Другие работы автора

Валерий ЮРКОВЕЦ

МЫ ВСПОМНИМ ВСЕ

Мы почти ничего не знаем о том, что на Дальнем Востоке еще в 50-х годах ХХ в. открыта существовавшая в средневековье Золотая Империя Чжурчженей - огромное государство с 50-миллионным населением, обладавшее высочайшими по тем временам технологиями. Раскопки, проводящиеся в настоящее время в окрестностях приморского города Уссурийска, показывают, что порох, бумагу, фарфор и многое другое на нашем Дальнем Востоке знали задолго до их "открытия" в Китае.

Кто же создал это могучее государство, многие сотни лет доминировавшее в этом регионе? Ответ на этот полувековой вопрос дает настоящая статья.

 

Открытие академиком А.П. Окладниковым в 50-х гг. ХХ в. средневекового государства Чжурчженей (ХII-ХШ вв. н.э.) до сих пор не стало осознанным широкой общественностью фактом. Не находится этому открытию достойного места и в официальных концепциях истории Древнего мира, поскольку "вставить" огромное государство в уже отстроенное здание всемирной истории невозможно, не сломав всей конструкции. Поэтому историю Чжурчженей дробят, растаскивают по частям и встраивают в уже готовые этажи и подвалы этого здания.

Между тем, признается, что Бохайская цивилизация (предшественница Чжурчженьской) и Золотая Империя Чжурчженей оказали огромное влияние на жизнь всех народов Сибири, Монголии, Китая и всего Дальнего Востока в целом. Это государство, известное также под китайским названием Цзинь, включало в себя: современные Хабаровский и Приморские края, Амурскую область, восточные районы Монголии, северные районы Кореи и всю северную часть Китая. Пекин (тогда Яньцзин) длительное время был столицей империи Чжурчженей. Чжурчжени обладали своей оригинальной письменностью, создали целый пласт художественной литературы. Бронзовые зеркала Чжурчженей археологи находят на территории от Тихого океана до Каспия.

Несмотря на огромное количество исторического и археологического, в том числе эпиграфического материала, расшифровать язык Чжурчженей до сих пор не удалось. Однако вывод о том, ПОЧЕМУ найденная эпиграфика не читается ни на одном из языков тунгусо-манчжурской группы, не сделан. Язык Чжурчженей поспешили объявить мертвым и закрыли тему. Но этот момент принципиально важен для ответа на вопрос: какой народ является создателем цивилизации, являющейся, возможно, центральной и главной на определенном этапе развития общечеловеческой цивилизации?

В этой статье изложен опыт прочтения двух древнейших надписей, относящихся к бохайскому и чжурчженьскому периодам нашей дальневосточной истории.

Толчком к началу этой работы послужило мое знакомство с экспозиций, посвященной государственному устройству Бохайского царства в музее им. В.К.Арсеньева во Владивостоке. Там, в самом центре экспозиции, - черный камень с древней рунической надписью, которая узнается сразу - наши родные "черты и резы"! (фото 1). Экспонат не сопровождается никакими пояснениями. Расшифровки надписи тоже нет. Предпринятые "раскопки" в Публичной библиотеке С.-Петербурга принесли результаты: фотография камня с необходимыми комментариями приведена в работе Э.В.Шавкунова "Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье (Л., 1968). Об этих комментариях будет сказано ниже.

К этому времени мне уже были известны результаты работы Г.С.Гриневича по расшифровке праславянской письменности (Праславянская письменность. Результаты дешифровки М., 1993). До революции прочтением западнославянской эпиграфики занимался поляк Фадей Воланский; этрусской, западнославянской и восточнославянской - русский историк Егор Классен. Варианты прочтения этрусского, критского и египетского письма на праславянском языке предложил также наш современник П.П.Орешкин (Вавилонский феномен. Рим, 1984 ). Значительно расширила мои представления в этой области книга Е. Курдакова "Влесова Книга - реликт русской мифологии" (Молодая гвардия N7, 1997). Но самой удивительной библиографической находкой оказался сборник "Гарамантида (африканская Атлантида)" под ред. М.Ю.Рощина (М., 1994), из которого я узнал о существовавшей в Северной Африке загадочной цивилизации Гарамантов (ок. УII в. до н.э. - УIII в. н.э.), открытой англичанами в ХIХ в. на территории современной Ливии (оазис Феццан).

История открытий и исследований цивилизации Гарамантов и Чжурчженей, поиски их места в древнем мире оказались поразительно схожи, и все, что написано во вступительной части этой статьи о Чжурчженях можно с полным правом отнести и к Гарамантам. Поразительным оказалось их генетическое сходство, если не сказать единство, которое обнаруживается при сравнении эпиграфики Гарамантов и Чжурчженей. Особенно важно то, что письменность Гарамантов дошла до нас в живом, звучащем виде. Один из авторов сборника, А.Ю.Милитарев, в статье "Глазами лингвиста. Гарамантида в контексте Североафриканской истории" рассматривает некоторые аспекты гарамантологии с точки зрения сравнительно-исторического языкознания. Главный для нас его вывод состоит в том, что письменность туарегов (одного из современных берберских народов Северной Африки) - тифинаг - относится к одной из разновидностей ливийского письма, и именно на нем сделаны надписи Гарамантов. В статье - составленная автором таблица сходства знаков современного туарегского письма тифинаг и ливийских разновидностей письма, а также их фонетическое значение в латинской транскрипции. Письмо тифинаг отнесено к консонантному письму, т.е. такому, которое состоит только из букв, обозначающих согласные, с произвольными или нулевыми гласными.

В работе над расшифровкой дальневосточной эпиграфики мною использовались все вышеперечисленные источники.

Теперь можно перейти к бохайской и чжурчженьской надписям. О первой, сделанной на черном камне, я уже упомянул. Что касается второй, то она выполнена на тыльной стороне чжурчженьского бронзового зеркала, найденного в соседней с Приморьем провинции Северо-Восточного Китая (фото 2). Таких зеркал с единым сюжетом китайскими археологами найдено уже несколько. Надпись сопровождает рисунок: плывущее по штормовому морю судно, переполненное пассажирами. В центре - гора конической формы. Фото - из брошюры "Тайны древних зеркал того же Э.В.Шавкунова (Владивосток, 1993). Есть смысл пересказать вкратце, как комментирует рисунок Э.В.Шавкунов (в скобках - мои замечания).

"На судне, которое своими очертаниями напоминает китайскую джонку (как раз "своими" - даже не напоминает: у джонки приподнятые широкие нос и корма), убраны паруса во избежание опрокидывания судна, в судне на веслах сидят люди (весел на рисунке не видно); само судно движется в восточном на правлении. Надпись прочитана на китайском языке так: "Светлого, чрезвычайно благоденствующего Неба!"

Что касается содержания брошюры в целом, то в ней бросается в глаза несоответствие между строгой подачей фактологического материала по истории, археологии и политической географии периода Чжурчженей и произвольным, тенденциозным, а часто и абсурдным их толкованием в русле "общепризнанных исторических концепций".

Уважаемый Эрнст Владимирович, видимо, использовал оригинальный способ: не рискуя своей репутацией, ввести в широкий оборот ранее малоизвестные факты нашей истории. Снабдив эти факты столь нелепыми комментариями, он показал очевидную абсурдность официальных версий древней истории Дальнего Востока. То же самое можно сказать и о надписи "на китайском языке" на чжурчженьском зеркале. Нет таких иероглифов в китайском письме. Но "прочитать" на китайском эту надпись можно - идеографически. Китайцу, привыкшему к иероглифическому письму - одному из разновидностей идеографического - легко найти смысл в любом знаке, несущем семантическую нагрузку. Поэтому у него говорит все: деревья, облака, волны, след птиц, зверей и т.д. Таким же образом "прочитана" китайскими историками и чжурчженьская надпись. Она состоит, среди прочего, из серии кружков - малых, средних, больших, с точками и черточками, смысл которых (единый для всего пространства Евразии) - солнце и небо. Отсюда китайское "прочтение" о "светлом, чрезвычайно благоденствующем Небе!". Все "логично" даже небо в конце фразы с большой буквы соответствует самому большому кружку в конце надписи на зеркале.

Однако в надписи присутствуют и другие знаки, встречающиеся в письменности типа древнерусских "черт и резов" этрусском, критском, протоиндийском, ливийских, письменности таурегов тифинаг, во многом имеющих сходны фонетические значения. На чжурчженьском зеркале необычна только компоновка надписи: в виде столбцов плотно упорядоченных лигатур (соединенных знаков), составляющих слово.

 

Прежде чем перейти к описанию процесса расшифровки, отмечу, что в настоящей статье я останавливаюсь только на главных - узловых моментах.

В разных видах слогового письма один и тот же знак может иметь разное фонетическое значение, чаще всего в огласовке. Кроме того, иногда встречаются разные знаки, обозначающие один и тот же слог в пределах одного вида письма. Поэтому понадобился многократный перебор возможный фонетических значений исследуемых знаков, прежде чем удалось "зацепиться" за первое слово, пока неполное - "спа(с)...". За тем из сопоставления сюжета рисунка и вариантов озвучивания лигатуры, находящейся внутри слога "па", добавилась и недостающая, единственно подходящая по смыслу часть слова . "...се во". Т.е., все вместе: "спасево" - спасение. Стало ясно, что в надписи идет речь о спасении от той катастрофы, которая изображена на рисунке. Косвенно это подтверждает и испуганное детское (возможно, женское) лицо одного из пассажиров судна с широко раскрытыми глазами и "распахнутым" ртом. Слово читается сверху вниз; главный, он же ударный, слог выделен большим размером знака его обозначающего (рис. Б, слово 1). Следовательно, меньшими по размеру знаками пишутся второстепенные - аффиксные - части слова.

Знаков, выделяющихся величиной, осталось в надписи четыре. При этом один из больших знаков (фигура N2, рис.Б) не имеет аффиксных малых. Не сразу заметно, что он состоит из двух знаков - "Па" и "Ма" объединенных в единое целое. Назвать лигатурой это нельзя, т.к. знаки явно равнозначны графически и, соединенные вместе, создают некий, отличный от "Па" и от "Ма" новый образ. Написанные раздельно, в каком угодно сочетании, они ничего нового, отличного от "Па" и "Ма", не образуют; вариант "Ма", укрывающего "Па", выглядит противоестественно. Перед нами идеограмма, несущая несколько ВЛОЖЕННЫХ друг в друга смыслов. Один из них буквальный: мужское "Па" и женское "Ма" начала, соединенные вместе, создают новое целое качество, например, семью.

Первичный же, изначальный смысл идеограммы прочитывается с помощью бореального слогового письма, о котором идет речь в публикации Е.Курдакова "Влесова Книга...". Знак "Па" означает "па(о)кров", скутию - облачный конденсатный слой в приледниковой части, который защищал от прямого Солнца землю - место обитания наших предков 35-40 тыс. лет назад в Ледниковый период нашей истории. Знак "Ма" - гора Ма(ть) - легендарная русская гора Мира, гора Меру индийской мифологии. Рельефно выполненная гора-Ма(ть) на зеркале находится в центре рисунка. Т.е. эта идеограмма изображает модель полярной Прародины тех, о ком идет речь на чжурчженьском зеркале.

Дальнейшая расшифровка надписи выполнена с учетом опыта прочтения первого слова, в результате чего стали понятны правила ее написания. Фонетическое значение основных знаков надписи совпадает с установленными П.П.Орешкиным для аналогичных знаков этрусского письма; Г.С.Гриневичем - для линейного письма типа "черт и резон". Знаки, совпадающие с рисовкой в таурегском письме тифинаг, подтверждены звучанием согласного звука.

Один знак, звучащий как "я" (йа) в чжурчженьской и бохайской надписях, не подтверждается ни в одном из источников, но как раз его фонетическое значение не вызывает сомнений.

Полная расшифровка надписи приведена на рис.Б. Текст не требует перевода потому, что написан почти СОВРЕМЕННЫМ РУССКИМ ЯЗЫКОМ: "Спасево гора-Ма рода на лоди своя(й)" или - "Спасение рода Мать-горы на лодье своей"!

Теперь о рунической надписи на черном камне. Как пишет Э.В.Шавкунов в "Государство Бохай...", надпись найдена при раскопках "Бохайского окружного центра" Суйюбинг (Шуайбинь) в районе г. Уссурийска. По его мнению, она написана древнетюркским руническим письмом - алфавитной письменностью, которая существовала в УIII-ХI в соседнем с Бохаем Уйгурском каганате. На камне, как он пишет, удалось расшифровать название этого "окружного центра". Здесь не все ясно. Если письмо и алфавит известны, то надпись нужно просто прочитать и привести в доказательство расшифровку и перевод. Если надпись не прочитана, то каким образом "удалось" найти в ней название "окружного центра"? И из каких соображений ее относят к древнетюркскому алфавитному письму?

Между тем, как я уже говорил, надпись узнается сразу же, поскольку написана старорусским руническим письмом (слоговым, а не алфавитным), известном как письменность "черт и резов", хотя и имеет некоторые отличительные особенности.

Во-первых, группа знаков, составляющих слово, объединена особым написанием первого знака. Во-вторых, наличием, кроме верхней - трафаретной - линии, второй, разделяющей все знаки на верхнюю и нижнюю половины.

Нужно некоторое время для привыкания к надписи для того, чтобы начать узнавать известные символы, поскольку надпись имеет характерные индивидуальные черты - то, что можно назвать почерком, если это определение уместно в отношении рунического письма. Кроме того, начало и конец надписи на черном камне плохо различимы и явно искажены оптикой при фотографировании.

Таким образом, для прочтения по фотографии пригодна лишь центральная часть надписи. Но и этого достаточно, чтобы утверждать: надпись читается по-русски. Удивительно, но надпись сама содержит в себе ключ к способу ее расшифровки. Этот способ можно назвать автоакрофоническим по аналогии с акрофоническим, когда знаки неизвестной письменности отождествляются по внешнему сходству с каким-либо предметом, и этому знаку присваивается фонетическое значение буквы или первого слога названия предмета.

В бохайской надписи на черном камне есть слово, которое графически соответствует предмету, его обозначающему. Оно построено из трех знаков, составленных таким образом, что получился рисунок судна, похожего на древнерусскую ладью. Слово "ладья" состоит из трех слогов. Присваиваем звучание этих слогов знакам на рунической надписи и получаем - ура! - совпадение со знаками на чжурчженьском зеркале. Надписи подтверждают и дополняют друг друга. Знак "я" на зеркале перевернут по отношению к написанному на камне, поэтому предложено его зеркальное прочтение - "яй" - на зеркале.

Остальные слова надписи читаются по таблице Г.С.Гриневича для линейных знаков типа "черт и резов" (фото 1). Как уже отмечалось, единственное 100%-ное несовпадение по обеим расшифровкам наблюдается только для знака "я" (йа), как раз самого надежного.

На последнем слоге "ди" кончается средняя линия, что, возможно, означает конец фразы. Тогда "ди" здесь - слово. Скорее всего, в значении "пара", "двое" (к слову сказать и пишется этот знак парой одинаковых графических элементов). Прочитанная часть звучит так "...па лодия и ново мои ди...". В целом смысл этого рунического текста пока неясен. Предполагать звучание нечетких краевых знаков мне представляется недопустимым, т.к. уже ясно, что мы имеем дело со строгим графически совершенным письмом. Поэтому нет смысла гадать до получения надежной прорисовки с самого камня.

Анализ результатов прочтения позволяет сделать некоторые выводы. В основном они будут касаться надписи на чжурчженьском зеркале.

1 .Обращает на себя внимание выделение ударного слога большей величиной знака, его обозначающего, что, во-первых, подтверждает правильность расшифровки; во-вторых, дает возможность воспроизвести речь так, как она звучала изначально: во времена существования этого вида письма; в-третьих, сделать вывод о том, что ударный слог является главным - СМЫСЛОВЫМ, что очень важно для выяснения его этимологических корней.

2. Для комбинации слогов типа: согласный-согласный-гласный первый знак крепится к главному в виде приставки с уменьшением ее размера. Поэтому отпадает необходимость в использовании косого штриха ("вирама" в брахми), означающего выпадение гласного звука в слоге.

З.Линейные вертикальные и горизонтальные способы компоновки лигатур и отдельных слогов, составляющих слово, позволяют узнавать его сразу, целиком, а не читать его по слогам. При этом слова, написанные столбцами, напоминают иероглифы, хотя таковыми не являются.

Такой способ письма, видимо, является уникальным, больше нигде не встречающимся. Его можно назвать СЛОВОГРАФИЧЕСКИМ, поскольку оно противоположно по смысловому наполнению идеографическому и, особым способом написания, несет в себе графический ОБРАЗ самого слова.

В качестве примера можно привести слово "спасение": нечто спасаемое (объект спасения - "се во" - живое), укрытое крыльями-руками слога "Па" - покрова, и идеограммой-головой Бога Солнца, венчающего словограмму, - графически законченное, почти художественное изображение смысла слова, к тому же читаемого обычным для нас способом.

Или словограмма "ладья" в рунической надписи - смотрится как древнерусское судно (слог "ла") со слогом-парусом "ди" (находящемся там, где ему положено и грамматически, и графически) и кормовой частью, изображенной последним слогом "Я".

Удивительное, совершенное письмо!

Вероятно, оно имело свое название по имени тех, кому принадлежала - га(о)Ра-Мать роду, следовательно, называлась ГОРОМАТИКОИ, или, еще точнее, после выпадения повторяющейся гласной - ГРАМАТИКОИ.

По сложившейся традиции, в конце подобных работ положено бы упомянуть о роли античных учителей современных братьев-индоевропейцев, в том числе русских. Но в данном случае, слава Богу, до древних римлян и древних греков далеко; и уж тут-то они явно ни причем. Что касается китайцев, то сразу вид но, что мы не братья; и это хорошо и для нас, и для них. Наши действительные братья и сестры - это Чжурчжени. В результате их "брака" с китайцами, с последними мы соотносимся как свояки (или как там правильней?), если воспользоваться семейственными аналогиями. Именно поэтому оказались так похожи наши семьи-государства. Тем не менее, с такими родственниками нужно держать ухо востро, чтобы не возникало ситуаций, подобных тем, которые мы наблюдаем на нашем Дальнем Востоке: "Здрасьте! Я ваша тетя, я к вам приехала из Киева (Китая), я у вас буду жить!" Это хорошо еще и тем, что возникающие между нами проблемы можно решать по-свойски, без китайских церемоний. Так, как решали их в свое время Сталин и Мао. (Кстати, в контексте статьи, имя Великого Кормчего начинается на "Ма". Не был ли он потомком гора-Ма рода?)

И еще пару слов о Гарамантах и Гарамантиде.

А.Ю.Милитарев в работе "Глазами лингвиста. Гарамантида в контексте Североафриканской истории" пытается найти этимологию слов "гара", "Гарама" (название столицы Гарамантов), "Гарамант" среди всех языков древнего и современного Средиземноморья, упорно не замечая, что эта самая этимология появляется у него перед глазами всякий раз, когда он напишет эти слова по-русски. Не замечает даже тогда, когда выясняет, что по-туарегски слово "гара" означает скальную возвышенность, т.е. ГОРУ. Блестящий профессионал сравнительного языкознания совершенно не чувствует русский язык, иначе бы не дал заголовок своей статьи в таком "авангардистском" стиле, уродующем смысловую структуру русской речи, увидел бы, почувствовал, что "глазами лингвиста" все равно, что "языком окулиста". Использование такого "инструментария" в поисках истины никогда не приведет к положительным результатам. Поэтому, в частности, происхождение Гарамантов до сих пор остается тайной, письменность Гарамантов "не читается", их роль в древней истории Северной Африки приписывается другим народам

 

Rambler's Top100