Главная страница » Конспекты » Взгляд в прошлое » Древняя Америка: полет во времени и пространстве (Г.Ершова). Часть 4: Мезоамерика (окончание)

Сущность модели была достаточно проста. Пространство человека делилось на три главных уровня: пространство живых, пространство мертвых и переходное пространство. Определение расположения уровня мертвых по отношению к уровню живых не было постоянным.
Еще в глубокой древности майя полагали, что мир мертвых находится внизу, под землей, в глубине пещер или могильников, куда удавалось поместить тело покойника. И именно такие представления нашли самое широкое распространение в памятниках местных культур. Однако развитие человеческой мысли привело к тому, что местоположение страны мертвых стали определять по звездному небу — и именно тогда души покойников начали улетать на небеса. По большому счету, мезоамериканцы, как и другие древние народы, не разделяли них и верх по отношению к вневременному пространству потустороннего мира. Однако мир мертвых всегда оставался «пространством позади» человека, что подразумевало, с одной стороны, нижний мир, располагающийся за затылком покойника, а с другой стороны, Полюс мира как место-антипод по отношению к наблюдаемому Солнцу. Судя по иероглифическим текстам, к концу классического периода у майя сложилось достаточно оформленное представление о том, что вниз, в пещерную прародину, покойники отправляются сразу после смерти и там проходят очищение. Оттуда души выходят наверх в виде больших мух, называющихся, как и роман основоположника магического реализма Мигуля Анхеля Астуриаса, «Глаза погребенных».

Гармония Вселенной, построенная на взаимозависимости Млечного Пути и зодиакального пояса, выражала цикличность человеческой жизни. Считалось. Что, будучи очищенной и сокращенной до размеров эмбриона, душа возвращается для возрождения откуда-то сверху, из бездны Космоса. Ее изображали в виде «падающей звезды». Отсюда среди майя долго сохранялось поверье, что для того, чтобы забеременеть, женщина должна была подняться ночью на пирамиду и ждать появления «мистического отца». Эти данные, записанные в колониальные времена, конечно же, являются осколками некогда разработанного мифологического комплекса, когда звездный Млечный Путь (Небесная Рептилия или Кецалькоатль) почитался в качестве «Творца всего сущего» и потому мог посылать свою часть — звезду — для воспроизводства жизни.

С миром живых все было достаточно ясно: здесь вставало и светило солнце, существовало пространство, время, предметы, растения и животные, сам же человек рождался, жил в постоянных трудах и опасностях, заботился о природе, вступал в брак и имел детей.
В мире мертвых все было несколько иначе. Во-первых, он являлся антиподом мира живых — здесь всегда было темно, пространства и времени не существовало. Души мертвых людей и животных вели такую же жизнь, как и на земле, но с той существенной разницей, что не знали никаких забот и опасностей.
Однако наибольшие сложности представляло третье — разделяющее и соединяющее — пространство между мирами. Изображали его… весьма реалистически — как верхнюю толщу земли с расщелиной, куда падает душа умершего и откуда пробивается наружу росток новой жизни. Иногда его представляли в виде разинутой пасти — ягуара, рептилии или птицы.
Однако «пересечь» это пространство душа человека могла лишь отделившись от тела, которое навсегда застревало упрятанным где-то в толще переходного уровня или даже оставаясь на территории живых. Естественно. Что чаще всего подобное происходило при смерти тела. Но иногда душа могла отлучиться и во время сна или болезни. И уж совсем в особых случаях подобное могли проделать избранные — колдуны, жрецы и нагуали — с помощью специальных приемов и средств, например, используя психоделики. Как правило, для пересечения этого опасного пространства требовались специальные «связники». К «связникам» относились те представители фауны, образ жизни которых позволяет им менять «среду обитания», то есть самостоятельно перемещаться из живого пространства в мертвое. К ним относились насекомые, рептилии, особенно змеи, и некоторые птицы — одним словом, все те, кто может бывать на земле, под землей, в воздухе, кто может бодрствовать в ночи.
Важным элементом связи между мирами считалось мировое дерево. Его образ также менялся с течением времени. Сначала оно было «пещерным» — своими корнями дерево питалось девственными водами, выходившими из прародины предков; по ветвям и стволу души могли подниматься в мир живых. Позже стало считаться, что оно растет на земле, а уровни его кроны пересекают небесные пространства, доходя до богов верхнего мира.

Одним из первых шагов в построении модели мира стало определение семантики сторон света. Север у майя расценивался как место далекой прародины, откуда пришли прапредки. На языке майя север назывался хат-аап — «исчезающий позади». Именно с этим исчезающим позади местом и связывалось расположение «того мира», антипода реального, куда попадают души умерших и откуда они в очищенном виде появляются для возрождения. Юг считался направлением движения племени и именовался ma-ho, «большой вход». Восток, откуда появляется солнце, древние майя связывали с идеей жизни и возрождения, а запад, соответственно, примыкал к миру предков.

в целом, вполне ложится к гипотезу «Атлантиды» в районе Багамской банки…

Уникальны ли майя в своем видении мировой гармонии? Вообще-то нет. Дело в том, что одной из важнейших проблем ля всех древних астрономов было выявление и сочетание различных астрономических циклов для обнаружения постоянной величины, позволяющей отсчитывать временные отрезки. Удивительно иное: несмотря на разные периоды существования различных древних цивилизаций, системное осмысление астрономических наблюдений и появление первых календарей повсеместно приходится на V-III тысячелетия до н.э. Об этом свидетельствуют записи наблюдений у египтян, вавилонян, китайцев и майя. Так, например, по древнему византийскому календарю, которым даже пользовались на Руси с X века по начало XVIII века, сотворение мира датировалось 5508 годом до н.э. Древние евреи относили это событие к 3761 году до н.э. Начальная дата астрономии майя приходится на 3114 год до н.э. В Древнем Китае начало календарного отсчета времени приходится на 2637 год до н.э. В Древней Индии уже к III тысячелетию до н.э. был разработан календарь, обеспечивающий хозяйственную деятельность населения долин Инда и Пятиречья.

откуда данные по Китаю?..

Наиболее отчетливо следы… архаического солнечного календаря мы встречаем в Древней Индии, где выделяется лишь день начала года — в весеннее равноденствие. Точка восхода ориентировалась отнюдь не по поясу Зодиака, а по созвездию Ориона, расположенному точно на Млечном Пути, между Тельцом и Близнецами. Помимо прочего, привязка весеннего равноденствия к созвездию Ориона позволяет нам «удревнить» индийский календарь вплоть до середины V тысячелетия до н.э.

Самые яркие звезды — Пояс Ориона в это время находятся аж на 30 градусов южнее точки востока (т.е. точки восхода солнца). Так как она могла «ориентироваться» по Ориону (лишь его самый край находится вблизи точки восхода)?..

На американском континенте такими умниками стали мезоамериканцы — именно поэтому «начальная» дата календаря майя, приходящаяся на 3114 год до н.э., и отмечает окончание периода пересечения Млечным Путем эклиптики в день весеннего равноденствия. Следует добавить, что для земного наблюдателя Млечный Путь в дни равноденствий и солнцестояний (в разные часы) в эти времена располагался по линии восток-запад.

по данному параметру можно запросто «махнуть» на несколько столетий в любую сторону, — визуально никакой разницы заметить невозможно (особенно во время рассвета, когда Млечного Пути толком даже и не видно). Так что данная привязка абсолютно надумана автором, как и для Древней Индии…

Модель мира — это гармония жизненного цикла человека в пространстве и времени. Майя воспроизвели эту модель в своем видении Зодиака, пересекаемого Млечным Путем. В качестве астрономического объекта майя называли Млечный Путь тамкас — середина сферы». Однако слово тамкас в языке майя имеет несколько значений, которые можно объединить в блоки понятий:
1) середина (глубина) сферы
2) раздваивание, деление
3) семяизвержение и менструация (мужская и женская жидкости)
4) роды и детородный орган
5) чистота, девственность
6) змея (вытянувшаяся и с пятнами)
7) темная сила, порождающая безумие, и болезни, вызывающие паралич.
Более поздние мексиканские мифы несколько преобразовали эти скрытые сакральные значения, сохранив их в виде более понятных образов. У науа Млечный Путь считался дорогой через небо, которому покровительствовали два божества: мужское Citallatonac — «Сияние Звезд» и женское Citalinicue — «Звездная юбка». Млечный путь — престол «Звездной юбки» — был источником всеобщей мудрости.
С другой стороны, Млечный Путь сам считался телом Великой Матери — Прародительницы, из темного чрева которой появились Солнце, Луна и звезды.
Кецалькоатль, по определению астеков, — это тот, кто сделал людей, одновременно Господин и Госпожа дуальности (т.е. одна из ипостасей Творца). А Млечный Путь — дорога, по которой передвигались Тескатилпока и Кецалькоатль, будучи богами звезд.
Книга истории народа майя-киче «Пополь-Вух» также интерпретирует божество Кукумац («Змея, покрытая зелеными перьями» — майяский вариант Кецалькоатля) в качестве двуединого образа Творца: Созидательница и Творец, Тепеу и Кукумац, Великая Мать и Великий Отец. Кукумац — двуединый бог, Великая Мать и Великий Отец, подчиняющийся «слову» триединого одноногого божества по имени Хуракан — «Сердце Небес» и отождествляемый с Млечным Путем. Кукумац предстает в «Пополь-Вух» как творец всего сущего, когда «все было в состоянии неизвестности, все холодное, все в молчании; все бездвижное, тихое; и пространство неба было пусто».
Поэтому неудивительно, что Млечный Путь, в каком бы мифологическом образе его ни представляли, считался Творцом всего сущего. Именно это значение Млечного Пути подтверждает и звездная карта майя в качестве модели мира. Млечный Путь, олицетворявший путь уперших от смерти к возрождению, делил зодиакальный пояс на две неравные половины: живое и мертвое пространства.
Следует заметить, что остается еще один загадочный вопрос: если все так ясно, то почему в древней иконографии мы видим как бы два противоборствующих образа? Уже у ольмеков Творец всего сущего появляется то в виде Пернатого Змея, то в виде Ягуара. Складывается впечатление, что в те далекие времена шла яростная борьба между сторонниками двух религиозных направлений. Отблески этой идеологической войны мы встречаем у майя, вплоть до совсем поздних времен.
Так, например, ольмекские мудрецы явно были сторонниками ягуарьего направления (видимо, принадлежа роду Ягуара) и постоянно подчеркивали свою принадлежность к нему. На памятниках «промежуточной» между ольмеками и майя культуры Исапы Млечный Путь изображался порой странным гибридом, сочетающим в себе черты Ягуара и Каймана. А южная майяская жреческая школа Копана была явной сторонницей рептильной тематики, в то время как горная Гватемала отдавала предпочтение Ягуару.

не надо пытаться так сильно упрощать целый плат мировоззрения (причем разных племен), тогда и не будет таких «непоняток»…

Животных зодиакального пояса майя удалось реконструировать по разным источникам. Однако впервые эта информация была обнаружена на последних страницах Парижской рукописи. Любопытно, что эти последние страницы Парижской рукописи написаны отличным от обычного для письма майя способом — зеркально, справа налево. Возможно, это была попытка жрецов простейшим способом закодировать самый мистический и сакральный раздел рукописей.
…13 созвездий зодиакального круга. Из которых некоторые были полностью стерты, а некоторые опознавались с трудом. Кнорозову, первым прочитавшему тексты рукописей, стертый фрагмент не давал покоя на протяжении 30 лет. Он надеялся убедить владельцев рукописи, французов, попытаться просмотреть эти страницы во всяких специальных лучах, как это делают криминалисты. Однако все было безуспешно. И тут судьба в виде археолога Майкла Ко послала нам подарок — альбом с изображениями текстов на керамике майя, где был опубликован так называемый «шестидесятый сосуд». Чтение текста на этом сосуде заняло около 15 лет (!), но вознаградило все затраченные на него усилия — Зодиак древних майя был восстановлен!

если учесть, что три «изображения» в Парижском кодексе были «стерты», а два — лишь в виде кратких фрагментов (от гремучей змеи — погремушка; от ягуара — лапы и пятна), т.е. неизвестно на самом деле сколько их вообще было, а «восстановление» производилось вообще по отрывочным изображениям на других артефактах, то реконструкцию надо воспринимать осторожно (лишь как возможный, но не доказанный вариант).

Слева от Летучей Мыши (Змееносец, центр Галактики) по часовой стрелке располагались созвездия: Кабан (Стрелец), Олень (Козерог), Обезьяна (Водолей), Собака/Ягуариха с близнецами (Рыбы), Белка (Овен). Все эти животные — млекопитающие и относятся к «жизненной» сфере деятельности человека.
По другую сторону Млечного Пути — справа и против часовой стрелки от Летучей Мыши — расположены созвездия так называемых «связников» между мирами — птиц, рептилий и насекомых: Лягушка (Скорпион) Попугай (Весы), Удав — Пернатый Змей (Дева); Сова (Лев), Скорпион (Рак), Черепаха (Близнецы) и Гремучая Змея (Телец).

само вполне четкое соотнесение созвездий Зодиака майя с известными нам созвездиями косвенно подтверждает сомнительность гипотезы о 13 созвездиях…

В зодиакальном круге Млечный Путь — Небесная Рептилия — своим «хвостом» (рукав Персея) накладывается на стык созвездий Близнецов и Тельца, выходя на вклинивающееся в зодиакальный пояс созвездие Ориона. «Голова Рептилии» ложится на Стрельца, Змееносца и частично Скорпиона. Его часть в созвездии Летучей Мыши (Змееносца) — это раскрытая пасть, созданная контурами галактических облаков. Как уже упоминалось, у многих народов — как и у древних майя — эти темные пятна символизировали тайный вход во Вселенную.

Центр Галактики — «тайный вход во Вселенную»!.. Что-то есть в этой ассоциации…

Разделение Зодиака на две половины отнюдь не было случайным: мир «связников» оказался на половине Малой Медведицы — северного Полюса мира, олицетворявшего собой «оставшийся позади» мир мертвых, и справа от созвездия Летучей Мыши. У майя и других народов Центральной Америки север расценивался как некие «поля блаженные» — место прапредков. Как уже упоминалось, на языке майя север назывался «исчезающим позади». Любопытно, что так называлось и созвездие Малой Медведицы, маркировавшее северный Полюс мира на рубеже нашей эра, когда точка полюса была ближе к b Малой Медведицы, а в классические времена (конец I тыс.) название «исчезающий позади» стало относиться лишь к a Малой Медведицы — Полярной звезде. Кроме того, у майя название chimal-ek — «созвездие-щит» — применялось для обозначения и Малой и Большой Медведиц, поскольку основным признаком этих созвездий является их указание на Полюс мира. Около 4000 лет до н.э. именно Большая Медведица ближе всего находилась к Полюсу мира. Следует заметить, что принципиальной разницы в различении Большой и Малой Медведиц, судя по совпадению наименований, у майя не было, так как важным было лишь указание на север, тем более что большая Медведица из-за большей яркости звезд всегда считалась куда более надежным ориентиром, нежели достаточно тусклая Малая Медведица, которую в южных широтах, вблизи линии горизонта разглядеть бывает достаточно сложно. Обе Медведицы состоят из семи звезд, что и послужило, по всей видимости, поводом для появления мифов о «Семи Пещерах», «Семи Оставленных Домах».

Малая Медведица, как указатель Полюса мира, изображалась в виде перевернутого сосуда, из которого льется вода. Естественно, что «перевернутый сосуд» располагался на «мертвой» половине зодиакального круга, со стороны «связников» между мирами.
«Девственная вода» для Древней Америки имела исключительно важное и сакральное значение. Во-первых, она употреблялась в различных обрядах, и в частности при обряде крещение, сохранявшемся даже в период присутствия испанцев на Юкатане. Если же обратиться к мифологии, то происхождение девственной воды следует искать в майяских мифах о сотворении мира, когда после пустоты, в которой звучит «слово» бога, вода уходит под землю, тем самым обнажая ее, — это и есть создание материального мира. «Пусть воды отступят и образуют пустоту, пусть появится Земля и будет прочной… Подобно туману, подобно облаку и подобно облаку пыли была земля при своем сотворении, в начале своей телесности. Затем горы появились из воды; большие горы выросли мгновенно». Таким образом, для древних мезоамериканцев вода — это первозданная сущность, из которой возникает материя и все сущее.

интересно, а насколько достоверно установлено наличие суши на Земле до выхода на нее жизни?.. Ведь жизнь насчитывает миллиарды лет, но выходит на сушу почему-то лишь 300-400 миллионов лет назад…

Совершенно очевидно, что понятие первозданной воды связывалось с местом творцов-прапредков, и потому, помимо мифологической интерпретации, появляется понятие связи воды с прародиной, ориентированной на Полюс мира, на соответствующее созвездие. Отсюда и возникает образ созвездия: вода, льющаяся из перевернутого сосуда. А этот сосуд держит в руках старуха с ягуарьими лапами — древняя прародительница людей, почитавшаяся как богиня. Для проведения таких обрядов, как крещение, инициация, свадьба, девственную воду собирали особым образом, не прикасаясь к ней руками, в естественных углублениях камней или деревьев в труднодоступной сельве или же в глубине пещер. Так на материальном уровне происходило прикосновение к Космосу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Скляров Андрей Юрьевич

Андрей Скляров

Писатель, исследователь, путешественник.
Основатель и лидер проектов "Лаборатория альтернативной истории" и "Запретные темы истории". Подробная информация

Все работы

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: