Главная страница » Конспекты » Взгляд в прошлое » Человек у истоков металлургических знаний (Н. В. Рындина)

Одной из наиболее увлекательных проблем в истории первобытного общества является проблема происхождения и начального развития металлургии. Первыми металлами, известными людям, стали те, которые встречаются в природе в самородном виде – золото и медь. Но золото, несравненно более редкое, находило применение только в изготовлении украшений. Медь же с самого начала стала важным материалом для изготовления орудий труда, а затем и оружия. Греческий эпос рассказывает о временах, когда люди «использовали орудия и оружие только из меди и воевали медью, поскольку черное железо не было известно». Античные авторы не только отдают дань уважения этой далекой медной эпохе, но и с предельной ясностью определяют основные этапы развития человечества по ведущим рабочим материалам древности – камню, меди и железу. Великий философ древнего Рима Тит Лукреций Кар в своем сочинении «О природе вещей» писал в I в. до н.э.:

«Прежде служили оружием руки могучие, когти,
Зубы, каменья, обломки ветвей от деревьев и пламя,
После того, как последнее стало людям известно.
После того была найдена медь и порода железа.
Все-таки в употребленье вошла прежде медь, чем железо.
Так как была она мягче, притом изобильней гораздо.
Медным орудием почва пахалась, и медь приводила
Битву в смятенье, тяжкие раны везде рассевая.
Скот и поля похищались при помощи меди, легко ведь
Все безоружное, голое повиновалось оружью.
Начали мало-помалу мечи из железа коваться.
Вид же оружья из меди в людях возбуждать стал презренье.
В это же время и землю возделывать стали железом,
И при войне с неизвестным исходом равнять свои силы».

Любознательный читатель, несомненно, спросит, каким образом в столь раннее время могли появиться представления о последовательной смене в истории орудий из камня, меди и железа? Наиболее естественно предположить, что их донесла до античных писателей и мыслителей передаваемая из поколения в поколение память предков. Но потом эта память померкла, а идеи античных авторов были прочно забыты. Человечеству понадобилась почти тысяча лет, чтобы вновь возродить их, но уже на научной основе.

Проще сказать, что изложенная Каром схема вполне подходила историкам, и они взяли ее за основу.

В первой половине – середине XIX в. в Европе развернулись активные археологические раскопки. Они привели к накоплению в музейных собраниях огромных коллекций археологического материала. Попытки их культурно-хронологической оценки, дополненные первыми химическими исследованиями металла, внесли лишь одну коррективу в предложенную античными авторами схему: между веком меди и железа был введен век бронзы – время господства орудий из сплавов на медной основе. Приоритет научной разработки этих проблем принадлежит датскому археологу X. Томпсону (1836 г.) и венгерскому археологу Ф. Пульскому (1876 г.).
Сейчас уже ни у кого не возникает сомнений, что за веком камня следовали века меди-бронзы, а затем и железа. Такое развитие, в значительной степени связанное с успехами металлургии, проверено археологическими находками на территории основной части Старого Света. Исключением в пределах этого региона является, пожалуй, лишь Центральная и Южная Африка и Северо-Восточная Азия, где позднему появлению железа не предшествовало знакомство с медью и бронзой.

Существует часто повторяемое мнение о том, что открытие меди явилось одним из величайших достижений древности. Действительно ли это так? В чем состояло преимущество меди? Отчего она быстро завоевала признание наших далеких предков и вытеснила камень, бывший до тех пор основным рабочим материалом в течение сотен тысяч лет? Благодаря пластичности меди одной ковкой из нее можно было получить очень тонкие и острые лезвия. Поэтому такие важные для древнего человека изделия, как иглы, шилья, рыболовные крючки, ножи, кинжалы, наконечники стрел и копий, изготовленные из металла, оказались более совершенными, чем сделанные из камня и кости. Благодаря плавкости меди оказалось возможным придать ей такую сложную форму, которая в камне была недостижимой. Поэтому освоение плавления и литья определило появление многих новых, неизвестных ранее орудий — сложных топоров, мотыг, комбинированных топоров-тесел и т.д. Высокие рабочие качества этих орудий определялись не только сложностью их формы, в равной мере они зависели от твердости их лезвий. А повышать твердость металла у лезвий человек очень скоро научился путем его преднамеренной проковки. Итак, высокий рабочий эффект меди стал основной причиной ее широкого и быстрого распространения.

Здесь, пожалуй, уместно рассказать об интересных экспериментах ленинградских ученых. Доктор исторических наук С. А. Семенов с группой молодых археологов в приангарской тайге провел серию опытов по сравнительному сопоставлению производительности медных и каменных орудий. Два одинаковых по форме топора – медный и каменный – были использованы при рубке равных по толщине сосен диаметром 25 см. В роли лесоруба выступал один и тот же человек. Непрерывно орудуя каменным топором, он свалил сосну только через 75 минут после начала работы. Каково же было изумление присутствующих, когда соседняя сосна была срублена им же с помощью медного топора всего через 25 минут! Медный топор оказался эффективнее каменного в 3 раза! Чтобы сопоставить рабочие качества не только ударных, но и режущих орудий, начали строгать деревянный сук медным, а потом кремневым ножом. Производительность медного ножа превзошла каменный в 6-7 раз!

Английский ученый Г. Г. Коглен на опыте доказал, что литую медь с исходной твердостью 30-40 ед. по шкале Бринеля можно довести одной ковкой до твердости 110 ед. Эти цифры приобретут особую значимость, если вспомнить, что твердость железа составляет всего 70-80 ед.

Но наиболее ощутимо выявились преимущества меди при сверлении. Медным сверлом березовое полено было просверлено в 22 раза быстрее, чем кремневым. Таким образом, опыты С. А. Семенова наглядно показали, что коэффициент полезного действия медных орудий намного превосходил коэффициент полезного действия каменных.

Но не только поэтому новый рабочий материал занял столь прочное место в быту древнего человека. Переход к использованию орудий из металла вызвал не только общий рост производительности труда, но и расширил технические возможности многих отраслей производства. К примеру, стала доступна более совершенная обработка дерева. Медные топоры, тесла, долота, а позднее пилы, гвозди, скобы позволили выполнять такие сложные работы по дереву, которые ранее были просто неосуществимы. Эти работы способствовали улучшению приемов домостроительства, появлению выпиленного или вырезанного из дерева колеса, а по мнению английского археолога Гордона Чайлда, и первой цельнодеревянной сохи.
Древнейшие свидетельства использования колеса действительно обнаружены только там, где уже стали доступными орудия из металла. Примеров можно привести множество: они отмечены находками в памятниках медного и раннего бронзового веков Месопотамии, Кавказа, Средней Азии, северопричерноморских степей, Венгрии. Колесо предоставляло человеку большие возможности для передвижения и транспортировки. Оно нашло успешное применение в конструкции ворота. И наконец, от открытия колеса был один шаг к изобретению гончарного круга.

Таким образом, многие, вполне реальные достижения древнего человека могут быть поставлены в связь с успехами металлургии. Представив себе эти достижения, легче понять, почему археологи выделяют в истории первобытного человека в качестве самостоятельных хозяйственно-технических этапов медный и бронзовый века. Они оценивают их не только с точки зрения основного, используемого для изготовления орудий металла, но и с точки зрения общего технического и социального прогресса общества. И тут сразу возникает вопрос, с какого момента мы вправе говорить о наступлении медного века? Можно ли поначалу весьма редкие находки из меди связывать с наступлением века металла?

Археологические открытия, сделанные на протяжении двух последних десятилетий на Ближнем Востоке, позволяют заключить, что первые медные поделки в виде мелких бусин, проколочек, шильев появляются в весьма ранних поселениях так называемого «докерамического неолита». Обитатели этих поселений не знали керамики и пользовались лишь каменными, деревянными или плетеными из лозы сосудами, обмазанными для водонепроницаемости битумом. Но они уже сделали первые шаги по пути овладения земледелием и скотоводством: выращивали злаки и пасли скот. Культура их, в целом связанная с каменным веком, совершенно неожиданно обнаружила того человека, который первым на нашей Земле держал в руках обработанную медь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Скляров Андрей Юрьевич

Андрей Скляров

Писатель, исследователь, путешественник.
Основатель и лидер проектов "Лаборатория альтернативной истории" и "Запретные темы истории". Подробная информация

Все работы

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: