Другие работы автора

АЛЕКСАНДР ВОРОНИН

МЕТАФИЗИКА И НАУКА В ЖИЗНИ ЕКАТЕРИНЫ ХАГЕМЕЙСТЕР

Трудно себе представить, почему именно в СССР, а не за рубежом, впервые исследователи заговорили об атлантологии, как о науке. Феномен этот еще предстоит изучить, но истина, подобна прекрасному цветку, чаще всего произрастает там, где наиболее уродливые формы проявляет себя тоталитарный режим. Об этом свидетельствует небольшая анонимная заметка под названием «Советы и Атлантида», напечатанная в британском журнале «Atlantis» за 1956 г. Вот ее полный текст: «Без особого удовольствия из нашей заметки можно прийти к выводу, что Советская Россия оказалась одной из немногих наций, которая подготовлена рассматривать проблему Атлантиды с объективной научной точки зрения, как читатели могут заметить из статьи профессора (!) Хагемейстер и профессора Обручева. Безмерное нежелание западной науки принимать Атлантиду, по крайней мере, как возможную гипотезу, может быть описано двумя положениями:

а) слишком большая специализация; любое положение, что лежит за пределами данной специальной отрасли исследования, выходит из ее поля зрения;

б) леность, как плохой метод для описания больших кусков предистории, труд, который никто не хочет предпринять. Однако, конечно, будет интересно, если первым, кто откроет остатки подводного континента, будет капитан экипажа советской подводной лодки, снабженный специальным фотографическим оборудованием».

Эта заметка, скорее всего, написанная главным редактором журнала «Atlantis» Эджертоном Сайксом (1894-1983), с которым доктор химических наук Н.Ф. Жиров состоял в переписке, наводит на определенные размышления. Известный российский атлантолог Николай Феодосьевич Жиров (1903-1970) в своих книгах «Атлантида» (1957) и «Атлантида. Основные проблемы атлантологии» (1964) впервые определил некоторые цели и задачи будущей науки атлантологии. Ученый был убежден, что такая наука как атлантология в современном мире имеет право на существование. Он писал, что атлантология переживает тот переходный период своего развития, который характеризуется становлением ее как науки и отходом от фантастики и псевдонаучных измышлений. Атлантологию как науку, говорит Жиров, можно считать одним из разделов биогеографии современного, четвертичного периода (антропогена) геологической истории Земли, притом той части его, которая хронологически относится ко времени становления разумного человека, времени, непосредственно предшествовавшего нашей исторической эпохе начиная с последнего оледенения. Поэтому при изучении проблемы необходимо учитывать не только геологические, но и палеобиологические факторы, не говоря уже о данных сравнительной мифологии.

В Архиве РАН хранится большое собрание рукописей и писем Жирова. Там есть и машинопись его знаменитой книги «Атлантида. Основные проблемы атлантологии». Письма Жирова к своим многочисленным корреспондентам показывает, как шла работа над книгой и какие трудности автор испытывал при ее издании. Жиров пишет в одном из писем: «Пришлось срочно произвести хирургическую операцию и почти полностью исключить историко-этническую часть книги, оставив лишь то, что относится непосредственно к Платоновской Атлантиде. Поэтому в будущей книге Вы не увидите много того, что было в прошлой моей книге». Неожиданно рукопись книги затребовали даже в ЦК КПСС, где ее «рассматривал несколько месяцев тов. Ильичев». Это Леонид Федорович Ильичев (1906-1990) – секретарь ЦК КПСС (1961-1965), действительный член АН СССР, специалист по философии марксизма. Понятно, как отнесся марксист к вовсе «немарксисткой» теме древних працивилизаций.

В связи с заметкой в журнале «Atlantis», можно провести любопытную параллель, на которую ссылается британский исследователь Эндрю Коллинз в своей книге «Врата Атлантиды». В 1950-х годах у берегов Кубы в результате воздушной разведки были обнаружены странные, похожие на искусственные, подводные каменные сооружения. Впоследствии известный специалист по морской археологии Мэнсон Валентайн назовет эту находку «архитектурным планом исключительно сложного городского комплекса». Он первый высказал мысль о том, что в доисторические времена сухопутный массив Большой Багамской банки и Кубы соединяла полоска суши. Коллинз осторожно пишет, что по неподтвержденным данным в этом «комплексе зданий» уже проводились исследования с помощью советской подводной лодки. И сколь бы невероятной ни казалась эта история, факт остается фактом: за ней последовала публикация книги советского ученого и атлантолога Жирова «Атлантида» (1957). Более основательная работа под названием «Атлантида. Основные проблемы атлантологии» появилась в 1964 году. Именно в те времена, говорит Коллинз, Советский Союз, опираясь на эти находки, вел в различных районах Атлантики активные поиски доказательств существования Атлантиды.

Эта история неожиданно имела свое продолжение. В 2001 году канадский исследователь Полина Зелицкая в западной части Кубы обнаружила подводный город, возраст которого достигает 6000 лет. Любопытно, что Полина Зелицкая родилась в Польше, но училась на инженера в одном из институтов Советского Союза. Во время холодной войны она была назначена работать на секретную подводную лодку, которая находилась тогда в кубинских водах. После чего Зелицкая вышла замуж и переехала в Канаду. Можно предположить, что открытия на Кубе основывались на результатах исследовательских работ, которые проводились с помощью советских подводных лодок.

Еще одну загадку задает архив советского ученого. На титульном листе машинописи книги «Атлантида. Основные проблемы атлантологии» имеется надпись: «книга посвящена Екатерине Федоровне Хагемейстер». В издании 1964 года посвящение было снято издательством. О самой Хагемейстер мы практически ничего не знаем. Единственным источником служит ее статья «Ледниковый период и Атлантида», опубликованная в журнале «Природа» за 1955 год. Однако из переписки Жирова и Хагемейстер мы узнаем довольно интересные подробности жизни и творчества этой удивительной женщины.

Специалист в области исторической географии Екатерина Федоровна Хагемейстер (урожденная Тарунцова) (1898-1958) родилась в Таллинне (Эстония), где и прожила почти всю свою жизни. О своих родственных связях с Еленой Петровной Блаватской Хагемейстер пишет Жирову в письме от 11 апреля 1956 года: «У нас о Елене Петровне Блаватской не принято говорить. Лишний раз подтверждается – несть пророка в своем отечестве. Не познакомившись с ее книгами, ее осудили за глаза. Но зато в Англии в особенности очень ценят эту «великую русскую». Рано или поздно она будет признана и у нас, и ею будут гордиться. Конечно, для этого сперва у нас должно многое измениться. Может быть это уже началось… Могу еще добавить, что через мою бабушку – Фадееву (Петербург) я прихожусь ЕПБ если не родственницей, но хоть далекой своей родственницей. И в нашем Обществе мне иногда делали комплимент, что я ее немного напоминаю в некоторых отношениях… Но куда уж мне…»

Очень уважительно, почти благоговейно, Хагемейстер относилась к своим духовным и научным учителям: Н.К. Рериху и В.А. Обручеву. Хагемейстер пишет Жирову в письме от 21 июня 1956 года: «Вы уже, конечно, знаете печальную новость – смерть Владимира Афанасьевича Обручева. Для меня лично, это большая потеря – он так всегда внимательно ко мне относился и точно отвечал на все мои вопросы. Это второй большой человек, который относился ко мне так сердечно. Я говорю о Николае Константиновиче Рерихе. Но Вы его не знали и не можете судить о нем. Он пользовался почетом и уважением всего мира, за исключением СССР. Он умер в Гималаях, и его сожгли там на его любимой скале. Он был не только великим художником, но провозвестником (так!) мира и чистоты. В некотором отношении он шел по стопам Блаватской. Его портрет и портрет Обручева стоят на моем письменном столе».

Судя по переписке Жирова и Хагемейстер, последняя была широко образованным человеком, имела обширные связи и за рубежом. Она пишет своему корреспонденту о поэте русского зарубежья Георгии Голохвастове (1882-1963) и его поэме «Гибель Атлантиды» (1938). Поэма была напечатана в Нью-Йорке в количестве 300 экземпляров, и в СССР была неизвестна. Хагемейстер делится с Жировым о своем замысле написать большой роман об Атлантиде. Внук Е.Ф. Александр Хагемейстер сообщил автору статьи, что она писала стихи и хорошо рисовала и что-то могло остаться в их домашнем архиве, но он, к сожалению, пока не разобран.

Менее известна была и вторая деятельность Хагемейстер – оккультная. Одно время она сотрудничала в альманахе «Оккультизм и Йога» (1933-1976), главным редактором которого был А.М. Асеев. Она очень скупо освещает этот период ее жизни в письме к Жирову от 31 июля 1956 года. Хагемейстер пишет о личных неприязненных отношениях с сотрудницей редакции Ниной Рудниковой. По мнению Хагемейстер, Рудникова занималась черной магией, но каким образом это проявлялось в письме нет никаких намеков.

Нина Павловна Рудникова (1890-1940) играла весьма значительную роль в русском оккультном движении, особенно в годы эмиграции. Она была одной из самых активных сотрудников издававшегося в 1930-е года в Белграде альманаха «Оккультизм и Йога». В Эстонии Рудникова пользовалась репутацией самого авторитетного эзотерика, как пишет об этом Н.А. Богомолов, и все серьезные оккультные ячейки считали ее своим духовным вождем. Из года в год вела она интенсивную духовную работу, имела много учеников и для нескольких групп слушателей читала (по-русски) систематический курс эзотеризма (теоретический и субъективно практический). Нина Павловна постоянно жила в Таллинне (Ревеле). Здесь она долгое время занималась лечением психической энергией (магнетизмом). Она не имела диплом врача и потому работала совместно с одним эстонским медиком – доктором Ласманом, который учился у нее великому искусству оккультного лечения. Одно время Рудникова собиралась открыть в Таллинне Институт для лечения психической энергией, но, к сожалению, этот замысел не удалось осуществить.

Трудно сказать, почему между Хагемейстер и Рудниковой сложились такие отношения. Может быть, это было связано с ее оккультным лечением психической энергией, иногда не достигающего положительного результата. По мнению современников Рудниковой, «она много занималась бело-магической работой и обладала немалой магической силой». Хагемейстер, в свою очередь, сблизилась с индийскими мудрецами, встречаясь с ними в обществе «Прибежище религий». Проживая в Таллинне, она участвовала в Конгрессе парапсихологов в Осло, как представитель Литвы, Латвии и Эстонии. Екатерина Федоровна хотела созвать следующий всемирный конгресс в Эстонии, но ее план не удался.

Что же стояло за противостоянием Хагемейстер и Рудниковой? Скорее всего, ответ можно найти в воспоминаниях К. Срезневской-Зеленцовой о Рудниковой. Некоторые из друзей и знакомых Рудниковой не приняли ее второй брак, после чего и произошло некоторое охлаждение. Она вышла замуж за барона А.В. Икскуль, ярого поклонника восточной Традиции. Это, в свою очередь, повлияло и на Нину Павловну, «она стала находить то Великое Общее обеим Традициям, ту Истину, которая принадлежит всем человеческим исканиям». Далее Срезневская-Зеленцова пишет: «Раз, встретив Нину Павловну у знакомых, я пригласила ее войти в Кружок Тайной Доктрины. На это она, улыбнувшись, сказала, что у нее странное свойство – разрушать те организации, куда она входит…» У Елены Ивановны Рерих также было особое мнение о Рудниковой. Е.И. Рерих в одном из своих писем 1937 года корит Асеева, что у Рудниковой в числе ее последователей оказался некий А.В. Пеаль, с которым должна быть «величайшая осторожность». По некоторым данным, Пеаль оказался агентом советского ГПУ. Е.И. Рерих пишет: «Г-жа Рудникова написала мне, и я ответила… Откровенно скажу Вам, письмо ее огорчило меня, ибо в нем она слишком развязно, по-обывательски говорит о столь Сокровенном, сколь Высоком для нас понятии Великого Братства». Поэтому отношение Е.И. Рерих к Рудниковой было не совсем благожелательным. Скорее всего, здесь лежит корень сложных взаимоотношений между Хагемейстер и Рудниковой. Осложнилось, видимо, дело еще тем, что Асеев хотел назначить Хагемейстер главным редактором альманаха «Оккультизм и Йога», но из-за вспыхнувших интриг в самой редакции она отказалась.

В 1951 году Асеев переезжает в Парагвай (Асунсьон) и продолжает там издавать альманах «Оккультизм и Йога». После смерти Рудниковой в 1940 году, Хагемейстер еще долгое время проживает в Таллинне и занимается вопросами парапсихологии и оккультизма. Раздираемые противоречия между метафизикой и наукой она попыталась воплотить в активной деятельности, которую вела в Эстонии и далеко за ее пределами. Историк русского розенкрейцерства Н.П. Киселев (1884-1965) в свое время говорил, что оккультизм есть само знание, а наука часть знания. Таким образом, Хагемейстер для решения «ненаучной» проблемы Атлантиды привлекала знания междисциплинарных наук, которые найдут применение только в конце XX века. Исследования ученых (в строгом понимании этого слова) Жирова, Обручева, Богачева, Хагемейстер и других предвосхищают многие работы современных исследователей, работающих в сфере так называемой «альтернативной истории».

Толчком к возрождению интереса в СССР к Атлантиде послужила дискуссия крупных советских ученых и писателей на страницах журнала «Техника-молодежи» в 1956 году под названием «Существовала ли Атлантида?» В дискуссии приняли участие известные ученые и писатели: Н.С. Ветчинкин, И.А. Ефремов, Н.Ф. Жиров, М.Я. Плям, Е.Ф. Хагемейстер. Не мало способствовала этому и публикация Екатерины Хагемейстер; книги Жирова были еще только в рукописи. Общественный интерес подогревался все более новыми научными данными, добываемыми советскими исследовательскими судами в акватории Атлантического океана.

В начале 1958 году Екатерина Федоровна переезжает в Ленинград, где она подходит, может быть, к главному делу всей своей жизни – созданию Русского общества по изучению проблем Атлантиды. В письме к Жирову от 2 января 1958 года Хагемейстер пишет: «Если и я переду в Ленинград, то мы обязательно возьмемся за пропаганду (атлантологии – А.В.) и добьемся открытия «Общества для исследования проблемы Атлантиды», или что-нибудь в этом духе». Ту же идею развил в начале 1960-х годов другой замечательный ученый, кандидат геолого-минералогических наук Илья Яковлевич Фурман (1908-1983). На одной из лекций в Воронежском Обкоме комсомола Фурман обозначил сенсационную для того времени тему: «Новая наука на стыке географии, геологии, истории и этнографии – Атлантология. Ее методы, задачи и перспективы развития» (письмо к Жирову от 20 марта 1965 года). Фурман также предлагал Жирову создать в СССР «Заочный клуб атлантологов». Жиров тем временем активно переписывается с редактором британского журнала «Atlantis» Эджертоном Сайксом и итальянскими издателями Леонардо Беттини и Никола Руссо. В 1930-1932 годы в итальянском Бари доктор Руссо издавал журнал «Atlantide in Italia», а с марта 1963 года в Генуе под руководством Беттини начал выходить журнал «Atlantis». На последнее издание Жиров возлагал большие надежды. По его мнению, издание Беттини было более научным, чем журнал Сайкса. В письме к Хагемейстер от 20 января 1958 года Жиров пишет, что получил предложение от доктора Руссо начать организацию Итало-советского общества по изучению Атлантиды. В письме речь шла также об издании журнала по Атлантиде и на русском языке!

К сожалению, все намерения Хагемейстер и Жирова придать проблеме атлантологии в СССР статус нового междисциплинарного научного направления закончились неудачей. 28 января 1958 года уйдет из жизни Екатерина Федоровна, а в 1970 году – Жиров. Исследователь русского оккультного движения в России начала XX века Богомолов пишет: «На территории СССР все организации, как орденского типа, так и отдельные кружки, вынуждены были существовать в глубочайшем подполье и потому преимущественно были обречены на замкнутое существование». Это касалось и тех неформальных сообществ, которые не были официально зарегистрированы, но которые объединялись между собой по интересам в той или иной области науки и культуры, в том числе, и по изучению проблемы Атлантиды. Как пример можно привести такое сообщество в Баку, где какое-то время проживали и работали некоторые из советских ученых и атлантологов: И.Я. Фурман, В.В. Богачев, С.А. Ковалевский, Н.Н. Иовлев.

В 1955 году Хагемейстер публикует в журнале «Природа», ставшую известную не только в СССР, но и за рубежом, статью «Ледниковый период и Атлантида» с послесловием академика В.А. Обручева.

В своей книге «Атлантида. Основные проблемы атлантологии» Жиров подробно рассматривает гипотезу о том, что Атлантида стала тем препятствием, которое преграждало путь теплому течению Гольфстрима на север, в Ледовитый океан. Этому, как раз, и была посвящена статья Хагемейстер. Она писала: «По-видимому, появилось какое-то препятствие, которое преградило доступ южному течению в полярные области. Этим препятствием могли быть только участки суши в Атлантическом океане… Начался ледниковый период… Проходили тысячелетия. Постепенно Атлантида начала медленно погружаться в воды океана. Пядь за пядью скрывались под водой ее северные и южные оконечности. Наконец, от всего материка осталась только его центральная часть. Это была та Атлантида, о которой повествует Платон и упоминают еще более древние авторы, а также существуют предания почти у всех древних народов, населяющих берега Атлантического океана как на западной, так и на восточной его стороне… После исчезновения Атлантиды экваториальное теплое течение широким потоком направилось к северу, неся тепло к окованным льдом берегам Европы. Началось интенсивное потепление климата, льды таяли и отступали на север. Ледниковый период закончился. В пользу нашей гипотезы говорит то обстоятельство, что гибель Атлантиды совпадает по времени с концом ледникового периода».

Хагемейстер говорит о советской научной экспедиции на ледокольном судне «Садко», которая, используя распад иония, определила, что воды Гольфстрима проникли в Северный Ледовитый океан 10-12 тысяч лет тому назад. А усиленное поступление вод Гольфстрима началось 3-5 тысяч лет назад. Аналогичные результаты получили и американские ученые. Они исследовали вулканический пепел, который встречается в отложениях Атлантического океана. Оказалось, что он появился здесь примерно 12 тысяч лет назад.

Академик Обручев в предисловии к статье так отзывается о гипотезе Хагемейстер: «Новые данные о морских глубинах на севере Атлантического океана подтверждают, что они образовались сравнительно недавно и их возраст примерно совпадает со сроками погружения Атлантиды, приводимыми в сказаниях древности. Далее, интересно сопоставление времени погружения Атлантиды и окончания ледникового периода в северном полушарии – оба эти события произошли 10-12 тысяч лет назад. Это позволяет думать, что именно Атлантида была тем препятствием, которое преграждало путь теплому течению Гольфстрима на север, в Ледовитый океан. Появление этого препятствия в начале четвертичного периода вызвало оледенение вокруг Северного полюса. Погружение Атлантиды вновь освободило путь Гольфстриму, и на севере теплые воды его постепенно прекратили оледенение вокруг Северного полюса, тогда как вокруг Южного полюса оледенение существует до настоящего времени».

Любопытен один только факт. В архиве Жирова сохранилось письмо одного из его многочисленных корреспондентов М. Казанского от 5 мая 1964 года. Это научный руководитель экспедиционно-океанографического судна «Седов», начальник одной из кафедр Калининградского Высшего военно-морского Гидрографического училища, кандидат физико-математических наук, доцент, полковник-инженер Михаил Михайлович Казанский. «Седов» выходил в свой десятый рейс (27.02.1958–28.05.1958) по маршруту: Севастополь – Средиземное море – Гибралтар ­– порт Дакар – побережье Бразилии – Азорские острова – Английский канал ­– Балтийск – Кронштадт. Казанский пишет: «В течение 7 лет пришлось руководить океанографическими работами в Атлантике, которые проводились с нескольких, совместно работающий судов. Неоднократно мы работали в Азоро-Гибралтарском районе. Здесь, как Вы уже, наверное, слышали, удалось обнаружить следы несомненного опускания отдельных участков суши (обнаружены новые горные вершины с малыми отличительными глубинами над ними, подняты веточки отмерших кораллов с приставшими к ним кусочками субстрата, найдены плосковерхие банки типа «гайотов»). Была ли это Атлантида, – кто знает?» 22 апреля 1964 года в Ленинграде, в Доме ученых, на заседании геолого-географической секции Казанский выступил с докладом о местоположении Атлантиды. По мнению ученого и морского исследователя, легендарный остров располагался на широте Азорского архипелага и Гибралтара.

Эту информацию подтверждает В. Митрофанов в книге «Командир. Коммодор. Капитан»: «Утро 14 мая, резко изменившиеся показания эхолота заставляют несколько повременить с возвращением домой. Серьезная находка: в зоне с глубинами порядка 2500–3000 метров судовой эхолот фиксирует глубину 1280 метров. Это означает, что экспедицией выявлено значительное местное поднятие океанского дна. С целью определения границ нежданно-негаданно объявившейся «Атлантиды» седовцы в течение девяти часов, вдоль и поперек утюжат эту особую зону. Расшифровка данных замеров глубин позволяет выявить характерные элементы зоны: пологие подводные долины, отдельные невысокие пики. Наивысшая точка зоны отстоит от поверхности океана на 920 метров. Если учесть, что такая аномалия выявлена в часто посещаемом районе океана, цена открытия становится еще более высокой. Чтобы закрепить успех, в районе наивысшего поднятия дна производится забор донного материала с применением «грунтовой трубки». После первого же ее спуска, трубка приносит твердые частицы и обломки веточек коралла. Наука и практика свидетельствуют о том, что кораллы относятся к числу светолюбивых организмов. В обычных условиях их не встретишь на глубинах более пятидесяти метров, а тут просто километровая глубина. Полученное явно свидетельствует: выявленная «Атлантида» есть немое свидетельство опускания суши, произошедшего причем, по геологическим меркам, совсем недавно».

У автора порой складывается такое чувство, что все достижения науки XX века о геологической истории Атлантического океана так и остались только для узких специалистов и ведомственных учреждений. Они разобщены, почти недоступны, и никто не делал попытку, разве что атлантологи, как-то связать их с проблемой существования суши в северной части Атлантики. Те вопросы и проблемы, связанные с биогеографической и геологической реальностью Атлантиды (по Жирову), так и остались без ответа и последующей научной аргументации. Если есть строго научные доказательства, то почему их стараются не замечать, и практически всегда опровергают? На этот вопрос у автора нет ответа.

Кем же была Хагемейстер? Жиров в некрологе, посвященном Екатерине Федоровне и напечатанном в журнале Сайкса «Atlantis», как бы подчеркивает неоднозначность и большой творческий потенциал эстонского ученого: «Я с сожалением сообщаю Вам, что госпожа Екатерина Хагемейстер, выдающийся советский атлантолог, скончалась внезапно от сердечного приступа 28 января 1958 года. Ей было шестьдесят лет. Накануне своей смерти она работала над подробной монографией по проблеме Атлантиды. Незаконченная рукопись и использованные работы теперь находятся целиком у ее сына г-на Е.А. Хагемейстера, живущего в Ленинграде. Госпожа Хагемейстер, эстонка по национальности, была также знаменита своими работами по метафизике. Я полагаю, что все изучающие Атлантиду скорбят об этой утрате».

Остается добавить, что местонахождение рукописи об Атлантиде и работ по метафизике Екатерины Хагемейстер пока неизвестно. Будем ждать, пока семейный архив семьи Хагемейстер скоро приоткроет свои тайны для будущих исследователей и пытливых людей.

ЛИТЕРАТУРА

Архив РАН. Фонд 1779. Ед. хр. 1-49.

Богомолов Н.А. Русская литература начала XX века и оккультизм. М.: НЛО, 1999.

Воронин А.А. Морские колонии Атлантиды. М.: Вече, 2004.

Дискуссия на тему: «Существовала ли Атлантида?» Выступления Н.С. Ветчинкина, И.А. Ефремова, Н.Ф. Жирова, М.Я. Пляма, Е.Ф. Хагемейстер. С выдержками из текстов Платона и статьи В.Я. Брюсова // Техника-молодежи. 1956. № 9-12.

Жиров Н.Ф. Атлантида. Основные проблемы атлантологии. М.: Вече, 2004.

Коллинз Э. Врата Атлантиды. М.: Эксмо-Пресс, 2002.

Митрофанов В.П. Командир. Коммодор. Капитан (Второе и третье рождение четырехмачтового барка «Седов»). СПб.: Элмор, 2008.

Хагемейстер Е.Ф. Ледниковый период и Атлантида // Природа. 1955. № 7.

Soviets and Atlantis // Atlantis. 1956. Vol. 9. № 4.

Zhirov N.F. Obituary of Catherine Khagemeister // Atlantis. 1958. Vol. 11. № 3.

 

Rambler's Top100