Другие работы автора

АЛЕКСАНДР ВОРОНИН

Реконструкция одной географической карты из коллекции Кабреры :

Заатлантический континент Меропия историка Феопомпа как древнейшее отражение сказания о Двух Градах

 

«…Геракла, пред которым с мощным Теламоном

Пала Троя, пали меропы…»

Пиндар, Немейская ода, IV, 4с

 

«µέροπες άυΘρωποι – «люди, спрыгнувшие с Меру»»

F. Lenormant. Origines de l’Historie. Paris, 1882

Опубликовано в книге Андрея Жукова «Камни Ики. Наследие невозможной цивилизации» в качестве приложения (М., Вече, 2011)

I. КАРТА КАБРЕРЫ, КАК ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК СВЕДЕНИЙ ОБ АТЛАНТИДЕ

В коллекции перуанского доктора Хавьера Кабреры есть несколько камней с изображениями материков или континентов на нашей планете. Среди них по очертаниям и береговым линиям можно распознать такие материки, как Северная и Южная Америка, Африка с Аравийским полуостровом и островом Мадагаскар, с более долей вероятности Европу и Антарктиду. Сам Кабрера считал, что на некоторых из них тщательно прорисованы исчезнувшие ныне континенты Лемурии, Му, Атлантиды, а также остальные материки, имеющие, однако, иные очертания.

Мы рассмотрим лишь один камень из коллекции Кабреры, на котором изображено шесть материков. Попробуем реконструировать эту географическую карту. По нашему мнению, в левой части карты просматривается Северная и Южная Америка, изображения которой совпадает с современными очертаниями американского континента. В правой части камня, несомненно, – континент Африка. В нижней части – изображение Южного континента; по протяженности с запада на восток можно предположить, что это Антарктида. А в том месте, что мы зовем Атлантическим океаном, на камне Кабреры мы видим совсем уж удивительное изображение двух огромных частей суши, по размерам равным Северной и Южной Америке! Так как к западу от Африки на современных картах находится только Америка, то между ними на камне Кабреры может быть изображена одна из древнейших географических карт легендарной Атлантиды.

Платон в двух диалогах «Тимей» и «Критий» описывает царство Атлантиды как большой остров, по размерам превосходивший Ливию (Африку) и Азию вместе взятых. Судя по описанию Платона, территория Атлантиды представляла собой обширный архипелаг, так от центрального острова, где находилась столица атлантов, шел путь к другим островам, а от них, соответственно, можно было перебраться к загадочному противоположному материку.

Рис. 1. КАМЕНЬ ИЗ КОЛЛЕКЦИИ ДОКТОРА КАБРЕРЫ

С ИЗОБРАЖЕНИЯМИ МАТЕРИКОВ

 

Платон никогда не использовал слово «континент» (греч. Epeiros), но он утверждает, что остров был больше, чем Ливия и Азия, что делает его размер континентальным. Некоторые авторы спорят, что Платон употребил слово «более великая» в значении великой и могущественной цивилизации, более могущественной, чем Ливия и Азия вместе, а не слово «больше». Они утверждают, что имеется в виду остров, где была столица, также называвшаяся Атлантида, которая потерпела крушение и исчезла в катастрофе, а не весь остров. Греческое слово, использованное здесь – megas, что значит: «более могущественная, важная, значимая». Платон мог, другими словами, ссылаться на остров более могущественный (более мощный) или более важный, чем Ливия и Азия. В этом плане речь может идти о мощном союзе между Ливией и Азией, который фактически сформировался в конце Бронзового века, во время вторжений ливийцев и Народов Моря (под которыми понимаются атланты). У египтян понятие «остров» было несколько иным, чем у европейцев, в частности, даже во времена Платона. Это слово могло означать – «морское побережье» или «земля у моря». Размер, более великий, чем Ливия и Азия мог относиться к длине атлантического побережья, к ее мощи (мощнее, чем Ливия и Азия) или важности места, а также к очень плодородной обширной речной долине или дельте. Египетское ma-t: земля, близкая к реке или морю, «низколежащая земля, остров». Отсюда слово ma означает «жать, снимать урожай». Остров производил больше (т.е. был лучше, плодороднее), чем обе страны Ливия и Азия [Papamarinopoulos S.P. The Atlantis Hypothesis: Searching for a lost land. 11-13 July 2005, Milos, Greece. Heliotopos Publications, 2007. S. 473-478.

Но нас, все-таки, не покидает чувство недосказанности, витающей вокруг диалогов Платона и связанных с ними загадкой географических терминов и топонимов. Под противолежащим материком иногда понимают Америку или саму Атлантиду. Исследователи сетуют, что им неизвестен источник Платона, который натолкнул философа на такую мысль. Однако такие источники существуют, это древнегреческие предания и пифагорейские воззрения. Сказывают, что в незапамятные времена вся земля разделялась на мир живой жизни и мир мертвой жизни. Отделяла один мир от другого мировая Река-Океан. Чтобы достигнуть мира (или берега) мертвой жизни, надо было переплыть или перелететь Океан, что собственно и сделали в свое время Гелиос, Персей, Геракл и Одиссей. Этот противоположный берег за Океаном так и назвали: Мир Мертвой Жизни или Страна Мертвых (Страна Заката, Страна Запада), которая часто встречается в мифологии Евразии и Африки. Там, на Западе – «Закате всех солнц» видится русскому писателю Дмитрию Мережковскому конец первого мира и начало второго, которых два мировых века-эона, как черта горизонта, разделяет небо и землю. Между этими веками «утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти от нас туда не могут, так же и оттуда к нам не переходят»; но и через пропасть слышат и видят друг друга [Мережковский Д.С. Атлантида – Европа. Тайна Запада. М., 1992. С. 133].

В диалоге «Федон», написанный задолго до «Тимея» и «Крития», Платон говорит о шарообразной Земле. Здесь же он рассказывает словами Сократа удивительную историю об огненном катаклизме глобального масштаба, который охватывает какую-то обширную землю в центре Океана. Далее Сократ развивает космогонический миф об «истинной земле, истинном свете и истинном небе». На «истинной» земле живут счастливые и благородные люди, наделенные лучшими человеческими и божественными качествами (Федон, 109-113b). Ряд авторов полагают, что идею шарообразности Земли впервые высказал Пифагор, или, по меньшей мере, более ранние из пифагорейцев. Парменид, как считают они, или повторял их высказывания, или пришел к данной теории, взятой из учения Анаксимандра. О Пифагоре и Пармениде говорится также, что они разделили земной шар, по аналогии с небесной сферой, на пять кругов или поясов: арктический, летний, экваториальный, зимний и антарктический. Известный исследователь древней географии Дж. Томсон пишет: «Платон в своем более раннем фантастическом описании, изображающем известный мир как нишу на поверхности огромного шара, возможно, следует какому-нибудь пифагорейцу, сочетавшему подобным смелым путем ионийский диск и пифагорейский шар, упоминание его об антиподах и высказывание о том, что земной шар кругом обитаем, возможно, происходят из источника такого же рода». Может быть, Платон был первым, кто представил себе существование антиподов, или «противоположных ног»? «Только в одном сообщении происхождение этой идеи приписывается другому источнику, именно «пифагорейским мемуарам»,причем имеется в виду или сам Пифагор, или его безымянный последователь, который описал Землю, как имеющую форму мяча и кругом обитаемую, и сказал, что «имеются также антиподы, и наш низ является для них верхом».

Рис. 2. РЕКОНСТРУКЦИЯ КАРТЫ ПОМПОНИЯ МЕЛЫ

Теория, созданная ранними пифагорейцами о постулировании четвертой части суши (вместо трех, известных в древности, материков Европы, Азии и Африки), была детально разработана Эратосфеном (276-194 гг. до н. э.), Посидонием (135-51 гг. до н. э.) и Кратесом Малосским (II в. до н. э.). Эратосфен предполагал существование «противоживущих» (антэков) и антиподов («под ногами») в южной умеренной зоне (на противоположной части земного шара по отношению к уже знакомой Ойкумене). По мысли древних, весь мир включал в себе четыре области (части): местопребывание богов, людей, мертвых и демонов. В соответствии с этими представлениям верхняя, северная, полусфера Земли – это истинный дом живых людей; нижняя, южная, полусфера Земли есть прибежище бесплотных духов и тех, кто управляет умершими; самая низкая область, находящаяся вокруг южного полюса небес, служит нижайшим адом. Вертикальная ось мира часто воспринималась поэтически как волшебный столб, поддерживающий небеса и определяющий точку, вокруг которой они вращаются. Поэтому Столб Атланта ассоциируется здесь с Мировой Осью. С этой точки зрения высшая часть Земли, ее истинная вершина, откуда вышла белая нордическая раса светловолосых Учителей всего человечества с голубыми глазами, безусловно, должная была быть Северным полюсом. Отсюда истекает в земной мир изначальная арктическая Примордиальная Традиция, символически связанная с такими понятиями, как Гиперборея-Туле. После ее гибели центр Традиции перемещается (замещается) на Атлантический Запад (Атлантида). От экватора до севера это воспринималось людьми, как поднимающаяся к северу Мировая Гора – Меру, поддерживающая Город Богов, а также служащая мировой осью, вокруг которой вращаются Солнце, Луна и звезды. Нижняя же полусфера Земли в равной мере представляется опрокинутой горой, антиподом Горы Богов. В ведической традиции, северная Су-Меру это «Хорошая Меру», а южная Ку-Меру – «Плохая Меру» («Гибельная Меру»). На санскрите «Меру» означает «ось», «стержень».

Впервые такое представление на распределение четырех участков суши было наглядно передано на глобусе Кратеса и сохранилось запечатленным на «державе» римских и византийских императоров, впоследствии и русских царей, представляющей собой шар, перехваченный снаружи двумя пересекающимися накрест полосами. Шар, иногда пересеченный крестообразно полосами, фигурирует как символ власти на некоторых римских монетах последнего периода Республики и, как правило, на монетах Империи. Властитель то держит шар, то принимает его от Юпитера, то восседает на нем. На монетах Августа шар изображался со звездой, под которой родился Август (Козерог), причем очень часто в сочетании с жезлом и рогом изобилия, символизирующие власть богов и божественное происхождение императора [Томсон Дж. История древней географии. М., 1953. С. 174, 236]. Эти римские карты и легли в основу многих карт раннего средневековья. Свои сведения Эратосфен и Кратес получили в Александрийской и Пергамской библиотеках, в которых долгое время работали, а Эратосфен даже возглавлял главное египетское книгохранилище. Отсюда шла известная традиция географических карт Пири Рейса, восходящая к еще более древней эпохе. Необходимо отметить, что в египетских текстах этот знак является изобразительным символом изначального Рая (Эдема), разделенного четырьмя реками. Иногда этот иероглиф сопровождается знаком, обозначающим «бог», «божественный», или «святая земля обитания» (Бругш).

Рис. 3. ГЛОБУС КРАТЕСА

В одном из египетских папирусов земли бога показаны, «как круглый мяч». На саркофаге Сети I царство мертвых изображено в виде круга. Реконструкция географических описаний круговых структур Атлантиды, Шамбалы и библейского Эдема говорит о существовании единой сакральной схемы, связующей архитектонику погибших мировых центров. В этот ряд священной геометрии можно поставить многочисленные изображения мандал, китайских храмовых сооружений. Некоторые изображения тибетских мандал посвященными воспринимаются, как карты-схемы, указывающий путь в Шамбалу. Такую заповедную зону, например, описывает один из древнейших трактатов-схем «Шань хай дзин».

Точка в Центре круга на уровне физическом воспринималась как «Центр Мира», или «Сердце Мира». Всякая «Святая Земля» и есть этот «Центр Мира». «Святая Земля» имеет следующие синонимы: «Чистая Земля», «Земля Святых», «Земля Блаженных», «Земля Живых», «Земля Бессмертных». Круглая форма должна представлять точку исхождения первоначальной северной Традиции. В индуизме небесные круги изображаются в виде концентрических оград, окружающих гору Меру (в нашем случае Гору или Холм в Атлантиде, вокруг которого Посейдон выстроил столицу Атлантиды), и символизирующую «Полюс» или «Ось Мира». В некоторых масонских системах число высоких степеней посвящения соответствуют числу оград, очерченных вокруг центральной точки. Чаще всего эта точка встречается на большинстве изображений в Афинском Акрополе. Географическое описание Атлантиды совпадает с одним из мистических знаков: креста Атлантиды, представляющим собой три концентрических окружности.

Несколько античных авторов упоминают Атлантиду (или некую древнюю прародину человечества) двояко, как огромный по своей протяженности континент или гигантский архипелаг, состоящий из центральной островной метрополии, где находилась собственно столица Атлантиды, и цепочка небольших островов, от которых можно переправиться к загадочному противолежащему материку. По нашему мнению, информация о континенте у многих авторов более древняя, чем использовал Платон; видимо, она восходит ко времени до катастрофы, которая изменила лик Земли, или еще ранее. Этот континент обладал некоторыми важными чертами: это были два неизмеримо больших острова, может быть, даже отстоящих друг от друга на противоположных полушариях, или он был разделен на две противоборствующие стороны, что и отразилось в сказании о Двух Градах, и особенно, в утопическом построении о Меропии древнегреческого историка Феопомпа.

II. «НЕПРИКОСНОВЕННЫЕ СВЯЩЕННЫЕ ПИСАНИЯ» НА КАМЕННЫХ ТАБЛИЧКАХ ДЖЕЙМСА ЧЕРЧВАРДА И УИЛЬЯМА НИВЕНА

Кроме камней доктора Кабреры сохранились сведения и о других сенсационных находках древних артефактов, которые графически отображают допотопные эпохи развития человечества. Это Наакальские таблички Джеймса Черчварда, камни с резными изображениями Уильяма Нивена, собрание статуэток древних людей и животных Вольдемара Джульсруда из Акамбаро, терракотовые черепки древнего оккультного Белого Братства. Практически все эти предметы, в том числе, и коллекция доктора Кабреры, не признаны в ученом сообществе.

Один из известных эзотериков XIX в. Уильям Скотт-Эллиот в процессе подготовке к своим знаменитым книгам «История Атлантиды» (Лондон, 1896) и «Лемурия – исчезнувший континент» (Лондон, 1904) пишет, что посвященные показывали ему древние терракотовые черепки с рельефными изображениями карт Лемурии и Атлантиды. В своих книгах он воспроизвел две карты Лемурии и четыре карты Атлантиды, которые показывают обе империи в их географических и временных рамках. В начале около 1 миллиона лет Атлантида представляла собой огромный континент в Западном полушарии, который в период с 200 000 до 80 000 лет назад разделился на два больших острова Руту и Даитью; после чего около 12 000 лет погиб в катастрофе небольшой остров Посейдонис, о котором повествует Платон [Скотт-Эллиот У. История Лемурии и Атлантиды. М.: София, 2006. С. 26-27].

Начало следующим находкам положил известный британский исследователь и писатель Джеймс Черчвард (1851-1936), автор серии книг о древнем континенте Му (Лемурии) в Тихом океане. В Индии он обнаружил несколько тысяч глиняных табличек, по его мнению, доставленных сюда с прародины Наакалей (Лемурийское святое братство). В них говорилось об огромном континенте, некогда существовавшим почти 50 000 лет назад в Тихом океане. Здесь люди построили первое организованное сообщество, известное как Му, прародина человеческой цивилизации. В1884 г. Черчвард познакомился в Центральной Америке с Огюстом ле Плонжоном, верившим в реальность Атлантиды. Ле Плонжон уверял, что при изучении иероглифов майя он неоднократно сталкивался со словом Му. По его мнению, оно каким-то образом связано с могущественным островным государством в Атлантике и уничтоженном природной катастрофой.

Тексты на табличках были снабжены несколькими рисунками, частично представлявшими символику этой высокоразвитой культуры. Главный символ изображал, по мнению Черчварда, «пришествие человека в землю Му». Она включала букву тау, или заглавное Т, увенчанное цветущим лотосом, обрамленным с обеих сторон его бутонами. Слева от Т – олень, словно готовящийся к прыжку. Лотос – знак просветления души, бутоны – духовного и материального изобилия. Буква Т – само царство Му, поднимающееся среди океана. Рождение человека и его происхождение символизировал олень, «готовый к прыжку в жизнь».

Некоторые таблички, которые показывали Черчварду, описывали длинную историю Атлантиды. На одной из них была карта площадью около 2,5 м², на которой была изображена Атлантида и очертания другой суши в Атлантике, сильно отличающееся от сегодняшних. Атлантида на ней не остров, а соединена с Америкой, Европой и Африкой, и это были времена, «когда по земле бродили огромные чудовища и моря были полны исполинскими существами». Эта табличка указывает, что Осирис родился на Атлантиде, откуда он уехал странствовать за 20 000 лет до рождения Христа, чтобы добраться до «страны Му».

Однако ученые выступили против Черчварда и табличек, подвергнув его жесткой критике. Писатель не мог представить никаких доказательств в пользу их существования. Вот как объясняет одну из причин критики современный американский атлантолог Кеннет Кароли: «Одна из главных причин критики в адрес Черчаврда заключалась в том, что он не мог предоставить ни фотографии табличек Наакалей, ни сами таблички и отказывался назвать храм, где видел их. Но, во-первых, таблички не принадлежали ему, поэтому он не мог показать их. Во-вторых, официально считалось, что он не видел самих табличек, поэтому храмовые жрецы не могли выступить в его защиту. Через полвека после описываемых событий, когда Черчвард писал свою книгу, его наставник-риши давно умер. В-третьих, таблички предположительно были украдены из Бирмы и сведения об их местонахождении могли причинить вред. В Индии таблички хранились в индуистском храме, но сами по себе, вероятно, были буддистскими или считались таковыми, а потому были запретными для индуистов».

Другой американский ученый и атлантолог Фрэнк Джозеф доказал, что такие понятия, как «Му» и «Тау» встречаются практически повсеместно от Индийского до Тихого океана и представляют собой как раз графический символ и название древнейшей пракультуры, давшей начало человеческому роду и, в частности, цивилизации Атлантиды. Изображения этих символов можем встретить на храмовых стенах, каменных плитах и на других ритуальных предметах Юго-Восточной Азии и островного региона Тихого океана вплоть до Австралии и Новой Зеландии. Одно из впечатляющих аналогий с черчвардскими исследованиями мы видим в названии гавайской прародины – Хонуму, «Священная Му». Созвездие Хуму было известно под названием Южного Креста. Предки гавайцев, до прихода сюда полинезийцев, под именем «му» «были скрытным народом, хранившим в тайне свои знания. Они поклялись никогда не раскрывать свои обряды чужеземцам». Их название легло в основу выражения хо’ому, то есть «сидеть молча или отказываться отвечать».

В XIX в. в музее Бишопа в Гонолулу существовала карта мира, составленная по велению последнего гавайского монарха. Это было большое красочное изображение земной поверхности, где земли были обозначены как «поднимающиеся» или «опускающиеся»; между Фиджи и Мадагаскаром находился огромный континент под названием Лемурия! Эта карта с подписью «король Калакала» была датирована 1886 г. Все сопроводительные документы, связанные с этой картой и сама карта пропали в начале XX в. Знаменитый шотландский мифолог и атлантолог Льюис Спенс (1874-1955) признавал существование некой связи между Атлантидой и Лемурией в очень далеком прошлом [Джозеф Ф. Предки богов. Затерянная цивилизация Лемурии. М.: Эксмо, 2009].

Также Лемурии дано современное геологическое обоснование. Последние подводные исследования Тихого океана показали, что между Гавайями и Марианскими островами находятся около 160 гайотов, занимающих более миллиона квадратных миль океанского ложа. Они, видимо, подверглись какому-то внешнему воздействию, которое привело к их погружению.

В 1921 г. шотландский геолог Уильям Нивен во время раскопок в деревне Сантьяго-Ауисоктла, расположенной в 8 км от Мехико, обнаружил несколько тысяч каменных табличек с необычной пиктографией. На них были вырезаны изображения, весьма схожими с собранием Кабреры. Нивен показал таблички известным специалистам, но никто так и не смог расшифровать начертанные знаки. Тогда он послал их копии своему другу Джеймсу Черчварду. Черчвард узнал на табличках Нивена символы и рисунки, схожие с Наакальскими. По словам Черчварда, обе серии этих табличек имеют общее происхождение, поскольку являются выдержками из «Неприкосновенных Священных Писаний», созданных на исчезнувшем континенте Му. После тщательного изучения британский исследователь сказал, что мексиканские таблички Нивена подтверждают данные, которые он извлек из тибетских «Наакальских табличек», и многое для него проясняют.

Перед смертью в 1937 г. Нивен передал в дар правительству Мексики самые лучшие образцы из своей коллекции. По некоторым данным общее число табличек было около 30 000 штук. В 1920-х гг. Американский музей естественной истории в Нью-Йорке получил в подарок целое собрание артефактов от человека, который сообщил хранителю музея, что многие из них были куплены у Нивена. В 1976 г. куратор мексиканской археологии Гордон Экхольм сообщил, что музей все еще обладает коллекцией предметов из мексиканского штата Герреро, проданной им Нивеном, но он не знает, что стало «со знаменитыми табличками Нивена».

Более серьезный подход к изучению табличек Нивена предпринял Роберт Уикс из Университета Вашингтона в Сиэтле, которого поддержали многие ученые. То пренебрежение, с которым многие специалисты относились ранее к исследованиям шотландского геолога, скорее всего, было ошибкой, и сейчас это отношение необходимо в корне менять [Wicks R.S., Harrison R. H. Buried Cities, Forgotten Gods: William Niven's Life of Discovery and Revolution in Mexico and the American Southwest. Texas, 1999].

III. СТРАННЫЕ ЗОЛОТЫЕ ДОДЕКАЭДРЫ, КАК ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ УЗЛОВ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ НА ЗЕМЛЕ

В 1981 г. советские ученые В. Макаров, В. Морозов и Н. Гончаров опубликовали статью «В лучах кристалла Земли». Они выдвинули гипотезу о том, что ядро Земли имеет форму и свойства растущего кристалла, оказывающего воздействие на развитие всех природных процессов, идущих на планете. «Лучи» этого кристалла, а точнее – его силовое поле, обуславливают икосаэдро-додекаэдрическую структуру Земли (ИДСЗ), проявляющуюся в том, что в земной коре как бы проступают проекции вписанных в земной шар правильных многогранников: икосаэдра (20-гранника) и додекаэдра (12-гранника). 62 вершины многогранников и пересечения их ребер (середины ребер) называются авторами гипотезы узлами, которые обладают рядом специфических свойств, позволяющих объяснить многие непонятные явления. В настоящее время на нашей планете действует силовой каркас, который можно представить в виде двух совмещенных многогранников: додекаэдра из двенадцати пятиугольников и икосаэдра – из двадцати треугольников.

Рис. 4.

Данная гипотеза этих ученых оформилась давно, еще в 1973 г., под следующим названием: «Треугольники Земли. Треугольно-пятиугольная система очагов физических явлений и очагов древних культур и цивилизаций». Толчком к таким исследованиям послужили сообщения археологов о так называемых «странных предметах» в форме додекаэдра непонятного назначения. Они датируются IV в. н. э. и найдены во Вьетнаме и во Франции (Альпы). Всего было найдено 30 золотых и один бронзовый правильный многогранник. Полые внутри, они имели круглые отверстия разных диаметров в центрах всех 12 пятиугольных граней, а во всех 20 вершинах своего каркаса – одинаковые сферические выпуклости. При соединении треугольников построенной системы получается такой же додекаэдр – правильный 12-гранник с пятиугольными гранями. Возникло предположение, что «странный предмет» – модель силовой системы (с различными функциями в вершинах и центрах граней), вместе с икосаэдром составляющий силовой каркас Земли.

Приведем некоторые выводы, которые сделали ученые Макаров, Морозов и Гончаров по поводу своей гипотезы.

1. Воссозданная по представлениям древних и фактическому материалу модель общепланетной треугольно-пятиугольной системы удовлетворительно коррелирует с очагами культур, центрами языкообразования и древним расселением человечества.

2. С моделью системы удовлетворительно коррелирует расположение очагов ряда основных геофизических явлений и некоторых геологических структур. Прослеживается как бы существование шести силовых осей. Возможно, предложенная система является своего рода графической моделью «кристаллической решетки» планеты и свойства планеты, как и в кристалле, проявляются именно в узлах и по ребрам системы (но узлы следует понимать не как строго локализованные точки, а скорее как ареалы).

3. В узлах системы, вероятно, проявлялось стимулирующее действие физико-химических факторов на живое, что привело к образованию в этих узлах центров возникновения видов растений и очагов древних культур. Действие этих факторов, по-видимому, продолжается и сейчас, следствием чего является образование биогеохимических провинций.

4. Древние имели представление об общепланетной треугольно-пятиугольной системе Земли и даже отметили одну точку системы комплексом пирамид в Гизе [Лачугин К.А. Земля – большой кристалл? М., 2005; Воронин А.А. Морские колонии Атлантиды. М.: Вече, 2004. С. 183-197].

IV. СЕМЬ СВЯЩЕННЫХ ОСТРОВОВ МАРКЕЛЛА

Неоплатоник Прокл (412-485 гг. н. э.) в своих «Комментариях к Платонову «Тимею» говорит об утерянной книге некоего Маркелла «История Эфиопики». Прокл пишет: О том, что такой и столь большой остров однажды существовал, доказывается тем, что рассказывают некоторые историки относительно Внешнего моря (Атлантического океана – А. В.). В согласии с ними, в том море, в их времена, имелось семь островов, посвященных Прозерпине (Персефоне), а также три других острова огромной протяженности, один из которых был посвящен Плутону, другой – Аммону, а средний (или второй из них) – Нептуну, и величина которого была 1000 стадий. Они (т. е. историки – А. В.) также добавляют, что жители островов сохранили воспоминания их предков об Атлантическом острове, который там существовал и был действительно необыкновенно большим; в течение долгого времени он главенствовал над всеми островами Атлантического моря и сам был равным образом посвящен Нептуну. Эти события, следовательно, описывает Маркелл в своей «Истории Эфиопики».

О жизни и личности самого Маркелла ничего неизвестно, разве что из сочинения Прокла. По некоторым данным, Маркелл (Марцелл – Marcellus) жил в I в. до н. э., однако Бешерелль и Денар в своем «Словаре» полагают, что Маркелл писал об Атлантиде еще до Платона [Imbelloni J., Vivante A. Le livre des Atlantides. Paris, 1942. S. 163]. Автор присоединяется к последнему утверждению. По нашему мнению, Маркелл был посвященным самого высокого порядка, иерофантом жреческой школы (ордена) посейдониастов, что существовала в финикийском Берите и на греческом острове Делос. Видным представителем такой школы был финикийский историк Санхуниатон (конец I – начало II тысячелетия до н. э.). Можно предположить, что Маркелл под Эфиопией понимал что-то другое, а не просто самоназвание африканской страны юго-восточнее Египта.

Седое предание доносит до нас, что Эфиопия когда-то называлась Атлантидой, а само имя «эфиопы» означает буквально «горелые лица» – Aithi ops. По мнению Р. Генона, страна с черными лицами, наряду с китайцами и египтянами (которые, собственно говоря, не были черной расой), является Центром присутствия Традиции в каждой своей географической точке и временной эпохе, которая может именоваться, как Центр Мира, Пуп Земли и т. п. Черный цвет символизирует изначальное состояние непроявленности, проще говоря, такой Центр Мира находится в максимальной точке своего развития, от которого пока не исходит эта самая Традиция далеко за его пределы. Если рассматривать аспект белого цвета, то это есть, наоборот, точка исхождения Традиции, отождествляемой с точкой излучения света [Генон Р. Символы священной науки. М.: Беловодье, 2004. С. 134-137]. Все это позволяет заключить, что под Эфиопией («Черная Земля Людей») надо понимать самый древний исторический период развития некой працивилизации, которая распространила свое влияние на атлантическом побережье Африки и Европы.

*Примечание:

В глубокой древности китайцы, как и эфиопы, сами себя называли «черным народом» или «черные головы», а египтяне дали имя своей родине «Черная Земля», что не особенно подходит к этим трем народам со светлой кожей и не принадлежащим к черной расе как таковой.

Фрэнк Джозеф по этому поводу говорит, что ранняя версия мифа определяет место падения Фаэтона как море возле западных берегов Эфиопии, как раз по соседству с Атлантидой. Вплоть до I в. до н. э. название Эфиопия относилось ко всему атлантическому берегу Северной Африки. Известная статуя Мемнона, принятая путешественниками как египетская (что неправильно), отображает лидера сил атлантов, которые широким фронтом шли на помощь троянцам в их борьбе с греками. Мемнон изображался как человек со светлой кожей. После его гибели Плеяды, дочери Атланта, оплакивали смерть великого полководца. Самые близкие к Мемнону офицеры носили атлантические имена: Алкиной и Клейдон. Алкиноя мы знаем как царя феаков на острове Схерия, а Клейдона как мужскую ипостась Клейто, царицы Атлантиды. Их определение как эфиопов, пишет далее Джозеф, пошло от греческой транслитерации их древнего имени, возможно, близкой к «At-i-ops». Эта замена оригинала имеет явную связь с Атлантидой, и не только филологическую. Вольный перевод может звучать, как «Змеи Ата» или «Гора Змей», – сочетание слов, соответствующее изображению группы воинов [Джозеф Ф. Гибель Атлантиды. М.: АСТ-Астрель, 2004. С. 110-111].

Странное утверждение Гомера, который поселяет эфиопов на западе и на востоке обитаемой Ойкумены, относится к этому же ряду сказаний. Римский географ Помпоний Мела (I в. н. э.) располагает Эфиопию от современной территории Марокко до Индии, где, особенно примечательно, находится большая гора Мерос, посвященная Юпитеру (О положении Земли, III, 7, 9, 10). Плиний Старший говорит также, что древняя Эфиопия называлась прежде Аэрия, потом Атлантия. Привязка названия «Эфиопия» к территории Северной Африки в очень отдаленные времена была «плавающей», от атлантических до индийских берегов. С возрождением королевства Мавритания, находящегося на современной территории Марокко, «Эфиопия» была «передвинута» на земли между Суданом и Сомали.

Если внимательно проанализировать текст Маркелла, то можно увидеть, что и здесь есть противопоставление двух островов Плутона (темного, подземного) и Аммона (светлого, наземного), что можно говорить о противоречиях между лунными (жреческими) и солнечными (царскими) династиями. История об этих островах отражает более древнюю реальность, чем рассказ о третьем острове – Нептуне (Посейдоне). Остров Посейдонис, скорее всего, являлся остатком могущественной империи атлантов, о котором, собственно, и поведал нам Платон. Британский атлантолог Эндрю Коллинз считает, что территория семи священных островов Маркелла сохранилась до сих пор в виде скопления Больших Антильских островов, среди которых Куба, Гаити и Пуэрто-Рико являлись главными и самыми большими, а американский атлантолог Фрэнк Джозеф подразумевает под тремя основными островами Канарские, Азорские острова и остров Мадейра.

V. «ВЕЛИКИЙ СОВЕТ БОГОВ» И ВЕЛИКИЙ САТУРНИАНСКИЙ КОНТИНЕНТ

На камне Кабреры мы видим посреди Атлантического океана (?) два огромных острова, сравнимых по размерам и территории с Северной и Южной Америкой. Если допустить, что камни Ики были наследием древнейшей и развитой техногенной протоцивилизации, а возраст их составляет не менее 50 000 лет (по некоторым оценкам), то эти два острова отражают какое-то более древнее предание о великом и загадочном континенте под условным названием «Атлантида». Но сохранились ли в мифах такие сказания и насколько они достоверны?

На ответ вопрос можно ответить утвердительно. Такие сказания есть в древнегреческих мифах и в некоторых других исторических источниках, некоторые из них уходят в доплатоновскую, догомеровскую и еще более древние традиции и эпохи.

По мнению Пьера Видаль-Накэ, «Сказание о Двух Полисах» («Сказание о Двух Городах») удачно вплетено в космологию «Тимея». Полис, основы которого обрисованы в «Государстве», служит идеальной моделью для изначальных Афин, а история Атлантиды, ее могущества и гибели дана в сравнении с этим «справедливым» полисом. Отсюда вывод ученого: Атлантида и Афины – это две стороны Афин Платона. Легендарные Афины являют собой мечту философа и гражданина об идеальном государстве, тогда как Афины времен Перикла и Клеона – морская империя, само существование которой таит угрозу греческим полисам [Видаль-Накэ П. Черный охотник. Формы мышления и формы общества в греческом мире. М.: Ладомир, 2001. С. 282, 368].

По нашему мнению, мифологема «Сказания о Двух Городах» лежит в глубокой древности; такое изображение мы, например, видим на одном из штандартов из халдейского Ура, возраст которого достигает почти 5000 лет.

В Книге Мертвых (глава СХ) есть изображения Елисейских Полей древних египтян – Секхет-хетепет, или Поля Покоя. Среди больших водных потоков размещены два острова с многочисленными пересеченными каналами. На одном из этих островов сидят неизвестные четыре бога и установлена лестница. Надпись гласит: «Великий совет богов, пребывающий в Секхет-хетепете». Там же мы видим изображение Озера Двух Огней, в котором «обитает зло» [Бадж Э.У. Путешествие души в царстве мертвых. Египетская Книга Мертвых. М., 2000. С. 256-264]. В египетском сказании «Разрушение человечества», относящимся к Древнему царству, упоминается «Аалу» – «Огненный остров». Этот остров находился внутри Великого Водного Круга, к западу от Туат – обиталища богов Подземного Мира, в конце света, там, где заходит солнце. Горы Туат разделяют небо и землю, как и в известном мифе об Атланте. Это было великое островное государство, на

полях которого собирали богатые урожаи пшеницы, а его главный город со множеством дворцов был окружен железной стеной с воротами. «Огненный остров» под таким же названием «Аалу» известен американским индейцам апачам. Описывается еще один остров Атум, расположенный посередине океана, топоним которого напоминает Атлантиду.

Рис. 5. КНИГА МЕРТВЫХ, ГЛАВА СХ. ИЗОБРАЖЕНИЕ СЕКХЕТ-ХЕТЕПЕТ. БРИТАНСКИЙ МУЗЕЙ. ПАПИРУС АНХАИ. Л. 6.

(В левом нижнем ряду изображены два острова: верхний остров – это «место рождения бога города», а нижний – жилище совета богов, представленного здесь четырьмя богами).

Рис. 6. КНИГА МЕРТВЫХ, ГЛАВА СХ. ИЗОБРАЖЕНИЕ СЕКХЕТ-ХЕТЕПЕТ. ПАПИРУС НЕБСЕНИ. БРИТАНСКИЙ МУЗЕЙ, № 9900, Л. 17.

(В левом нижнем ряду изображены два острова: на верхнем острове Небсени пашет на быках землю на острове, «длина которого есть длина небес». Секция в виде чаши, внутри которой написано: «Место рождения бога города, Кенкен [етнебта]». Остров, на котором сидят четыре бога и установлен лестничный пролет; надпись гласит: «Великий совет богов, пребывающий в Секхет-хетепе»).

 

Древние египтяне помнили о «Сехет-Аару», далеком западном царстве, затонувшем в результате потопа. «Сехет-Аару» переводится как «Поле камышей», такое же название имеет «Ацтлан» из центральноамериканских преданий. Камыш в древности символизировал мудрость (в качестве средства для письма). У ацтеков страна Ацтлан была прародиной богини Чалчиутликуэ, что именовалась «Место, где растет камыш». Чалчиутликуэ почиталась во время ежегодной церемонии, когда жрецы собирали тростинки камыша, высушивали их и украшали ими храмы богини. В Египте такой прародиной было Сехет-хетеп – Камышовое поле. Кецалькоатль и Тот использовали камыш в качестве писчего материала, а Кецалькоатль вообще носил эпитет «Камышовый».

Ученый Найджел Дэвис считает, что было два Ацтлана [Коллинз Э. Врата Атлантиды. М.: Эксмо, 2002. С. 324-328]. Большинство названий прародины центральноамериканских индейцев тождественно с платоновским: Ацтлан, Тлапаллан, Толлан (Красная и Черная Земля), Тулан, Утатлан, Атитлан, что применимо и к Атлантическому океану – «Мич-атлау-хко», что означает «Рыбные Глубины» [Джозеф Ф. Уцелевшие атланты. М.: Вече, 2008. С. 288-290]. Название «Красная и Черная Земля» здесь может быть также отражением древнейшего сказания о двух противостоящих в социальном и ином плане областях одной океанической прародины индейцев, если принять гипотезу Дэвиса.

Около 3000 лет назад финикийский историк и философ Санхуниатон (в пересказе у Филона Библского, жившего в I-II вв. н. э.) приводит историю о соперничестве двух братьев Крона и Атланта; заподозрив своего брата, Крон «бросил его (Атланта – А. В.) в глубину Земли и засыпал». Русский востоковед Б. А. Тураев пишет в комментариях: «Какой это миф? Вероятно, подлинный финикийский, может быть, африканского происхождения» [Финикийская мифология. СПб.: Летний сад, 1999. С. 75, 97]. Несомненно, это древнейшее упоминание о гибели Атлантиды, что подтверждаются греческими и римскими преданиями об острове Крона-Сатурна (отождествляемый с финикийским богом Баал-Хаммоном), лежащего где-то в западных атлантических водах. Римский поэт и историк Квинт Энний (239-169 гг. до н. э.) в своей «Священной истории», прозаической версии «Священной записи» Эвгемера (340-260 гг. до н. э), передает предание, где Юпитер предоставил Нептуну власть «над всеми островами и над всеми местностями на море». Из слов Энния можно понять, что империя, созданная Юпитером и его сыном Нептуном была огромной по протяженности территорией, она располагалась по всему миру, где были установлены объекты религиозного почитания – «вечные памятники». Юпитер в результате цивилизаторской миссии обошел землю пять раз», что можно считать пятикратной попыткой покорить неведомый мир. Могила Юпитера находится на Крите, в городе Кноссе, который основала Веста (Гестия). На могиле написано Zan Kponoy, что означает Юпитер, сын Сатурна (Лактанций. Божественные установления, I, 11, 34, 45-47).

Американский атлантолог И. Доннелли при описании империи титанов-атлантов, говорит, что Кронос, или Сатурн, Дионисий, Гиперион, Атлас, Геркулес – все они были связаны

с «великим Сатурнианским континентом» и были правителями стран западного побережья Средиземноморья, Африки и Испании. Одна легенда говорит: «Гиперион, Атлас и Сатурн, или Кронос, были сыновьями Урана, который правил великим царством, состоящим из стран западной части Средиземноморья и нескольких островов в Атлантическом океане. Тогда царство было поделено между Атласом и Сатурном – Атласу досталась Северная Африка и острова в Атлантике, а Сатурну – страны на противоположном берегу Средиземноморья, Италия и Сицилия». Уран был первым правителем великого народа. Он и был, вероятно, представителем расы, по мнению Доннелли, предшествовавшей населению Атлантиды и родоначальником трех народов-титанов, сторуких великанов и киклопов (циклопов). В Библии этот раздел мира ассоциируется с именами Ноя, Сима и Яфета, в греческих преданиях – Юпитера, Посейдона и Плутона. Таким образом, Азия осталась в руках Юпитера (Зевса), Посейдону (Нептуну) достались «море и острова», а Испания – Плутону (Гадесу). Плутон мог управлять также и заокеанским владениями Атлантиды в Америке, теми «частями противоположного континента», которые, по словам Платона, были под владычеством Атласа и его потомков, и располагались по ту сторону или ниже заходящего солнца; были «нижним, под-миром» по сравнению с Атлантидой, Канарскими островами и так далее и могли быть отданы Плутону вместе с Западной Африкой и Испанией. Империя титанов была очень обширна и включала в себя: Фригию, Фракию и часть Греции, Крит, Испанию, Сирию, Северо-Западную Африку [Доннелли И. Атлантида. Мир до Потопа. Самара, Агни, 1998. С. 254, 258-260].

Псевдо-Плутарх (II в. н. э.) приводит любопытную легенду об острове Огигия и еще о трех островах, на котором заключен свергнутый бог Кронос. В 5000 стадиях от этого архипелага лежит новый мир, материк («великая суша»), настолько большой, что его реки заполняют своим илом Атлантический океан и затрудняют плавание. Необходимо, конечно, отождествить Огигию и остров Крона. У Гомера и Плутарха оба острова священны, на них имеются глубокие пещеры, природа там благоуханна, Калипсо и Крон пользуются «пищей богов» – амврозией и нектаром. Даже наличие четырех источников на Огигии предполагает большую разветвленную речную систему, как и на островах Крона. Четыре источника, как мы уже упоминали, есть символ потерянного северного Эдема. Традиционалисты считают, что Огигия, или скорее Туле, была одним из главных, если не самым главным духовным центром определенного периода. Вообще название Туле является, возможно, гораздо более древним наименованием великого духовного центра, чем те, которые дают все другие производные традиции.

Представляет исключительный интерес герметическая космогония, датированная первыми столетиями нашей эры. Здесь Гермес-Тот является прародителем аркадийцев. В тексте Гермес создает свод неба, планеты и огромный материк, состоящий из двух частей, разделенный «серединным заливом», простирающимся с запада на восток. Картину довершает преграда из могучих гор. Но, чтобы расселить первичных людей, Гермес почему-то выбирает для их местожительства землю, расположенную между двумя материками – Огигию. Ф. Зелинский считал, что два материка – это Европа и Африка, а срединный остров – Огигия – Остров Пелопса (Пелопоннес, Peloponnesos). На этом острове обитают «нимфы пастбищ», здесь протекает «река середины» (аркадский Ладон) и проживает Дафна – Ева аркадского герметизма. Гермес создает Пелопоннес, в частности, Аркадию-Проселениду, землю долунных жителей – самых древних на Земле [Зелинский Ф.Ф. Из жизни идей. Соперники христианства. Т. 3. СПб., 1907. С. 100-101].

Все это напоминает картину Атлантиды Платона. Гермес и Атлант родились в Аркадии, но была Аркадия Атлантическая (Атлантида) и Аркадия Греческая, что, впрочем, касается и местожительства олимпийцев Олимпа, который то же переносится в центр Атлантики (по Доннелли). Здесь мы опять сталкиваемся с переносом географических топонимов от первичных центров традиции (исток) до вторичных (исход). Царица Клейто (по Платону) была дочерью родителей, порожденных Геей-Землей и морским божеством, как, впрочем, и Дафна.

VI. СКАЗАНИЕ О ДВУХ ГРАДАХ В ГОМЕРОВСКОЙ И ГЕСИОДОВСКОЙ МИФОЛОГИЯХ

У Гомера в поэме «Одиссея» говорится об островах Схерия и Сира. Вот Одиссей прибывает на остров Схерию – в страну счастливых феакийцев. Однако в начале Гомер рассказывает довольно странную историю об этих самых феакийцев. Вначале они жили:

… в широкополянной земле Гиперейской,

В близком соседстве с циклопами, диким и буйным народом,

С ними всегда враждовавшим, могуществом их превышая…

Впоследствии божественный вождь Навситой поселил феакийцев в Схерии, «тучной земле, далеко от людей промышленных» (Одиссея, VI, 4-8). Здесь ясно указание о противопоставлении (борьбе) двух разных народов, и что важно – двух различных в интеллектуальном и техническом отношении цивилизаций.

Гиперия – это «Далекая», «Верхняя» страна, и в какой-то мере могла соотноситься с тем гиперборейским материком, откуда исходит первичная Примордиальная Традиция. Древняя история называет циклопов строителями огромных мегалитических построек, оккультизм – Инициаторами, которые через посвящение пеласгов положили камень в основание истинного масонства. Символ одного глаза циклопа означает око мудрости, ибо два передних глаза станут физически развиты только к началу развития атлантической расы. Аллегория об Одиссее, который выжег единственный глаз у Полифема, относится к исчезновению духовного ока (глаза) и постепенного перехода культуры ранних циклопических построек к более утонченной и чувственной культуре Атлантиды. Самым могущественным представителем этой расы с врожденным Оком Мудрости был предводитель морского народа фоморов Балор, царь островов (ri innsi), обладатель «губительного взгляда» [Калыгин В.П. Кельтская космология // Представления о смерти и локализация Иного Мира у древних кельтов и германцев. М.: Языки славянской культуры, 2002. С. 120-121].

В то же время, Полифем, как и Навситой, был сыном Посейдона, а Гиперия более подходит к названию собственно Иберийского полуострова и населявшего там в глубокой древности народа. Алкиной, повелитель феакийцев, у которого остановился Одиссей, таким образом, является внуком Посейдона, а Навситой – сводный брат Атланта, дядя Калипсо. Именно в западном регионе Средиземноморья – Гесперии (Иберии) зародилось мифо-эпическое предание об Атланте и Атлантиде, которое имело догреческие истоки [Крайко Ю.В. Античный миф об Атланте и Атлантиде: опыт фольклористического рассмотрения. Автореферат кандидатской диссертации. М., 2006]. Скорей всего, западные европейские и африканские области были неким связующим (передаточным) звеном между Гиперборейской и Атлантической Традициями, где много тысячелетий развилась и возобладала последняя. По мнению Генона, многие «Сакральные острова», которые подчас носили идентичные названия, были лишь его образами. Это относится и к сакральному центру Атлантиды, который был основным центром духовной власти на протяжении одного из вторичных циклических периодов внутри Манвантары. Значительная трудность в определении точки соприкосновения Атлантической Традиции с Традицией Гиперборейской заключается в переносе одних и тех же названий на различные географические и сакральные понятия, что может дать повод для путаницы.

Схерию вполне можно принять за Атлантиду. На острове есть большой торговый город-порт, окруженный стеной с бойницами. На площади города стоит храм Посейдона. Это корабельная держава, запас снастей, парусов и канатов хранятся в специальных зданиях. Пороги лучезарного дворца Алкиноя обиты медью. Внутренние стены дворца медные, сверху увенчанные светлым карнизом из лазоревой стали. Лазоревая сталь – это особая эмаль, сплав стекла и меди, имевший темно-синий цвет и употреблявшийся в Микенскую эпоху. Ворота были из литого золота. Справа и слева у входа во дворец стояли два стража – золотая и серебряная – собаки, работы Гефеста.

Примечательно, что мотив природного изобилия отнесен не ко всей стране в целом, а лишь к саду Алкиноя, что позволяет говорить о двух различных в социальном отношении областях одного острова. Огороженный со всех сторон, этот сад примыкает к великолепному дворцу. Последующие поколения греческих утопистов воспринимали сад Алкиноя как топос «земного рая», нередко перенося волшебный пейзаж на природу других утопических островов.

По Гомеру, феакийцы являются божественным и счастливым народом, наряду со «справедливейшими абиями», «непорочными эфиопами». Все они живут «где-то на краю света», у истоков реки Океана. Зевс, Посейдон и другие «бессмертные боги» часто направляются к этим благородным народам на пиры. Многие исследователи отождествляют феакийцев с эфиопами, гуанчами, туарегами, берберами, ливийцами и теми же атлантами, связывая последних с микенской культурой [Жиров Н.Ф. Атлантида. Основные проблемы атлантологии. М.: Вече, 2004. С. 134]. Однако рассказ Гомера об Алкиное не позволяет отождествить феакийского царя с властителями микенской эпохи. На Схерии властвует совет из двенадцати царей (басилевсов), а Алкиной – тринадцатый. Так как, гомеровская Греция еще не знала монархии, то феакийскую «поликойранию» необходимо рассматривать как идеализированный образ архаического полиса, возникшего в результате слияния (синойкизма) небольших семейно-родовых коллективов, возглавляемых родовыми вождями-басилеями [Андреев Ю.В. Раннегреческий полис. Л., 1976. С. 65-70. Автор признает, что затрудняется ответить на вопрос об истоках раннегреческой государственности на рубеже XI-IX вв. до н. э.]. Гальфрид Монмутский в книге «История бриттов» (XII в.) пишет, что в древности Британия была заселена гигантами под предводительством Гоемагога с 12 его сподвижниками. Бритты успешно воевали с ним, пока не победили. Гог-Магог был представителем людей, как пишет Фрэнк Джозеф, которые согласно легенде, первыми ступили на безлюдную землю Англии, чтобы заселить ее. Люди, которые привел сюда этот король, были потомками титана Альбиона – брата титана Атланта, и они входили в широкую коалицию атлантических племен, вторгшихся в Западную Европу после гибели своей морской родины [Джозеф Ф. Уцелевшие атланты. М.: Вече, 2008. С. 181-182; Воронин А.А. Сокровища и реликвии потерянных цивилизаций. М.: Вече, 2010. С. 109-118. См. обновленный материал: Воронин А.А. Статуи короля Ога и королевы Магог из сакральной земли Атлантиды – Огигии // http://roipa-atlantida.narod.ru/voronin2.htm ].

Статус Алкиноя существенно отличается от положения бесчисленных басилеев «средней руки», описанных Гомером в «Одиссее» и «Илиаде». Помимо обычного для наиболее славных героев родства с богами, Алкиной подобен им своими замыслами, обладая некой таинственной «священной силой» (Одиссея, VI, 12; VIII, 4; XIII, 3). Остальные двенадцать басилевсов, составляя при нем совет, по большей части безмолвствуют и выступают попеременно то в роли сотрапезников Алкиноя, то изображая толпу на площади. На большую древность образа феаков указывает и то, что они находятся в прямом или непосредственном общении с богами и что боги являются к ним в своем собственном виде. Вот как Алкиной говорит о богах (Одиссея, VII, 201-206):

… они нам обычно являются в собственном виде

Каждый раз, как мы славные им гекатомбы приносим,

Там же пируют, где мы, и с нами совместно садятся.

Даже когда и отдельно идущий им встретится путник,

Вида они своего не скрывают пред ним, ибо очень

Близки мы им, как киклопы, как дикое племя гигантов.

Это относилось к той древнейшей эпохе, когда люди свободно могли общаться с божественной расой цивилизаторов посредством «третьего глаза» и между ними еще не прерывалась прямая связь. Восприятие материального мира было таким же ярким, как и восприятие духовного мира. Эта раса с еще не уплотнившимися телами, свободно повелевая стихиями и духами природы, обладала выдающимися паранормальными и другими способностями. Противостояние духа и материи выразилось и в сказании о Двух Градах, или Двух Расах, Богов и Героев (Полубогов). По мере уплотнения вещества боги стали все реже появляться на Земле. Чем выше и невыразимее божество, тем труднее ему проникнуть через плотную сеть материальной атмосферы. Такие великие боги, как Зевс, Афина, Гефест, Гермес и многие другие выдавали свое присутствие и прямо вмешивались в людские дела лишь в самые критические моменты. В школах мистерий учили, что решительная перемена в этом направлении произошла примерно 13 000 лет назад. С этого времени высшим божествам трудно спускаться дальше Луны. Их визиты на поверхность Земли стали редкими и мимолетными. Но на нашей планете оставались, наряду с людьми, еще другие существа от предыдущих эпох, среди которых разворачивались ужасные и кровавые войны. История оставила нам многочисленные примеры таких битв: между Персеем и Горгоной Медузой, Рамой и Раваной, Гераклом и чудовищами, кентаврами и лапифами, амазонками и атлантами.

Сокровенное учение говорит о материках Лемурии и Атлантиды, когда они были еще связаны между собой не только географическими, но и культурными границами. Первые расы атлантов, рожденные на материке Лемурии, разделились на праведных и неправедных, на тех, кто поклонялись единому невидимому Духу Природы, Луч которого человек чувствует в себе, или пантеистов, и на тех, кто оказывали фанатичное поклонение Духам Земли, темным, космическим, антропоморфированным Силам, с которыми они заключили союз. Лемурийцы тяготели к Северному Полюсу или же к Небесам своих Прародителей – Гиперборейскому Материку, атланты к Южному Полюсу, к «Бездне», откуда веют жаркие страсти, раздуваемые в ураганы космическими элементалами, пребывающими там [Блаватская Е. П. Тайная Доктрина. В 4-х тт. Т. З. М., Прогресс-Сирин, 1991. С. 342-343]. Позднее иерофанты Атлантиды разделились на адептов Правой и Левой тропы, что отразилось в предании об Ахартхе и Шамбале соответственно.

Еще более поразительна магическая техника феаков и других божественных народов, которая усилием мысли (воли) позволяет двигаться кораблям по воде. Скорее всего, такая техника, подобная древнеиндийским виманам, работала с использованием гравитационной энергии Земли и Космоса. То, что нам представляется сейчас магией, для них было методом [Childress D.H. Vimana Aircraft of Ancient of India and Atlantis. Kempton, 1999].

У многих древних народов, в особенности, у индоевропейцев, считалось, что царь имеет особую, свыше данную санкцию на правление. Таким образом, происхождение от первых допотопных царей было духовно-генеалогическим основанием справедливости царской власти, ее оправданности и священной законности. Такая санкция, например, у зороастрийцев, воплощалась в обладании светоносной силой – Хварено. Хварено – это конденсированная световая энергия, которая делает человека равным богам [Дугин А.Г. Мистерии Евразии. М.: Арктогея, 1996. С. 18]. Именно такой силой и обладал гомеровский Алкиной, который резко выделяется не только среди своих басилевсов, но и среди известных европейских царских родов. Название «Хварна» (судьба, миссия, выбор, предназначение, благодать) вполне соответствует тибетскому слову rigs – «раса», которое совпадает с понятием «Арья» (‘phags), хотя и не является его эквивалентом. Да и само слово «rigs» выражает очень широкий спектр понятий: раса, нация, генезис, семейство, семья, источник, происхождение, судьба. Помимо этих общеупотребительных значений, дано слово наделялось еще двумя смыслами. Раса – это всегда благородно, высоко, священно. Rigs – это еще и одно из пяти семейств Абсолюта, проявлением которых эти расы и являются. В Тибетском Буддизме и Боне цвета этих первичных на Земле рас следующие: белый, красный, сине-черный, желтый и зелено-голубой. Эти Пять Мудростей, и называются также Генезисами, Семействами, Источниками, Расами, ибо от них произошли соответствующие человеческие расы [Сидоров С. Центрально-Азиатская цивилизация: арийское наследие Тибета // Волшебная Гора. 1998. № VII. С. 320-321]. Самая древняя раса называлась Му, затем шли по восходящей: Донг, Тонг, Дру, Ра. Все они, вместе с коренным народом Се, символизируются шестью лучами восходящего Солнца, изображенного на тибетском национальном флаге. О пяти первичных независимых друг от друга расах говорят Эдгар Кейси и американский профессор антропологии Корлтон С. Кун. Все больше научных данных находят подтверждение в концепции полигенизма – происхождение различных рас в разных географических районах планеты, совершенно изолированных и никак биологически не связанных между собой очагов расообразования. Отсюда и существенное различие между расами в своем развитии не только по антропологическим, биохимическим, но и по интеллектуальным параметрам.

В «Одиссее» упоминается еще один загадочный остров – Сира с двумя городами, «каждый со своею отдельной областью» (Одиссея, XV, 403-414). Остров расположен «выше Ортигии, где поворот совершает свой солнце», он удобен для жизни, богат стадами и пищей, люди там не болеют, а смерть им безболезненно приносит Аполлон и Артемида. Правит двумя этими областями (городами) Ктесий, сын Ормеона, подобный бессмертным богам. Рассказывает всю эту историю Одиссею «божественный свинопас» Эвмей, сын Ктесия. «Свинопас» в древнеевропейских мифах имел высокий социальный статус прорицателя или чародея. У свинопаса схожие черты с одноглазым Балором, который, в свою очередь, отождествляется с греческим циклопом. Квинт из Смирны в книге «Эфиопика» приводит несколько имен из Трои (по версии Ф. Джозефа, Троя – одна из колоний Атлантиды), созвучных именам царей Атлантиды: Эвмей, Эласипп, Эвенор, Агаместор. У Платона это имя звучит как Эвмел.

Сразу три источника: Крантор (ок. 340-275 гг. до н. э.), Манефон (282-246 гг. до н. э.), и Иосиф Флавий (I в. н. э.) упоминают о двух столпах в стране Сириат, на которых были начертаны записи о бывших катастрофах на Земле и предупреждение о приближении новых. По мнению этих информаторов, их сделали богоподобные существа Тот или Сиф (но, может быть, и их потомки). В пересказе Прокла (V в. н. э.) Крантор видел какие-то колонны в Саисе, где была запечатлена гибель Атлантиды.

Известный традиционалист Рене Генон (1886-1951) говорит о так называемой «первоначальной» Солнечной стране – Сирии (аналогичной гомеровской), которая лежала в арктических водах. Сирия (или Гирия) являлась центром зарождения Примордиальной Традиции, изначально целостного комплекса древнейших знаний трансцендентного происхождения, впоследствии распавшегося на различные духовные традиции. Этот центр всегда ассоциировался с северным регионом Гипербореи-Арктогеи-Туле. Далее север (Туле) был заменен (замещен другими названиями) в традиции западом (Атлантидой), что соотносится здесь с перенесением первичных духовных центров

(и традиций) в другие географические регионы планеты (вторичные центры). Согласно Иосифу Флавию, столица первозданной Сирии был Гелиополис, «Город Солнца», имя которого было дано позже египетскому городу Инну, или Инну-Мехрет, что означает «Северный столп» (Вторичный Гелиополис, библейский Он) [Генон Р. Символы священной науки. М.: Беловодье, 2004. С. 118].

Некоторые исследователи полагают, что слово «Сира», «Сириат» производно от имени древнеиндийского бога Асура (т. е. «благого божества»). Мы знаем под именем асуров или даитьев – грозных демонов индуистской мифологии, подобным греческим титанам: они были больше, чем люди, но меньше, чем боги. Они жили в Трипуре – Тройном городе, эмблемой которого стал трезубец. Город был «похож на колесо» (как круговая столица Атлантиды). Диодор Сицилийский называет столицу Атлантиды Серне, что имеет один корень с гомеровской Сирой. Шумерский бог Асари и египетский Аусар (Осирис) в обеих цивилизациях был человеческим существом, которое достигло божественных степеней после того, как распространил знания и культуру во все известные страны мира. Позднее его предательски умертвили, а тело расчленили и куски разбросали в разные стороны. Тогда его супруга – Иннини в Шумере и Исида в Египте – собрала куски в одно место и сделала бессмертным. С появлением культа бога Асари-Аусара в обеих культурах совпало одновременное развитие цивилизации в долине Нила и в равнинном междуречье рек Тигр и Евфрат около 3100 г. до н. э. Действительно, surya есть санскритское имя Солнца, что говорит о первоначальном древнем языке, который обозначался как «адамический» или «сириакский», loghah sûryâniyah (язык «солнечного озарения»).

Примерно в середине VIII в. до н. э. у двух великих поэтов Гесиода и Гомера появляются два очень схожих сюжета. Гесиод в поэме «Щит Геракла» (139-320) и Гомер в поэме «Илиада» (XVIII, 478-608) описывают легендарные щиты Геракла и Ахилла, на которых изображены две области, два града, один воинственный, другой – мирный. На щите Геракла представлена битва лапифов и кентавров, попутно описаны «медные пышновоздвинутые башни», округлый залив, «изваянный» (?!) оловом, «град пышностенный» с семью золотыми дверьми, а также золотые сад и загадочный треугольник, сделанный руками Гефеста. У Гомера изображены два града: первый град «прекрасно устроен», где происходят бесконечные «браки и пиршества»; во втором граде идут войны, кругом рыщут злоба, смута и страшная смерть. Здесь тоже есть золотой сад и, видимо, город, обнесенный белой стеной из олова. На поле пасется стадо волов, одни золотые, другие – оловянные. Пасут стадо четыре золотых пастуха и девять псов. Вместе с ними пасется стадо овец среброрунных. На щите Ахилла Гефест представил своеобразную карту мироздания: землю, небо, море, Солнце, Луну, «все» (!) звезды и несколько видимых созвездий: Плеяды, Гиады, Орион, Арктос, «круговидный» лабиринт, как в критском Кноссе, и, наконец, Океан, обтекающий Землю великой Рекой.

Исследователи полагают, что именно картины мироздания на щитах богов и героев стали прообразами первых западноевропейских географических карт вообще. Такие карты были созданы философом Анаксимандром (610-546 гг. до н. э.) и историком Гекатеем Милетским (546-480 гг. до н. э.). Анаксимандр, вероятно, изобразил сушу в виде круглого диска, омываемого со всех сторон океаном. Геродот критически высказался об одной из таких карт: «Смешно глядеть, как из множества составителей землеописаний ни один не показал вида земли толково. По их начертанию океан обтекает землю кругом, причем земля представляется кругообразной, как бы циркулем сделанной, а Азия изображается равной Европе» (История, IV, 36). На таких картах, в том числе, и на щите Ахилла, зафиксировано изменение оси вращения Земли и видимой части неба после ужасного катаклизма. В преданиях многих регионов мира есть какие-то указания на некоторые загадочные смещения неба, предположительно связываемые с очень отдаленными временами, когда произошла катастрофа глобального масштаба [Уоррен У.Ф. Найденный рай на Северном полюсе. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003. С. 185-190. Уоррен упоминает интересную работу по этому поводу Ричарда Проктора «Новая теория о щите Ахилла»].

Совершенно очевидно, что эти два сюжета исходят из одного древнего источника. Изображения двух противоборствующих областей (народов) навечно фиксируются на таких знаковых предметах, как щитах и что очень важно, эти изображения сделаны представителем божественной расы Гефестом. У самого Гефеста где-то в океане есть медный дворец с многочисленными атрибутами магической техники, вплоть, до биороботов-киборгов, «золотых дев». Эти роботоподобные механизмы обладали разумом, голосом и другими различными знаниями, которые в них вложили наподобие некой информационной программы. Гефест (или под его руководством) создает следующие сооружения и чудесные изделия: медные чертоги для богов, скипетр и эгида Зевса, тирс Диониса, доспехи Ахилла, колесница Гелиоса, медный Талос, золотая собака Зевса, Чаша, Треножник, зеркало Диониса, ожерелье Гармонии, венец Тесея, щит Ахилла. Гефест сам был кабиром (в мифах кабиры – дети Гефеста), а его обучением занимались киклопы (циклопы). Кабиры считались основателями многих мистерий и первооткрывателями технических наук. Циклопы дали первому, еще дикому человечеству, импульс разнообразного художественного творчества. Они составляли сообщество бронзо-кузнецов. Cyclops означает «круглоглазый»; возможно, на лбу у них была татуировка в виде концентрических окружностей в честь Солнца – источника огня в печи. В то же время, этот знак является символом «третьего глаза». По нашему мнению, «Гефест» есть собирательное имя царей-жрецов, божественных мастеров-строителей и магических механиков Атлантиды, наподобие Дедала, Талоса и Усооса-Саосиса (Кусар-и-Хусаса), основателя египетского города Саис [Воронин А.А. Владыки Огенона. Мифология Атлантиды // Атлантида: проблемы, поиски, гипотезы. Сб. 1. Вып. 2. М., 2001. С. 74-75; то же. Морские колонии Атлантиды. М.: Вече, 2004. С. 136-146]. В Афинах и на Крите в честь Дедала были построены специальные храмы Дедалионы. Ритуалы, проводившие в Дедалионе, по-видимому, лежат в сердце традиций афинского цеха ремесленников, который назывался Daidalidai – «Сыны Дедала». Некоторые исследователи считают, что масонство возникло как раз из института древних ремесленников Сынов Дедала.

VII. ЧТО РАССКАЗАЛ БОГ ДИОНИС ФРИГИЙСКОМУ ЦАРЮ МИДАСУ И БЫЛ ЛИ ПОСВЯЩЕННЫМ ЖРЕЦ ЭЛИАН?

Римский писатель Клавдий Элиан (II-III в. н. э.) оставил нам несколько занимательных сочинений: «Пестрые рассказы», «О природе животных», «О божественных силах» и некоторых других. О его жизни мы практически ничего не знаем. Родился Элиан в городе Пренесты, был представителем так называемой второй волны софистики. Словарь Суды сообщает, что он был жрецом, правда, не совсем понятно, какого культа. В «Пестрых рассказах» Элиан передает нам удивительное сообщение древнегреческого философа Феопомпа, жившего в IV в. до н. э., об огромном материке, на котором в древнее время жили великаны. В виду важности такой информации мы воспроизводим этот отрывок

полностью.

«Феопомп рассказывает о беседе фригийца Мидаса с Силеном. (Силен этот – сын нимфы; по природе своей он ниже божества, но выше человека, так как наделен бессмертием). Они разговаривали о различных предметах; между прочим, Силен рассказал Мидасу следующее: Европа, Азия и Ливия – острова, омываемые со всех сторон океаном; единственный существующий материк лежит за пределами обитаемого мира. Он, по словам Феопомпа, неизмеримо огромен, населен крупными животными, а люди там тоже великаны, в два обычных роста, и живут они не столько, сколько мы, а вдвое больше.

На этом материке много больших городов со своеобычным укладом и законами, противоположными принятым у нас. Два города, ни в чем не сходствующие друг с другом, превосходят все прочие размером. Один зовется Махим, другой – Евсебес.

Примечание:

Название города Махим связано с прилагательным máchimos – «воинственный», а Евсебес – с прилагательным eusebés – «благочестивый».

Жители Евсебеса проводят дни в мире и благополучии, получают плоды земли, не пользуясь плугом и быками, – им нет нужды пахать и сеять, всегда здоровы и бодры и до самой смерти полны веселья. Они столь безупречно праведны, что боги нередко дарят их своими посещениями. Жители же Махима необычайно воинственны, появляются на свет уже в оружии, весь свой век воюют, подчиняют себе соседей и властвуют над многими народами. Население Махима составляет не меньше двухсот мириад*. Люди там иногда, впрочем редко, умирают от болезней, обычно же гибнут в битвах, сраженные каменьями или дубинами: для железа они неуязвимы. Золота и серебра у них много, так что эти металлы ценятся меньше, чем у нас железо. Они некогда, по словам Силена, сделали попытку переправиться на наши острова и в количестве ста мириад** пересекли океан, дошли до гиперборейских пределов, но не пожелали идти дальше, ибо, наслышанные о том, что тамошние жители слывут у нас самыми счастливыми, нашли их жизнь жалкой и убогой.

Примечания:

*Мириада – десять тысяч. Синоним необозримо большого числа, соответствующий славянскому «тьма». Если брать эти данные, то население города Махима достигает 2 миллионов человек. Однако если принять исправление Кораиса – население Махима достигает не менее 2000 мириад или 20 миллионов человек. См. Панченко Д. В. Платон и Атлантида. Л.: Наука, 1990. С. 43.

**Также исправление – 1000 мириад или 10 миллионов человек

Силен рассказал Мидасу и еще более удивительные вещи: какое-то племя смертных людей населяет много больших городов на материке; границей их земель служит местность, называемая Аностон; она подобна пропасти: там нет ни дня, ни ночи и воздух всегда исполнен красноватым сумраком. Через Аностон текут две реки – Радостная и Печальная, на берегах которых растут деревья величиной с высокий платан; деревья вдоль Печальной приносят плоды, наделенные таким свойством: кто их поест, тотчас начинает плакать и будет исходить слезами всю остальную жизнь, и так и умрет; те же, что растут в Радостной, дают совсем другие плоды: отведавший их отрешается от прежних желаний и, если любил кого-нибудь, забывает об этом, вскоре начинает молодеть и вновь переживает давно ушедшие годы. Сбросив старческий возраст, он входит в пору расцвета, затем становится юношей, превращается в отрока, в ребенка и, наконец, совсем перестает существовать. Кому угодно верить хиосцу, пусть верит, мне же кажется, что он тут, да и вообще нередко, рассказывает басни» (Пестрые рассказы, III, 18) [Элиан. Пестрые рассказы. М.-Л.: Наука, 1964. Серия «Литературные памятники». С. 34-35].

В другом фрагменте [FGrH 75 F 115 // Jacoby F. Die Fragmente der griechischen Historiker. Berlin, 1923-1969] из Феопомпа мы узнаем, что на этом материке, на самом ее краю, в стране Меропии (Meropia), жил народ, называвшийся меропами. Меропы проживают «во многих и больших» городах и, в принципе, ничем не отличаются от тех великанов, которые населяют два больших города.

Вернемся вновь к книге Элиана «Пестрые рассказы», она опять задает нам слишком много загадок. В другой главе Элиан отождествляет Мидаса, сына Гордия, с Пифагором (Пестрые рассказы, IV, 17). На первый взгляд странное сопоставление, но Элиан далее пишет, что Пифагор (собственно, Мидас), происходит от лучшего семени, чем настоящее человечество. Древние считали Пифагора Аполлоном Гиперборейским, в доказательство этого пифагорейцы ссылаются на то, что он принимал у себя Абариса-гиперборейца. Но и здесь прослеживаются еле различимые связи и соответствия. Известно, что Феопомп тщательно разыскивал и собирал сведения о Пифагоре, составляя его биографию. Историк считал Пифагора этруском с какого-то острова в Эгейском море. Эту же версию поддержал Аристоксен – самый надежный источник по биографии Пифагора, уж ему была хорошо известна школьная традиция. Кроме того, Аристоксен вовсе не стремился представить Пифагора чудотворцем и меньше всего касался религиозных вопросов [Жмудь Л.Я. Наука, философия и религия в раннем пифагореизме. СПб., Алетейя, 1994. С. 50-51].

Но в Эгейском ли море находился загадочный остров? Если принять во внимание, что Платон использовал пифагорейские материалы в «Тимее», то получается, что Пифагор-Силен напрямую связан с древнейшей традицией, рассказывающей о Гиперборее и Атлантиде. Другой коллекционер редких сюжетов Афиней (II-III вв. н. э.) сообщает об интересе Феопомпа к личности Аристея и связывает его непосредственно с гиперборейцами. Феопомп рассказывает, как Аристей прибывает из Гипербореи в Метапонт и о его чудесах в этом месте. Если меропы как-то были связаны с гиперборейским народом, тогда почти сказочные персонажи удивительного хиоссца приобретают оттенок достоверности и эзотерической глубины.

Помимо Платона и Фепомпа существует еще несколько источников о нашествии неких загадочных морских народов на средиземноморские земли тогдашней Ойкумены. Гераклид Понтийский (IV в. до н. э.) говорит о каком-то нашествии с запада гипербореев на греческий (!) Рим, который находился у Великого моря (Плутарх, Камилл, XXII). Скорее всего, произошла путаница географических названий и слияние различных эпох. Возможно, речь идет о городе Ликсе на атлантическом побережье Марокко, который римляне называли «Вечным городом» и считали его Городом Богов и местом погребения Геракла. Выстроили этот город неведомые солнцепоклонники. Мегалитические постройки четко ориентированы по солнцу, потому что древнейшее название его Маком Семес – «Город Солнца». В этом же регионе происходит борьба атлантов (атлантиев) с амазонками (Диодор Сицилийский, III, 52-62). Диодор приводит длинную цепочку царей и цариц атлантиев, которая отличается от платоновской: Уран, Титея, Басилея, Рея, Гиперион, Гелиос, Селена, Кибела, Атлант, Крон, Геспер, Майя, Электра, Тайгета, Стеропа, Меропа, Алкиона, Келайно, Гермес. Несмотря на несколько искусственное филологическое построение, как ни странно, историк показывает совершенно другую, более удаленную во времени, историю атлантов, совпадающую в некоторых деталях с текстами Эвгемера, Ямбула, Квинта Энния. Вначале показана история Урана, который в самую отдаленную эпоху властвовал над большей частью мира, а ядро его владений составляли западные и северные земли. Здесь все та же мифологема двух земель, которая разделяется географическими границами.

В другом своем произведении «Historia naturalis» (XV, 2) Элиан сообщает еще одну интересную подробность, что у жителей берегов Атлантического океана сохранилось предание, будто цари Атлантиды в знак своего происхождения от Посейдона носили на голове убор из полос от шкур самцов «морских баранов», а их жены-царицы – головной убор из шкур самок этих животных. Под «морскими баранами» Элиан, пишет Жиров, подразумевает каких-то загадочных больших морских животных, уже не водившихся в его время [Жиров Н.Ф. Атлантида. Основные проблемы атлантологии. М.: Вече, 2004. С. 91]. Однако известно, что под «морскими баранами» древние понимали касатку. Касатка (Orcinus orca) принадлежит к семейству дельфиновых из отряда китообразных. Два белых продолговатых пятна над глазами у касатки издалека напоминают рога, благодаря чему еще римляне назвали ее «aries marinus», то есть «морской баран», а также «орками» или демонами. Впоследствии викинги так именовали свои корабли.

Согласно воззрениям тайной доктрины, в эпоху Водолея происходила эволюция амфибий, гигантских плавающих рептилий, напоминающих современных дельфинов, но с перепончатыми конечностями и треугольными головами. В основании этого треугольника находилась шишковидная железа, иногда выпирающая у некоторых рептилий из головы, таких как ящерица вида Tuatara из Новой Зеландии. Под двумя рогами здесь надо понимать два лепестка надбровной чакры, иногда называемом «третьим глазом». В древнейшем гомеровском гимне одна из ипостасей Аполлона – Дельфиний (I, 493-496). Некоторые исследователи считали Дельфиния изначальным покровителем мореходов [Roscher’s. Ausfuührliches Lexicon der griechischen und römischen Mythologie. Bd. I. Lpz., 1884. S. 429; Farnell L. R. The Cults of Greek States. V. 4. Oxf., 1907. S. 145-148; Яйленко В. П. Архаическая Греция и Ближний Восток. М.: Наука, 1990. С. 221-222]. Вообще символика морских цивилизаторов, таких как Оаннес, Дагон, Ману не только символика рыбы вообще, но она должна более конкретно соотноситься с символикой дельфина. Можно обнаружить тесную связь между дельфином и «Женщиной моря» (Афродита Анадиомена греков). Последняя является под различными именами (Иштар, Атергатис, Исида и Дарсето), как женский аналог Оаннеса. Деа Сира (Dea Syra) есть, собственно, «Солнечная богиня», так же как первозданная Сирия есть «Земля Солнца».

Роберт Грейвс приводит довольно любопытные рассуждения по поводу происхождения рода Пелопидов и знаменитого Троянского Палладиума. Тритон, Паллант, Пелей, Пелий, Пелопс – первичные воплощения морского зверя в династии древних царей. Священным животным этой династии была крепкая морская свинья – cetos. В Греции одним словом обозначали и дельфина и морскую свинью, и совсем неясно, пишет Грейвс, Дельфы названы так в честь дельфина или морской свиньи. Мы то знаем, что основателем Дельф был Посейдон, а не Аполлон, хотя первоначально ипостась солнечного бога могла быть именно морской [Грейвс Р. Белая богиня. М.: Прогресс-Традиция. С. 407].

Остается вопрос, был ли посвященным Элиан и как он мог сохранить почти через 500 лет информацию о потерянной цивилизации с такими уникальными сведениями? На первый вопрос можно ответить утвердительно. Скорее всего, Элиан был жрецом и посвященным культа Посейдона и состоял в одной из так называемых герметических школ «Сыновей Дракона», или «Сыновей Змея». «Драконами» и «Змеями» всегда именовались иерофанты различных мистических и оккультных орденов и школ. В Британском музее есть изображение двух фигур по обе стороны «древа» с поднятыми руками к «яблоку», позади «древа» помещается Дракон-Змий. Эзотерически это изображение двух халдеев, готовых к посвящению, при чем Змий символизирует Посвящающего. В своей книге «Historia naturalis» (XI-XVII) Элиан описывает змеиные изображения и делает замечания, показывающие, что он прекрасно понимает природу этих древнейших символов. Элиан говорит: «Ибо Дракон, хотя и будучи священным и достойным почитания, имеет в сущности своей нечто еще большее от божественного естества, о котором лучше для других оставаться в неведении» [Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. В 4-х тт. Т. З. М.: Прогресс-Сирин, 1991. С. 444-445].

Необходимо также отметить, что в очень короткий промежуток времени, начиная примерно со II по V вв. н. э., в Европе и в Азии внезапно появляются новые сведения об Атлантиде. Мы приведем здесь таблицу, кто из авторов отразил в той или иной мере образ Атлантиды, или реалии какой-то древней цивилизации, в чертах которых прослеживаются признаки платоновской страны:

1. Филон Библский (I-II вв. н. э.) – фрагменты финикийца Санхуниатона (конец I – начало II тысячелетия до н. э.) о вражде Крона и Атланта;

2. Псевдо-Плутарх (II в. н. э.) – история об островах в Атлантике: Огигии, Кроне и пр.;

3. герметический свод под названием «Пимандр» (I-III вв. н. э.);

4. Клавдий Элиан (II-III в. н. э) – фрагмент из Феопомпа о Заатлантическом континенте Меропия и великанах-меропах;

5. Аноним – герметическая космогония об Аркадии и Огигии;

6. Тертуллиан (160-230) – Атлантида как аллегория;

7. Ориген (185-254) – Атлантида как аллегория;

8. Лонгин (213-273) – критика Платона;

9. Арнобий (ум. 300) – Атлантида как аллегория;

10. Порфирий (233-304) – Атлантида как аллегория;

11. Халкидий (310-350) – латинский перевод «Тимея» и «Крития» с его комментариями;

12. Ямвлих (IV в. н. э.) – Атлантида как символ;

13. Прокл (412-485) – информация о Марцелле и Кранторе.

14. Нонн Панополитанский (V в. н. э.) – поэма «Деяния Диониса», в которой описана глобальная катастрофа, в которой гибнет «Атлантический холм».

15. Святой Брандан (484-577) – сага «Плавание Брандана» к Атлантическим островам;

16. Цейлонские хроники «Махавамса», «Дипавамса» и «Раджава» (IV в. н. э.), в которых говорится о трех потопах, разрушившие большие области в районе Цейлона.

К этому списку можно добавить очень ценную информацию Косьмы Индикоплова в его книге «Христианская топография» (547 г. н. э.), в которой он говорит о десяти царях Халдеи, якобы прибывших из Атлантиды. Безусловно, сага Брандана и книга Индикоплова основаны на более ранних сведениях и источниках. К этому же времени христиане запрещают кармический закон перевоплощений, который налагает запрет на общение с духовными мирами.

Если мы свяжем все четыре фрагмента из Элиана в единую цепь, то обнаружится, что ее звенья содержит некое представление о неведомой морской працивилизации, память о которой сохранила древнейшая Примордиальная Традиция.

VIII. ЗАГАДКА ХИОССКОГО ИСТОРИКА И КЛАНА ГОМЕРА

Мы мало знаем о личности самого Феопомпа (377-320 гг. до н. э.) и источнике его информации. Вообще-то неблагодарная роль описывать историю какой-нибудь страны, ее великих и менее известных личностей, существовавшей в отдаленные от нас периоды времени. Вся мировая история делится на две несоразмерные части: явная и тайная; первая нам досталась от немногих уцелевших источников и фрагментов, вторая – как часть огромного невидимого для взора посторонних айсберга под названием эзотерические традиции. Традиция и культура народов мира говорит, что земная история имеет более «глубинную структуру» и события, объясняющие обычно в контексте политики, экономики или природных катастроф, можно разъяснить в контексте духовно-эзотерических и оккультных процессов. Передача герметической мысли и развитие тайных обществ практически всегда происходит вокруг каких-то центральных мифологем и персонажей. Неторопливое течение потаенных, недоступных истин, напоминает нам подземную реку Алфей – знаменитую аллегорию «подземных», сакральных преданий, скрытых от взгляда профанов под различными формами эзотерической мысли. Река Алфей считалась божественной, ибо ее название имеет общий корень с греческим словом «Альфа», что означает первопричину, источник, начало.

Историю жизни Феопомпа нельзя отделить от той хитроумной политической игры, в которую входила Греция после Пелопонесской войны (431-404 гг. до н. э.). Вооруженный конфликт был порожден соперничеством двух крупнейших греческих полисов – Афин и Спарты. Политическое соперничество с самого начала развертывалось на фоне социальной борьбы между демократами (Афины) и олигархами (Спарта).

Феопомп родился на острове Хиос, происходил из древнего аристократического рода. С Хиосом у него было связано очень много историй и впечатлений. Здесь, по мнению самих жителей, родился Гомер и возник род гомеридов (Страбон, XIV, 1, 35). Вначале такие сказители древних преданий (аэды) были из рода Гомера [Лосев А.Ф. Гомер. М.: Молодая гвардия, 1996. С. 41]. Если принять во внимание, что само имя Home horon означает «невидящий», можно предположить, что поэт обладал

более развитым духовным вúдением, чем простые смертные. Таким людям присуще умственно внутреннее зрение и прозрение. Примечательно, что родители Гомера были морскими существами: отец – речное божество – Мелет, мать – нимфа Крефеида. Гомериды, как особый вид сообщества (типа родового клана), определяли порядок составления тех или иных песенных сказаний, которые имели первостепенное значение для всей страны или области.

Главная задача этого ордена было восстановление утраченных Гиперборейской и Атлантической Традиций после сокрушительного нашествия «народов моря», потомков тех же атлантов. Созвучие имен Гомера и Меропы говорит в пользу нашего предположения, тем более, если выстроить ассоциативную связь со звездой Меропой (одной из семи Плеяд), которая почти не видна вооруженным глазом. Геродот приписывает Гомеру утраченную поэму «Эпигоны», где говорится о нашествии гиперборейцев (История, II, 117), что вполне согласуется с феопомповским текстом. По мнению французского исследователя В. Берара, до окончательной редакции «Одиссеи» могло существовать самостоятельное произведение «Сад Алкиноя», которое примыкает к двум последующим: путешествие Телемаха, месть Одиссея. Конечно, мало что сохранилось от этого времени, но и сохраненное показывает, насколько сильно было влияние таких традиций на интеллектуальную жизнь Средиземноморья.

Феопомп несомненно знал о таких гомеридах. Сохранилось одно имя из таких аэдов – Кинефа Хиосского, вставившего в поэмы «Одиссей» и «Илиада» много собственных стихов. В VIII-VII вв. до н. э. гомериды распространились уже по всей Греции (Хиос, Делос, Крит, Беотия, Афины). Декрет Солона (VI в. до н. э.) окончательно устанавливает исполнение «Одиссеи» и «Илиады» на Панафинеях в строго последовательном, определенном порядке. Для этого создается специальная комиссия при Писистрате в Афинах.

Хиосские предания, оказывается, были включены древними в миф об Орионе и Меропе, увязав его с Хиосом и Критом. Орион, прибыв на Хиос, в состоянии опьянения овладел Меропой, дочерью Энопиона. Оскорбленный этим действием, Энопион ослепил Ориона и изгнал с Хиоса. Долго искавший Энопиона, чтобы отомстить ему, слепой великан какое-то время провел на Крите. Это повествование Гесиода осталось только в пересказе Псевдо-Эратосфена (Гесиод, фрагм. 148).

Здесь мы сталкиваемся с так называемой дупликацией мифа, когда один образ мифологического персонажа расщепляется порой на несколько десятков своих двойников. Эти двойники фигурируют не только на своей исторической родине, но и частенько перешагивают в чужеземные страны, переносятся даже на другие континенты, меняя лишь имена. Необходимо только выделить из множества имен и ипостасей дупликации ее основную фабулу, которая, в свою очередь, является наиболее постоянной и древней частью мифа. Таких фабул немного и они в большинстве случаев одинаковы у всех народов мира. Эзотерики видят во множестве имен Зевсов, Персеев, Гермесов, Гераклов и прочих персонажей – названия и титулы различных герметических и оккультных школ и их представителей.

IX. ДРЕВНИЙ ИДЕАЛ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА

Феопомп знал, что сюда, на остров Хиос, приезжал Ликург, первый законодатель Спарты, чтобы встретиться со знаменитым слепым аэдом – певцом «Одиссеи» и «Илиады». Они говорили здесь об установлении таких государственных устройств, которыми обладали только счастливые феаки, справедливые абии, благородные атланты, те, кто жил у самого западного края Атлантического моря. В Спарте уже с незапамятных времен царило благозаконие – евномия. Это особое качество отличало спартанское государство от всех прочих греческих полисов. Под евномией греки понимали две вещи: конституционное правление и гражданский мир. Спарте, где гражданское согласие было гарантом самого существования государства, удалось избежать тирании и анархии. Это, безусловно, вызывало и восхищение, и зависть всей Греции. По меткому замечанию одного исследователя, «евномия – это состояние государства, в котором граждане подчиняются законам, а не состояние государства, в котором хорошие законы».

Жители Хиоса передавали эти старинные предания из уст в уста, но всегда с какой-то тайной опаской и недоверием к посторонним. Истоки зарождения первых государственных институтов, особенно, в Греции, всегда было окружено неким секретом, за которым всегда стояли божественные прародители и цивилизаторы простых смертных. О некой засекреченности спартанского государства намекает Фукидид, говоря, что его сведения о спартанцах весьма ограничены из-за «тайны их государственного устройства» (История, V, 68,2; 74,3). Феопомп впитывал эти сведения, как губка впитывает воду, решая посвятить себя священной борьбе против демократии и во славу достойнейшего государственного устройства. Как истинный аристократ, Феопомп всю жизнь боролся против демократии и много лет провел в ссылке на чужбине. Теперь для него Ликург и Лисандр стали героями, на деяниях которых он воспитывал свой характер. Если исходить из нашего предположения о жизнеописании Феопомпа, то они подтверждаются теми отрывками и фрагментами сочинений самого историка, из которых можно сделать далеко идущие выводы об истории создания одной из самых загадочных его книг – «Меропии». Мы знаем, что Феопомп написал «Историю II Филиппа Македонского» в 58 книгах, «Греческую историю» в 12 книгах, «Удивительные истории» и «Меропию», от которых мало что осталось. Мы попытаемся реконструировать события греческой истории эпохи Лисандра и Феопомпа, чтобы подойти, наконец, к разгадке Заатлантического материка в самой утопии «Меропия».

Примечание:

Обычно упоминают VIII книгу «Истории II Филиппа Македонского», куда входила «Меропия», но она могла иметь и самостоятельное значение. Диоген Лаэртский (II-III вв. н. э.) в книге «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов» (I, 115, 117) упоминает книгу Феопомпа «Удивительные истории». Судя по названию, здесь Феопомп собирал самые интересные и примечательные на его взгляд истории, где могли быть сведения о «Меропии» (если это не название одной и той же книги).

В результате Пелопонесской войны гегемония над островами и прибрежными полисами в Эгеиде перешла от Афин к Спарте, которая повсеместно свергла демократии и привела к власти олигархов. Начиная с 407 г. до н. э., организатором новой «Спартанской империи» стал Лисандр. Реформа царской власти Лисандра заключалась в восстановлении Гераклидова рода, памятуя о том, что основателем Спарты был когда-то Геракл (Геродот, VI, 52). Чтобы противостоять демократическим силам, Лисандр в Эфесе собирает беспрецедентный съезд представителей многих олигархических кругов в Малой Азии (Ионии). По выражению В. Виппера, это был «союз союзов» с собою во главе. Для управления огромной державой Лисандр утверждает Комитет Десяти (Власть Десяти) или декархию. Кроме этого, он создает систему тайных обществ (ejtairikav) для «внимательного наблюдения за состоянием государственных дел, обещая им одновременно с крушением Афин уничтожение демократии и неограниченную власть в родном городе» (Плутарх, Лисандр, V). Однако надо понимать, что объединение ионийской олигархии в борьбе против Афин – одна из самых удачных и оригинальных политических идей Лисандра, которая, даже, не имеет аналогов в спартанской истории. Основную финансовую помощь полководец получал от Кира Младшего, который в 407 г. до н. э. был назначен караном (наместником) Малой Азии. Лисандр устанавливает прочные связи не только с малоазиатскими владыками, но и с Дионисием Сиракузским в Сицилии (Плутарх, Лисандр, II). Однако власть Лисандра продержалась только до 403 г. до н. э., когда пришло крушение всех его честолюбивых помыслов.

Если мы рассматриваем историю мира (а здесь историю Греции) в двух разных аспектах (явном и тайном), напрашивается главный вопрос: что послужило тайной причиной такой

грандиозной идеи спартанского лидера. Поражает мистическая, и, прежде всего, инициатическая подготовка полководца, где высшие жрецы приравнивают его почти к богам. Лисандр посетил несколько знаменитых святилищ, в том числе, в Дельфах, Додоне и в ливийском оазисе Амона, что впоследствии повторил Александр Македонский. Затем он имел секретную встречу с неким Силеном, с которым говорил о будущем идеальном государстве (Плутарх, Лисандр, XXVI). В память победы при Эгоспотамах была поставлена статуя Лисандра на переднем плане в группе богов рядом с Посейдоном, который увенчивал его победным венком (Павсаний, X, 9, 7). Но самым значительным было установление культа Лисандра. По свидетельству самосского историка Дурида: «ему первому среди греков города стали воздвигать алтари и приносить жертвы как богу, и он был первым, в честь кого стали петь пеаны». На Самосе официальным постановлением традиционный здесь праздник в честь богини Геры был преобразован в праздник Лисандра – Лисандрии (Плутарх, Лисандр, XVIII) [Фролов Э.Д. Греческие тираны. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1972. С. 49-50, 56, 59. Об устройстве и времени существования Лисандрий см. Durrbach F. Lysandria // Daremberg Ch., Saglio E. Dictionnaire des antiquites grecques et romaines. T. I-V. Paris, 1877-1919. T. III. S. 1451; Scherling. Lysandreia // Pauly’s Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft, neue Bearbeitung. Stuttgart, 1894-? Bd XIII, Hbbd 26, 1927. Стлб. 2502 сл.].

Все здесь крутится возле уже известных мифологем, в частности, о когда-то всеобщей империи Посейдона-Нептуна не только в известной Ойкумене, но и лежащими за ее пределами землями. То, что власть морского бога была всеобщей и не только в Греции, знали даже самые малые дети из преданий и сказаний, передаваемых в каждой семье из поколения в поколение. Еще более поразительно, но миф о Зевсе как об универсальном божестве развивался очень медленно и почти не мог оттеснить мифов о древнейшем универсальном боге Посейдоне, с которым ему приходилось делить свою власть. Кое-где Зевс так и остался навсегда мелким местным божеством или даже просто демоном. Однако текст Гомера о разделении власти над миром между Зевсом, Посейдоном и Аидом представляет собой, несомненно, позднейшее построение, поскольку вместо исторических этапов мифологии оно дает суммарную и систематическую формулу трех единовременных мифических существ. По мысли русского философа А. Ф. Лосева, формула эта все же чрезвычайно ценна, поскольку она отражает образ Посейдона, когда-то игравшего в греческой мифологии огромную роль и в дальнейшем смененного Зевсом.

Философ Платон (427-347 гг. до н. э.), конечно, знал эти предания, когда примерно в 350-360 гг. до н. э. опубликовал и публично представил своим ученикам два диалога «Тимей» и «Критий», в которых говорится об истории великой империи атлантов, вступивших в противостояние с праафинянами почти 9000 лет назад. Почти одновременно с Платоном, в 362 году до н. э., другой интеллектуал Ксенофонт издает совершенно противоположную Платону восточную утопию «Киропедию».

Поражает другой факт, основанный на многочисленных античных свидетельствах, говорящих о неприязни и просто враждебности многих современников и позднее исторических личностей в отношении Платона и обнародованных им текстов об Атлантиде, включая его любимого ученика Аристотеля. Сохранилась античная традиция о соперничестве Платона и Ксенофонта на поприще создания проектов социальных переустройств (Авл Геллий, ХIV, 3). Видя гибель полисных государств, Ксенофонт хотел изобразить по образу и подобию Платона свой вариант развития сильного, могучего монархического государства. Авл Геллий туманно говорит о «скрытых и незаметных признаках взаимной их вражды и соперничества». Историки сообщают, что именно Феопомп первым обвинил Платона в плагиате, утверждая, что знаменитый философ списал свое «Государство» у Протагора. Есть сведения, что Платон воспользовался трудом пифагорейца Филолая (сер. V в. до н. э.), который стал основой для «Тимея», а значит, и для истории Атлантиды. Можно предположить, что в соперничестве между культурными сферами Афин и Спарты лежало нечто тайное, скрытое, но воспринимавшееся всеми, как личное неприязненное отношение. Известно, что Платон дурно отзывался о государственном устройстве Ликурга (Плутарх, Ликург, XXVIII). Феопомп, работая в русле лаконофильской традиции, дал благоприятную для Лисандра версию его поведения. Так, по мнению Г. Мюррея, Феопомп рассматривал Спартанскую державу с позиций панэллинизма и видел в ней серьезную попытку объединить греков и основать жизнеспособную политическую систему [Печатнова Л.Г. История Спарты. Период архаики и классики. СПб.: Гуманитарная Академия, 2001. С. 371].

Может быть, речь идет о двух совершенно противоположных государственных переустройствах общества и, главное, о древних источниках таких утопических построений. Все это входит в общую, пока не понятую для современников Платона, метаисторическую сферу развития мира. Понимал ли это Фепомп, видимо, понимал, если он писал свою «Меропию». А вот с Платоном сложнее, если он использовал чужую информацию и так искусно сплел цветистый «Атлантический» узор, что ему поверили многие и на долгие времена. Дионисий Галикарнасский говорит, что Феопомп, по его мнению, не только видел и говорил о том, что явно для толпы, но исследовал и невидимые причины деяний и тех, кто их совершил, страсти души, которые не легко познать толпе, он открывал все тайны кажущейся добродетели и незнаемой (людьми) низости (frag. 36, 40). Скорее всего, моральные сентенции Феопомпа ни как не связаны с его историей о Меропии. К сожалению, недостаток материала не позволяет нам продвинуться дальше, и мы можем только реконструировать дальнейший ход событий.

Враг Афин (а значит, и Платона), Феопомп нашел в македонской среде поддержку и понимание, и, может быть, воплощение своих замыслов о создании такого же утопического государственного устройства, как и у его предшественников. Подготовка у

него была основательная. По словам самого историка, им было написано более 150 тысячи строк о деяниях греков и варваров (frag. 26).

Только при дворе Александра Македонского Феопомп мог в полную силу заняться своими восточными изысканиями. Феопомп искал другие источники о потерянной культуре прародителя многих народов мира – меропов. Тождественны ли меропы атлантам – на этот вопрос могла ответить только мифология и древние знания, полученные Феопомпом от жрецов и магов. Уникальную информацию об этом сообщает все тот же Плутарх: «А Феопомп со слов магов утверждает, что на три тысячи лет по очереди один бог побеждает, а другой бывает побежден, затем три тысячи лет они бьются и сражаются, и один разрушает творения другого; но, в конце концов, Гадес исчезнет, и люди станут счастливыми, не нуждаясь в пище и не строя навеса. Таково содержание легендарных историй магов» (Плутарх, Об Исиде и Осирисе, 47).

Эту же информацию подтверждает Диоген Лаэртский, говоря, «что маги древнее египтян, что они признают два первоначала – доброго демона и злого демона и что первого зовут Зевс и Оромазд, а второго – Аид и Ариман». Феопомп добавляет, что, по учению магов, люди воскреснут из мертвых, станут бессмертными и что только заклинаниями магов и держится сущее (О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов, I, 8-9). По приказанию Александра Македонского, пишет востоковед Б. А. Тураев, Феопомп усердно изучал персидские религиозные книги, в которых говорилось о космогонии персов [Тураев Б.А. История Древнего Востока, в 2-х тт. Т. 2. Л., 1935. С. 146].

Интересно отметить, что Александр Македонский и его учитель Аристотель планировали совершить кругосветное путешествие с исследовательскими целями на кораблях в Ливию и к Геркулесовым Столбам (Арриан, V, 26, 2). Для реализации таких планов уже в походе к правителям Месопотамии был отдан приказ о строительстве 700 кораблей из ливанского кедра, доставке их в Фапсак и спуске водой к Вавилону (Арриан, VII, 19, 3; Курций, Х, 1, 18). Складывается такое чувство, что поход Александра Македонского на Восток был, с одной стороны, чисто военным предприятием с захватническими целями, но с другой стороны, инициированным, мистическим походом по пути атлантов. Есть сведения, что македонский царь был сам инициированным высокого порядка и потерпел жизненную катастрофу из-за своей неспособности совладать с искушением обладания неограниченной власти. В одном из апокрифов описывается, что Александр достиг высших существ – рахманов, которые жили на островах у самого преддверия земного Рая («Сербская Александрия»).

Одной из самых главных задач и идеей всего предприятия великого Александра заключалось в создании и организации всемирной единой империи Солнечного Овна, воплощением которого являлся Искандер Двурогий (Солнечный Баран). Жрецы Египта назвали Александра наследником фараонов и провозгласили его богом, т. е. сыном бога Амона-Ра (сыном бога Солнца). По Курцию, старейший жрец назвал македонского царя сыном Юпитера (Зевса-Амона) и предсказал, что он станет правителем всего мира, чем подтвердил его божественное происхождение. По всем городам Египта прорицатели встречали Александра, вынося изображения своих богов и провозглашая его новым Сесонхосисом, владыкой мира. Когда он прибыл в Мемфис, его посадили на трон в тронном святилище Гефеста и одели в пышное одеяние как царя Египта.

Но главная мистерия и посвящение Александра начинались в городе Гордии во Фригии, стране Мидаса. Гордий был столицей древнего македонского царя Мидаса, прикосновение которого все превращало в золото, и многие предпочитали называть его сердцем, пупом или центром Азии. Античные историки придавали мистическое значение этому факту, свидетельствующему о том, что великий полководец подтвердил свое право на владение не только Фригией, но и всей Азией. Может быть, и не только Азией? В Гордии находилась та самая повозка, на которой Мидас приехал из Бремия, древней македонской столицы, где у царя был загадочный Розовый Сад. Именно в этом саду Дионис рассказал Мидасу историю о Меропиде и меропах. Речь идет о ярме, привязанном к дышлу или к простой деревянной жерди целой гроздью узлов (compluribus nodis). Древние уверяли, что только магические способности молодого Александра смогли распутать этот сложное переплетение. Он хорошо знал и помнил то, чему его учил Аристотель и как начинающий отпрыск царя Филиппа получал образование в большом и прекрасно обустроенном парке Нимфее в Миезе. Сама Миеза располагалась на лесистом склоне горы Бермий в Левкадии (ныне Науса).

Разрубив знаменитый «гордиев узел», тем самым Александр одним ударом развязал все проблемы, видимо, не только с будущими планами грандиозного предприятия, но и с окончанием подготовительной научно-исследовательской работы под руководством Аристотеля и Феопомпа о древних истоках наилучшего государственного устройства. Гельмут Берве в книге «Империя Александра на основе просопографических данных» (Мюнхен, 1926) считал, что Александр был поборником арийских сил – потому что он установил равенство македонян и персов, двух арийских народов, имеющих один и тот же дух и общее происхождение. В 324 г. до н. э., в Описе, македонские и персидские вельможи молились вместе «о единомыслии и общности власти» (Арриан, VII, 11, 8-9).

Древняя традиция сообщает, что в Хеброне Александр нашел текст с «Изумрудной Скрижалью» на теле Гермеса. Гермес всегда отождествлялся с египетским богом мудрости Тотом, Енохом, все они принадлежат к категории священных писателей, посвятителей и летописцев оккультной и древней мудрости. Пан, сын Гермеса, входит вместе с Сатирами и Силенами в свиту Диониса. Пан (египетский Мин или Менес) означает «солнечный диск», «отец Солнца». В конечном счете, Пан, Сатир и Силен – родственные ипостаси самого Гермеса. Говорят, что с помощью могущественной энергии от излучавшего ее изумруда македонский царь завоевал весь тогдашний мир.

Следующей мистерией и посвящением, после фригийской и египетской, стало индийское, происходившее в местной крепости под символическим названием Ниса (ныне Вама в Кафиристане) и горы Мерос (ныне Кох-и-Мор, 6293 м). В греческой мифологии прекрасная долина Ниса – родина Диониса (Дио – бог, Ниса – родина бога). Спутники Александра поняли это название как «бедро Зевса», в котором громовержец донашивал младенца-Диониса. Аналогии и здесь заставляют нас задуматься. По-гречески μηρός означает «бедро», что позволяет нам фонетически сблизить это слово с другим – «меропес» (µέροπες), или просто «Меру». Греки прозвали Александра новым Дионисом. По грандиозности и великолепии вакхические процессии, организованные в Александрии в честь Диониса, превосходили все другие празднества, какие были в то время. Процессия тянулась через весь город с утра до вечера в пышных повозках, оформленные на различные мифологические сюжеты. Впереди двигалась пышная процессия, далее шли 1600 детей в белых одеждах, за ними на слоне ехал возвратившийся из Индии Дионис, позади которого шли экзотические животные. Затем появлялся кортеж Зевса и других богов, среди которых был и Александр, весь в золоте, с церемониальными светящимися рогами, на колеснице, запряженной слонами, в окружении богинь Ники и Афины. Эта группа напоминала о завоевателе Индии, сопернике или двойнике Диониса, «Непобедимом боге», умиротворителе Азии, основателе нового мира. Необходимо вспомнить, что рождению Александра предшествовала церемония фракийской мистерии Диониса-Сабазия [Воронин А.А. Владыки Огенона. Мифология Атлантиды // Атлантида: проблемы, поиски, гипотезы. Сб. 2. Вып. 3. М., 2002. С. 140-153].

В настоящее время довольно трудно определить эзотерические и иные подходы к созданию великих империй и не менее прославленных ее вдохновителей и организаторов. Все это, порой, остается в тени, за кулисами развертываемых событий, что придает мировой истории конспирологический подтекст.

X. ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КОНТИНЕНТА МЕРОПИИ И ЕЕ НАСЕЛЯВШИХ НАРОДОВ

Именно в Малой Азии Феопомп нашел источник сведений об огромном Заатлантическом материке среди чудесных и очень древних сказаний о Дионисе, Мидасе и Силене. Сокровенное учение учит, что в отдаленные эпохи наряду с людьми современного типа, существовали реликты былых эпох в виде мутантов, киборгов, андроидов, кентавров, силенов, русалок – отголоски длительной эволюционной истории человекообразных существ. Эта история предполагает, что было два или несколько актов творения на нашей планете, за которым последовало возникновение мыслящих существ различного рода, вида и рас. Древние отождествляли Осириса-Диониса, в эпоху которого физический мир являл картину совершенно иную, чем современный мир. Овидий описывает время, когда анатомическая форма людей и животных еще не была закреплена в материальном теле – мир великанов, всевозможных чудовищ и монстров. Наиболее анатомически развитые люди уже имели два глаза, но «лампа Осириса» – третий глаз – по прежнему выпирала у них из середины лба, там, где черепная кость еще не затвердела. Со временем вещество затвердевало, уплотнялось, стало труднее общаться с космическим разумом. Постепенно по мере появления твердых объектов развивались два параллельных измерения: духовный и материальный миры. Первый из них можно было наблюдать с помощью «лампы Осириса», второй – с помощью обычного зрения. Египтяне изображали шишковидную железу в виде змея-урея, в Индии как «третий глаз просветления» или «глаз Шивы». Последователи Диониса изображали ее в виде жезла, увенчанного еловой шишкой, а греческий анатом IV в. до н. э. описал ее как «сфинктер, регулирующий поток мысли».

Имя «Дионис» принадлежало к двум разным личностям и эпохам: богу и полубогу. После гибели Атлантиды Дионис-младший, отождествляемый с Ноем, направился через Европу в Индию. Такое же путешествие совершает индийский герой Рама. Колонисты убивают последних чудовищ, устанавливают справедливые законы, запрещают каннибализм и человеческие жертвоприношения. Дионис и его последователи носили тирс – посох, обвитый лозой и увенчанный шишкой, напоминающей шишковидную железу. Фавны, сатиры и силены в свите Диониса, как пишет Джонатан Блэк, представляли колонистов (эмигрантов) из Атлантиды. Они были последними остатками анатомической метаморфозы. Дионис (Рама) также является архетипом изгнанника – «тайного короля» или «тайного философа», который находится в потаенном месте и тайно влияет на ход исторических событий [Блэк Дж. Тайная история мира. М.: Эксмо, 2008. С. 176-182].

Древние предания говорят о некой жреческой касте Силенов. Диониса-младшего воспитывает и наставляет мудрый сатир по имени Силен. Два рога Силена обозначают два лепестка надбровной чакры, называемом «третьим глазом». В то же время, два рога символизируют световые лучи, исходящие из короны. Отсюда идет отождествление Диониса и египетского Аммона с двумя бараньими рогами. Световым лучам подобает роль атрибута могущества, будь оно жреческим или царским, т. е. духовным или мирским, потому что они обозначают его как эманацию или излучение самого источника света, когда это могущество законно. Однако здесь имеет место существенная разница; рога в их символическом использовании обретают две основные формы: форму рогов овна («солярная») и форму рогов быка («лунная»). У Аммона форма рогов Овна «солярная», у Диониса форма рогов Тельца – «лунная». По мифу, Дионис вместе с амазонками вернул египетскому царю Аммону его царство, откуда он был изгнан.

Рис. 7. РОГАТЫЙ ДИОНИС. АНТИЧНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ

Павсаний, сам посвященный в мистерии, описывая храм Силена в Элиде, говорит о смертном роде Силенов. Могила одного из них находится в стране евреев, другая – в Пергаме (VI, 24, 6). У Вергилия мудрый Силен выпевает величественную песнь о древней космогонии, рождении мира, царстве Сатурна и истории Гелиад (Verg. Ecl. VI), а у Плутарха сатир беседуют о смерти. Так что Феопомп прекрасно знал и понимал, что речь в его «Меропии» идет о тайной и скрытой истории, недоступной профанам и простым смертным. Многие видели в рассказе историка хитро сплетенную фантазию, принимали ее за пародию (сатиру) на утопические воззрения его современников и предшественников Платона, Гекатея Абдерского и прочих сочинителей «сказок».

Происхождение Мидаса загадочно и запутанно. Однако надо различать мифического Мидаса (что жил еще до Троянской войны) и династию исторических царей Фригии (VII в. до н. э.). Седое предание доносит до нас имя его матери – Великая богиня горы Ида ( Matris Idaeae) или Рея-Кибела. Отцом Мидаса считают Очень Старого Сатира (Силена), имя которого сохраняют только древние фракийские сказания. Мидас был царем македонского Бромия, где правил бригами (или мосхами – людьми Тельца). Здесь он наслаждался жизнью, полной чувственного удовольствия и неудержимого карнавального веселья. Для отдохновения своей души Мидас приказал построить в районе Бромия так называемые Розовые Сады (Геродот, VIII, 138). Это священное место в Македонии, где нимфы Бромия, Ниса, Макрида, Эрато и Вакха воспитывали Диониса по указанию Гермеса. За эту службу Зевс поместил их изображения среди звезд под именем Гиад (в созвездии Тельца). Позже это место стало называться горным хребтом Бермий, где в прекрасно устроенном парке Нимфея воспитывались дети высших лиц македонского государства, в том числе, и Александр Македонский.

Что это были за сады, нам стоит только гадать, но некоторую информацию все-таки можно извлечь из старых преданий. Сад был похож на остаток Утерянного Рая, куда хочется возвращаться и возвращаться каждый раз. Эзотерические восточные доктрины, в основном, основанные на символизме лотоса, были продолжены на Западе символизмом розы. Роза и лотос являются символами йони, означающими главным образом материнскую тайну творения. Роза, как и лотос, представляет духовное развертывание и достижение.

Сам Мидас почитался первоначально как спутник (посвященный) Реи-Кибелы или Диониса. Так называемые мистерии, или секретные школы древности, берут начало от одного философского и эзотерического ствола, корни которого на Небе, а ветви на Земле.

Самыми древними и почитаемыми в Средиземноморье мистериями были: мистерии Исиды, Диониса-Сабазия, Кибелы, Элевсинские и Самофракийские. Поклонение Солнцу играло важную роль почти во всех ранних языческих мистериях. Многие специалисты считают, что их происхождение надо искать в Атлантиде, где главным культом было почитание Солнечного Диска. Солнечное божество обычно персонифицировалось в виде прекрасного юноши с длинными золотыми волосами, символизирующими солнечные лучи. Золотой Бог Солнца был убит своими врагами, скорей всего, родным братом. Посредством определенных ритуалов и церемоний, символического очищения и возрождения, этот Солнечный Бог возвращался к жизни и становился Спасителем своего народа.

Кибела отождествлялась с греческой Реей, они всегда появлялись в процессии с куретами, кабирами, идейскими дактилями и корибантами. Тельхины, воспитатели Посейдона, отождествлялись с ними. Это были великие полу божественные существа, открыватели технических наук, которые основали многие мистерии и тайные школы по всему Средиземноморью. Особая связь существует между Кибелой и Реей, мистериальная история которой разворачивается на Крите. Она связана с «величайшими сокровищами древности», принадлежащими морской працивилизации, хранителями которых являлись Тантал и Пелопс. Есть сведения, что на этом острове в разное время знаменитые философы проводили свои секретные совещания по реставрации Золотого атлантического века и лучшего государственного устройства. Среди этих философов были: Фалес, Солон, Пифагор, Платон, Ферекид Сиросский [Воронин А.А. Сокровища и реликвии потерянных цивилизаций. М.: Вече, 2010. С. 164-193].

Рис. 8. СИЛЕН, ДИОНИС, ЕДУЩИЙ НА ПАНТЕРЕ, МЕНАДА С МАЛЬЧИКОМ. КРАСНОФИГУРНАЯ КЕРАМИКА. ПАРИЖ, ЛУВР. 370-360 ГГ. ДО Н. Э.

 

Многие древнегреческие писатели, в том числе, Ксенофонт, Флавий Филострат говорили о родстве Мидаса с сатирами или силенами. Конон и Орфей утверждают, что Мидас вместе с Эвмолпом принял от Орфея мистерии (Гигин. Мифы, 191), кажется, это Элевсинские мистерии. Первыми мистами Элевсинских мистерий были Эвмолп (Льюис Спенс отождествляет его с Эвмелом, одним из царей Атлантиды), Триптолем, Поликсен и Диокл. Орфей и Сатир участвуют в этих мистериях, как выдающиеся музыканты, где в трех оргиях применялись трубы, лира, бронзовые трещотки, двойная флейта, кимвалы и барабаны. Элевсинские мистерии, в свою очередь, таинства Деметры и Персефоны, где посредством театральных действий разворачивалась драматическая картина гибели Атлантиды.

Эвмолп, сын Посейдона и Хионы, обучался у Деметры искусству земледелия. Эвмолп и его учредители представляли собой жреческую верхушку амфиктионий, почитавших Деметру в Элевсине. Участники мистерий выходили с радостными криками и несли на веялке дитя по имени Бримон, сына Бримо и непосредственный плод ритуального союза. Бримо (Бримона) – это эпитет самой Деметры, а Бримон – синоним Плутоса, бога богатства. Это было так называемое символическое рождение священного дитяти. Ориген цитирует слова жреца при церемонии Элевсинских мистерий: «Богиня Бримо родила Бримоса, священного ребенка». Л. Спенс находит аналогию между греческими и мексиканскими таинствами, где в последних символизировалось рождение бога маиса (кукурузы).

По прибытии во Фригию Мидас основывает новую столицу Анкиру, «Якорь» (ныне Анкара, столица Турции). В это время на Восточное Средиземноморье совершают набег галаты (кельты). Они идут широким фронтом, завоевывая все больше областей и городов. Павсаний утверждает, что среди кельтов были и гиперборейцы Гиперох и Амадок (I, 4, 1-6), которые захватили Анкиру. Таким образом, названия Бромий, Бермий, Бримон есть отголосок Гиперборейской Традиции в виде Бореи (bor – вепрь), так когда-то называлась Земля Вепря, арктическая прародина белых цивилизаторов. Примечательно, что жена Эвмолпа Хиона была дочерью ветра Борея и Орифии. Если это так, то необходимо назвать македонскую местность Бермий древнейшим протоцентром сохранения постгиперборейской и постатлантической Традиций, инициатором создания которого был Мидас.

В Дионисийских Мистериях самыми почитаемыми были дионисийские Архитекторы. Эта организация состояла исключительно из посвященных в культ Вакха-Диониса, которые отдали себя науке строительства и искусству украшения. Обладая знанием священной архитектоники, они строили свои сооружения, сообразуясь с мировой гармонией, проявленной Богом в земной природе. От этих древних и просвещенных ремесленников воспринято наследство незавершенного Храма Цивилизаций – громадной невидимой структуры, над которой инициированные строители непрерывно трудились со времени основания их братства. Это могучее сооружение, которое разрушается время от времени и вновь восстанавливается, но фундамент которого остается нетронутым, является истинным Вечным Домом. Эзотерики считают, что все сакральные места (сооружения) на Земле, за некоторым исключением, были спланированы Высшими Существами (или Великими Древними) на уровне четвертого измерения, и на сегодняшний день многие из них имеют двойников на уровне третьего измерения (т. е. реальные сооружения). Можно вспомнить мистический Новый Иерусалим, постоянно создаваемый просвещенными душами. Это архетип совершенной грядущей цивилизации, но одновременно, бывший когда-то и в прошлых культурах. Так, по мнению эзотериков, одна из пирамид в Тибете видна только три недели в году. Именно масонство обязано Дионисийским Мистериям огромным количеством символов и ритуалов, заимствованных из архитектурной науки.

Мидас держал Силена в Розовых Садах целых пять дней, завороженный рассказом о Меропии-Атлантиде. После чего отпустил его и при этом дал своих слуг, чтобы они сопроводили удивительного рассказчика к лагерю Диониса. Последний, узнав, что Мидас вернул ему старого доброго друга и собутыльника, попросил, что он хочет в награду. Мидас попросил Диониса: «Сделай так, чтобы все, к чему я ни прикоснусь, превращалось бы в золото». После этого во дворце все вещи и даже еда, к которым прикасался Мидас – превратились в драгоценный металл. Царь взмолился Дионису, чтобы он освободил его от необдуманной просьбы. Дионис посоветовал ему, чтобы Мидас отправился к истоку реки Пактол (у горы Тмол) и там искупался. Искупавшись в реке, Мидас утратил способность обращать вещи в золото, а песок в Пактоле стал золотоносным. Однако такая упрощенная расшифровка мифа не ведет к разгадке невероятного мидасового богатства. Маловероятно, чтобы одна река могла дать столько природного золота. В чем тут дело? Дело в самом Мидасе и удивительном секрете, доставшимся ему и его потомкам от техногенных древних цивилизаций.

Само имя Мидас могло быть титулом. Первоначально Мидаса прославляли в образе осла, животного Диониса. Об этом говорит известный миф об ослиных ушах Мидаса. Пара ослиных ушей, прикрепленных к концу скипетра из камыша, были символом царской власти, который носили все египетские династические боги в память о том времени, когда ослоухий Сет правил их пантеоном. Поэтому Мидаса называют то отцом Гордия, фригийцем, то сыном Гордия, царем Фригии, ассоциируя его с историческим фригийским правителем Митой (738-696 г. до н. э.). Сет, как и Тот, тоже пришелец с атлантических берегов. Сет укладывает с помощью 72 слуг солнечного бога Гора в длинный ларь (ковчег) и заливает его свинцом. Ковчег прибивает к берегам Библа (Финикия), по другим источникам, ковчег уносится вместе с Исидой и Осирисом «до края Земли». Уж Библ, хорошо знакомый египтянам, никак не мог быть «краем Земли». Все это позволяет говорить о некой традиции священной науки, под названием алхимия. Эзотерическая традиция утверждает, что алхимия зародилась в древних храмах Атлантиды, атлантам был известен секрет Философского Камня, с помощью которого неблагородные минералы можно было превращать в благородные, или в золото. По сути дела, действие Сета было Великим Деланием, секретом Философского Камня, который достался от жрецов Атлантиды. Адепты смогли сохранить эту сакральную тайну и передать ее своим дальнейшим ученикам, при этом, «мидасы-герметисты» могли существовать, как в эпоху поздней Атлантиды, так и в историческую эпоху времен Миты. Миф прямо указывает, что Мидас своим чудесным прикосновением превращал любые вещи в золото. Можно предположить, что «Чудесное Прикосновение» – это и есть Философский Камень, активный порошок, трансмутирующий реагент. К такому роду герметистов принадлежали Тантал и его потомство, а также лидийский царь Крез, являвшимися владельцами не только фантастических богатств, но и священных реликвий неведомых рас.

Рис. 9. УОЛТЕР КРЭЙН.

ПОТРЯСЕННЫЙ МИДАС ПРЕВРАЩАЕТ ЛЮБИМУЮ ДОЧЬ В ЗОЛОТО.

1893 Г.

 

Источниками Феопомпа были мифы, старые предания и опыт, полученный адептами при посвящении в различные мистерии, в том числе, Элевсинские, Самофракийские, Митраистские и некоторых другие. Феопомп частенько слышал от старых людей, что малоазийские берега когда-то давно соединялись с Кипром, а затем от Киликии длинной, низкой песчаной лентой посреди моря уходила до Пелузы Египетской. Лежащий к югу от Хиоса островок Кос некогда в глубокой древности носил название Мероп, или Меропис, а его жители назывались меропами. У жителей этого острова герой потопа был Меропс, сын Хиоса (Хиаса), который здесь собрал всех выживших после катастрофы. Поражает тождественность имени героя-эпонима Коса Хиоса с одноименным островом Хиос, родины Феопомпа. На острове Хиос также существовала легенда о Меропе и Орионе, и, может быть, в древности это была единая традиция, сохранившаяся здесь еще во времена Гомеровского рода сказителей. Поэт Пиндар (518-438 гг. до н. э.), живший задолго до Феопомпа, говорил о Геракле, погубивших меропов. В схолиях к Пиндару сказано: «Пиндар говорит, что Геракл в своем натиске на меропов, которые будто бы жили на острове Косе, был подобен не огню, не ветру, не морю, но молнии грозовой» (Квинтилиан, VIII, 6, 71).

Вообще то какая-то странная фраза. Схолиаст точно не знает, где проживали эти самые меропы. Меропы были поражены молнией, но природа молнии та же, что и простого огня. В чем тут дело? Ответ на этот вопрос дает мифология. Учителя Гефеста киклопы (циклопы) выковали Зевсу грозное оружие – «палящую молнию», способную убить даже бессмертных богов. Поразительно, но в этрусском учении о молниях такое же разделение. Их верховный бог Тин (Юпитер) распоряжается тремя молниями, которые различались по силе своего действия: одна из них просверливает, другая рассекает, третья испепеляет. Действие третьей молнии считалось настолько сокрушительным, что Юпитер мог ею воспользоваться лишь с согласия совета высших богов. Несомненно, киклопы обладали мощным, все поражающим оружием, которое описывается в эпосе «Махабхарата», как «несущееся с бешеной силой, окутанное молниями». В Древней Индии такое оружие называлось «Оружие Брахмы» или «Пламя Индры», в Южной Америке – «Машмак», у кельтов – «Искусство Грома» или «Глаз Балора».

Геродот в Северо-Западной Африке и в Тритониде помещает атлантов, махлиев и максиев, здесь же обитают лотофаги Гомера. Лотофаги питаются плодами лотоса, отчего они забывают прошлое. Название геродотовских племен махлиев и максиев напоминают жителей города Махима Феопомпа, хотя Геродот писал задолго до хиосского историка. Область Аностон, служащая границей между двумя городами Махимом и Евсебесом, обладает двумя характерными особенностями. Аностон, «точка, откуда нет возврата», это пропасть и она всегда наполнена красноватым цветом; через ее территорию текут две реки Радостная и Печальная с растущими по их берегам неизвестными высокими деревьями, похожими на платаны. Если отведать плодов с дерева у Печальной реки, то люди проживают горестную жизнь и вскоре умирают; если отведать у Радостной – то они забывают обо все на свете и быстро начинают молодеть, пока не исчезают во мгле времени.

Цвет неба Атлантиды, может быть, зависит от нескольких факторов: временные сроки существования самой цивилизации и периоды, предшествовавшие катастрофе и началу самой катастрофы. Естественно будет меняться и климат. Классическая точка зрения: климат Атлантиды напоминал (в лучшую и спокойную эпоху) климат современных островов Макаронезии (Азорских, Мадейры, Канарских, Зеленого Мыса), но был более холодны. 13 тысяч лет назад произошла одна из самых страшных катастроф на Земле, хотя и этот период длился несколько тысячелетий. Легенды Южной Америки: «вначале огромное облако было красным, затем коричневым, затем черным, как зола. После заката облако залило город странным красным свечением». В воздухе большое содержание радиоактивных элементов, серы, аммония, нитрата, оксилата, древесного угля – достигает пика 16-11 тысяч лет назад. Образцы добыты из ледников Гренландии, Исландии и Северной Америки. В то время сила тяжести была меньше, вода легко испарялась и атмосфера была насыщена водяными парами. Коротковолновые цвета спектра – фиолетовый, синий и зеленый – не распространялись и не воспринимались глазом человека. Мир Атлантиды был багровым (красным). Другой вариант связан с разломом земной коры, а деревья были покрыты красноватой пылью.

Варианты мифов, связанных с поеданием лотоса и потерей (утратой) памяти, может быть связаны с аномальными зонами, разломами земной коры, где время как бы останавливается и начинает идти в обратном направлении. Эти разрывы во времени и в пространстве характерны для Бермудского треугольника, где время замедляет свой ход, а также есть возможность проникнуть в параллельный мир. Попадая в эту область, корабли, самолеты и люди как бы исчезают из нашего мира и могут переместиться в Прошлое или Будущее. Кельтские предания рассказывают о волшебном острове Аваллон, где возвышается стеклянная башня, там царит вечная молодость и изобилие, тишина и спокойствие, потому что здесь остановилось время. Здесь люди находятся как бы в другом мире (Иномире), где размываются (меняются), словно в мерцающем тумане, многие земные свойства и события.

Следует отметить, что некоторые тантрические практики позволяют достичь человеку такого состояния, в котором времени попросту не существует (или оно не проявляет активной фазы течения в одну сторону, т. е. от прошлого к будущему). Жрецы приготовляют специальную жидкость, сделанную из женских секреций, в лаборатории Богов, в храме Матери. Одну из секреций, известную как садхакья кала, называют самой сокровенной из всех: «эта эссенция, в которой время стоит неподвижно; в котором времени нет». Эту жидкость можно получить в исключительных случаях и только средствами шакта-тантры и ее аналогов в Монголии, Тибете, Китае, Перу, Мексике и прочих местах; эту жидкость, которая делает мужчину и женщину бисексуальными и возвращает им молодость до невероятной степени» [Джонсон К.Р. Феномен Фулканелли. Тайна алхимика XX века. М.: Энигма, 2009. 321-322].

Сведения о такой технике, видимо, были доступны и Феопомпу. Историк проявляет глубокий интерес к критским делам, собирая сведения о знаменитом греческом жреце, прорицателе Эпимениде (VII в. до н. э.), проживавшим на Крите. По словам Аристотеля, он не предсказывал будущего, но разъяснял темное прошлое. По преданию, Эпименид проспал в одной из критских пещер 57 лет. Пещеру он покинул обладателем «великих мудростей», а именно, определенной экстатической техники. Именно эта техника позволила сохранить жрецу практически вечную молодость, он прожил больше 150 лет.

Первый русский атлантолог и общественный деятель Авраам Норов (1795-1869) пишет в своем исследовании: «Слово: Меропес (человек), кажется, указывает на страну людей по превосходству, или людей первобытных; это, по выражению Рудбека, «Manheim, vera Japheti posterorum sedes ac patria» [Норов А.С. Исследования об Атлантиде // Атлантида: проблемы, поиски, гипотезы (Магия Атлантиды). Вып. 1. М., 1999. С. 152]. Французский ассириолог Франсуа Ленорман (1837-1883) сообщает, что выражение µέροπες άυΘρωποι означало «люди, спрыгнувшие с Меру», или «порожденные горой Меру». Ленорман уточняет: «Священное слово µέροπες, употребляемое греками для обозначения человечества, могло изначально приписываться им не из-за того, что они владеют артикуляционной речью, а из-за того, что признано их происхождение с Меру. Такое объяснение, вследствие которого надо отнести название священной горы к древнейшему периоду арийского единства, горы, которая признавалась прибежищем богов и местом зарождения человечества, подтверждается вполне определенно наличием мифов, в которых меропов признают особым автохтонным населением, существовавшим в наидревнейшие времена. Они жили счастливо и были отмечены долголетием, ими правил царь Меропс, о котором иногда говорят, что он спас их от потопа, подобно Йиме иранцев, собрав их вокруг себя под укрытие от вод, и все они избегли гибели. Этот миф обычно связывают с островом Кос, который и носит названии Меропеис, Меропис, или Меропе. Но и об острове Сифнос говорят, что он называется Меропиа по аналогичной традиции, а Страбон говорит о сказочной области Меропис, которую описал Феопомп, и которая, как кажется, находилась вблизи страны гиперборейцев. Имя Меропс дается также и царю Эфиопии, наиболее набожному и справедливому из числа людей. Он был мужем Климены, матери Фаэтона и, соответственно, жил раньше катастрофы «всесгорания» вселенной, которая, как часто говорят, истребила первую расу людей, живших в Золотом веке. Это же имя дается и царю-пророку Риндакоса в Мисии, которому было присвоено и имя Макар, или Макареус, – «счастливый». Все это показывает, что мифы о рае, связанные с Меропе, относились лишь к острову Кос, но были известны и в других местах греческого мира и локализовались не в одном месте» [Уоррен У.Ф. Найденный рай на Северном полюсе. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003. С. 178-180].

Блаватская говорит, что материк Меропия, населенный двумя расами – расой воинственной и расой набожной и склонной к созерцанию. Город Благочестия постоянно посещался Богами; город Воинственный был населен различными существами, неуязвимыми для железа, которые могли быть смертельно ранены лишь посредством камня или дерева. Это имеет оккультное значение и относится к свойству железа, которое притягивается некоторыми магнетическими элементами и отталкивается другими; подобные элементы, посредством оккультного процесса, могут быть сделаны столь же непроницаемыми для этого, как вода для удара. Жители Меропии были ранними арийцами и большинством Четвертой Коренной Расы атлантов – первые, благочестивые и склонные к созерцанию (иогическому), последние (большинство) были воинственной расой колдунов, которая быстро вырождалась в силу своих необузданных страстей [Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. В 4-х тт. Т. З. М., Прогресс-Сирин, 1991. С. 465-466].

Сейчас трудно установить из множества преданий четкие географические границы Лемурии и Атлантиды. Восточные легенды с полуострова Индостан сохранили драгоценные сведения о таких цивилизациях. Буддийская космология идет до нас из мглы тысячелетий, и во многом совпадает с западными воззрениями. В центре мира находится мировая гора Су-Меру, вокруг которой в разных частях света лежат древние материки: северный, имеющий форму квадрата, восточный в виде полумесяца, западный в виде круга и южный, похожий на равнобедренный треугольник. Мы уже отмечали, что в западных преданиях, особенно в египетских, земли бога похожи на идеальный круг. Возле каждого из континентов лежат два острова, «малые земли». Три материка и острова, к ним примыкающие, населены фантастическими существами, обладающими гигантским ростом. Возле южного материка Дзамбудвипа находятся «Золотой остров» и «Лунный остров».

Французский писатель Луи Жаколио (1837-1890) много лет изучал предания и легенды древней Индии. Он говорит об огромном континенте, протянувшемся от Индийского до Тихого океана вместе с другими большими островами. Все эти острова, пишет Жаколио, «когда-то образовали две громадные страны, населенные желтым и черным народом, которые всегда вели войну друг с другом», после чего оба континента погибли в катастрофе [Jacolliot L. Histoire des vierges: Les Peuples et les continents disparus. Paris, Lacroix, 1879]. Блаватская уточняет, что упомянутая война между этими народами относится к борьбе между «сыновьями божьими» и «сыновьями великанов» или обитателями и магами Атлантиды. Жаколио с удивлением обнаружил, что санскрит не является самым древним языком на земле, а ему предшествовал язык сансар. Родоначальником и носителем санскрита был загадочный народ руты. Это открытие подтвердили экспедиции в 1980-х гг. известного исследователя Дэвида Хатчера Чайлдресса. Он нашел упоминание о рутах в другом тибетском монастыре возле деревни Пурна. Одним из источников Жаколио о доисторической расе рутов была «Сурья Сиддханта», которая являлась самым древним астрономическим трактатом в Индии. Принц Майя (Асура Майя – автор трактата) получил свои знания от частичной инкарнации Солнца. Асура Майя сообщает о двух древнейших цивилизациях: Сака Двипа и Рута. Профессор XIX в. санскрита в Йельском университете Уильям Уитни отождествлял Саку Двипу с Атлантидой, а Руту – с Лемурией.

Ученые отрицают существование огромных частей суши в Атлантике, по крайней мере,

несколько миллионов лет назад. Мы оставим этот вопрос для дальнейших дискуссий и исследований дна Мирового океана. Но романтики-атлантологи не теряют надежду. На карте Джуане Пиццагано (1424) изображены два острова Антилия и Сатанадзе; находясь на вершине гигантской подводной горной цепи, они связаны с тектонической системой Срединно-Атлантического хребта. Исследователь древних карт Джордж Фирман убежден, что карта 1424 г. дает истинное положение двух главных островов Атлантиды, соответствующее подводной топографии Среднеатлантического хребта и примыкающему к нему Азорскому плато. Большой остров, расположенный южнее, является главным, и на нем были размещены крупнейшие города империи. Катастрофа произошла между 9500 и 8000 г. до н. э., что совпадает, еще, и с датой Платона [Firman G. Atlantis: A Definitive Study. California, 1985].

В XIX-XX вв. было создано множество гипотез и теорий о географическом местоположении Атлантиды, в частности, о разделении суперконтинента на несколько частей или два больших острова. Среди них можно выделить особенно известные гипотезы: Л. Спенса, Л. Жермена, Й. Карста, Г. Вирта, Г. Гербигера, Ле Дануа, Ш. Форреста, Ж. Пуассона, Р. Малеза, Н. Жирова, Э. Кейси и некоторых других.

XI. МАГИЧЕСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ МЕРОПИИ

Многие современные исследователи полагают, что за сообщением Феопомпа лежит ничего, кроме буйной фантазии или сатирической пародии на известных людей, таких как, Платон, Гекатей Абдерский. По их мнению, историк пытался всячески принизить славу Платона, потому что видел в последнем своего конкурента. Будто бы Феопомп пренебрежительно отнесся к гиперборейской утопии Гекатея, и хотел создать свою, отличную от нее. Другие относят этот жанр к волшебным сказкам, легким и изящным, как лесные феи. По крайней мере, ученые так и не пришли к единому мнению, пародировал ли Феопомп Платона или нет, что представляла из себя Меропия, сельскохозяйственная утопия, волшебная история или едкая сатира [Aalders G.J. Die Meropes des Theopomp // Historia. 1978. № 27. S. 317-327; Heinz-Günther N. Theopomps Meropis und Platon: Nachahmung und Parodie. 1998 // Göttinger Forum für Altertumswissenschaft 1: 1–8. http://gfa.gbv.de/dr,gfa,001,1998,a,01.pdf ].

Немецкий историк античности Роберт Пёльман (1852-1914) предположил, что Меропия могла быть союзом самостоятельных государств городского типа или единым большим государством. Скорее всего, Феопомп выразил здесь свой собственный общественный идеал. Но, так как старинное государство городского типа было уже давно отжившим институтом в эпоху Феопомпа, поэтому можно допустить последнее [Пёльман Р. История античного коммунизма и социализма. СПб., 1910. С. 312].

Наша работа позволит по-новому взглянуть на творчество Феопомпа, если принять во внимание его политические воззрения и научно-исследовательскую деятельность в формировании новой империи Александра Македонского. Здесь он видел свою поддержку в союзе не только с македонским царем, но и с Аристотелем, разошедшимся во взглядах на философские вопросы со своим учителем Платоном. По крайней мере, выходец с Хиоса прекрасно понимал, что неограниченная власть молодого царя способна не только его поддержать, но и осуществить самые желанные мечты. Но какие мечты? Здесь мы встаем на путь догадок и предположений. Если принять эзотерический подход к данной проблематике, то история с Меропией и меропами будет выглядеть, как историческая реальность. Рассыпанные по различным источникам фрагменты Феопомпа позволяют нам соединить звенья единой цепи, и представить, наконец, перед потомками реальную историю древнейшей прациивлизации на Земле. Гомер назвал ее Схерией, Гекатей Абдерский – Гипербореей, Платон – Атлантидой, Эвгемер – Панхайей, а Феопомп – Меропией.

Античные источники до Феопомпа указывают, что в стародавние времена существовал загадочный народ меропов, проживавший на острове Кос. В результате какой-то катастрофы он был истреблен небесным огнем. Но, скорее всего, Меропия, как ее описал Феопомп (в передаче Элиана) находилась в океане (Атлантическом), откуда после ее гибели расселились по всему Средиземноморью. Огромные размеры континента, разделенного на два противоборствующих народа, позволяет говорить, что изначально было, все-таки, два больших острова. Об этом говорит древняя географическая традиция и упоминания в сказаниях и мифах различных народов.

Скорее всего, Феопомп мечтал о том, чтобы его идеализированная утопия превратилась в реальную политическую силу. Он пытался отыскать восточных мудрецов, которые имели бы постоянную связь (сношения) с послепотопными центрами древних цивилизаций. Такие центры имели разные названия, например, Шамбала или Беловодье.

Такие мудрецы существовали в Индии, где они были известны как семь богоподобных мудрецов – риши. Несколько тысяч лет назад рыбообразные существа (Посейдон в Греции, Ману – в Индии, Оаннес – в Шумере) прибывают вместе с семью мудрецами в эти страны и создают некий институт для сохранения и передачи в будущее определенного набора духовных знаний из отдаленного прошлого. Чтобы гарантировать сохранность «Вед» после каждой «пралайи», они изобрели институт «семи мудрецов» – братство адептов с неувядающей памятью и со сверхъестественными силами, которые практиковали йогу, выполняли древние ритуалы и делали необходимые жертвоприношения, являясь духовными провидцами. Они были бдительны в битве против зла, стали великими учителями, обладали могучими знаниями, и время от времени совершали реанкарнации, как руководители цивилизации и охранители космической справедливости. Может быть, поход в Индию Александра Македонского и стал бы для Феопомпа неким шансом использовать ситуацию в своих целях, но скорая смерть завоевателя мира поставила крест на его замыслах. Александр имел встречу с индийскими мудрецами, но он не нашел у них той поддержки, которую дали ему жрецы Вавилонии и Египта.

Феопомп искал свой Розовый Сад, но не знал, что один из них находится именно в Индии. В биографии Блаватской есть удивительный факт, описанный ее современниками Мулджи Такерси и полковником Олкоттом. Вместе с Мулджи они направились в кабриолете в одно поместье близ Бомбея. Хотя Блаватская плохо ориентировалась в этой местности, но она очень уверенно вела лошадей к намеченной цели. Вскоре они подъехали к поместью с прекрасно ухоженным розовым садом. Мулджи, хорошо знавший окрестности, уверял впоследствии, что понятия не имел об этом бунгало у моря. Чтобы проверить еще раз, Мулджи и еще один его приятель, знавший окрестности как свои пять пальцев, повторили поездку, чтобы отыскать бунгало. Но все напрасно, они его так и не нашли. Блаватская после сообщила, что Мулджи не смог его найти из-за чар, что это поместье, как и все обитания адептов защищено от посягательств посторонних кольцом иллюзии, которую создают и поддерживают служащие им элементалы (т. е. духи природы). За этим домом присматривает очень надежный человек; время от времени бунгало служит местом отдыха и встреч гуру и их чела. Это древнее искусство называлось тавматургия. Таким образом, все «скрытые древние библиотеки, все несметные богатства, которые должны оставаться недоступными до тех пор, пока карма вновь не вернет их людям, защищены от непосвященных посредством иллюзий скал, земной тверди, зияющих пропастей и других подобных препятствий» [Крэнстон С. Е.П. Блаватская. Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига-Москва: Лигатма, 1999. С. 239-240].

Известно, что Феопомп также тщательно, как и в случае с Пифагором, собирал сведения о философе Ферекиде Сиросском (584-499 гг. до н. э.). Он был современником Анаксимандра, учителем Пифагора и приобрел свои знания из секретных книг финикийцев. Античные авторы сообщают, что Ферекид высказывался о щите Ахилла, где было изображено устройство мира. Ферекид говорит о какой-то загадочной географической карте, «вышитом покрове», на котором Зевс изобразил чертоги Огенона: «Ему строят хоромы, многие и большие. Когда же они завершили их полностью, равно как и утварь, и слуг, и служанок, и все прочее, что необходимо, когда, значит, все было готово, устраивают свадьбу. И когда наступил третий день свадьбы, тогда Зевс творит покров, большой и красивый, и вышивает на нем Землю, и Огена, и чертоги Огена (Огенона)». Ориген пересказывает предание, которое знал Ферекид. Со слов Ферекида, «два войска противостоят друг другу, одним из которых командует Кронос, другим – Офионей, и повествует о вызовах и поединках между ними, и как они заключают договор: которые из них упадут в Оген – тем быть побежденными, а которые выпихнут врага и победят – тем владеть небом. Этот же смысл имеют и священные сказания о Титанах и Гигантах, объявляющих войну богам, и священные сказания египтян о Тифоне, Горе и Осирисе-Дионисе» [Фрагменты ранних греческих философов. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики. Т. 1. М.: Наука, 1989. С. 87-88].

Рис. 10. ФЕРЕКИД СИРОССКИЙ.

АНТИЧНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ

 

Здесь явное противопоставление известной земли Ойкумены и Огена-Атлантиды. Корень «ог» известен всему миру, это Ог или Огигес – сын Посейдон, в правлении которого случился первый потоп. Несомненно, что гомеровская Огигия названа так в честь самого Огига. Одно из колониальных владений атлантов под названием Ог находилось когда-то на территории нынешнего Перу в Южной Америке (по Кейси). Вообще, корень «ог» можно встретить во многих странах Старого и Нового Света. Александр Афанасьев в книге «Мифология катастроф» приводит внушительный список стран, в которых это имя связано с потопом, богами и героями. По мысли Афанасьева, слово «ог» не имя, а титул допотопных царей (сравни Гог и Магог). Атлант тоже носил некогда титул «ог». Страбон приводит название некой горы Огий, которая будто являлось убежищем Горгон и Гесперид. Исходя из имен обитавших здесь Горгон и Гесперид, под горой Огий мог подразумеваться обращенный в гору Атлант. А это значит, что Огий – просто другое имя Атланта. Корень «ог» мы встречаем, например, в кельтской мифологии: Tίr na n-Og – «Земля Юных». Этот же корень можно встретить и в слове «Огенон» – Океан. Офионей – первый владыка Олимпа, царствовавший вместе с океанидой Эвриномой, но уступивший Кроносу и Рее и низвергнутый в глубь Океана. В поздней мифологии отождествлялся с Океаном. По другим мифам, самый могучий из гигантов, которого Зевс завалил огромной горой, названной Офионием. Это есть символ Огена-Офиониды-Атлантиды.

После смерти великого Александра, Египтом стал править его верный сподвижник и друг Птолемей Лаг под именем Птолемей I Сотер. Феопомп отправился в Египет с надеждой на новые идеи и поддержку Птолемея. Но он не получил ее. Птолемей неохотно предоставил историку убежище, и даже по некоторым сведениям, чуть не придал его казни. Дело в том, что сатрап Египта Птолемей Сотер также мечтал о славе великого Александра, и пытался объединить завоеванные им страны в единую империю. Может быть, Феопомп настаивал на своей версии возрождения магической Меропии, которая не входила в планы сатрапа, или за историком стояла, все-таки, невидимая гностическая организация, поставившая своей целью масштабное оккультное планирование многих Городов Солнц на всей планете. Это было то невидимое от остального общества строительство Храма Цивилизации, к которому придут на поклонение люди со всего света.

В Египте в ходу были герметические тексты, восходящие к эпохе Тота-Гермеса. Когда точно появились эти манускрипты, никто не знал, но передавали из уст в уста, что какие-то рукописи с собой вынес Тот из горящей своей родины на далеком западном атлантическом побережье. По мнению многих исследователей, Гермес-Трисмегист был египтянином и жил до эпохи Соломона и Моисея. Бог мудрости скорбит и пророчествует о грядущем неизбежном уничтожении Египта и его древней священной религии. Задумали тогда адепты различных школ и мистерий собраться вместе и определить, как восстановить утраченную ныне магическую солнечную религию Атлантиды и выстроить Солнечный Град на земле, где не было бы ни раздоров, ни войн, а правили повсеместно мир и справедливость. Идея строительства несовершенной копии, Града Божьего, Небесного Града или Города Солнца восходит еще к древнеегипетским «Текстам пирамид» (около 2300 г. до н. э.). В герметических же текстах (I-III в. н. э.) говорилось: «Боги, некогда властвовавшие над Землей, однажды вернутся и построят город у крайнего предела Египта – город, который будет обращен к заходящему солнцу и куда по суше и по морю устремится вся раса смертных людей». В «Книге Мертвых» (около 1200 г.до н. э.) содержится любопытный фрагмент: «Я вошел в град Бога – регион, существовавший в первозданное время; ка и дух – суть этого места. Бог его – Тот, податель пищи, к которому сходятся все земли». В сущности, это одна и та же концепция, разделенная более чем 1400 годами между собой, но сохраненная и доведенная до нашего сознания.

Согласно исследователю герметической традиции Фрэнсис Йейтс, в этом фрагменте представлен образ волшебной утопии, древнеегипетская разновидность Камелота, созданная с помощью астральных магических манипуляций жрецами-адептами, которые были «искушены в астрономии, математике, метафизике и практически во всем, что было необходимо для внесения spiritus (астральная сила) в талисманы». Что касается самого магического города, то его можно рассматривать как идеальное египетское общество до его падения и как идеальную схему его восстановления в будущем [Хэнкок Г., Бьювэл Р. Власть талисмана. М.: Эксмо, 2006. С. 241-242]. Интересно отметить, что этот герметический свод под названием «Пимандр» датируется I-III в. н. э., что подходит к нашей таблице внезапного появления текстов о неизвестной древней цивилизации.

Это что-то нам очень хорошо знакомое, если мы отправимся путешествовать в прошлое. Установив ритуалы и служения примитивного культа, Енох отправился с Запада (с Атлантиды) на Восток, где он построил сто сорок городов. Согласно герметическому учению, боги когда-то давно жили в большом городе на горе в Ливии. Диодор называет атлантов или атлантиков «самыми цивилизованными людьми среди всех жителей этих мест», которые проживали в районе «Тритоновой топи». Они «создали процветающую страну и воздвигли великие города. Среди этих городов особо почитались загадочные «мифологические места рождения богов». Тритонида – древнейшая колония атлантов с ярко выраженным культом Посейдона и Афины-Нейт (микенская Атана, предшественница олимпийской Афины, Великая Богиня-Мать). По Грейвсу, Амфитрита, жена Посейдона – это один из титулов Афины. Здесь царствует сын Посейдона и Амфитриты-Афины Тритон, один из первичных воплощений морского зверя в династии древних царей. Не к этому ли идеалу стремился Феопомп, памятуя о некогда исчезнувших прекрасных и цветущих городах древности. Он прибыл в Египет с определенной целью – восстановить былое величие Меропии. Может быть, город Александрия стал частью задуманного дионисийскими архитекторами грандиозного плана.

 

Автор благодарит за помощь в подготовке статьи Николая Непомнящего, Алексея Вагабова и Юрия Мирошниченко. Отзывы об этом материале прошу направлять по электронному адресу: Atlantispoisc@yandex.ru

 

Rambler's Top100