Результаты металлографического и спектрального анализов

В Южной Туркмении, в предгорных районах Копет-дага медные изделия впервые зафиксированы археологами в памятниках так называемой анауской культуры, датируемых концом V – началом IV тыс. до н. э. Наряду с большим количеством невыразительных обломков шильев, проколок, булавок в них найдены изделия весьма совершенных форм: двулезвийные ножи, пробойники, зубила, плоские топоры-тесла. Спектральный анализ показал, что все они изготовлены из меди с естественной примесью свинца, концентрация которого достигала нескольких процентов. Весьма заметными примесями были представлены мышьяк и сурьма. Очевидно, что металл был выплавлен из руд сложного состава, скорее всего, доставленных к анауским земледельцам из Ирана.
Структурный анализ обнаружил чрезвычайно развитую технику металлообработки анауских изделий: совершенно определенно установлено использование литья в открытые и закрытые формы, отжига после холодной ковки для снятия межкристаллических напряжений, преднамеренного наклепа рабочих окончаний орудий.

В Закавказье с эпохой медного века можно связывать культуру земледельцев и скотоводов, живших в междуречье Куры и Аракса на рубеже V-IV тыс. до н. э. Они уже хорошо знают металл, который известен по находкам в зольных жилых холмах у села Кюльтспе в Азербайджане и у села Техут в Армении. К сожалению, коллекция этих находок пока весьма ограничена и представлена только украшениями и орудиями колющего и режущего назначения (шилья, ножичек). Но даже отсутствие топоров не позволяет рассматривать их в рамках первичной, примитивной стадии металлообработки, свойственной неолиту. Дело в том, что в металле большинства закавказских изделий содержатся большие количества мышьяка (до 5%). Они наводят на мысль о переходе уже в это время к индустрии искусственных мышьяковых бронз, предполагающих овладение комплексом весьма сложных и разносторонних металлургических навыков. В настоящее время мы не в состоянии охарактеризовать их в полном объеме, поскольку металлографически древнейшие кавказские поделки еще не изучены. Но и сейчас очевидно, что первые попытки получения сплавов могли развиться только на фоне широкого применения литого металла в быту местных племен. Видимо, полного набора ранних металлических изделий Закавказья мы еще не знаем.

Несколько позднее, чем в Закавказье и Южной Туркмении, формируются начатки металлургических знании у широко известных трипольских племен Молдавии и Юго-Западной Украины. Первые медные украшения и мелкие орудия – шилья, рыболовные крючки, проколки – появляются в их обиходе в начале IV тыс. до н. э. В это время трипольцы еще не знают литья и используют одни кузнечные приемы обработки металла: холодную и горячую ковку, сварку, обточку, шлифовку, полировку и т. д. Только в середине IV тыс. до н. э., в финале первого этапа своей истории, они начинают осваивать литье сначала в открытые односторонние, а затем и в закрытые двусторонние формы. Это установлено работами нашей лаборатории с помощью массового микроструктурного изучения трипольских изделий того времени. Параллельно с освоением литейной техники идет расширение ассортимента используемых орудий. Впервые появляются массовые серии клиновидных топоров, тесел, проушных топоров-молотков и топоров-тесел. На их рабочих окончаниях уже имеются следы упрочняющей ковки. Спектральный анализ обнаружил, что местные мастера обрабатывают привозной металл, выплавленный из руд Аи Бунара и близких ему по геохимии болгарских месторождений.

Итак, результаты металлографического и спектрального анализов древнейшего металла нашей планеты делают зримыми первые шаги человека по пути овладения металлургическими знаниями. Доказательства, которыми мы располагаем сейчас, показывают, что существовала четкая последовательность в их развитии. Сначала человек открыл самородную медь и научился придавать ей требуемую форму холодной, а затем горячей ковкой. Затем он изобрел «костровую» выплавку меди из руд и очень скоро усовершенствовал ее, использовав первый горн, работавший на естественной тяге ветра. Плавку меди и медное литье он освоил позже, когда построил высокотемпературный горн с искусственно созданным дутьем.
Открытые литья и высокотемпературного восстановления медных руд сказалось в первую очередь на создании новых орудий труда и оружия. Высокопрочные и удобные инструменты – топоры, молоты, кайла, комбинированные топоры-тесла и топоры-молотки – позволили усовершенствовать способы подготовки и обработки земли под посевы, резко повысили скорость рытья оросительных каналов в засушливой зоне Евразии. Они произвели подлинные переворот в деревянном и каменном монументальном строительстве. Они дали мощный толчок развитию горного дела: медные орудия помогли быстрее и продуктивнее добывать неведомые руды, выплавлять незнакомые дотоле металлы. «С устранением металла из обихода людей была бы уничтожена всякая возможность… ведения цивилизованного образа жизни. Ибо, если бы не было металлов, люди влачили бы самую омерзительную и жалкую жизнь среди диких зверей», – заключает средневековый немецкий металлург Георгий Агрикола.

Эра металлов, открываемая веком меди, начинается в различных историко-культурных зонах в разное время. Отнюдь не везде наступлению медного века предшествует самостоятельное развитие всех названных этапов металлургии. Знакомство с медью и ее производством у многих племен имеет вторичный характер, основанный на заимствовании достижений более развитых соседей. Так, весьма совершенные черты металлообработки мы застаем во всех трех ранних центрах использования металла на территории нашей страны. Очевидно потому, что они возникли под влиянием внешних металлургических импульсов.
Южнотуркменский и закавказский металлургические центры складываются под влиянием переднеазиатских очагов цивилизации. Проникновение же металлургических знаний на юго-запад нашей страны, в среду трипольских земледельцев, бесспорно связывается с развитием балкано-карпатских металлургических центров. Но в каких бы формах ни возникали проявления ранней металлургии, повсюду с момента своего зарождения они становились мощным двигателем технического и социального прогресса человечества. Ведь именно в эпоху раннего металла происходит становление первых государств III тыс. до н. э. на Ближнем Востоке и Восточном Средиземноморье. Судьбы доисторических народов предопределило не только открытие земледелия и скотоводства, но и открытие металлургии. Вот почему археологи столь пристально исследуют ее начальную историю.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Скляров Андрей Юрьевич

Андрей Скляров

Писатель, исследователь, путешественник.
Основатель и лидер проектов "Лаборатория альтернативной истории" и "Запретные темы истории". Подробная информация

Все работы

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: