Главная страница » Конспекты » Взгляд в прошлое » Древняя история Южного Зауралья (В.И.Кокорев)

Основы андроноведения были заложены К.В.Сальниковым, который выделил федоровскую,алакульскую, замараевскую и черкаскульскую культуры и связал первые три в одну генетическую линию развития, начинающуюся с федоровской культуры. Эта точка зрения была оспорена О.А.Кривцовой-Граковой, указавшей на относительно ранюю хронологическую позицию алакульской культуры, из чего вытекал вывод о независимом формировании ее и отсутствии генетической связи с федоровской культурой.

…в любом случае исследователи 70-х годов уже не усматривали существование генетической связи между алакульской и федоровской культурами. Обсуждались лишь механизмы их формирования. При этом с алакулем дело обстояло более-менее благополучно. Кроме того, Г.Б.Здановичемв дополнение к существующим материалам был открыт пласт памятников петроской культуры, в которых он видел основу алакуля. На том этапе разработки проблемы эта точка зрения не противоречила гипотезе О.А.Кривцовой-Граковой о приуральских корнях алакуля и точке зрения К.Ф.Смирнова и Е.Е.Кузьминой о формировании его на новокумакской (синташитинской) основе. Петровские и новокумакские памятники трактовались как родственные и синхронные.

Вместе с тем наличие значительного количества алакульско-федоровских памятников и радиционное отнесение их к андроновской культурно-исторической общности заставляло искать близкие основы для формирования федоровской и алакульской культур. Вероятно, это и послужило причиной реанимации схемы генетической связи андроновских культур. Но в новой схеме, в отличие от той, которая была предложена К.В.Сальниковым, алакульская культура предшествовала федоровской. Эта гипотеза была предложена Н.А.Аванесовой, основывавшейся на нализе андроновского металла, и поддержана Г.Б.Здановичем, который опирался на стратиграфическую ситуацию на памятниках Северного Казахстана.

Данной концепции противоречит множество общеизвестных фактов, о которых мы скажем ниже. Однако феномен длительной актуальности взглядов о формировании федоровской культуры на алакульской основе обусловлен тем, что доводы в пользу этого наиболее логичны, несмотря на существование множества недостатков.

Таким образом, в настоящее время андроновская проблема далека от своего разрешения. Ядром ее является соотношение и происхождение федоровских и алакульских комплексов. Прочие проблемы, связанные с черкаскульской, межовской, саргаринско-алексеевской и рядом андроноидных культур, являются по отношению к этой проблеме вторичными.

Переходя к описанию археологических культур эпохи бронзы Южного Зауралья, мы хотели бы подчеркнуть еще одну важную особенность этого региона. Культуры эпохи бронзы здесь не связан с предшествующим энеолитическим пластом. В отдельных работах подобная связь иногда постулируется, но какие-либо аргументы при этом не приводятся, что обусловлено отсутствием фактов для подобных утверждений.

Сильный факт!..

Синташкинская культура

Памятники эпохи бронзы, предшествующие синташтинской культуре в Южном Зауралье очень немногочисленны. В первую очередь следует назвать II Мало-Кизильский могильник, исследованный К.В.Сальниковым и расположенный в районе Магнитогорска. Наряду с более поздними материалами раннего железного века он содержал шесть могильных ям…

Набор инвентаря невелик и включает листовидный кинжал с тонким вытянутым черенком и четырехгранное шило с упором, которые являются стандартными изделиями Циркумпонтийской металлургической провинции эпохи средней бронзы.

До недавнего времени памятники синташтинской культуры были единичны. В настоящее время благодаря широкомасштабным раскопкам, в первую очередь в Южном Зауралье, число их колоссально возросло. Пожалуй, сейчас это наиболее исследованная археологическая культура нашего региона.

По своим характеристикам синташтинские памятники близки донскому абашеву и ряду приральских абашевских памятников, таким как Береговское I и Тюбяк. Они составляют единый культурный блок. Практически идентичны синташтинским выделенные в лесостепном Поволжье памятники потаповского типа…

Значительное число синташтинских погребений зафиксировано в Актюбинском Приуралье. Однако основной массив памятников синташтинской культуры сконцентрирован в Южном Зауралье по притокам Тобола и Урала. Если на других территориях распространения синташтинской культуры известны лишь погребальные памятники, то здесь обнаружено значительное количество поселений. Ареал их распространения практически совпадает с административной границей Челябинской области к югу от реки Уй.

В настоящее время насчитывается около 20 поселений синташтинской культуры. Основной их характеристикой является то, что все эти поселения укреплены. Это дает возможность назвать их городищами. Синташтинские городища располагаются на расстоянии от 40 до 70 км друг от друга. Они не встречаются в верховьях рек, а, как правило, располагаются в средних течениях.

Выделяются два основных типа городищ: имеющие круглую и овальную форму. Присутствующие в Зауралье укрепленные поселки прямоугольной формы относятся уже к следующей эпохе и датируются петровским временем.

Весьма дискуссионным является вопрос о хронологическом соотношении круглых и овальных городищ. На основании в первую очередь дешифровки аэрофотоснимков были отмечены отдельные случаи перекрывания овальных городищ круглыми, что позволило сделать вывод о более поздней хронологической позиции последних.

Исследования городища Аркаим позволяют говорить о наличии двух строительных горизонтов данного памятника. Более ранним является внутренний круг памятника. Здесь во всех раскопанных жилищах обнаруживалось большое количество столбовых ямок. Их было гораздо больше, чем того требовали конструкции домов. Многие ямки не укладывались в четкие линии столбового ряда: в некоторых жилищах было заметно смещение их от первоначальных очертаний. Ничего подобного не наблюдалось в жилищах внешнего круга. Эти обстоятельства свидетельствуют о более ранней хронологической позиции внутреннего круга Аркаима.

На сегодняшний день наиболее полно исследованы три городища – Аркаим, Синташта и Устье. Менее масштабные раскопки произведены на Куйсаке и Берсуате. Все эти работы позволили прояснить основные черты синташтинской архитектуры, которая была подчинена интересам обороны. Последнее и определило то, что в основе планировочного решения лежал круг, позволявший добиться минимальной длины периметра оборонительных стен. Диаметр городищ – 140-180 м. Однако такой диаметр имеют городища с двумя линиями оборонительных стен. Синташта иАркаим имели первоначально одну линию стен и, соответственно, гораздо более скромные размеры. Одну линию стен имело и не исследованное пока городище Сарым-Саклы. Поэтому мы можем допустить, что первоначально все городища строились именно так и лишь впоследствии, по мере увеличения населения, появляется вторая линия укреплений. Естественно, что вначале городища имели небольшую площадь – около 6500 кв.м (как Сарым-Саклы), достигая впоследствии 25000 кв.м, что для той эпохи довольно много и при меньшей плотности застройки.

Площадь жилищ колебалась в пределах 100-140 кв.м. Жилища делились на три основные части: тамбур, жилую часть и хозяйственную часть. Тамбурная часть располагалась в торцевой части жилища, входящей к центру поселка, но на Синташте тамбуры зафиксированы с противоположной стороны. Центральные столбы здесь располагались ближе друг к другу, образуя проход шириной не более 1 м. С обеих сторон от прохода устраивались небольшие помещения, в одном из которых устанавливалась массивная печь каминного типа…

Эти печи каминного типа объясняют отсутствие отопительных печей в жилищах, которых в таких крупных строениях должно было быть несколько. В реальности же в них фиксировалась обычно одна печь хозяйственного назначения. Помещения практически не отапливались: с трех сторон, где к жилищу примыкали оборонительная стена и два других жилища, доступ холода был невозможен, а в районе входа тамбурные печи создавали пробку горячего воздуха в сравнительно узком коридоре. Действовал, таким образом, принцип «термоса».

Хозяйственная часть жилища занимала треть его площади у противоположного торца, примыкающего к оборонительной стене. От жилой части она была отделена колодцем.

Еще одна функция колодцев связана с печами, находящимися в непосредственной близости от них. Синташтинские печи можно разделить на несколько типов. Основой подавляющего большинства конструкций является простая купольная печь диаметром 0,7-1 м. Печи могли примыкать к колодцам или стоять изолированно от них. Те и другие имели или не имели дымоход.

Экспериментальные исследования показали, что печи пристраивались к колодцам с целью создания тяги. За счет перепада температуры в колодце и печи воздух из колодца через канал, соединяющий его с печью, поступал в топочную область, проходил по кругу и выходил в дымоход. В случае использования печи для металлургического производства это дутье усиливалось с помощью воздуходувных мехов.

Дымоходы имели сложную конструкцию. От печи отходила канавка, перекрытая вверху вытянутым цилиндрическим куполом из глины. Проходя по ней, горячие газы остывали, одновременно обогревая помещение, и устремлялись в вертикальную часть дымохода, сделанную из более легкого сгораемого материала.

На пол хозяйственной части жилищ концентрировалась большая часть находок – фрагменты керамики, кости животных, металлургические шлаки.

Площадь жилой части колебалась в пределах 35-65 кв.м и мгла вместить, таким образом. Не более 20-30 человек. Во всем поселке, следовательно, могло проживать от 1000 до 1800человек, а в ранних поселках, имевших всего один круг жилищ. – 500-700 человек.

Вряд ли они жили как шпроты в банке. Так что расчеты существенно завышены.

В центре некоторых городищ находилась площадь, имевшая округлую или овальную форму и диаметр 30-40 м. На поселениях Куйсак и Сарым-Саклы в центре фиксируются не исследованные раскопками остатки трех построек. Примечательно, что в Подонье на аналогичном поселении такие центральные постройки имели хозяйственное или бытовой назначение. Только одно их них трактуется как святилище. В Анатолии на сходном поселении Демирчиуйюк (а синташтинская архитектура восходит именно к анатолийской традиции) на площади были раскопаны чисто хозяйственные сооружения. На Аркаиме какие-либо постройки на центральной площади выявить не удалось, но скорее всего, здесь все же имелись легкие конструкции, которые сложно было зафиксировать.

Важное заявление о генезисе. Как, впрочем, и назначение построек тоже – наводит на мысль о специализации городищ именно на металлургическое производство. Кстати, продукция металлургов была весьма не дешевой – отсюда и необходимость защиты городищ, в центре которых мог находиться склад продукции, готовой к вывозу.

Имеющие место попытки наделить поселенческие синташтинские комплексы чем-то, им несвойственным, в общем-то, безосновательны. Любому исследователю этих памятников бросается в глаза удивительный рационализм и продуманность каждой детали

Особенность металлического комплекса синташтинской культуры, отличающей ее от культур эпохи поздней бронзы, является доминирование оружия и орудий труда, а не украшений.

А украшения могли вывозиться, например…

Самой распространенной категорией металлических изделий синташтинской культуры являются ножи, наиболее массовый тип которых – это ножи с перехватом, с намечающимся перекрестием и ромбической или приостренной пяткой черенка. Эти ножи распространены также в абашевской среде. Впоследствии на этой основе разрабатываются типы ножей эпохи поздней бронзы. Помимо них встречаются ножи ямно-катакомбных типов.

Наконечники копий достаточно стандартны. Они имеют длинное широкое перо и относительно короткую разомкнутую втулку. Синташтинские топоры имеют выступающую втулку и прямоугольный боек на обухе. Они относятся к типу массивновислообушных топоров.

К прочим типам бронзовых изделий относятся тесла, двухлопастные черешковые наконечники стрел, долота с разомкнутой втулкой, четырехгранные шилья и т.д.

Набор украшений сравнительно невелик: желобчатыебраслеты и височные кольца, подвески в 1,5 оборота, бронзовые и пастовые бусы.

Большая часть синташтинского металла выплавлена из мышьяковистых бронз. Ранее они понимались как сплав естественный, полученный в результате плавки мышьяксодержащей медной руды месторождения Таш-Казган. Однако исследования шлаков показали, что синташтинские металлурги не использовали таш-казганскую руду. Эксплуатировалось несколько различных рудников, одним из которых был рудник Воровская яма. Бронзу же получали благодаря добавкам в медную руду мышьяксодержащих минералов.

И это – с самого начала!.. Очевидна привнесенность готовых технологий извне.

В целом, синташтинская металлургия и металлообработка имеет закавказское происхождение. В первую очередь это касается типов оружия и традиции легирования на стадии плавки руды.

Однако Закавказье (думается, речь идет все-таки об анатолийском источнике) – не ближний свет. Отсюда – тысячи километров!..

Синташтинское хозяйство было скотоводческим. В результате изучения костных останков выявился следующий состав домашних животных: доминирует крупный и мелкий рогатый скот, а лошадь составляет 10%.Это, бузесловно, не отражает истинного состава стада, поскольку в нем процент лошадей был, конечно, выше, так как лошади использовались для езды и различных работ, а также в погребальном обряде. Это подтверждается данными дешифровки аэрофотоснимков, которые показали высокую долю загонов для лошадей по сравнению с загонами для других домашних животных.

Мнение о существовании земледелия у синташтинцев реальными археологическими фактами не подтверждается. Предпринятые Е.Н.Черныхом, а впоследствии и нами, промывки культурного слоя синташтинских городищ остатков зерен не выявили. Подобный результат для поселений земледельческих культур невозможен. Кроме того, оросительные системы, существование которых постулируется некоторыми исследователями, в действительности являются следами пойменной мерзлотной эрозии. Синташтинские же серпы служили, по-видимому, для заготовки корма скоту на зиму.

Большую роль в хозяйстве играла металлургия. Однако она еще не оформилась в ремесло и была лишь домашним промыслом, поскольку специализированные мастерские отсутствовали, а остатки металлургического производства обнаруживались в каждом жилище.

А почему бы такой «мастерской» не считать все городище в целом?!. На мой взгляд, специализация на металлургии здесь налицо.

Несмотря на столь архаичный характер организации производства, синташтинская бронза распространилась далеко на запад, но обращалась только в среде родственных племен. Существенной роли в экономике эти поставки не имели.

Спорный вывод. А на чем строится заключение о родственности племен?.. На сходстве предметов обихода всего лишь + близкие погребальные традиции. Тогда почему бы не считать всю территорию местом обитанияединой общности?..

По всей вероятности, ограниченность собственного производства продуктов питания компенсировалась изъятием скота у соседей, для чего синташтинцы осуществляли контроль над огромной территорией. В зону влияния синташтинской культуры попали Поволжье, Актюбинское Приуралье и Притоболье, где отсутствуют соответствующие поселенческие памятники, зато известны синташтинские могильники. Этим и объясняется фиксируемый повсюду контакт синташтинцев с полтавкинцами. Последующая ассимиляция полтавкинского населения приводит к разрушению сложившейся системы и формированию культур эпохи поздней бронзы.

Судя по всему, авторы ведут речь и набегах. Но на одних набегах не прокормишься. Так можно и с голоду подохнуть в случае неудачного набега (а неудачи неизбежны). Могильники же можно объяснить и широкой системой обмена и торговли, которые синташтинцы могли вести с соседями (недаром же их бронза широко распространена). Кто-то из купцов и сопровождающих конников мог и помереть на чужбине…

По вопросу происхождения синташтинской культуры имеется несколько точек зрения. К.Ф.Смирнов и Е.Е.Кузьмина, выделяя памятники новокумакского типа, сделали вывод о том, что создатели их – пришлое население. В качестве исходных компонентов были названы такие культуры, как абашевская, многоваликовой керамики, полтавкинская. Г.Б.Зданович иД.Г.Зданович предположили многокомпонентный характер формирования этой культуры, вобравшей в себя местные ботайско-терсексо-суртадинские и ямные традиции, вишневскую, ташковскую, полавкинскую и абашевскую культуры. Группа самарских археологов для однокультурных синташтинским потаповских памятников предложила происхождение на основе контакта абашевских и полтавкинских племен. Н.Б.Виноградов предложил ямную основу формирования синташтинской культуры.

В общем, кто во что горазд. И единственное о чем это говорит – так это об очень тесной близости этих культур, которые, возможно, вообще составляли единую культурную общность с небольшими местными вариациями.

Мы придерживаемся концепции о перднеазиатском происхождении синташтинской культуры, поскольку все основные ее черты не имеют аналогов в предшествующих культурных образованиях Восточной Европы и Зауралья, зато обнаруживают параллели в Передней Азии.

По сути, авторы ведут речь о широкомасштабной экспансии из Переднее Азии на огромные просторы центра Евразии. Любопытны в связи с этим размышления М.Дудаковой о традиции компактного проживания японцев – как пришлых завоевателей. Да и коневодство с вооружением также неплохо с этим согласуется.

Так, жилая и оборонительная архитектура, планировка синташтинских городищ идентины аналотийским и сиро-палестинским (Демирчи-У1юк, Роджем Хири). Это довольно древняя анатолийская традиция, уже в VI тыс. до н.э. проявившая себя в Хаджиляре.

Обряд освобождения костей умерших от мягких тканей нередко практиковался на Ближнем Востоке начиная с мезолита. Довольно распространено там было и погребение покойников скорченно на боку. Перекрытая деревом гробница с обложенными плахами стенками тоже является переднеазиатской традицией (Аладжа-Уйюк, Гедикли, Тиль-Баосиб, памятники майкопской культуры). Показательно, что эти гробницы сопровождаются жертвоприношениями крупного рогатого скота.

Синташтинские изделия обнаруживают некоторые параллели в СБВ Восточной Европы. Однако наиболее полные аналогии им можно обнаружить к югу от Кавказского хребта.

Типы синташтинского металла (топоры, наконечники копий, шилья, тесла, некоторые типы ножей, долота с кованой втулкой) соответствуют металлургическим стереотипам Циркумпонтийской металлургической провинции. Однако часть изделий (втульчатые копья с широким пером, двухлопастные черешковые наконечники стрел, топоры с бойками на обухе, ножи с перехватом и тонким приостренным черенком) имеет параллели только в Закавказье и Передней Азии. Технология металлургического производства синташтинской культуры тоже является привнесенной…

Временная позиция синташтинской культуры довольно спорна. Традиционно она датируется XVII-XVI вв. до н.э., автор относит е ко второй половине XVIII-XVIIвв. до н.э. (Григорьев). Эта датировка базируется на попытке совмещения европейской и ближневосточной линий синхронизации. При этом за основу взята так называемая средняя хронология истории Ближнего Востока. Использование «длинной» хронологии может скорректировать эту дату в сторону удревнения. Вероятно, это будет соответствовать радиоуглеродным калиброванным датам в пределах ХХ в. до н.э., полученным для синташтинских памятников в последние годы и датам комплексов СБВ II и перехода к ПБВ в Восточной Европе. Эти обстоятельства могу существенно сказаться на датировках все степных и лесостепных культур Евразии. Поэтому, допуская возможность для подобного удревнения, мы в этой книге придерживаемся более традиционных хронологических схем, поскольку они увязаны в единую систему.

По сути, автор ведет речь о периоде чуть ранее Древнехеттского царства…

Петровская культура

Памятники петровской культуры Северного Казахстана были описаны Г.Б.Здановичем. Кроме того, они были выявлены в Центральном Казахстане, в лесостепном Притоболье, в том числе на границах Тюменской области, в Южном Зауралье, в Актюбинском Приуралье. В Южном Зауралье памятники петровской культуры встречаются преимущественно по реке Тобол и ее левым притокам, на притоках Урала они малочисленны. Одним из них является курган 22 Большекараганского могильника. По притокам Тобола петровские слои обнаружены на ряде поселений: Синташта, Устье, Кулевчи III. Весьма вероятно, что петровскими являются укрепленные прямоугольные поселки Степное, Андреевское, Родники. Петровские материалы выявлены также и на поселениях Семиозерки II и Конезавод III, расположенных на правом берегу Тобола. Севернее, на территории лесостепного Притоболья, к петровской культуре относятся поселения Кипель и Камышное II, могильники Раскатиха и Верхняя Алабуга.

По всей вероятности, все петровские поселки были ограждены рвами и валами, имели форму, близкую к прямоугольной.

Дома на жилых площадках располагались довольно компактно. Их конструкции были четко зафиксированы на поселениях Устье, Кулевчи III, Конезавод III и Семиозерки II. Это обычно прямоугольные полуземлянки размером от 50 до 150 кв.м. Конструкции их столбовая. Иногда прослеживалась глиняная обмазка пола. В жилищах также были расчищены выложенные камнем очаги и металлургические печи. Петровские металлургические печи отличает то, что они являлись специализированными и вряд ли применялись для других хозяйственных нужд.

Как могильники, так и поселения петровской культуры обычно содержат значительное количество металлических изделий. Причем в отличие от синташтинских комплексов, где метал встречается почти исключительно в могильниках, поселения петровской культуры не менее «металлоносны», чем могильники.

Металл стал дешевле, или его стало больше производиться?..

Бронзовые изделия представлены типами, восходящими к синташтинской культуре. Это ножи с перехватом и намечающимся перекрестием. Черенок их может быть приострен, как у синташтинских, но часто имеет прямоугольное завершение. Распространены однолезвийные ножи, не характерные для синташты. Такие изделия как тесла, серпы, шилья, желобчатые браслеты, значительных изменений не претерпевают. Топоры относятся к разряду массивновислообушных. В этом они продолжают синташтинскую традицию. Хотя становятся несколько грубее и исчезает «боек» на обухе.

Важным отличием петровской металлообработки от синташтинской является то, что изделия выплавляются не из мышьяковистых, а из оловянистых бронз.

Стратиграфическая позиция петровских древностей определялась по-разному. Г.Б.Зданович склонен был рассматривать их в одном хронологическом пласте с синташтинскими. Сходной точки зрения придерживается и Е.Е.Кузьмина, именуя синташтинские памятники «петровскими». Мы полагаем, что петровские материалы являются более поздними по сравнению с синташтинскими.

В пользу этого свидетельствуют следующие факты. На поселении Устье синташтинский строительный горизонт был перекрыт петровским. Дешифровка аэрофотоснимков устойчиво фиксирует наложение городищ прямоугольных на круглоплановые.

По своим морфологическим и химическим характеристикам петровский металл соответствует металлургическим стереотипамII фазы ЕАМП [Евразийской металлургической провинции] и, следовательно, началу ПБВ. Технологии выплавки руды петровского времени являются переходными от технологии синташтинской к технологии ПБВ.

Етровской культуре уже не характерны привнесенные из Передней Азии синташтинские архитектурные традиции. Все это позволяет сделать вывод о более поздней позиции петровской культуры относительно синташты. Датировать ее можно не ранее времени проникновения сейминско-турбинских племен, то есть XVI в. до н.э. Это маркируется распространением оловянистых лигатур и присутствием сейминского копья в могильнике Бектениз.

В настоящее время одной из важных схем, обосновывающих генетическую связь культур, включаемых в андроновскую культурно-историческую общность (КИО), является разработанная типология металлических изделий. В соответствии с ней, подавляющее количество типов разрабатывалось и развивалось прежде всего на территории Урало-Иртышья. Схема эта предполагает имманентное развитие и не допускает внешних воздействий. К настоящему моменту она является базой для периодизации и хронологии андроновских древностей…

Таким образом сначала задается уже жесткая схема с однозначным взглядом, а факты уже подгоняются под нее.

На наш взгляд, формирование металлообработки андроновской КИО было обусловлено в первую очередь стереотипами предшествующего синташтинского производства, взаимодействием со срубной металлообработкой, сильным влиянием сейминско-урбинского производства, восточными импульсами и внутренним взаимодействием формирующихся производственных центров. Эти факторы создавали достаточно мозаичную картину, когда сосуществовали разные производственные стереотипы. Положение осложняется также и тем, что типы андроновского металла немногочисленны и достаточно просты. Это облегчает процесс построения вполне убедительных с точки зрения логики морфологической трансформации типологических рядов. Однако ни одно типологическое построение не является свободным от изначально заложенной в него культурологической модели.

Вот именно это и прослеживается в попытках строить хронологию на основании внешнего вида изделий – лепится все, что угодно, лишь бы укладывалось в заранее избранную схему.

Нам представляется… что исходный ареал формирования протофедоровских традиций следует искать в материалах памятников в районе Закавказья и Передней Азии, где в СБВ существовало большинство черт, определивших характер федоровской культуры. Основания для более точной локализации практически отсутствуют. Но думается, что наиболее перспективной является территория иранского Азербайджана, а исходившие отсюда миграции именно в восточном направлении выглядят вполне логично.

С другой стороны, синташтинские племена в ходе миграции из районов Юго-Восточной Анатолии и Сирии, проходя по периферии этой области, могли захватить с собой раннефедоровские группы, чем и объясняется присутствие соответствующих материалов в синташтинских комплексах.

Оказавшись в XVI в.до н.э. на территории Восточного Казахстана, федоровские племена продвигаются в западном направлении. Вероятно, здесь имели место как медленные инфильтрации, так и стремительные перемещения. Появление федоровских племен в Зауралье, а каких-то групп – и в Приуралье, связано с миграциями последнего типа. Часть федоровских племен проникает в Центральный Казахстан и, в меньшей степени, Северный Казахстан. Проникновение федоровцев в Западную Сибирь шло, вероятно, по Иртышу, где фиксируется их контакт с кротовским населением. Но не исключено, что сюда чуть позже продвинулись и отдельные североказахстанские группы…

Не исключено также, что часть западносибирского федоровского населения продолжает движение в западном направлении, оседая на уже освоенной федоровцами территории лесостепной части Южного Зауралья. В результате почти повсеместного проникновения на земли, занятые уже петровскими или раннеалакульскими племенами, формируется значительное количество памятников синкретического облика, что и позволило говорить об андроновской культурно-исторической общности.

Мы же полагаем, что термин этот, трактующийся разными исследователями по-разному, употреблять не следует, по крайней мере до тех пор, пока мы четко не выясним форм взаимодействия алакульских и федоровских популяций и их судеб на территории Урало-Иртышского междуречья.

Надо что-то придумывать более простое, чем массовые миграции туда-сюда-обратно… Может же влияние культур происходить в ходе банального торгового обмена, когда на новых территориях перенимают что-то, просто показавшееся им полезным и нужным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Enjoybook
Скляров Андрей Юрьевич

Андрей Скляров

Писатель, исследователь, путешественник.
Основатель и лидер проектов "Лаборатория альтернативной истории" и "Запретные темы истории". Подробная информация

Все работы

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: