Ключевой момент

Дело в том, что если просуммировать по всей планете, то окажется, что для создания мегалитических сооружений, их строителям пришлось каким-то образом обработать сотни миллионов (если не миллиарды!) тонн камня!..

Достаточно очевидно, что при столь грандиозных масштабах никто никогда не будет идеально обрабатывать каждый камень. Где-то обязательно останутся либо огрехи, либо сознательные недоработки. Например, там, где в идеальной обработке камня нет никакого смысла. В том числе и такие «огрехи» как следы обрабатывающих инструментов.

Именно это и может стать на самом деле ключевым моментом!..

Ведь подобные следы нередко способны вполне определенно сказать, какой именно инструмент использовался при обработке камня, и какая технология при этом применялась. Причем порой эти следы настолько красноречивы, что не надо быть даже специалистом в области обработки камня, чтобы суметь сделать вполне корректные выводы.

Ну, в самом деле – практически любой определит, скажем, по следам на деревянной палке что с ней делали: пилили пилой, рубили топором или резали ножом. Каждый из этих инструментов оставляет вполне характерный след, который трудно спутать с чем-то другим. А с камнем все абсолютно то же самое, что и с деревом. Следы только чуть другие, и технологии малость отличаются…

Более того, специалисту след инструмента порой позволяет не только определить то, чем камень обрабатывался, но и выяснить характеристики инструмента – оценить его твердость, прочность, размеры и так далее и тому подобное. А все вместе дает возможность сделать выводы и относительно использованной при обработке камня технологии…

Так что оставим лучше проблемы веса мегалитов тем, кто предпочитает вечный бег по кругу и бесконечные споры, и сконцентрируемся именно на обработке камня. Но предварительно нам придется сделать небольшое отступление в технические аспекты данной проблемы, дабы дальнейшее было понятно и «чистым гуманитариям»…

Одним из важнейших факторов при обработке камня являются физические свойства самого обрабатываемого материала – его структура, твердость, хрупкость или пластичность и другие характеристики. От этих свойств напрямую зависит не только выбор инструмента для обработки и технология самой обработки, но и получаемый при этом результат.

Скажем, известняк гораздо проще обрабатывать, чем гранит или базальт, поскольку твердость известняка, который является осадочной породой, намного ниже твердости магматических пород – гранита и базальта. Соответственно и получить более качественно обработанную поверхность на известняковом блоке легче, чем на блоке из гранита или базальта.

Но самое главное: более твердым материалом можно обрабатывать более мягкий материал, но никак не наоборот. При обработке твердого материала инструментом из мягкого материала будет скорее стачиваться сам инструмент, нежели обрабатываемый материал. И этот эффект тем сильнее, чем больше разница в твердости материалов.

Твердость материалов описывается специалистами разными способами, но мы воспользуемся самым простым из них – шкалой Мооса.

 

Рис. 13. Шкала Мооса
Рис. 13. Шкала Мооса

И уже тут у нарисованной историками картины древних цивилизаций начинаются серьезные проблемы. Дело в том, что даже те мегалиты, которые датируются наиболее поздним временем (например, мегалиты в Перу и Боливии насчитывают, согласно принятой официальной версии, всего полтысячи лет), созданы в условиях, когда у индейцев имелись в лучшем случае бронзовые инструменты. Такими инструментами можно обрабатывать, скажем, известняк, который достаточно мягкий. А как быть с гранитом и базальтом?!. Здесь даже очень хорошая бронза будет еле-еле справляться. Между тем в Перу и Боливии многие мегалитические сооружения созданы именно из гранита и базальта.

Еще хуже дело обстоит с Египтом. Например, пирамиды и основные храмы на плато Гиза относятся историками к периоду IV династии фараонов, то есть примерно к середине III тысячелетия до нашей эры. Но тогда в Египте, как считается, бронзовых инструментов и в помине не было, они появились на тысячу лет позже! Во время же IV династии имелись лишь медные инструменты и еще более примитивные каменные и деревянные, которые плохо подходят к обработке даже плотного известняка и абсолютно не годятся для качественной обработки гранита и базальта. Между тем эти породы природного камня в огромном количестве присутствуют в сооружениях на плато Гиза.

Первоначально египтологи утверждали, что гранит и базальт обрабатывались инструментами из более твердых пород камня. И с точки зрения одной лишь шкалы Мооса, в этом вроде бы есть определенная логика. Однако какой инструмент можно изготовить из камня?..

Можно сделать нож. Но много ли нарежешь по граниту каменным ножом?..

Можно сделать каменный топор. Рубить твердый гранит и базальт топором не получится, но скалывать кусочки можно. Впрочем, для этого можно сделать просто колотушку или даже не делать никакого инструмента, а взять булыжник. Вот и считается до сих пор, что древние египтяне использовали, например, диоритовые шары для обработки блоков из твердых пород камня.

Но тут возникают другие проблемы, связанные уже со структурой обрабатываемых материалов. Так, скажем, тот же гранит имеет сильно неоднородную кристаллическую структуру. Поэтому при обработке ударными методами (колотушкой или диоритовым булыжником) получаемая поверхность заведомо будет иметь неровности. И как ни старайся, как ни выверяй удар, эти неровности будут никак не меньше 1-2 миллиметров (а то и более) – ведь материал все равно будет скалываться неравномерно из-за особенностей своей кристаллической структуры. Если же стоит задача получить более ровную поверхность, в конце концов от обстукивания и скалывания придется рано или поздно перейти к шлифовке, а это уже совсем иная технология, которая требует иных инструментов и иных материалов.

Камнем по камню никто обычно не трет, поскольку эффективность такой процедуры крайне низка. Особенно, когда речь идет об обработке больших поверхностей (а ведь именно такие поверхности и имеют место на мегалитах – на то они и мегалиты). В этих случаях используются разного рода абразивы – материалы в виде порошка или пасты, способные значительно усиливать скорость шлифовки вследствие большой твердости небольших частиц, из которых и состоит такой порошок или паста. Самый простейший естественный абразив – кварцевый песок, добавляя который в промежуток между обрабатываемой поверхностью и инструментом (путь даже обычной деревяшкой), можно неплохо отшлифовать и базальт, и гранит. А постепенно меняя абразив и уменьшая составляющие его частицы, можно не только ошлифовать камень, но и отполировать его (полировка отличается от шлифовки тем, что неровности на поверхности становятся еще на порядок меньше). Только вот операция получается очень и очень трудоемкая…

В качестве примера того, что гранит можно обрабатывать и вручную, сторонники официальной версии истории часто приводят колонны Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. Дескать, вот как сделали все простым обстукиванием и шлифовкой…

Рис. 14. Каверны на колоннах Исаакиевского собора
Рис. 14. Каверны на колоннах Исаакиевского собора

Спору нет. Издали все выглядит просто замечательно. Но только издали!.. Если же подойти к этим колоннам поближе и присмотреться, то можно увидеть, что отполированная поверхность имеет местами каверны (то есть «ямки») глубиной до миллиметра – там, где гранит при первичной обработке скололся сильнее среднего, его выровнять так и не смогли. То есть на колоннах Исаакиевского собора на самом деле выполнена всего лишь так называемая поверхностная полировка. На глубокую полировку, не оставляющую таких каверн, но требующую на несколько порядков больших трудозатрат, у строителей собора сил не хватило, хотя они и обладали всеми возможностями каменного искусства XVIII века (всего-то пару-тройку сотен лет назад). А вот на плато Гиза, скажем, на декоративном блоке, который лежит рядом с Гранитным храмом и который насчитывает даже по официальной версии никак не меньше четырех с лишним тысяч лет, полировка гораздо более качественная!..

Рис. 15. Отполированный блок рядом с Гранитным храмом на плато Гиза
Рис. 15. Отполированный блок рядом с Гранитным храмом на плато Гиза

Этот гранитный блок привлекает внимание еще и тем, что поверхность вдоль него идеально ровная, несмотря на всю сложность формы. Ровная настолько, что возникает полное ощущение изготовления его на каком-то громадном фрезерном станке. Возможность столь строго выдержать подобный единый криволинейный профиль при ручной обработке и таких примитивных технологиях, которые имелись у древних египтян, вызывает очень большие сомнения – при взгляде с торца глаз не замечает абсолютно никаких отклонений!.. А ведь человеческий глаз – очень хороший измерительный инструмент, который замечает погрешности куда лучше любого современного фотоаппарата или видеокамеры.

Но при всем совершенстве человеческого глаза, он все-таки имеет пределы своих возможностей. Особенно когда речь идет именно о криволинейных поверхностях. Недаром даже при современной механической обработке камня допуски на погрешности криволинейной поверхности на порядок выше, чем для погрешностей на плоских поверхностях – тут человеческий глаз замечает куда более незначительные отклонения. Однако в Египте есть и такие древние изделия, которые имеют идеально выполненные плоские грани.

Особенно показательны в этом гранитные саркофаги в Серапеуме в Саккаре, имеющие громадные размеры. Вес одного такого саркофага вместе с крышкой доходит до ста тонн. И даже находясь внутри него, мне не хватило буквально пары сантиметров для того, чтобы полностью выпрямиться в свои 176 сантиметров роста!..

При подобных размерах даже внутренние (!) стенки саркофага и крышка отполированы до зеркального блеска (что заметно по отражению на снимке), и при этом на них не видно абсолютно никаких отклонений от идеальных плоскостей.

Кристофер Данн, который осматривал этот саркофаг в середине 90-х годов ХХ века, провел небольшой эксперимент. Он прислонял к стенкам линейку и подсвечивал ее фонариком. Поверхность оказалась настолько ровной, что с обратной стороны линейки не проникало ни единого луча света!.. Подобная точность обработки ныне применяется разве что в космической промышленности и в других аналогичных отраслях, требующих самого высокого качества изделий…

И если бы дело касалось только непосредственно плоскостей. В конце концов, теоретически (только теоретически!) можно предположить, что древние египтяне были столь усердны и терпеливы, чтобы на протяжении очень длительного времени дошлифовывать обстуканную ранее поверхность, доводя ее до совершенства и применяя для проверки качества своей работы, скажем, прием, аналогичный тому, что использовал Данн. Однако столь же точно выполнены и ребра саркофага, а это сделать куда сложнее. И причиной этому – все та же неоднородность кристаллической структуры гранита: при скалывании его по двум граням, примыкающим к ребру, будут образовываться такие неровности, которые приведут к тому, что линия ребра будет буквально «гулять» из стороны в сторону, и это «гуляние» легко будет заметно на глаз. Никакая последующая ручная шлифовка не будет способна устранить это «гуляние» настолько, чтобы его было не видно. А на реальном саркофаге подобного «гуляния» ребер и в помине нет.

По своему возвращению из Египта, Кристофер Данн поставил еще один «эксперимент». Он обратился к производителям, имеющим дело с обработкой гранита, с предложением изготовить аналогичный саркофаг (якобы для установки возле своего дома). Несмотря на то, что он не ограничивал потенциальных исполнителей в расходах на изготовление и транспортировку, саркофаг ему соглашались сделать только по частям – из отдельных плит. За изготовление монолитной коробки (а саркофаги в Серапеуме именно монолитные!) не взялся никто…

Итак. Учет некоторых «нюансов и деталей» в совокупности с техническими особенностями приводит к заключению, что мы имеем дело с древним артефактом, который указывает на такие возможности и способности своих создателей, которые по меньшей мере сопоставимы с нашим современными возможностями (а на самом деле даже превосходят их)!..

Для справки: в Серапеуме находится не один саркофаг, а два десятка таких гранитных «коробочек»…

Проблемы, связанные с обработкой гранита, имеют место и в случае работы с другой магматической породой – с базальтом, хотя базальты нередко имеют более равномерную кристаллическую структуру. При обработке базальта ударными методами (скалыванием материала) также остаются значительные неровности, которые требуют последующей шлифовки…

Но если не ограничиваться только скалыванием материала, то можно значительно упростить решение задачи получения ровных поверхностей как на граните, так и на базальте. Например, использовать пилы.

Однако прежде чем перейти к конкретным примерам использования пил, тут нам придется еще ненадолго вернуться в область технических аспектов…

Чтобы не утомлять того читателя, который далек от инженерных отраслей знания, я не буду углубляться в обоснование выводов, связанных с физикой твердого тела, сопроматом, материаловедением и другими подобными дисциплинами, а лишь просто перечислю некоторые из таких выводов. Тем более, что в дальнейшем, при рассмотрении конкретных примеров, так или иначе к ним буду возвращаться. Ну, а читателю, знакомому с «технарными» областями знания, эти выводы итак будут очевидны…

Так скажем, довольно очевидно, что чем меньше ширина пропила – тем меньше была ширина пилы, и тем прочнее должна быть сама пила. Чем больше распиливаемый блок – тем больше размер пилы, тем больше площадь соприкосновения пилы и камня, и тем большее усилие нужно к ней прикладывать, чтобы пила не застревала. И так далее и тому подобное… Это просто и без каких-либо разъяснений.

Но есть и менее очевидные зависимости.

Одна из немаловажных и порой даже очень показательных деталей при распиловке – внешняя кромка распила. При медленном движении пилы – даже при очень жестко фиксированной плоскости ее движения – на каменном блоке останется «рваная» кромка. И тем сильнее это будет проявляться, чем менее однородна структура камня. Для того, чтобы на базальте или граните осталась острая и ровная кромка, нужна довольно большая скорость пилы, между тем при ее движении рукой максимально достижимая скорость весьма невысока.

Высокая скорость пилы предполагает и высокие нагрузки на саму пилу. А это, в свою очередь, накладывает определенные требования на прочность пилы и характеристики того материала, из которого она выполнена. Причем в данном случае речь должна идти не только о сугубо физических нагрузках. Быстрое движение пилы из-за трения о распиливаемый камень приводит к достаточно быстрому нагреву инструмента, а нагрев, как правило, резко снижает прочностные характеристики материала. Поэтому, скажем, современная резка камня преимущественно сопровождается созданием дополнительного охлаждения достаточно сильным потоком воздуха или воды.

Другой показательный фактор, который нередко можно достаточно легко определить по оставленным следам, – ширина режущей кромки инструмента. Чем эта кромка меньше, тем прочнее должен быть материал инструмента. И для каждого материала существует своя предельно допустимая ширина режущей кромки, ниже которой вместо распиловки камня будет происходить разрушение инструмента.

Часто используется такое понятие как шаг инструмента – то есть расстояние, на которое заглубляется инструмент либо за одно поступательное движение, либо за один оборот. Его далеко не всегда удается определить, но тогда, когда это удается, он способен дать немало информации. Причем не только о самом инструменте, но и об использованной технологии. Например, чем тверже и прочнее будет обрабатываемый материал, тем при одном и том же усилии будет меньше шаг инструмента. Чем больше прикладывается усилие к инструменту, тем больше будет его шаг.

Все эти и другие зависимости – те, о которых уже было сказано, и те, о которых речь пойдет в дальнейшем – не просто какие-то «правила», которые кем-то выдуманы и которые будто бы можно преодолеть терпением, усердием и тратой огромного количества времени (как это любят представлять историки), а прямые следствия из законов физики, имеющие непреодолимый характер. И не считаться с ними – по сути означает пренебрегать законами самой природы и отходить от естественнонаучного анализа фактов.

Автор же наоборот склонен чтить законы физики и приглашает именно с позиций уважения к этим законам взглянуть по-новому на артефакты, многие из которых давно известны…

Если в достаточной степени зафиксировать плоскость, в которой двигается пила, и пилить с большой скоростью, то при распиловке камня получаемая поверхность будет автоматически шлифоваться. И результат будет резко отличаться от поверхности, получаемой при обстукивании.

Чтобы не быть голословным, приведу конкретный пример. На Рис. 4-ц показан блок из черного базальта, на котором видны следы сразу нескольких технологий обработки. Боковая поверхность этого блока явно получена методом распиловки – она достаточно ровная и отшлифованная.

Древние боги - кто они?..

Но позднее часть этого блока (правая половина) была дополнительно обработана с применением простого обстукивания – тут поверхность глубже (что позволяет определить последовательность действий – сначала распиловка, а уже затем обстукивание) и гораздо менее ровная. Вдобавок, при скалывании черного базальта его поверхность приобретает белесоватый оттенок, что еще более усиливает наглядность. Разница результата двух технологий видна невооруженным глазом.

 

Рис. 16. След от дисковой пилы на блоке черного базальта
Рис. 16. След от дисковой пилы на блоке черного базальта

То, что отшлифованная (более темная) поверхность получена именно распиловкой, дополнительно подтверждает след, который остался там, где пила чуть ушла в сторону, – небольшой буртик на плоскости. Этот след имеет довольно отчетливо выраженную изогнутость. Такая изогнутость может получиться и при работе обычной плоской пилой, если пила чуть покачивается в плоскости своего движения. Однако в случае покачивания плоской пилы с прямой режущей кромкой, получаемый след неизбежно будет изогнут в другую сторону. Так что в данном случае мы имеем след либо от плоской пилы с закругленной рабочей поверхностью при движении пилы по типу маятника с большим радиусом, либо от дисковой пилы. Если ориентироваться на степень шлифовки поверхности и размеры образовавшегося буртика, можно констатировать, что пила двигалась с весьма высокой скоростью, что при маятниковом движении обеспечить сложно – следовательно, скорее надо вести речь все-таки о дисковой пиле. Причем если оценивать размер инструмента по радиусу закругления следа, то получится, что была использована дисковая пила примерно 2-3 метра в диаметре. Пилы такого размера ныне используются в промышленности…

Все довольно очевидно, не правда ли?.. И понятно даже неспециалисту…

Пожалуй, этот пример вполне мог бы использоваться в качестве иллюстрации не только в обычной научно-популярной книжке, но и в специальной литературе по обработке камня – настолько он нагляден.

Мог бы… Но только при одном «если»…

Если бы камень лежал где-нибудь на территории современного камнеобрабатывающего комбината… Однако данный конкретный блок черного базальта был найден и находится ныне в небольшой пирамиде-спутнице, которая расположена рядом с юго-восточным углом пирамиды Пепи II в Южной Саккаре в Египте!.. То есть блок должен датироваться как минимум временем правления этого самого Пепи II – фараона VI династии (Древнее Царство), примерно 2100-2200 гг. до нашей эры.

 

Рис. 17. Пирамида-спутница с базальтовым блоком возле пирамиды Пепи II
Рис. 17. Пирамида-спутница с базальтовым блоком возле пирамиды Пепи II

Что значит «общество времен Древнего Царства»?..

Это общество с простейшими медными (в лучшем случае пусть даже бронзовыми) и каменными инструментами и ручными методами обработки.

А что значит «дисковая пила 2-3 метра в диаметре»?..

Во-первых, это подразумевает наличие какого-то механизма, который вращает дисковую пилу с довольно большой скоростью (при медленной скорости пила будет просто застревать в камне). Во-вторых, это подразумевает наличие какого-то энергооборудования, обеспечивающего работу вращающего механизма, равно как и наличие источника этой энергии! В-третьих, пила должна выдерживать нагрузки, которые возникают при распиловке камня. То есть обладать соответствующей прочностью. Скажем, в современной камнеобрабатывающей промышленности (где 2-3 метра – предельный размер дисковых пил) для этого используются пилы из специальной прочной стали с алмазными насадками. И в-четвертых, все это – дисковые пилы, вращающие механизмы, энергообрудование, источники энергии – должно быть как-то и где-то создано. В целом: речь должна идти о весьма высоко развитом машинном производстве!

Так что данный блок черного базальта (который находится, между прочим, в закрытой для обычных туристов зоне) представляет из себя не просто «аномалию», а прямое свидетельство существования в древности принципиально иной – высоко развитой в техническом отношении цивилизации. Той самой «цивилизации богов», которую мы и ищем!..

Пропилы на камнях

На самом деле следы распиловки камня в Египте найдены довольно давно. Впервые на них обратил внимание еще сто лет назад известный исследователь пирамид сэр Вильям Флиндерс Петри, который обнаружил их даже на поверхности так называемого «саркофага» в Великой пирамиде на плато Гиза. По его мнению, «саркофаг» был вырезан из гранитной глыбы прямыми пилами длиной порядка трех метров.

Петри пишет: «Он не блестяще обработан, и в этом отношении не может конкурировать с саркофагом во Второй Пирамиде. На внешних сторонах явно могут быть замечены линии распиловки: горизонтальная на северной, маленький горизонтальный кусочек на восточной, вертикальный на северной, и почти горизонтальный на западной стороне; это демонстрирует, что каменотесы не колебались при распиловке куска гранита».

Параметры ошибок, допущенных на «саркофаге» Великой пирамиды, измеренные Петри, привели его к выводу об очень большой скорости распиловки, для которой требуются как минимум машинные технологии (то есть станки, говоря простым языком).

Всячески подчеркивая заслуги Петри в исследовании пирамид, египтологи буквально похоронили его «неудобный» для них вывод. И серьезно к исследованию этой проблемы обратился лишь в наше время Кристофер Данн, специалист по механической обработке, имеющий опыт работы в американской космической отрасли. Он проверил измерения Петри и подтвердил его выводы, заявив, что речь может идти только о развитых машинных технологиях…

Если бы следы пилы были только на «саркофаге», египтологи могли бы еще долго их игнорировать. Однако явные указания на использование пил встречаются в Египте практически повсеместно. Например, рядом с той же Великой пирамидой есть остатки сооружения, которое считается храмом. От него остался лишь пол из блоков черного базальта, на которых сохранилась просто масса следов распиловки.

В начале ХХ века немецкие археологи проводили тут реставрационные работы и, судя по всему, сознательно расположили блоки со следами пил по периметру собранного ими фрагмента пола так, чтобы эти следы были доступны для обозрения.

 

Рис. 18. Следы пил на блоках пола храма возле Великой пирамиды
Рис. 18. Следы пил на блоках пола храма возле Великой пирамиды

Раз следы есть, то их наличие надо как-то объяснять. Поэтому историками была выдвинута версия того, что древние египтяне использовали медные пилы. А поскольку медь значительно мягче не только гранита, но и черного базальта, то эту версию дополнили предположением, что при распиловке использовался кварцевый песок в качестве абразива – благо песка тут, на границе пустыни, много…

Но ручная распиловка с использованием песка в качестве абразива – очень непростой и трудоемкий процесс. Между тем, весь характер оставленных какой-то пилой следов на блоках пола храма возле Великой пирамиды указывает на то, что пила разрезала базальт как масло. Ну, или как пенопласт…

На некоторых блоках можно заметить риски, по которым виден весьма существенный шаг пилы – расстояние между двумя последовательными движениями инструмента. Пила заглублялась за одно движение на целый миллиметр!..

Создается такое впечатление, что мастерам не было никакого дела до того, что они обрабатывают одну из самых твердых горных пород. Затруднений им это никаких не доставляло.

В некоторых местах по пропилам можно определить как толщину полотна пилы, так и размер ее режущей кромки. Полотно было толщиной всего в несколько миллиметров, а ширина режущей кромки составляет миллиметр, максимум – два!!! Ни о каких медных пилах здесь речи и быть не может. Медное полотно с такими параметрами при распиловке будет вести себя почти как листок бумаги – мяться и рваться. Здесь явно использовались более твердые и прочные материалы. А если учесть, что ныне для подобной распиловки используются специальные сплавы, то мы заведомо имеем дело с весьма высокими технологиями.

На южной стороне храма есть весьма примечательный блок. На его боковой поверхности сохранился ряд непараллельных вертикальных надпилов. Такое впечатление, что блок использовали на манер чурбачка – он служил в качестве опоры, и на нем распиливали другие камни. Там где пила проходила дальше распиливаемого камня, она вгрызалась в «чурбачок» и оставляла след. Это уже само по себе говорит о том, что распиловка производилась с очень большой скоростью – мастер не успевал сразу остановиться, и пила продолжала движение даже после того, как камень, лежавший на «чурбачке», уже был распилен. Опять-таки это подразумевает отнюдь не ручную распиловку.

Рис. 19. Базальтовый «чурбачок»
Рис. 19. Базальтовый «чурбачок»

Другой подобный «чурбачок» лежит на краю храма – там, где ранее, судя по всему была какая-то известняковая «окантовка» пола (может быть, и отсутствующие ныне стены); остатки этой «окантовки» видны рядом. На каменном «чурбачке» есть еще одна любопытная деталь: в местах пропила базальтового блока сохранился известняковый материал!.. Пропилы были сделаны так давно, что за то время, которое базальтовый блок лежал рядом с известняковым, известняк чуть «поплыл». А может быть, в пропилы забилась известняковая крошка. При монтаже или потом – не суть дело; важно, что базальтовый блок здесь стоит заведомо со времен строительства храма. Впрочем, в тех справочниках, где следы на блоках пола храма возле Великой пирамиды упоминаются, даже египтологи не высказывают никаких сомнений в их древности…

Следует отметить, что подавляющая часть распилов тут производит полное ощущение случайно оставленных следов, не имеющих никакого технологического назначения (см. Рис. 5-ц). И поражает та легкость, с которой инструмент входил в черный базальт!.. Подобное возможно только при машинной обработке!..

Древние боги - кто они?..

Более того, на обработанных поверхностях нередко заметны явные отступления от ровных плоскостей. И эти отступления абсолютно не характерны для обработки камня на стационарных станках. Все гораздо больше похоже на то, что обрабатывающий механический инструмент (типа той же «болгарки» или «бензопилы») двигался рукой, а не жестко фиксированным механизмом. О наличии у древних египтян времен фараонов подобных мобильных механических инструментов не может быть и речи!.. Тут явно следы присутствия совершенно иной цивилизации…

И еще один небольшой нюанс. Среди огромного количества самых разных находок в Египте до сих пор нет ни одной (!) медной или хотя бы бронзовой пилы, которая применялась для распиловки камня (найдены лишь пилы, которыми обрабатывалось дерево, а первые пилы по обработке камня относятся уже к периоду Римской империи). Это по меньшей мере странно для нескольких тысяч лет, на протяжении которых египетская цивилизация не просто существовала как вполне сформировавшееся общество, но и строила дома, дворцы, храмы…

Пропилы встречаются не только в Египте. Например, в Греции на древнем памятнике в Тиринфе пропилы в изобилии присутствуют на блоках, которые уложены в фундамент зданий, относимых историками ко временам Микенской цивилизации (II тысячелетие до нашей эры). Тут следы распиловки имеют почти все подобные блоки.

 

Рис. 20. Следы распила на блоке в Тиринфе
Рис. 20. Следы распила на блоке в Тиринфе

Но если блоки с пропилами, как правило довольно большие и имеют примерно прямоугольную форму, то конструкции на них сложены из рваных камней на глиняном растворе самым примитивным образом. Различие двух принципиально разных технологий строительства и обработки камня тут просто очевидно. Причем положение «рваной» каменной кладки на верхнем ярусе явно указывает на то, что эта более примитивная технология (которая как раз и характерна для микенской цивилизации) использовалась гораздо позже. А расположение блоков со следами распиловки столь же явно указывает на их вторичное использование. Микенская цивилизация застала здесь уже руины более древнего сооружения, остатки которого и уложила в фундамент своих домов.

Некоторые из пропилов сохранили на своих боковых стенках риски, которые указывают не только на прямолинейное движение пилы, но и на достаточно большой шаг инструмента при обработке камня – расстояние между рисками составляет (как и в Египте) порядка одного-полутора миллиметров (см. Рис. 6-ц).

Древние боги - кто они?..

И также как и в Египте порой видны признаки того, что распиловка не составляла никаких трудностей для мастеров. Следы их работы имеют хаотичный, прямо-таки небрежный характер. Такие следы видны, например, на паре отдельно лежащих блоков, которые кто-то буквально «кромсал по частям».

 

Рис. 21. Небрежные распилы на блоке в Тиринфе
Рис. 21. Небрежные распилы на блоке в Тиринфе

Аналогичная картина наблюдается в столице Микенского царства – Микенах, которая расположена неподалеку от Тиринфа. Тут также имеются блоки с нарезами, уложенные в фундамент более простых конструкций. Налицо признаки все того же вторичного использования остатков более древних сооружений.

Довольно показательны в Микенах следы распиловки на блоках из галечника. Такая порода характеризуется тем, что она сформирована из весьма твердых камней (гальки), которые скрепляет более мягкий связующий материал. При всей разнице в твердости этих составляющих блок распиливался так, как будто в нем не было никакого различия в разных местах – пила проходила безо всяких затруднений как через связующий материал, так и через более твердую гальку. Следы подобной распиловки указывают на то, что здесь использовалось какое-то машинное оборудование, которого в принципе не могло быть у микенской цивилизации.

 

Рис. 22. Распиленный галечник
Рис. 22. Распиленный галечник

Знаменитые «гробницы» Микен, где проводил раскопки не менее знаменитый Шлиман (обнаруживший гомеровскую Трою), также имеют блоки со следами распиловки. Такие следы есть, например, на блоках, которые лежат у входа в «гробницы» и которые, возможно, выполняли роль своеобразных постаментов каких-то статуй или основания колонн. Следы здесь снова весьма небрежны. Складывается впечатление, что мастеру не важно было качество работы, и он стремился лишь обозначить общую форму блока, небрежно отрезая куски по краям без каких-либо затруднений, хотя работать ему приходилось с тем же галечником.

 

Рис. 23. Следы распиловки на блоке возле «гробницы» в Микенах
Рис. 23. Следы распиловки на блоке возле «гробницы» в Микенах

Еще большая небрежность в работе мастера видна на блоке, который археологи обнаружили в ходе раскопок в древнем крупном торговом центре под названием Алалах на территории современной Турции. Тут даже сложно это назвать «работой», как и использовать слово «мастер». Тот, кто оставил следы распиловки на таком твердом материале как черный базальт, вообще непонятно чего хотел достичь. Камень изрезан со всех сторон столь небрежно и почти хаотично, что задача, стоявшая перед ним, остается полной загадкой (см. Рис. 7-ц). Зато совершенно очевидно, что здесь мы имеем дело со следами именно машинной обработки.

Древние боги - кто они?..

Причем этот вывод не вызывал явно никакого сомнения и у археологов, которые продолжали тут работать в то время, как мы осматривали столь замечательный образец. Сначала они пытались утверждать, что это – современный камень. Затем признали, что камень найден в ходе раскопок, но высказали предположение, что предыдущая партия археологов зачем-то «брала пробы на анализ» от этого камня. Наши вопросы о том, зачем надо было бы при этом распиливать базальт, а не просто отколоть от него маленький кусок, и зачем вообще анализировать обычный базальт, так и остались без ответа (за который нельзя, конечно, принять удивленное пожимание плечами). Как осталась без ответа и просьба показать оборудование, которым якобы «брались пробы на анализ».

Впрочем, у нас и не было сомнений, что никакого подобного оборудования у них просто быть не может. Характер оставшихся следов явно указывают на обработку с помощью какого-то машинного оборудования, которое при этом удерживалось и перемещалось вручную. Тот, кто держал инструмент, легко менял угол наклона пилы и при необходимости делал несколько проходов по одному и тому же месту.

 

Рис. 24. Следы на блоке в Алалахе
Рис. 24. Следы на блоке в Алалахе

Ближайшая аналогия, которая может прийти в голову, это дисковая пила – нечто типа нашей «болгарки». Однако современная «болгарка» оставляет весьма характерные следы в виде концентрических царапин. Здесь же ничего подобного не было, хотя изогнутость краев распилов не вызывала сомнений в том, что при обработке данного базальтового блока использовалась дисковая пила…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Скляров Андрей Юрьевич

Андрей Скляров

Писатель, исследователь, путешественник.
Основатель и лидер проектов "Лаборатория альтернативной истории" и "Запретные темы истории". Подробная информация

Все работы

1 комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

  • Версия, что Боги занимались на Земле добычей полезных ископаемых наиболее близка к правде. Тем более на земле очень много следов древних горных выработок (н-р плато Путорана). Как показывают современные реалии цивилизация, достигшая определенного уровня развития потребляет очень много ресурсов. Цивилизация Богов намного превосходит нашу по уровню развития, значит можно сделать вывод что она старше нас, т.е. потребляла ресурсы на своей планете намного дольше чем мы потребляем на своей. Ресурсы у них закончились и они стали искать планеты, на которых можно добывать полезные ископаемые. Нашли нашу планету, жить на ней не комфортно, но добывать полезные ископаемые вполне приемлемо. Чем они и занимались 10 тыс. лет. Нашей цивилизации остаётся только извлечь полезную информацию из опыта пребывания Богов на нашей планете: 1 – ресурсы конечны, и рано или поздно они закончатся, 2 – добывать ресурсы на планете легче, чем в космосе, 3 – межзвёздные перелёты возможны. P.S. Спасибо за эту статью, очень интересно.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: