Но естественно все с той же неизбежной потерей отдельных островов и с искажением значительной части самого материка, что вполне объясняется неточностью нанесения и неполнотой знаний о землях в средние века. Становится так же ясным вопрос с островом на карте Пири Рейса, из-за которого собственно и завязалась сама дискуссия. По версии карт П. Тосканелли и его последователя М. Бехайма, очень похоже, что этот остров ни что иное, как Сипангу – Япония. Понятие Сипангу пришло к нам из описаний путешествий Марко Поло, который в XIII веке исследовал Центральную Азию, находясь, долгое время на службе у хана Хубилая. Именно Сипангу, остров сказочных богатств, искал Х. Колумб при открытии новых земель, так как был полностью уверен, что находится вблизи районов Азии, описанных Марком Поло. Кстати говоря, книгу с воспоминаниями этого путешественника, по утверждениям некоторых историков, Х. Колумб всегда держал под рукой. Однако, находясь, в зависимости суждений Марина Тирского и Птолемея, он считал Землю намного меньшей, в отличие от ее истинных размеров. Это следует, например, из того же письма Колумба к августейшим монархам Испании: «…Все, что я говорю здесь, я слышал своими ушами. Я знаю, что в 1494 году проплыл на линии 24-го градуса на запад к пределу девяти часов и не мог совершить ошибку, потому что наблюдал затмения. Солнце было в созвездии Весов, Луна — в созвездии Овна. Все, что я слышал из уст людских, я узнал подробнее из книг. Птолемей полагал, что он правильно поступил, исправив Марина, а ныне утверждения последнего считают более близкими к истине. Птолемей помещает Катигару в 12 линиях от своего запада, который, по его мнению, расположен в 2 1/3 градуса от мыса Сан-Висенте в Португалии. Марин же включил Землю и ее пределы в интервал 15 линий. Марин полагал, что Эфиопия простирается за линию экватора на 24 градуса, и ныне, когда португальцы стали плавать в тех местах, мнение его подтвердилось полностью. Птолемей говорит, что самая южная земля должна находиться на 15 1/3 градуса ниже. Мир мал. Из семи частей его — шесть заняты сушей, и только седьмая покрыта водой. Все это доказано теперь на опыте, и я об этом написал в других письмах со ссылками на Священное Писание и авторитеты святой церкви касательно местоположения рая земного. И я говорю, что мир невелик, вопреки мнениям людей несведущих, и что в одном градусе экваториальной линии содержится 56 2/3 мили. Это может быть очень легко доказано…»

Совмещение береговой линии карты Пири Рейса с районом современного побережья Индокитая (by Варягъ)

 

Можно громко закричать – ура! Наконец-то так долго всех терзавшая загадка карты Пири Рейса, разрешена! Однако погодите. Сам Пири Рейс дал точные свидетельства о том, что при составлении своей карты использовал некую карту Х. Колумба. Следовательно, должны сохраниться некоторые следы, либо признаки таких данных на карте турецкого адмирала. Ведь Х. Колумб таки картографировал конкретные острова и береговые линии материка. Выходит так, что кое-что из этих земель должно содержаться и на карте Пири Рейса.

Для выяснения этого вопроса займемся, сперва идентификацией флота - парусными судами, которыми так изобилует карта. На повестке – каравелла. Советский Военно-морской словарь дает следующую характеристику этому средневековому судну: «…высокобортное, однопалубное, трех-четырех мачтовое судно с высокими надстройками на носу и на корме, водоизмещением от 20 до 400 тонн. Обладало хорошей мореходностью и широко использовалось итальянскими, испанскими и португальскими мореплавателями в XIII-XVII веках н.э. На каравеллах совершили плавания: Х. Колумб (через Атлантический океан) и Васко да Гама (из Европы в Индию)». Из истории известно, что каравеллы, примерно с рубежа XII-XIII веков, были рыболовецкими, а впоследствии стали известны как торговые и военные суда.

Каракка – это, своего рода, усовершенствованная каравелла, появившаяся примерно в конце XV века, водоизмещением до 2000т, с вооружением в 30-40 пушек, и вмещавшая до 1200 человек. На каракке впервые применяются пушечные порты, и осуществляется размещение орудий в закрытых батареях. В этом случае следует учесть также тот непреложный факт, что подобные каравеллы и каракки имеют место быть изображенными на португальской планисфере Кантино 1502 г. и испанской карте де ла Косы 1500 г. Так что же, может быть, Пири Рейс и там постарался, подрабатывая картографом у вражеских мореходов? Отнюдь. Ведь с таким успехом, адмиралу можно приписать вообще все морские карты начала эпохи ВГО, а это естественно будет неверным предположением.

Корабли с карты Пири Рейса

С каравеллами и каракками все понятно – нет никаких сомнений в том, что это либо испанцы бороздят воды океана на карте Пири Рейса, либо португальцы. Но все же уточнимся, кто именно из «пиренейцев» рисовал красные кресты на парусах. Все пути ведут именно к португальскому Ордену Христа и к тамплиерам. Преемник ордена Тамплиеров в королевстве Португалии, военный Орден Христа восходит к средневековому «Ордену Рыцарей нашего Господа Иисуса Христа», утвержденному 14 марта 1319 г. авиньонской буллой Папы Иоанна XXII "Ad ea ex quibus " с бенедиктинским уставом. Король Диниш I (1261-1325) подал прошение о создании нового ордена взамен подвергнутого гонениям Ордена Рыцарей Тамлиеров (запрещенного Папой Клементом V на Совете в Вене в 1312 г.). Тому причиной и есть два различных изображения креста. Нас, естественно, интересует изображение креста того Ордена, который по хронологии является ближайшим ко времени жизни Пири Рейса, а это именно – символика Ордена Христа.

 

Символики Ордена Христа и Тамплиеров

Судно с крестами на парусах

Фрагмент карты де ла Коса. Мадрид

 

Иное дело – меньшие суденышки, имеющиеся в составе флотилии карты. По-сути это дау – арабская посудина, известная еще со времен д.н.э. Что же это? Выходит, что некие арабские мореплаватели бороздили воды Атлантики у берегов Америк во времена ВГО, а мы и не знали? Или Пири Рейс добавил их сюда случайно, в попытке улучшения «читабельности» карты? Посмеем заверить читателя - ни то, ни другое. Да, суденышко - действительно арабское дау. Однако стоит заметить тот факт, что на его латинских косых парусах прорисованы красные кресты такие же, как и на уже рассмотренных нами каравеллах и каракках. Если скатываться на символику, то следует вспомнить тут же про мусульманский полумесяц. Ведь Пири Рейс, в свою бытность, являлся мусульманином. При чем же здесь тогда кресты? В этом месте стоит вспомнить о времени снаряжения экспедиций Х. Колумба испанским двором. Это был 1492 год – год взятия объединившимися (посредством брака Фернандо Арагонского и Изабеллы Кастильской) королевствами Арагона и Кастилии Гранады – последнего оплота мавров, о которых мы уже упоминали чуть выше, исследуя их как персонажей карты Пири Рейса. Так вот, арабская посудина дау, вероятнее всего являвшаяся военным трофеем, приняла участие в составе небольшой флотилии, отправившейся на запад в поисках Сипанго, Китая и Индии. Из истории этого плавания известны лишь приблизительные соразмерности посудин, отправившихся за океан. Флагман «Санта-Мария» - каракка. Меньшая «Пинта» - каравелла. И еще меньшее судно – «Санта-Клара» или «Нинья» («Детка»), ставшее впоследствии флагманом по причине потери «Санта-Марии» у берегов Гаити. Вот как раз «Нинья», возможно и есть то самое трофейное арабское судно дау - именно с двумя мачтами, надстройкой в кормовой части и латинскими парусами, дававшие этой посудине преимущество по маневренности в отличие от остальных судов флотилии. Важным моментом является так же форма носовой части и особенно угол наклона форштевня относительно киля. Заметим, что дау – это класс судна, подразделяющегося на типы: sanbouk, boom, batel, padar, bagla, zarowk, pattamar, djalbawt, sheve, bedan, djahazi... Вариантов исполнения дау - множество, зависящее от того, на верфях какой страны ее создавали, и какая культура влияла на мастера-корабела при изготовлении. Изучаемое нами судно имеет явные черты европейского когга, поэтому можно смело утверждать о принадлежности его к Средиземноморью, где западная и восточная культуры достаточно тесно соприкоснулись в средние века. Дау западной части Средиземного моря заметно отличается от дау Красного моря (sanbouk). Sanbouk более «остроносый», нежели рассматриваемое нами судно. У него явно выраженный форштевень, да и вся конструкция несет в себе черты морской «иглы», волшебным образом отрастившей себе крылья. В то время как изучаемое дау более похоже на грузовое венецианское судно с элементами европейского когга, но исполненное все же рукой арабского карабела.

 

Корабли с карты Пири Рейса

 

Схематическая прорисовка дау Дау. Эскиз Дау в море

 

Зачем же, все-таки, Пири Рейсу, знатному турецкому мореходу, рисовать при составлении карты вражеские корабли? Довольно странное обстоятельство. Ведь в турецком флоте конца XV - начала XVI веков, каравеллы отсутствовали! Османская Империя в морском деле использовала суда несколько иного типа – галеры, галеасы, шебеки, фюсты. Именно их, по идее, и должен был изобразить на своей карте мира адмирал. Что, впрочем, он и сделал в «Книге морей» (рис.) для Средиземноморского бассейна, который ему довелось достаточно хорошо исследовать под командованием своего дяди, Кемаля Рейса. Возможно, разрисовывая карту для предстоящего подарка султану, Рейс хотел показать, чего именно достигли в своих плаваниях «неверные» испанцы и португальцы. Ведь будущий адмирал был уже опытным морским волком и прекрасно осознавал, что галеры для дальних плаваний не особо годятся. С другой стороны, рисовать каравеллы адмиралу, как, впрочем, и дау, было абсолютно незачем, если все дело было просто в карте земель, потому как каждое судно прорисовано там со смыслом: одно – стоит на «анкере», другое закладывает галс, третье - в дрейфе, у четвертого – вообще убраны паруса. Иными словами на карте нарисованы именно некоторые особенности плавания у неведомых берегов, известные только тому, кто ходил в тех водах под парусом! Но так как мы уже выяснили, что Пири Рейс не мог совершить такое путешествие, тогда остается только один претендент, который как никто иной подходит на эту роль. Его имя – Христофор Колумб. Вначале все это может показаться нелепым, если посудить, что над толкованием карты трудились семь лет знатные картографы и пыхтели профессора совместно с аппаратом гидрографического управления. Естественно, такой авторитет должен подавить любые возникающие сомнения в самом их зачатке. Однако, всемирной истории известны еще и не такие ляпы, к которым причастны достаточно солидные ученые своего времени. Это, конечно, ни в коей мере не является упреком, либо камнем в чей-нибудь огород. Ведь, как известно, не ошибается единственно тот, кто вообще ничего не делает.

 

Турецкая галера с мусульманской символикой

Фрагмент из лоции Пири Рейса «Китаб-и-Бахрие»

 

Как известно, важной вехой на пути развития знаний о мире, стала эпоха парусных судов. А курс парусного судна зависит как от парусного вооружения, так и от ветров, в той, либо иной степени влияющих на успех плавания. Мы уже бросили взгляд на открытия португальцев в эпоху ВГО, но не рассмотрели некоторых обстоятельств, сопутствующих этим открытиям. Португалия, будучи довольно маленьким государством, постоянно была заинтересована в расширении владений и торгово-экономических связей. С образованием Османской империи и «дебошу» в Средиземном море, путь на восток стал закрытым, и португальские монархи начали задаваться вопросом об отыскании иных путей на восток в обход османов.

Изучая древние карты, португальские космографы при помощи сведений, поставляемых Ковельяном, утвердились в мысли о существовании прохода кругом Африканского континента. Часто посылаемые экспедиции постепенно продвигались на юг вдоль западного побережья Африки. Но заметим такой немаловажный момент. Отплывая от Пиренейского пол-ва, парусное судно попадает в область ветров, направление которых указывает прямиком на восточное побережье Бразилии. Любой шторм отбросит безвесельное судно к берегам Южной Америки. И это особенно справедливо именно для парусных судов, для которых двигателем является ветер. Для гребного флота эта проблема не столь насущна. Здесь в пример можно поставить Ганнона Карфагенского и историю его плавания вдоль западного побережья Африки на гребных судах.

Португальцы, при прокладывании пути в Индию, не раз попадали в Южную Америку и именно в Бразилию еще до плавания Колумба и «открытий» Кабрала. Жуан II был прекрасно осведомлен о земле, лежащей за океаном и о том, что в этой земле находятся золотоносные рудники. Именно это обстоятельство и явилось причиной того, что при заключении Тордесильясского договора, подписанного 7 июня 1494 года в городе Тордесильяс, во владение Португалии отошла часть Южной Америки – Бразилия с ее золотом, про которую Испания в то время еще и слыхом не слыхивала. Именно это обстоятельство побудило Жуана II дать отказ Колумбу в его стремлении достигнуть Индии, плывя в западном направлении. Благодаря именно этому обстоятельству Колумба поджидала в море португальская эскадра, намереваясь уничтожить его флотилию во время первого его плавания. Опасности удалось избежать хитрым маневром. Предупрежденный друзьями Колумб, заменил опознавательные знаки и паруса своей флотилии португальскими и сменил курс.

Скрытная дипломатическая политика Португалии находилась под угрозой раскрытия после возвращения Колумба из «Индии». Однако проведение демаркационной линии позволило относительно мирным путем разрешить назревающий конфликт между двумя государствами. Дипломатия Жуана II, доброжелательно принявшего Колумба по его возвращении и подробно расспросившего последнего об обстоятельствах путешествия, сыграла решающую роль в «дележке» мира на сферы влияния.

Таким образом, обладая более продвинутыми (в плане мироустройства знаниями), Португалия, сделав «ход конем», оказалась верхом на этом самом коне, оставив Испанию разбираться с «Индиями», успешно открыв монополию на торговлю пряностями после экспедиций Васко да Гамы и Педру Кабрала, которые, кстати говоря, пролагали свои маршруты именно через Бразилию, делая своеобразный крюк. Это было обусловлено тем, что у западного побережья Африки постоянно господствуют противные ветра, если плыть с севера на юг. Однако если идти под парусом через Бразилию – это существенно упрощает плавание, потому как ветра, господствующие на этом курсе – сопутствующие. Потому и плавали португальцы в Индию с заходом в Южную Америку, а возвращались под западным побережьем Африки. Этим же курсом следуют и современные парусные суда, на борту которых отсутствует двигатель внутреннего сгорания. Карта маршрута Педру Альвареша Кабрала прекрасно демонстрирует области низкого и высокого давлений, направления ветров и курс, которым следовал этот мореплаватель. Следует отметить, что перед плаванием Кабрал получил инструкции о маршруте именно от Васко да Гамы, который еще до его плавания в Индию имел некие, не освещенные ни в каких документах особые заслуги перед португальским двором. Учитывая все вышеприведенные факты, можно с некоторой уверенностью высказаться в пользу экспедиций да Гамы в Южную Америку с разработкой там золотоносных рудников.

Карта маршрута Педру Альвареша Кабрала

 

Это так же дает нам понимание того, что португальцы знали предостаточно о координатах Южной Америки и расстояния до оной от Пиренейского п-ва. А это – один из особо важных моментов в «деле» с картой Пири Рейса. Выходит так, что уже к 1492 году, координаты и существование Южной Америки были известны португальцам, но тщательно скрывались последними. И хотя само побережье Бразилии было еще не совсем хорошо изучено и картографировано, все же на краденой карте, именуемой как «планисфера Кантино», координатная привязка достаточно точна. Постараемся раскрыть этот момент. Стоит отметить, что одним из немаловажных факторов в данном случае является временной отрезок, которым датируется карта. Странное «совпадение» - как только произошло открытие и маломальское исследование Америк, так вдруг и появилась карта Рейса.

Эпоха великих географических открытий, официально стартовавшая в 1492 году, продолжила свое победоносное шествие, явив человечеству, как новые земли, так и мировоззрения. Ветер перемен надувал паруса не только исследователям «во имя короля», но так же купцам и различным «предпринимателям» - авантюристам, учуявших вкус возможной выгоды при открытии Нового Света и бороздивших просторы Атлантики под пиратским флагом. Однако, для подобного вольного хождения по морям-океанам, необходимы приличные познания в астрономии, математике, а так же всяческие умения в пользовании различными навигационными приборами, порожденными гением средневековья. Неотъемлемой частью таких познаний являлась информация о пунктах назначения, к которым устремлялись мореплаватели. Передача информации на словах - в сказаниях и легендах, несла в себе только общее понимание про особенности определенного маршрута. Зачастую, для совершения дальних плаваний, когда словесной формы было недостаточно, использовались начертательные объяснения, именуемыми портуланами, переросшими по мере накопления знаний о мире - в полноценные морские карты.

Попробуем кратко проследить некоторые аспекты формирования способов картографирования земель, складывая их из кусочков истории.

Итак, Анаксимандр Милетский, последователь Фалеса, составил первую карту Земли (которая до нас не дошла, но при желании может быть восстановлена по описаниям древних авторов). Впервые в Греции установил гномон - простейшие солнечные часы. Ввел в употребление небесный глобус.

Древнегреческие представления о мире

 

Ганнон Карфагенский - мореход, предпринявший плавание вдоль западного берега Африки где-то около V века д.н.э. Он пустился в плавание на 60 судах с 30000 спутниками обоего пола и, высадившись на побережье Марокко, основал колонию на месте современного Рабата и построил там храм. В общей сложности он заложил на берегу Марокко пять городов, включая Агадир. Описание его путешествия было нанесено на стену святилища Ваала в Карфагене и сохранилось в греческом переводе, в единственной рукописи X века, под заглавием «Перипл Ганнона».

Пифей из Массалии - греческий купец, путешественник, географ.

Около 325 года д.н.э. совершил путешествие вдоль берегов Северной Европы. Книга Пифея «Об океане» с описанием его путешествия до наших дней не дошла, однако на нее ссылаются Страбон и Плиний Старший как на достаточно достоверный источник. Пифей достиг острова Бретани, а также побережья Балтики, где добывался янтарь. Затем посетил остров Туле (этот остров показан на карте Эратосфена), который находился по некоторым, до сих пор спорным оценкам, за полярным кругом, потому как по описанию самого Пифея, полярный день там длился целый месяц. Пифей был первым греком, описавшим полярное сияние и полярные льды. Впоследствии, греки не раз повторяли маршрут Пифея, плавая в северные страны за оловом, которое затем использовалось ими при изготовлении бронзы.

Краткий отрывок из книги Ч. Хепгуда так же оказывает неоценимую услугу в нашем исследовании:

«Нам известно, что эти картографические документы собирались и изучались в знаменитой Александрийской библиотеке, их копировали и работали с ними географы того времени»

Задумаемся над приведенными строками. Легендарная Александрийская библиотека основана в начале III века д.н.э. Колыбель науки и человеческого гения. Она вскормила таких выдающихся ученых, как: Эратосфен Киренский (236-195гг.д.н.э.), Гиппарх Никейский (190-120гг.д.н.э.), Клавдий Птолемей (87-165гг.н.э.). Имена упомянуты неспроста. В статье затронут вопрос картографирования континентов нашей планеты. А все перечисленные личности так, либо иначе были причастны к этому процессу.

Эратосфен – первый из ученых древности, используя гномон и применив подобие треугольников, вычислил длину окружности нашей планеты и ее радиус. Имеется также и принадлежащая его руке карта мира. Данные для составления карты, Эратосфен частично почерпнул из уже известного нам плавания Неарха вдоль берегов Юго-Восточной Азии, а так же плаваний Пифея и Ганнона.

Представления о мире от Эратосфена

 

От Эратосфена пошли такие понятия, как «меридиан» и «параллель». Присовокупим к этому фактор знаний, привнесенный выше упомянутыми Ктесием Книдским, явившимся предшественником Эратосфена в географических описаниях.

Далее по шкале времени следует Гиппарх, который помимо иных своих заслуг, ввел в картографирование понятия «долготы» и «широты».

Птолемей интересует нас, прежде всего, своей «Географией», где достаточно детально описывает известные на то время земли и воды, которые он также показывает на своей Карте Мира. Он же дает инструкции к правильному (по его мнению) начертанию карт и их чтению.

Карта мира в представлении Птолемея

 

Все эти вышеперечисленные и знаменитые мужи, каждый в свое время, имели доступ к архиву Александрийской библиотеки, пользовались знаниями, почерпнутыми из него, и пополняли в свою очередь, открытиями собственными.

Но заметим! Ни один из этих ученых древности (так сказать, апологетов той науки, которую мы имеем в данности) никогда не упомянул и не начертал на карте никакой иной земли, кроме Евразии и Африки. Что-либо, подобное обеим Америкам и Антарктиде, на картах того времени отсутствует! И все это при использовании арсенала Александрийской библиотеки, из остатков которой черпал знания Пири Рейс при составлении своей знаменитой карты от 1513 года! При этом о таких источниках ни Эратосфен, ни тот же Гиппарх с Птолемеем и слыхом не слыхивали? Довольно странное обстоятельство.

Естественным будет предположить, что Пири Рейсу достался некий особо древний документ, на который в свое время не обратили внимания предшественники, и который преспокойно пылился в каком-нибудь запаснике, терпеливо ожидая своего часа. Существует и такая возможность.

Однако давайте рассуждать трезво. Какова вероятность того, что серьезного морского адмирала заинтересовала предположительно некая древняя карта (если, конечно, можно назвать картой любой набор произвольных контуров, обозначающий невесть что – ведь сравнить-то не с чем), изображавшая неизвестную землю, очертания которой невозможно было ничем подтвердить. И заинтересовала так, что адмирал, принял ее за реальное положение дел, и, не имея возможности исследовать обозначенные земли, с твердой уверенностью явил вдруг миру карту! Да еще и преподнес ее в дар султану!

Интересно получается. Насколько часто мы сами, проводя любые исследования, опираемся на непроверенные факты? А ведь это вовсе не игрушки – карта мира как-никак!

С таким же успехом мы можем взять, например, возможные изображения материков, исполненных на так называемых камнях Ики (рис.) и, следуя таким данным, попробовать начертать свою собственную «карту мира».

Камни Ики. Из фотоколлекции Лаборатории Альтернативной Истории

 

Чем плохо? – Ничем. Но сходить и проверить – не сможем. Не понятно где искать и насколько это «нечто» - далеко. Результатом будут лишь невнятно сориентированные каракули. По-идее, адмирал при начертании должен был находиться у изображаемых берегов, сверяясь на месте по компасу и пеленгу на Полярную звезду. Ведь Ч. Хэпгуд в своем исследовании утверждает о достаточно высокой точности отображения земель по координатам на карте Пири Рейса. Однако же сам Пири Рейс никуда дальше окрестностей Средиземноморского бассейна не ходил в то время! Он лишь «склеил», срастил различные портуланы, античные карты и карты Колумба в одно целое, при этом масштабировав по своему разумению имеющиеся части. Однако здесь кроется дилемма. Предположим, что в распоряжении имеется некая древняя карта, карты античности, портуланы. Да, из этого можно кое-что скроить. Но тогда стоит снова вернуться к вопросу о том, что же это за карта такая досталась Пири Рейсу в «наследство» от Х. Колумба? Ведь побережья, открытые генуэзцем, довольно хорошо известны и описаны с привязкой к хронологии. Становится интересно, какой именно кусок карты Колумба получил в распоряжение Пири Рейс, и из каких соображений он вообще использовал его, если у него уже был какой-то древний источник? Получается, что и сам первоисточник был неполный, и именно по этой причине пришлось использовать «трофейную» испанскую карту.

С другой стороны, если предположить, что Пири Рейс проводил, например, сравнение информации гипотетического источника с картой Колумба, то отчего отдал предпочтение последней, как он сам это утверждает в своих записках, при составлении карты собственной? Предположим, турецкий адмирал не особо доверял первоисточнику и не был в курсе того, что изображал в западной части своей карты. Однако же изобразил и с достаточно верной совместимостью по координатам! Хотя в данном случае нужно крутить-вертеть некоторые части карты, чтоб получить желаемый результат (о чем и упоминает Ч.Хэпгуд в своей книге). В добавку ко всему не хватает многих островов в реальном мире, которые четко прорисованы на карте исследуемой. В чем же дело? Оказывается, что проблема заключается в получении искаженной информации о землях в сопоставлении с картами этих самых земель уже в средние века! Это означает, что ошибка была допущена еще при составлении карты турецким адмиралом. Ведь известно из заметок самого Пири Рейса, что при изучении карты, доставшейся от Колумба, ее комментировал раб-испанец. Из известных «заинтересованных» картографов-мореплавателей того времени вроде как не один в рабстве не находился (по крайней мере - так свидетельствует история). Следовательно, пленен был один из членов корабельной команды. А из тех же записок Колумба известно, что членов корабельной команды держали в относительном неведении о пройденных расстояниях и координатах земель ними посещенных. Этот же факт подтверждают слова генуэзца в предоставленном ниже отрывке из его письма монархам Испании, в котором излагается история его четвертого путешествия, писанное на острове Ямайка 7 июля 1503 года:

«…Касаясь моего путешествия, скажу, что со мной вышли 150 человек, и среди них было много способных пилотов и славных моряков. Ни один из них не может отдать себе отчет, куда я направлялся и в какие места пришел. А причина тому простая: я отправился из пункта, находящегося выше гавани Бразиль, что на острове Эспаньола. Буря не дала мне возможности следовать тем путем, каким я желал идти, и я вынужден был плыть по воле ветра. Как раз в это время меня одолел недуг. Никто еще не плавал в этих местах; когда же море успокоилось и спустя несколько дней буря сменилась затишьем, течения были очень сильные. Я пристал к берегу острова, который назвал островом Колодцев, а оттуда совершил переход к материку. Никто не мог бы составить себе отчетливое представление об этом пути, потому что я шел много дней, повинуясь течению и не видя земли. Затем я следовал вдоль берега материка, — тут я прибегал к помощи компаса и своих знаний мореходного дела. Не было на кораблях никого, кто мог бы сказать, под какой частью неба мы находились; и когда я от материка направился к Эспаньоле, пилоты думали, что мы у берегов острова Сан-Хуан, а между тем то была земля Манго, расположенная в 400 лигах дальше к западу, чем они полагали. Пусть скажут, известно ли им, где находится Верагуа. Вот я и говорю, что они только и могут сказать о ней, что это земля, где много золота, и подтвердить сие. Но им неведом путь, следуя которым можно вновь пройти к берегам Верагуа. Чтобы снова достичь берегов Верагуа, необходимо вторично открыть эту землю так, как если бы она была впервые открыта. Для этого нужен точный расчет и знание астрологии. И кому ведома астрология, тому больше ничего и не требуется. Все это подобно пророческому откровению…»

Что ж, в таком случае нам стоит особенно пристально разглядеть земли, открытые Колумбом в его путешествиях.

Маршруты путешествий Христофора Колумба

 

Как видим, первые три путешествия принесли лишь открытия островов. И только четвертое явило взору Колумба береговую линию, вдоль которой он следовал на протяжении что-то около 2000 километров. По логике вещей того времени, которое подразумевало Азию в тех водах, где-то там должен был быть пролив, описанный Марком Поло и подтвержденный П. Тасконелли. Этот пролив должен был привести Колумба к его вожделенной цели – Индии. Но, как мы с вами знаем, такого прохода не существовало в реальности. Однако Колумб в то время еще этого не знал и продолжал с настойчивостью исследовать эту территорию. Четвертое плавание, даже, по словам самого Колумба (кстати, самого старого морехода на кораблях его флотилии), было самым трудным из всех ним виденных. Постоянные шторма и течения трепали флотилию, люди были измучены и злы на судьбу. Однако, несмотря на все эти сложности, картографирование береговой полосы все же проводилось, а данные заносились в личный дневник Колумба, от которого не осталось следов, кроме копии судового журнала, отредактированного Бартоломео лас Касасом. Однако в судовой журнал, как мы уже знаем, заносилось далеко не все.

Рассмотрим внимательно береговую линию, прослеженную Колумбом в его последнем путешествии.

Обратим свое внимание на восточное побережье Центральной Америки, включая Панаму, Гондурас и Юкатан. При более детальном изучении окажется, что это побережье и является той самой неизвестной частью карты Х. Колумба, которую и использовал при составлении карты собственной Пири Рейс. В этом случае выясняются так же пробелы в последнем путешествии самого Колумба. Оказывается, что генуэзец исследовал часть побережья Юкатана, затем, как известно из официальных хроник обогнул Гондурас и, проследовав вдоль Панамы, повернул к Ямайке, где и посадил на мель пришедшие в негодность оставшиеся суда. Здесь же он написал несколько писем. Одно из них предназначалось Николасу де Овандо – губернатору о. Эспаньола с просьбой о помощи. Остальные несли в себе сведения об открытых землях и предназначались монархам Испании. Письма были отправлены с двумя доверенными лицами, которые с помощью индейцев, преодолев около двухсот километров водных просторов на пирогах, спустя две недели, успешно добрались до берегов Эспаньолы. И лишь только через год, Овандо, под давлением общественности, соизволил дать согласие на организацию спасательной миссии. Дальнейшая судьба Колумба нам известна. Однако не ясно, каким же образом попала в руки Рейса карта, составленная генуэзцем? Тут вариантов много. Ее мог передать и сам Колумб, разгневанный на вероломство испанского монарха. Карту, вместе с грузом ценных документов и драгоценностей, направлявшихся в Рим на двух папских галерах в 1505 году, могли захватить боевики Кемаля Рейса, либо корсары Барбароссы. Но, так или иначе, она таки оказалась в руках не менее искусного морехода и картографа, нежели сам Колумб.

by avalon

 

Феномен карты Пири Рейса – не что иное, как прекрасная работа выдающегося мастера, выполненная на основе искаженной информации. Сопоставление нескольких источников, слухов и легенд, сыграло злую шутку, своеобразного рода испорченный телефон, собранный ничего не подозревающим профессионалом из бракованных деталей. Так ли это? На этот вопрос читатель сможет ответить сам, сопоставив предоставленные факты.

На этом можно было бы поставить точку. Сам Рейс писал в своих заметках, что масштабировал все используемые куски карт, приведя их к единому размеру. Однако остается одна небольшая, но очень важная нестыковка. На карте Пири Рейса, представленное Колумбом побережье Центральной Америки, находится на долготе современной Южной Америки! Да и размеры побережья соизмеримы только лишь с большим материком, нежели Панама, Гондурас и Юкатан вместе взятые!

Для разрешения этой загадки вспомним, что суда на карте Рейса – португальские. Вспомним, что именно португальцы были в Южной Америке задолго до плаваний Колумба и что именно на четырех португальцев ссылается Рейс в пояснительных записях на своей карте. Заметим сюда же тот факт, что ни на карте де ла Косы, ни на планисфере Кантино не обнаруживается никаких следов Центральной Америки. Этот факт объясняется тем, что ни португальцы, ни испанцы (кроме конечно Колумба) в начале 16 века не знали очертаний восточного побережья Центральной Америки. Португальцы много раз бывали в Бразилии, а плавания Америго Веспуччи несколько прояснили очертания Южной Америки ~до 25 градуса южной широты. Пири Рейс использовал данные по Южной Америке, наложив на место ее расположения карту Центральной Америки от Колумба, пользуясь при этом искаженными свидетельствами испанского раба и нескольких португальцев (благо спутать данные очертания немудрено, учитывая их сопоставимость на то время). В этом то и заключается вся «загадка» карты Пири Рейса. Только один Колумб до «последнего» считал открытые ним земли – Индией, изобразив соответствующую месту фауну на своей карте. А вот Пири Рейс, ничего не подозревая, взял и в точности перекопировал все особенности карты генуэзца при составлении собственной.

Остается только вопрос с точным расположением материков и координатной привязкой. Попробуем прояснить этот момент.

Приведем отрывок из книги Ч. Хэпгуда «Карты древних морских королей»:

«…исследования показали, что эта карта существенно отличается от прочих изображений Америки в XVI столетии, потому что Южная Америка и Африка на ней находятся в строгом соответствии по долготе. Это наиболее примечательная деталь, так как мореплаватели XVI столетия еще не имели приборов для определения долготы и делали это просто наугад».

Так, как нас интересует временной отрезок на рубеже XV-XVI веков, начнем сразу с таблиц Региомонтана – эфемерид (изданных в 1474 году) и заменивших устаревшие к тому времени «Альфонсовы таблицы». В эфемеридах были вычислены положения Солнца, Луны и планет на 1475-1506. То были последние в истории науки таблицы, рассчитанные на основе теории Птолемея. Региомонтан так же разработал метод «лунных расстояний» для нахождения широты и долготы на море. Эфемеридами пользовались Васко да Гама, сам Колумб и многие другие мореплаватели. Региомонтан написал ряд работ по астрономическим инструментам: универсальной астролябии, солнечным часам, армиллярной сфере, которые, кстати, присутствовали в качестве навигационных приборов на кораблях генуэзца.

Немаловажно так же знать, что еще при Клавдии Птолемее во II-III веке нашей эры астролябия была уже известна. Это был своеобразный компьютер древнего мира, позволявший не только производить сверку на местности по астрономическим данным, но и производить именно тригонометрические расчеты! Погрешность измерений составляла 0,1–0,3 градуса, что позволяло при определенной сноровке вычислить нужные данные с достаточной точностью. Античная наука, в свое время, передала эстафету знаний об астролябии науке арабской. Известно, что первым арабским конструктором этого инструмента был ал-Фазари, работавший при дворе халифа аль-Мансура в Багдаде (754-775 год н.э.). Во времена расцвета арабского мира время днем измерялось с помощью солнечных часов, а ночью – водяных (клевсидр) или песочных. Астролябия позволяла производить сверку этих часов. Для этого необходимо было днем пронаблюдать высоту Солнца, а ночью - одну из ярких звезд, нанесенных на "пауке" астролябии. Интересное устройство на основе все той же астролябии, которое можно назвать прототипом механических часов, было разработано аль-Бируни. Инструмент имел двойной корпус, внутри которого были закреплены шестерни. Если вращать с определенной скоростью внешний диск, в окошечке можно было наблюдать смену лунных фаз и некоторые другие временные характеристики.

И это - всего лишь мало-мальски перечисленные заслуги прибора, который мог выполнять огромное количество измерительных и вычислительных операций! Уже в Х-ХI веках нашей эры, арабским ученым аз-Заркали, была изготовлена универсальная астролябия, с помощью которой можно было производить такие расчеты на любой широте.

Если читателю покажется мало самой астролябии, то в этот список можно добавить знакомые всем песочные часы. Иначе, их морское название – корабельные «склянки». С развитием стеклодувного дела, стало возможным создавать стеклянные колбы разнообразного размера - «склянки» для измерения различных интервалов времени.

Во времена парусного флота скорость судна измерялась по длине выпущенного за борт лаглиня, прикрепленного к деревянному сектору. Измерение скорости производилось за 30 секунд (1/120 часа). Лаглинь разбивался на части, равные 1/120 части морской мили (15,43 м), которые отмечались вплетенными в лаглинь кончиками и узелками. Длина одного «узла» была равна:

6076,1 фут/120 = 50,63 фута = 15,43 м.

Астролябия

Лаглинь с узелками и поплавком Компас

 

Затем подсчитывалось количество узлов лаглиня, вытравленных за борт на ходу, за 30 секунд. Измерителем времени являлась полуминутная «склянка». Что собственно в совокупности и являлось источником определения скорости судна.

В современном флоте осталась всего лишь традиция – отбивать «склянки» при несении вахты. Это действо вошло в привычку, и вахты попросту исполняют традиционную рутину. Однако, совсем «недавно», назад по временной шкале, «склянки» являлись неотъемлемой и важной частью для определения и сохранения внутрисудового времени.

«Отбить склянки» - означает звуком рынды (корабельного колокола) указать момент переворачивания песочных часов со стороны наполненной - на сторону опустошенную.

 

Песочные часы (склянки)

Набор склянок различного объема для измерения определенных интервалов времени

 

Отбивание «склянок» во время несения вахты являлось своеобразным поддержанием ритма жизни корабельной команды. Как следствие, на судне сохранялось корабельное время (т.е. время собственное), которое при сравнении со временем местным, давало поправку для расчета той же долготы. Естественно, человеческий фактор играл немаловажную роль при сохранении корабельного времени. Поэтому долготу стали определять более точно только с изобретением механического хронометра.

Песочные часы, находившиеся в распоряжении капитанского состава, имели различную емкость. Так, полуминутные склянки применялись для измерения скорости судна по лагу. Соответственно получасовые для этого дела не годились. Известен факт, что на кораблях Колумба отсутствовали четырехчасовые склянки. Поэтому время отмерялось часовыми и получасовыми с занесением пометок об истечении определенного промежутка на специальную доску мелом.

 

Карта Мира Хуана де ла Коса Планисфера Кантино

 

Что примечательно: карта де ла Косы датирована 1500 годом и отражает знания испанских мореплавателей о землях и их населении времен эпохи ВГО. Однако заметим, что эта карта составлена уже на основе данных, полученных в течение 8 лет, начиная от первого плавания Колумба. В этот промежуток свершилось многое. Васко да Гама, продолжив дело Бартоломеу Диаша, открыл восточный путь в истинную Индию, в обход Африки. Так же португальцы, в лице Педру Алвареша Кабрала, совершили открытие Бразилии. Постепенно первооткрыватели начинали понимать, что земли открытые на западе и именуемые, по мнению Колумба, Индией – таковыми не являются. Понятия о том, что это совершенно новая земля, уже явственно отражено на планисфере Кантино от 1502 года. Однако на карте де ла Косы такое размежевание отсутствует, что указывает на неполную осведомленность испанцев о восточных землях. Но это и не мудрено. Тордесильясский договор, разделил сферы влияния морских держав при открытии новых земель. В результате Испания слабо представляла себе восточные пределы, а Португалия, в свою очередь – западные.

Мы проследили, что расширение познаний о мире явственно прослеживается на нескольких примерах в порядке следования от карты Эратосфена, и заканчивая, например, картой Паоло Тосканелли или Мартина Бехайма.

Заметим, что по древней географии Эратосфена река Ганг истекает в океан строго на восток. Тогда как, уже у Птолемея мы находим более правдивое сходство с реальностью (в отношении восточных пределов). Обратить внимание так же стоит на тот факт, что уже в третьем и четвертом плавании (1502-1504 год), Христофор Колумб требовал у команды под присягой признания, что земли ними открытые являются ничем иным как Индией. Да, с одной стороны это похоже на злостный обман испанского двора с целью выманивания средств на новые экспедиции. И по всей вероятности, именно «подлог» сыграл немаловажную роль в низложении заслуг Колумба. Великий мореплаватель стал неугоден двору, да и удача покинула его. Масла в огонь подлили еще и португальцы, когда Васко да Гама совершил плавание в настоящую Индию кругом Африки. Этот факт отнюдь не обрадовал испанский двор и Христофор Колумб, постаревший, изможденный болезнями и ударами судьбы, канул в лету, лишенный своих привилегий и всеми позабытый.

Рассуждая об открытии Нового Света и его картографировании, невозможно обойти вниманием человека, чье имя послужило прототипом для, собственно обретения этими землями своего современного названия. Этот человек - Америго Веспуччи.

В 1499-1500 годах Веспуччи был штурманом в экспедиции Алонсо Охеды (на трех судах), командуя двумя кораблями, снаряженными за свой счет. Летом 1499 флотилия подошла к северному побережью Южной Америки у 5° или 6° северной широты, где разделилась. Веспуччи двинулся на юго-восток, 2 июля открыл дельту Амазонки и ее устьевой рукав Пара, на лодках проник вверх на 100 км. Затем он продолжил плавание к юго-востоку до бухты Сан-Маркос (44° западной долготы), выявил около 1200 км северной приморской полосы Южной Америки, обнаружил Гвианское течение. Оттуда Веспуччи повернул вспять и в августе догнал Алонса Охеду близ 66° западной долготы. Следуя на запад вместе, они открыли более 1600 км южного берега материка с полуостровами Парагуана и Гуахира, заливами Тристе и Венесуэльским, лагуной Маракайбо и несколькими островами, включая Кюрасао. Осенью Веспуччи вновь отделился от Охеды и, обследовав побережье Южной Америки на 300 км к юго-западу, вернулся в Испанию в июне 1500 года.

В 1501-1502 годах Веспуччи состоял на португальской службе как астроном, навигатор и историограф в 1-й португальской экспедиции Гонсалу Куэлью на 3-х судах. В середине августа 1501 года они подошли к атлантическому побережью Южной Америки у 5°30' южной широты и прошли его до 16°, повторив тем самым открытия испанца Бортоломе Рольдана (1500). 1 января 1502 года экспедиция обнаружила бухту Рио-де-Жанейро (Гуанабара), проследила берег на 2000 км к юго-западу (до 25° южной широты) и, убедившись, что земля по-прежнему тянется в том же направлении, повернула назад.

В 1503-1504 годах Веспуччи командовал каравеллой во 2-й экспедиции Гонсалу Куэлью на шести судах. Каравеллы Веспуччи и Куэлью достигли бухты «Всех Святых», обнаруженной еще в предыдущем плавании у 13°. Высадившийся по приказу Веспуччи отряд поднялся на крутой уступ Бразильского нагорья и проник на 250 км в глубь страны. В гавани у 23° южной широты во время 5-месячной стоянки португальцы построили форт, где, оставив несколько десятков человек экипажа, с грузом сандалового дерева возвратились в Лиссабон в конце июня 1504 года.

В результате плаваний вдоль северных и восточных берегов новооткрытой земли у Веспуччи сложилось правильное представление о ней как о южном заатлантическом материке, и в 1503 в письме на родину он предложил именовать материк Новым Светом. В 1507 лотарингский картограф Мартин Вальдземюллер приписал открытие «четвертой части света», сделанное Колумбом, Веспуччи и «окрестил» этот континент Америкой в честь Америго.

Карта Мира Мартина Вальдземюллера

Таким образом, на рубеже 15-16 веков, пионеры эпохи ВГО не испытывали особенных затруднений с определением местоположения в океане. Ошибки крылись только в качестве исполнения измерительного инструмента, но сами астрономические знания и математический подход претерпели качественные изменения уже с осознанием того, что Земля круглая и факта, что с нее нельзя свалиться, дойдя до края.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Кровь закипает во мне всякий раз,

когда я вспоминаю о бессовестном обмане,

в который мы были введены этой неверной картой».

С.Ваксель (помощник В.Беринга)

 

Такова человеческая природа – на пути к познанию все подвергать анализу, критике, жесткой цензуре. И на службе высоким идеям человечества, которым призвана служить наука, важно не превратить критику в преследование, а цензуру – в цепного пса, которые погоняют и стерегут всякого «неугодного», способного поколебать незыблемую твердь. Твердь, на которой тихо дремлют отдельные меркантильные интересы.

* * *

 

Rambler's Top100