Главная страница » Статьи » Информация с мест » Камни Ики – послание невозможной цивилизации

Аннотация:

Книга «Тайны камней Ики» посвящена описанию одного из самых парадоксальных исторических феноменов, свидетельствующих о том, насколько наши сегодняшние представления о древнейшей истории человечества могут быть ограничены и схематичны.

Латиноамериканский исследователь доктор Хавьер Кабрера из небольшого перуанского города Ика собрал в 60-70 годы прошлого века огромную коллекцию необычных древних артефактов. Это были гранитные камни с выгравированными на них изображениями. Сцены, представленные на этих камнях, раскрывали жизнь неизвестной и, если можно так выразиться, невозможной цивилизации. Это оказалась своего рода «энциклопедия» далекого прошлого человечества, датировать которую сегодня даже не представляется возможным. Сюжеты, изображенные на камнях Ики, абсолютно противоречат не только современным концепциям развития древних индейских цивилизаций Южной Америки, но и вступают в конфликт со всем комплексом представлений об эволюции человечества.

Изображения древних животных, вымерших более 300 млн. лет назад. Люди, охотящиеся на динозавров или использующие древних рептилий в качестве домашних животных. Летательные аппараты совершенно непонятного внешнего облика. Карты неизвестных континентов и карты звездного неба. Древние хирурги, которые при помощи простейших инструментов осуществляют операции по пересадке различных внутренних органов, в том числе сердца и головного мозга.

Автор книги – кандидат исторических наук и многие годы занимается изучением проблем древнейшей истории человечества. Книга написана по материалам, собранным автором во время экспедиции в Перу в 2004 и 2007 годах. Около 200 авторских фотографий, большинство из которых ранее не публиковались.

От автора

При изучении истории в школе или в институте складывается впечатление, что прошлое человечества хорошо изучено и наши представления о жизни древних людей в разных частях света не представляют особой загадки. Во всяком случае, для специалистов-историков. Уверенное поступательное развитие человеческой цивилизации на протяжении последних десяти тысяч лет наглядно демонстрируется в сотнях тысяч популярных книг и учебников. В результате в массовом сознании формируется достаточно простая по своему характеру схема эволюции человеческого общества от простого к сложному. Освоение огня и появление орудий труда, зарождение производящего хозяйства, изобретение колеса и календаря, рабовладельческий строй и эпоха великих географических открытий, промышленная революция и развитие капиталистической экономики. Вот уже и атомная бомба, и в космос полетели.

Правда, если озадачить себя простыми вопросами применительно к такой общей концепции развития человечества, сразу возникает парадоксальная ситуация: чем проще вопрос, тем труднее обнаружить попытки его решения в научной литературе. Согласно нынешним представлениям, человеческий вид существует уже несколько миллионов лет. Каждое десятилетие новые открытия антропологов постепенно удревняют этот возраст. Человек разумный, как считают ученые, появился примерно сто тысяч лет назад и только шесть – семь тысяч лет как человек вступил в эпоху цивилизации. Казалось бы простой вопрос, сразу приходящий на ум: а почему миллионы лет человек существовал в полу-животном состоянии и почему десятки тысячелетий он жил, не будучи способным сформировать основы цивилизованного общества? А потом вдруг в разных частях планеты появляются первые цивилизации. И почему эти первые цивилизации возникают уже в «готовом виде»: с развитым производящим хозяйством и многочисленными видами домашних растений, с точным календарем и сформированной системой письма и т.д.?

На самом деле такие вопросы являются простыми только в плане их постановки. Ребенок тоже часто задает такое «почему», на которое взрослый человек даже не представляет, как ответить. С другой стороны, чаще всего, это самое простое «почему?» является наиболее глобальным и трудным вопросом. Действительно, ведь основную цель человеческого познания можно было бы сформулировать вопросом «Кто мы? Откуда мы? Куда мы идем?». И кто с уверенностью может сказать, что ответ на этот вопрос когда-либо будет найден? Но именно поискам этого ответа, в конечном счете, и посвящена деятельность историка.

Наши знания о прошлом человечества могут существовать только в виде определенной схемы, описывающей возникновение, основные этапы и закономерности развития человеческого общества. Естественно, что по мере накопления исторических данных, одна схема сменяется другой, более полноценно объясняющей существующие факты. А также, что очень важно, более адекватно отвечающей социальным и политическим запросам общества, в рамках которого такая мировоззренческая схема функционирует.

Но при этом всегда следует помнить, что текущие представления о человеческой истории являются лишь возможной версией, оформленной в определенную схему на основе ряда концепций и теорий. Более того, история, как и любая другая наука, оперирует ограниченным набором фактов. Ни один исследователь при построении какой-либо теории не в состоянии учесть весь набор фактических данных, имеющихся в изучаемой им области науки. Это чисто физическое ограничение, которое нельзя преодолеть даже в наш век глобальных коммуникаций. Это ограничение обуславливает «врожденный порок» любой научной концепции или теории, которая всегда будет строиться на определенном ограниченном наборе фактов. И более того, такой набор фактов будет являться субъективной выборкой, осуществленной в силу возможностей и на основе научной добросовестности конкретного исследователя. Поэтому всегда следует помнить, что история, как и наука вообще, отнюдь не «истина в последней инстанции», а набор умозрительных представлений, поддерживаемых определенным кругом людей. Т.е. история носит конвенционный характер. И это еще один «врожденный порок», обуславливающий основные недостатки современного способа познания.

Полагаю, что любой исследователь согласится с очевидным общенаучным методологическим принципом: «если имеющиеся факты не укладываются в существующую теорию, такая теория должна быть пересмотрена или отвергнута». Но на деле, к сожалению, этому принципу мало кто следует. В большинстве случаев самым распространенным способом оказывается принцип, обратный обозначенному: если факты не укладываются в общепринятую теорию, они отвергаются. Т.е. на них не обращают внимания или их дискредитируют, объявляя такие факты недостоверными. В истории это имеет место сплошь и рядом, будь то новейшая история (где на первом месте стоят политические интересы) или история древняя.

Читатель, интересующийся древнейшей историей человечества, полагаю, так или иначе сталкивался с набором фактов, которые никоим образом не укладываются в общепринятую сегодня концепцию древнейшего прошлого человеческой цивилизации. В последние годы появилось большое количество публикаций, посвященных этой проблематике. Факты эти многочисленны, но при этом, довольно разрозненны. Многие археологические находки имеют единичный характер. Естественно, что и замалчивать уникальные факты проще. Но при этом имеется целый ряд свидетельств древнейшего прошлого человечества, которые носят комплексный характер, и не обращать на них внимания достаточно сложно.

К такой категории свидетельств относится коллекция гравированных камней из перуанского города Ики, собранная в 60-70 годы прошлого века доктором Хавьером Кабрерой. Действительно, сцены, изображающие охоту человека на динозавров, никоим образом не вписываются в современные представления об эволюции жизни на Земле. Наука просто не может принять к рассмотрению предположение о самой возможности сосуществования человека и динозавра. Или допустить, что в глубокой древности существовала иная развитая цивилизация, способная строить, к примеру, летательные аппараты тяжелее воздуха. Все это может относиться лишь к жанру «фэнтази» и не может быть предметом исследования «серьезной науки». А если и существуют какие-либо альтернативные факты, то удобнее не замечать их существования, либо сразу отнести к категории фальсификаций. В коллекции, собранной доктором Кабрерой на тысячах (а не на единицах) камней изображены сцены, подрывающие самые основы современной эволюционной парадигмы. И благодаря активной деятельности Хавьера Кабреры его коллекция смогла наделать достаточно шума в середине 70-х годов. Однако камни его коллекции были официально объявлены подделкой, шум быстро утих и сенсацию «задавили». Основы исторической науки потрясены не были.

Впервые о камнях Ики я узнал более тридцати лет назад, прочитав подборку статей в журнале «Наука и жизнь». В восприятии десятилетнего школьника это была одна из самых захватывающих загадок древней человеческой истории. Но дело в том, что в те годы книг даже по официальной истории древней Америки на русском языке было «раз – два, и обчелся». Что уж говорить о парадоксальных материалах. Тем не менее, такие редкие обрывки информации, проскальзывавшие в популярной советской прессе, определили характер будущих интересов автора.

Занимаясь на протяжении последних десяти лет загадками древнейшей истории человечества, я попытался собрать доступную информацию о гравированных камнях Ики. Оказалось, что даже в Интернете, не говоря уже об опубликованных в печати работах, сведений по этому вопросу крайне мало. Более того, половина найденных материалов оперировала данными середины 70-х годов, т.е. теми, которые были обнародованы в период «шумихи» вокруг этого открытия. В 2003 году я познакомился через Интернет с американским исследователем загадок древней истории Деннисом Свифтом. Он неоднократно бывал в Перу и был лично знаком с доктором Хавьером Кабрерой. Деннис и организовал наше первое посещение музея камней Ики, который после смерти Кабреры был закрыт для широкого доступа публики. Весной 2004 года, согласовав дату и маршрут, мы встретились в Лиме и отправились вдоль побережья в центр Перу. В Ике мы провели два дня. Обстоятельства не позволили нам тщательно ознакомиться с коллекцией доктора Кабреры. Впрочем, даже для поверхностного изучения музейного собрания, содержащего более десяти тысяч экспонатов, и двух месяцев было бы недостаточно. Тем не менее, нам удалось сделать более тысячи фотографий гравированных камней. В 2007 году я в составе группы отечественных исследователей второй раз посетил Перу и музей Кабреры в том числе. Нами был отснят видео материал для документального фильма «Тайны камней Ики», который вышел в свет в конце того же года. Конечно, все это нельзя назвать настоящими научными исследованиями, я на это и не претендую. Однако объем информации о камнях Ики, доступный в литературе и в Интернете, настолько ограничен, что составить по ним полноценное представление об этом культурно-историческом феномене крайне затруднительно.

Заранее хочу подчеркнуть, что в этой книге читатель не найдет красивых выверенных гипотез и обоснованных предположений. Сам материал настолько непривычен для нашего современного мировосприятия, что ставить задачу его научного осмысления пока слишком рано. И прежде всего потому, что данный материал попросту противоречит устоявшейся за последние двести лет научной парадигме. Он противоречит современной концепции эволюции жизни на Земле, вступает в конфликт со всем комплексом гуманитарных наук и может вызвать искреннее недоумение у специалистов различных отраслей знания.

Поэтому при написании данной книги я преследовал три основных цели. Во-первых, предоставить на суд читателя максимально возможное количество иллюстративного материала. К сожалению, большинство книг и публикаций, посвященных данной проблематике, страдают недостаточным количеством сопровождающих фотографий. А как гласит народная мудрость, «лучше один раз увидеть…». Во-вторых, используя всю доступную мне аргументацию, наглядно показать, что феномен камней Ики не может быть фальшивкой, «состряпанной» полуграмотными перуанскими крестьянами на продажу туристам. Как не может это быть и мистификацией, сделанной ради сенсации или для того, чтобы ввести в заблуждение «доверчивое» человечество. Камни Ики являются археологическим фактом, и именно с этой точки зрения необходимо рассматривать данный феномен. Сразу хочу оговориться, что позиция автора книги является предвзятой. Я убежден в глубокой древности камней Ики и моя главная задача – довести это убеждение до читателя. И, наконец, третья цель – на доступном материале очертить в первом приближении тот круг загадок и парадоксальных вопросов, которые возникают даже при предварительном знакомстве с комплексом камней Ики.

Город Ика расположен в прибрежной части Перу в 325 км к югу от Лимы (рис. 1). Ика является столицей одноименного департамента, включающего в себя четыре провинции: Ика, Наска, Писко и Пальпа (или Чинча). Департамент Ика является единой областью, как в природно-географическом, так и в культурно-историческом плане. С точки зрения современной археологии, это также единая культурная область, обозначаемая как зона Центрального побережья Перу, объединенная преемственной последовательностью близких друг другу археологических культур.

Сам город Ика был заложен в 1563 году. Основателем его был конкистадор, выходец из знатного испанского рода дон Херонимо Люис де Кабрера и Толедо. Он назвал новое поселение «Вилья де Вальверде» («Поселок зеленой долины»), поскольку оно было расположено в плодородной и богатой растительностью речной долине. С самого своего появления в этой местности, испанцы начали выращивать здесь виноград, завезенный с Канарских островов. И сегодня главной отраслью местной экономики является виноградарство и виноделие. Виноградный ликер «писко» известен во всей Латинской Америке. Назван он был так по имени порта Писко, через который он и экспортируется вплоть до сегодняшнего дня.

В настоящее время население города Ика насчитывает примерно 270 тысяч человек. Помимо винодельческой промышленности и некоторых других отраслей сельского хозяйства, одной из главных статей дохода является туризм, поскольку Ика, как и другие центры прибрежных провинций Перу, расположен на Панамериканском шоссе.

Сегодня местность департамента Ика является прибрежной пустыней в несколько километров шириной, ограниченной с востока первыми, еще невысокими, отрогами Анд. Климат здесь чрезвычайно сухой, что, кстати, обусловило наличие уникальных почвенных условий, способствовавших прекрасной консервации археологических остатков в древних погребальных комплексах. Современное сельское хозяйство существует благодаря неустанной заботе местных фермеров о культивируемых землях. Хотя территория в департаменте Ика стала выжженной пустыней лишь совсем недавно – буквально в ХХ веке. До этого времени к югу от г.Ика примерно на 60 км простирались леса дерева уаранго. Это растение, родственное акации имело твердый ствол и покрытые шипами ветви. В колониальные времена этот лесной массив снабжал древесиной даже другие провинции Перу. В XIX в. его древесина использовалась для изготовления шпал на участке железной дороги Ика-Писко, в качестве топлива для паровозов, а также в угольной промышленности и на виноградниках. Это и привело к исчезновению лесов. Но в далеком прошлом здесь, по-видимому, также были обширные леса, поскольку количество прекрасно сохранившихся деревянных изделий, извлеченных из погребений древних индейских культур, насчитывает сотни тысяч.

Совсем недавно группа британских археологов под руководством Д. Бересфорда-Джонса из Кембриджского университета выдвинули гипотезу, что культура наска, процветавшая здесь в середине I-го тыс.н.э. погубила сама себя в результате массового вырубания рощ уаранго. На основе анализа образцов пыльцы, найденных в древних погребениях, ученые сделали вывод, что в последние века существования культуры наска в этом районе совсем не осталось зарослей уаранго. Все они были вырублены для расчистки земли под плантации кукурузы и хлопка. Это привело к резкому обезвоживанию земель и, как следствие, к закату культуры наска. Даже если эта гипотеза верна, исторические данные более позднего времени свидетельствуют, что лесные массивы уаранго в дальнейшем восстановились естественным путем.

Археологическое наследие этого региона настолько обильно и разнообразно, что еще сто лет назад один из основателей перуанской археологии Макс Уле назвал этот район «раем для археологов». Кстати, данный фактор, на мой взгляд, сыграл свою, пусть и не определяющую, роль во всей истории с камнями Ики.

Доктор Хавьер Кабрера Даркеа (фото 1) родился в г.Ика в 1924 году. Вся его жизнь прошла в его родном городе. И умер он здесь же в декабре 2001 года, скончавшись после продолжительной болезни от раковой опухоли. Хавьер Кабрера являлся прямым потомком основателя г.Ики и был одним из почетных граждан города. Семья его из поколения в поколения проживала в центре города. И сейчас здесь на главной площади Пласа дель Армас расположен особняк семьи Кабрера, в котором собственно и находится собрание камней Ики (фото 2).

Личность исследователя всегда играет определяющую роль в формировании его научного мировоззрения и соответствующим образом сказывается на характере его работ. Поэтому я считаю необходимо упомянуть вкратце о судьбе доктора Кабреры. После окончания средней школы в родном городе Хавьер Кабрера поступил в Национальный Университет Сан Маркос в Лиме, где он специализировался на кафедре хирургии. Получив при окончании степень профессора, Кабрера проработал четыре года в государственной клинике, после чего вернулся в Ику. Здесь в 1961 году он стал одним из основателей Национального Университета Ики, в котором возглавил кафедру хирургии. Увлекшись собиранием гравированных камней, он впоследствии вынужден был оставить кафедру. Тем не менее, доктор Кабрера длительное время, пока позволяли силы и здоровье, вел частную медицинскую практику. По словам тех, кто был с ним знаком, Хавьер Кабрера был очень увлеченным и даже эксцентричным человеком. Но именно такие люди обычно становятся настоящими первооткрывателями и выдающимися исследователями. Начиная с 1966 года, Кабрера увлекся коллекционированием камней с гравированными рисунками и посвятил им оставшиеся сорок лет своей жизни. Он был всецело поглощен собиранием и исследованием камней, потратил на это все имевшиеся у него свободные средства и, несмотря на полное неприятие со стороны официальной науки, продолжал свое дело на протяжении десятилетий. Неудивительно поэтому, что большинство людей, знавших Хавьера Кабреру, в том числе, и его друзья, считали его чудаком или даже сумасшедшим. При этом в прессе в период активной кампании, развернутой против признания подлинности коллекции Кабреры, его чуть ли не напрямую обвиняли в фальсификации или, как минимум, в легковерности и наивности. Но здесь следует отметить следующий факт: несмотря на всю предысторию, муниципальные власти в 1988 году наградили доктора Кабреру почетным титулом «Любимый сын города Ики». А в октябре 2001 года, за два месяца до смерти, Кабрера был награжден золотой медалью и еще одним титулом «Выдающийся сын города».

История коллекции камней Ики доктора Кабреры началась в 1966 году, когда его друг детства и постоянный пациент Феликс Льоса Ромеро подарил ему небольшой камень овальной формы с выгравированным на нем изображением странной рыбы. Поначалу Кабрера не придал ему особого значения и использовал камень в качестве папье-маше для бумаг на своем рабочем столе. Чуть позже, обратив на странности изображенной на камне рыбы, Кабрера выяснил, что рисунок больше всего напоминает древнюю кистеперую рыбу. Целакант к этому времени уже был известен науке и его изображения были доступны в популярной литературе. Доктор Кабрера заинтересовался камнем и спросил о его происхождении своего друга Феликса. Тот ответил ему, что камень он получил от своего брата, который собрал уже целую коллекцию подобных изделий. Феликс поведал также, что камни со странными гравированными изображениями на протяжении многих лет находят местные крестьяне на своих полях, либо их добывают грабители могил в древних индейских погребениях. Доктор Кабрера, как сам он писал позже, вспомнил, что за тринадцать лет до этого уже видел подобный камень. Его нашли рабочие отца при вспашке поля. На камне была изображена странная птица, а рабочие сказали, что он был сделан инками. Впрочем, малограмотные крестьяне в середине прошлого века и не могли знать об индейских древностях ничего кроме того, что они принадлежали инкам. Собственно говоря, в американской археологии только в конце 60-х годов была сформирована общая хронология и периодизация археологических культур Перу. Сам же доктор Кабрера вплоть до 1966 года вообще не интересовался археологией. Ознакомление с коллекцией брата Ромеро и подвигло Кабреру к изучению камней.

Правда, спустя двадцать лет, в частной беседе с одним из исследователей Кабрера утверждал, что еще его отец в начале 30-х годов находил множество гравированных камней в древних погребениях. Такая противоречивость сведений объясняется, в первую очередь, особенностями характера Хавьера Кабреры. Надо заметить, что ему была свойственна определенная таинственность. Более того, он признавался, что современное человечество, по его мнению, еще не готово к принятию послания, зашифрованного иной цивилизацией в изображениях на камнях Ики. Впрочем, подобные детали не имеют особого значения для проблематики данной книги.

Хотя подробности формирования собрания доктора Кабреры мне не известны, основные события активно происходили в конце 60-х годов. Будучи человеком с академическим образованием, Хавьер Кабрера после ознакомления с коллекцией Ромеро отправился в Региональный музей Ики и попросил показать ему коллекцию камней из музея. Дело в том, что именно в этом музее камни Ики были впервые выставлены официально. В музей же они попали из частной коллекции братьев Сольди, но эта экспозиция просуществовала здесь всего несколько лет. В 1970 году после визита специалистов-искусствоведов из Лимы она была упрятана в запасники. В настоящее время в музее в рамках так называемой «коллекции Колка» имеется 121 гравированный камень. Все они упрятаны в подвалы, и доступ к ним категорически запрещен. Американский исследователь камней Ики Деннис Свифт на протяжении последних лет неоднократно пытался ознакомиться с этой коллекцией. Но в музее ему категорически отказывали. Наконец, в 2002 году он добился разрешения от Департамента культуры провинции Ика. Коллекцию он увидел, сумел пересчитать количество камней в ней и провести их поверхностное изучение. Ему разрешили сделать всего три фотоснимка. Ознакомившись с данной коллекцией, Деннис сделал вывод, что камни в музее Ики по всем своим параметрам аналогичны тем, что были собраны доктором Кабрерой.

Сам Хавьер Кабрера еще в конце 60-х годов предпринял попытку заинтересовать музей изучением камней, но директор сказал ему, что, по словам его друга, камни делают сами грабители могил, поэтому они не представляют исторического интереса. Все это очень показательно. Первоначально камни были выставлены в музее как подлинные артефакты, найденные в погребениях древних культур, а чуть позже, после возникновения повышенного к ним интереса, объявлены подделкой и упрятаны. Впрочем, в истории с камнями Ики подобных случаев достаточно.

Первыми крупными собирателями камней в г.Ика были братья Карлос и Пабло Сольди. В середине 50-х годов прошлого века они приобрели обширную территорию в районе Окукахе под виноградные плантации, поскольку занимались виноделием. На приобретенных землях оказалось огромное количество древних могильников. Поэтому, начиная с 1955 года, рабочие, обслуживающие эти поля, каждый год приносили хозяевам виноградников извлеченные при вспашке земли различные древние артефакты из вскрытых погребений. Братья Сольди имели крупную домашнюю коллекцию перуанских древностей, среди которых были и гравированные камни. Они были первыми, кто осознал огромную научную ценность этих древних камней. Поэтому братья Сольди начали активно скупать их у грабителей могил, которых в Перу называют «уакерос» (подробнее о них будет рассказано ниже). Гравированным камням уакерос не придавали особенного значения. Ведь это были просто камни с рисунками, а не ювелирные изделия из золота и серебра, не полихромная керамика и не расписные ткани, которыми столь изобилует буквально напичканная древностями земля Ики. Братья Сольди пытались привлечь к этому феномену внимание профессиональных археологов, но безуспешно. Они также хотели, чтобы камни экспонировались в музеях Перу. В 1967 году после смерти Карлоса Сольди его брат Пабло безвозмездно передал в Региональный музей Ики часть своего собрания гравированных камней в количестве 114 штук. Некоторые из них даже попали в экспозицию музея, но не надолго. Доктор Кабрера тоже знал о коллекции братьев Сольди, но только после того, как увлекся гравированными камнями, он в 1967 году познакомился с ней вплотную.

Известный исследователь древностей и популяризатор древнейшей истории человечества Эрих фон Дэникен был достаточно хорошо знаком с Хавьером Кабрерой и неоднократно посещал его во время своих визитов в Перу. В одной из своих книг («Знаки, обращенные в вечность», М., «ЭКСМО», 2004) он приводит следующий факт. Узнав о проявившемся у Кабреры интересе к гравированным камням, братья Сольди предложили ему купить часть коллекции, поскольку в их доме уже не осталось места для хранения и приходилось складывать камни под открытым небом. Доктор Кабрера согласился и выкупил у Сольди 341 камень за сумму в 7000 старых солей. По словам Дэникена, эта сумма в те годы соответствовала примерно 140 маркам ФРГ или 45 долларам США. Деньги действительно были не большие даже для провинциального перуанского города. Именно эта первая партия камней стала основой будущей коллекции доктора Кабреры. Дело в том, что в ней было несколько образцов, изображающих сложные хирургические операции. И Хавьер Кабрера, будучи профессиональным хирургом, не мог не обратить на них пристального внимания. С этого времени он начал сам активно собирать информацию о гравированных камнях и коллекционировать их.

Занимаясь врачебной практикой, доктор Кабрера часто лечил малоимущих крестьян и индейцев, которым порой нечем было заплатить за его услуги. Узнав об увлечении доктора, многие пациенты стали в качестве оплаты приносить ему гравированные камни, изделия из керамики и дерева. Этому способствовало и то, что Кабрера активно расспрашивал местных крестьян о предмете своего интереса. Кроме того, как признавался в своей книге сам Кабрера, в собирании камней ему активно помогали его друзья.

Здесь следует отметить, что грабительские раскопки являются распространенным промыслом среди населения центрального побережья Перу, обеспечивая достаточно стабильный доход значительному числу семей. Это и не удивительно. Перуанское законодательство, естественно, предусматривает уголовное наказание за подобный вид деятельности. Но спрос на черном рынке на древности этого региона чрезвычайно высок. Основной поток древних изделий уходит в США. Это, в первую очередь, расписная керамика древних культур ика, наска, паракас, тиауанако, инка (фото 3), изделия из металлов (золото, серебро, бронза) и, прекрасно сохранившиеся в местных песчаных почвах, орнаментированные изделия из тканей (фото 4). Количество древних погребений в этом регионе исчисляется десятками тысяч. Вряд ли более 1-2% из них раскапывается профессиональными археологами. На фоне такого изобилия антикварных изделий камни с гравированными рисунками просто теряются. Сами уакерос сбывали их коллекционерам за сущие гроши. Доктор Кабрера также занимался целенаправленной скупкой камней. Благодаря своей активной деятельности за пару лет он собрал около 6 000 экземпляров. Помимо врачебной практики, во второй половине 60-х годов Кабрера основал Дом культуры г.Ики и стал его директором. А в 1968 году выставил там часть своей коллекции. Но еще в 1967 году Кабрера развил бурную активность по пропаганде коллекции камней Ики, стараясь заинтересовать этим феноменом представителей официальной науки. Он выступал с лекциями, давал интервью, публиковал статьи в прессе, что привело к тому, что за короткий срок камни Ики стали известны не только в Перу, но и за рубежом.

Кроме того, в самом начале 70-х годов доктор Кабрера передал около 50 камней из своей коллекции представителям перуанской телекомпании «Би-Би-Си» для только что созданного в Лиме Национального Музея Аэронавтики. Все камни имели схожие сюжеты: они изображали полеты человека на странных летательных аппаратах, а также верхом на птицах и ящероподобных летающих существах. Эти камня хранятся в музее и поныне. Правда, не все они выставлены для обзора посетителей, большинство складировано в запаснике. Кстати, полковник Омар Карраза, бывший первым директором этого музея, не сомневался в подлинности и огромной научной важности гравированных камней. Он также активно собирал их и к 1974 году коллекция музея насчитывала примерно 400 камней, происходивших из самых разных районов Перу. Только несколько экземпляров были найдены в погребениях долины Окукахе (20 км к югу от г.Ика).

Начав собирать коллекцию, Кабрера наткнулся на книгу Германа Базе «Знакомство с Перу» (1965), в которой тот дал описание гравированных камней со странными изображениями и заявил, что в 1961 году разлив реки Ики в районе Окукахе вымыл огромное количество таких камней, большая часть которых попала в коллекцию братьев Сольди. Братья неоднократно пытались заинтересовать ученых своей коллекцией, но безуспешно. Базе также писал, что уакерос готовы были показать места находок профессиональным археологам, чтобы доказать подлинность их происхождения, но последние просто отказались. Когда камни только стали известны широкой публике, их называли «гравированными камнями Окукахе», по месту их первоначального обнаружения. Но в результате активной деятельности Хавьера Кабреры их переименовали в «камни Кабреры». Это имело свой негативный аспект, намекая на то, что камней как бы и не существовало до тех пор, пока ими не занялся доктор Кабрера. Только в начале 70-х годов, благодаря популяризации коллекции Кабреры в других странах мира, за ней закрепилось наименование «камни Ики», которое и я употребляю в этой книге.

Реакция властей и представителей академической науки на активную популяризаторскую деятельность Хавьера Кабреры, как и следовало ожидать, оказалась сдержанно-негативной. Сдержанной, скорее всего, потому, что доктор Кабрера считался авторитетным человеком и происходил из древнего знатного рода, что в Перу и до сих пор является чрезвычайно существенным социальным фактором. В декабре 1968 года Кабрера понял, что поддержки официальных чиновников от культуры и академических ученых ему вряд ли удастся добиться, и поэтому он перевез «от греха подальше» коллекцию в свой дом на Пласа дель Армас, где она находится до сих пор. Однако свою активную деятельность по официальным каналам Кабрера не прекратил. Так, в апреле 1970 года он отправил в Национальный попечительный совет по археологии официальный запрос на разрешение археологических работ в зоне Окукахе. Именно это учреждение Перу выдает официальные разрешения на проведение археологических раскопок. Но уже в июле Кабрера получил официальный отказ без объяснения причин.

В январе 1972 года во время прохождения в Лиме Первого конгресса по Андской археологии уже упоминавшийся Герман Базе опубликовал в столичной газете «Эль Комерсио» статью о камнях Ики и коллекции доктора Кабреры с тем, чтобы привлечь внимание участников конгресса. В своей статье Базе привел как мнения скептиков по поводу коллекции Кабреры, так и тех, кто верил в подлинность камней. Он обратился к участникам конгресса, призывая их разобраться в данном феномене. Однако никакой реакции со стороны специалистов не последовало.

Как уже указывалось выше, доктор Кабрера не был первым собирателем камней Ики, равно как он был и не единственным их популяризатором. Еще в конце 50-х годов гравированными камнями увлекся коммандер Элиас, бывший куратором Морского музея в Кальяо. Он тоже скупал камни у уакерос, и ему удалось собрать около 300 экземпляров, которые были выставлены в экспозиции музея до 1973 года, пока Элиас не ушел со своего поста. Собранные им камни происходили из района Окукахе и из долины р.Ика. По словам уакерос, они находили эти камни как в грунтовых погребениях, так и в пещерных захоронениях. Оба типа погребений были типичны для местных археологических культур I тыс.н.э.

Помимо коммандера Элиаса и братьев Сольди, одним из первых известных коллекционеров и исследователей гравированных камней был архитектор Сантьяго Агурто Кальво. Еще в декабре 1965 года Кальво опубликовал в газете «Эль Комерсио» статью про гравированные камни, найденные им в погребениях до-инкской эпохи. Вместе с археологом Алехандро Ассерето из Перуанского Национального попечительского совета по археологии он раскопал несколько погребений и нашел два камня. На одном была изображена летящая птица, на другом – стилизованная звезда. В 1968 году Ассерето опубликовал книгу по археологии провинции Ика, в которой уточнил, где были найдены эти камни. Первый они с Кальво обнаружили в погребении в секторе Тома Луз в Асьенда Кальянго (долина Ика) 20 августа 1966 года. Позже, 11 сентября вдвоем с Кальво они раскопали погребение культуры паракас на холме в секторе Ла Банда (район Окукахе) и нашли в нем второй камень с гравированным изображением. Эти камни были переданы в Региональный музей города Ика. Таким образом, уже в самом начале активного исследования данного феномена профессиональным археологом и представителем официальной науки была на практике подтверждена подлинность гравированных камней как археологических артефактов. И эти факты были опубликованы в официальных изданиях.

Более того, в последние годы упоминания о камнях Ики были обнаружены и в письменных источниках. Так, иезуитский миссионер отец Симон, сопровождавший Франсиско Писсаро в его кампании 1535 года, упоминал в своих записках о гравированных камнях на территории долины Ика. Сохранились сведения, что в 1562 году в Испанию вместе с другими предметами индейских культур Перу были отправлены несколько камней с гравированными рисунками. Но их дальнейшая судьба, естественно, неизвестна. Индейский хронист Хуан де Санта Круз отмечал в своей хронике «Сообщение о древностях королевства Перу» (1613), что в период правления Инки Пачакути множество гравированных камней было обнаружено на территории царства Чинча в провинции Чинчаюнга (соответствовала как раз центральному побережью Перу). Интересный факт: казалось бы, зачем хронисту, описывавшему величие погибшей империи, упоминать о каких-то там камнях с рисунками?

Известный французский исследователь древнейшей истории человечества Робер Шарру дважды посещал Хавьера Кабреру (в 1973 и 1974 гг.) и знакомился с коллекцией его камней. В 1974 году в Париже вышла книга Шарру «Таинства Анд», в которой он уделил значительное место описанию коллекции камней Ики. Шарру высказывал в своей книге идею о том, что человечество на многие миллионы лет древнее, чем это принято считать. И камни Ики он рассматривал как одно из решающих доказательств этого. Благодаря авторитету и известности автора, книга моментально стала бестселлером. В декабре того же года одна из крупнейших газет Лимы «Экспресо» опубликовала рецензию на эту книгу. А на следующей день в этой же газете началась публикация серии из шести статей под общим названием «Послание другого великого человечества». Статьи были написаны журналистами газеты на основе обширных интервью с Хавьером Кабрерой, в которых он изложил свою концепцию на феномен камней Ики. И вот тут-то и последовала мощная ответная реакция.

Через три недели, в январе 1975 года, столичный журнал «Мундиаль» напечатал статью под названием «Сделано Базилио Учуйя». Статья не имела авторской подписи, равно как и фотографии, приведенные в ней. На тринадцати (!) страницах доказывалось, что камни Ики – современная подделка и что все они сделаны двумя крестьянами из городка Окукахе: Базилио Учуйя и Ирмой Гутиеррас. В статье говорилось, что группа журналистов отправилась в Окукахе (уже зная имена изготовителей) с целью взять у них интервью. Они нашли жену Учуйя, и та поведала журналистам, что ее мужа и Ирму забрали в полицию, чтобы взять показания о гравированных камнях. В полиции Учуйя заявил, что все камни он вырезал сам, и это же подтвердила Ирма. (фото 5). Это вполне естественно. Признание в том, что они уакерос, грозило им тюремным заключением сроком до двух лет. А у каждого из них были многодетные семьи по восемь детей. Они также заявили, говорилось в статье, что большинство своих изделий они продали доктору Кабрере, а остальные – туристам.

Далее, согласно статье, Ирма Гутьеррас показала репортерам, где она находила камни для своих поделок. История выглядит достаточно нелепо. Ирма отвела журналистов за пару километров от своего дома и показала две ямы глубиной до 1 м, заявив, что из таких ям она и доставала необработанные камни. «Дотошные» журналисты попросили провести контрольный эксперимент. Ирма после полутора часов работы выкопала яму глубиной в полметра и нашла, наконец, камушек размером с мандарин и весом в полкило. И, оправдываясь, заявила, что уже ранее она говорила журналистам, что найти такие камни галечного типа очень сложно. Где добывал камни для своих поделок Учуйа, в статье не говорилось.

Примечателен и следующий момент статьи. Ирма утверждала, что за неделю она изготавливала по 20-25 небольших (величиной с апельсин) камней с рисунками. И доктор Кабрера платил ей по 20-25 солей за каждый камень. Базилио же заявил, что начал изготавливать камни в 1965 году, но за последние два года он не сделал ни одного из-за нехватки времени. Кроме того, по словам Учуйя, он использовал газеты и учебники с изображениями древних животных как образцы для своих поделок. В статье даже приведена фотография, на которой Базилио демонстрирует разворот какого-то журнала с изображениями динозавров.

В статье также приводится текст письменного заявления Базилио Учуйя, которое журналисты попросили его сделать. Базилио признавался в письменном виде, что «все гравированные камни из коллекции Кабреры были сделаны им самим». Он также описывал технологию изготовления, которая выглядела очень просто: изображения Базилио вырезал ножом, потом обмазывал камни глиной, для придания им древнего вида, потом очищал их и полировал при помощи обувной ваксы. И так на протяжении десяти лет он изготавливал камни и продавал их доктору Кабрере, которого знал под именем доктора Сотил. Хотя для непредвзятого взгляда сразу становится очевидным, насколько материал «притянут за уши». Так, в той же статье приводится прямой диалог репортера и Базилио, в котором журналист спрашивает, знал ли доктор Кабрера, что камни сделаны Базилио. На что тот отвечал утвердительно. И здесь же далее на вопрос, для чего Кабрера покупал такие поделки, Базилио ответил, что доктор проводил какие-то исследования и просил достать ему камней еще.

И подобных несуразиц в статье множество. В своем письменном заявлении Учуйя указывал, что все камни в собрании Кабреры сделаны им самим. Чуть ранее авторы статьи сами приводили слова Ирмы Гутьеррас о том, что она тоже изготавливала камни для Кабреры. Журналисты, готовившие материал, игнорировали, наличие гравированных камней в собрании братьев Сольди. Равно как они могли просто не знать о книге Германа Базе, который писал, что массовое появление гравированных камней произошло в Окукахе в 1961 году, т.е. за четыре года до того, как их начали изготавливать «герои» статьи. Однако журналисты посвятили отдельную главу коллекции гравированных камней, собранную Агурто Кальво. По их словам, эти камни, имеющие изображения цветов, местных животных и т.п., являются подлинными. В отличие от камней из собрания Кабреры.

Таким образом, совершенно очевидно, что данный заказной материал был направлен на дискредитацию Хавьера Кабреры и его собрания. Подтверждением этого служит и еще один факт. Через два дня после публикации статьи в «Мундиаль», в другой столичной газете, «Коррео», вышло интервью с директором Регионального музея Ики Адольфо Дженкисом, в котором он заявил, что гравированные камни были изготовлены Базилио Учуйя. В этой публикации также были использованы несколько фотографий из статьи в «Мундиаль» (и ни одной новой). Кроме того, директор заявил, что он не видит смысла в проведении их научной экспертизы, поскольку его североамериканский друг археолог Джон Роу заявил, что камни являются современной подделкой. Джон Хоуленд Роу (1918 – 2004) в свое время являлся признанным авторитетом по доколумбовым культурам древнего Перу. Основным объектом его исследований была инкская цивилизация, хотя сам Роу открыл и несколько поселений культуры наска. Но здесь следует подчеркнуть, что активную полевую работу в Перу он закончил в 1943 году. Остальную часть своей жизни он занимался преподаванием и публикацией своих материалов в различных научных и популярных изданиях. Кроме того, Роу является одним из составителей хронологии древних андских цивилизаций. Мог ли такой оплот академической науки признать камни Ики подлинными и, тем самым, просто перечеркнуть собственную научную работу и карьеру?

Я специально остановился столь подробно на этих материалах. Две статьи, опубликованные в центральных изданиях, по сути дела, поставили официальное «клеймо» на феномене камней Ики, объявив их современной подделкой. Даже сегодня, спустя тридцать лет, в небольших заметках, посвященных этому вопросу, я иногда натыкаюсь на ссылки типа «еще в 1975 году специалистами было установлено, что камни Ики изготавливались местными перуанскими крестьянами для продажи туристам…». Хотя, не побоюсь повториться, никто из специалистов (будь то археологи или искусствоведы) на тот момент не проводил какую-либо экспертизу камней из собрания доктора Кабреры.

В статье из «Мундиаль» открытым текстом написано, что прежде чем поехать в Окукахе, журналисты проконсультировались в Ике насчет того, с кем им разговаривать. Им дали имена Учуйя и Гутьеррас. В статье также приводится примечательное интервью с префектом департамента Ика Энрике Эгуагирре. Относительно Учуйя и Гутиеррас он говорит, что это «простые люди, которые живут мелкими продажами». Префект говорит, что после следствия власти приняли их заявление, и на этом вопрос был закрыт. Но, оговаривается далее чиновник, «существуют люди, заинтересованные в этом деле, которые даже звонят ему порой из Лимы и говорят, что надо делать»…

И последний штрих. В конце статьи в «Мундиаль» написано, что в 1968 году, когда доктор Кабрера был директором Дома культуры в Ике, он уже обладал коллекцией из 15 000 (!) гравированных камней. Т.е. авторы статьи не удосужились сделать элементарные подсчеты. Если бы Учуйя и Гутьеррас не покладая рук, не занимаясь ни хозяйством, ни детьми, только бы и изготавливали гравированные камни для доктора Кабреры, тогда бы за два года (с 1966 по 1968) они смогли бы сделать не более 5 000 камней. Как говорится, комментарии излишни.

Эрих фон Дэникен писал, что сам он лично был знаком с Базилио Учуйя и тот признавался, что изготавливал гравированные камни и некоторые из них есть в коллекции Кабреры. Но при этом Учуйя утверждал, что изготовил для продажи не более пары сотен подделок, имитируя подлинные образцы гравированных камней. При этом, по его словам, Учуйя предупреждал при продаже, что его камни являются имитацией.

Деннис Свифт также был близко знаком с Базилио Учуйя. Деннис восемь раз посещал Перу исключительно с целью изучения феномена камней Ики. По его словам, Базилио был неграмотным. Во всю эту историю с коллекцией Кабреры он был вовлечен насильно. Будучи поставленным перед выбором – тюрьма за торговлю древними артефактами или признание в том, что именно он был автором камней Ики, Учуйя, естественно, предпочел второе. После нескольких лет знакомства с Деннисом Свифтом он стал более откровенным. Учуйя признавал, что занимался торговлей камнями Ики, но ему после истории с доктором Кабрерой в 1975 году была выдана своего рода «индульгенция». Более того, он отвел Свифта на некрополь Тома Луз, тот самый, где Ассерето обнаружил камни в древних погребениях. Это огромный некрополь, содержащий тысячи древних могил. Уакерос раскапывают его на протяжении целого столетия. Свифт и Учуйя осматривали недавно ограбленные могилы и в одной из них обнаружили гравированный камень, вмурованный в стенку погребальной камеры. Уакерос просто не обратили на него внимание. Учуйя признавался Деннису, что изготавливал камни для продажи в качестве сувениров, но не более 5-6 штук в месяц, поскольку работа очень трудоемкая. Сделанные им имитации значительно отличались от подлинных камней, как в технике гравировки, так и по изображениям. Например, Учуйя мог изобразить рядом с динозавром самолет или автобус и часто вырезал на камне свои инициалы. Кроме того, Базилио Учуйя признал, что предлагал гравированные камни доктору Кабрере, но все они имели подлинное происхождение, т.е. были найдены им в до-испанских погребениях.

Впрочем, ни сам доктор Кабрера, ни другие исследователи не отрицали факта наличия поддельных камней Ики. Но имитации появились на рынке только в самом конце 60-х годов, когда вокруг камней Ики началась шумиха, и они стали известны широкой публике. Полагаю, что после официального «закрытия проблемы» камней Ики, изготовление подделок прекратилось (к этому вопросу я вернусь позже).

К вопросу о «фальсификаторах». Эту фразу, как ключевую, я буду использовать на протяжении всей книги для того, чтобы заострить внимание читателя на тех деталях или фактах, которые никоим образом не укладываются в официальную версию о современном происхождении камней Ики. Так вот, журналисты из «Мундиаль», подробно описывая процесс изготовления подделок, совершенно упустили столь яркий факт, как наличие в собрании Кабреры нескольких сотен камней, чьи размеры в десятки раз превышают описанные в статье небольшие камушки. И любой резчик по камню, полагаю, скажет, что даже при помощи современной техники покрыть художественной гравировкой гранитный валун метрового диаметра, отнюдь не рядовая работа, тем более для художника-любителя. А ведь упомянутые изготовители подделок были простыми перуанскими крестьянами, а не профессиональными резчиками по камню.

Таким образом, в 1975 году камням Ики был вынесен приговор. И сделано это было не специалистами по древней истории Америки и не искусствоведами. Специалисты просто отстранились от этой проблемы. Вердикт был вынесен средствами массовой информации при помощи стандартных методов и согласно принципу «этого не может быть, потому что не может быть никогда». Революционное открытие в области наук о Земле и живой жизни на ней не состоялось. Наши представления об эволюции человечества не изменились. Впрочем, подавление «революционной ситуации» в различных отраслях научного знания можно назвать совершенно типичным явлением для истории нашей цивилизации за последние полтора столетия. Вопросы о том, почему это происходит, какими методами достигается и кому это выгодно, выходят за рамки данной книги и находятся вне моей компетенции, поэтому останавливаться на них я не буду.

Официальное непризнание камней Ики не остановило Хавьера Кабреру. Через год, в апреле 1976 года, он опубликовал свою книгу «Послание гравированных камней Ики», в которой дал общее описание коллекции по основным темам и рассказал вкратце об истории ее формирования. Большую же часть книги он посвятил развитию своей концепции доисторического человечества, на которой я остановлюсь ниже. Позже его книга была переиздана еще 11 раз на испанском, португальском и английском языках. К сожалению, все переиздания выпускались небольшими тиражами и сопровождались одними и теми же старыми фотографиями неудовлетворительного качества. И на протяжении двадцати лет, насколько мне известно, другие исследователи почти не публиковали работ на эту тему. Единственным исключением была книга испанского исследователя и популяризатора загадок древней истории Хуана Бенитса. В 1975 году он опубликовал результаты своего знакомства с коллекцией камней Ики под названием «Существовало другое человечество».

В 90-ые годы прошлого века Эрих фон Дэникен выпустил книгу «Послания и сигналы из Вселенной». В ней он значительную часть уделил описанию коллекции доктора Кабреры. В 2003 г. один японский автор опубликовал свою книгу о камнях Ики. В 2006 г. Денис Свифт на собственные средства издал книгу «Тайна камней Ики и линий Наска», в которой он подвел итоги своих многолетних исследований загадок древнего Перу. К сожалению, его книга также скудна иллюстративным материалом (менее 50 фотографий, из которых только половина изображает камни Ики), не дающим адекватного представления о масштабах феноменального собрания доктора Кабреры. Однако примечателен следующий факт. В своей книге Денис Свифт приводит фотографию погребения культуры наска, в котором рядом с мумией был найден камень с гравированным изображением (фото 6). Сюжет изображения – человек вместе с динозавром (вероятно, детенышем) подотряда зауроподовых. Подобные сюжеты довольно часто встречаются в собрании доктора Кабреры. На это захоронение случайно наткнулся местный крестьянин в 2001 году, когда копал свое поле на самой границе плато Наска (в 25 км к югу от одноименного города). Приглашенные на захоронение местные археологи, датировали данный комплекс периодом 400 – 700 гг.н.э., отнеся его к культуре наска. Принципиальное значение имеет тот факт, что данный камень был найден in situ, в не потревоженном погребении.

Начиная с 80-90-х годов в различных периодических изданиях разных стран мира начали появляться отдельные статьи о камнях Ики. О коллекции доктора Кабреры было снято несколько документальных фильмов американскими, английскими, японскими телекомпаниями. Так одна из американских компаний в рамках сериала «Таинственное происхождение человечества» выпустила в 1997 году два фильма под общим названием «Искусство юрского периода». Одна часть была посвящена камням Ики, другая – коллекции из Акамбаро (о ней тоже будет идти речь в этой книге). Несмотря на интригующее название, суть фильма сводилась к тому, что оба собрания являются искусными современными поделками.

Публикации, посвященные камням Ики, были и в нашей стране. Одна из наиболее полных статей была напечатана в советском академическом журнале «Латинская Америка» (№ 1, 1976). Через несколько месяцев появилась серия статей в журнале «Наука и жизнь», в которых высказали свое мнение ведущие специалисты по древней истории и археологии Перу и Латинской Америки Ю.А.Зубрицкий, В.А.Башилов, В.И.Гуляев. Большинство специалистов, за исключением Ю.А.Зубрицкого, придерживались скептической точки зрения. Эти публикации вышли по следам «шумихи» 1975 года, и после этого о камнях Ики на долгое время практически забыли. Только в 90-е годы в некоторых отечественных книгах, посвященных загадкам древней истории человечества, вновь замелькали краткие упоминания о загадочных камнях Ики. В 1991 году небольшим тиражом вышла книга Ю.А.Зубрицкого «Неандертальская цивилизация». На основе того, что пропорции человеческого тела в иконографическом комплексе камней Ики отличаются от современных (в частности, большим размером головы), автор выдвинул гипотезу о том, что эти камни были созданы древней цивилизацией неандертальцев. В любом случае Ю.А.Зубрицкий считал комплекс камней Ики подлинным и относил его к очень глубокой древности.

Последняя книга, посвященная этой проблеме, вышла в свет в 2007 году в Барселоне (Испания) под названием «Правда о камнях Ики». На ней мне хотелось бы остановиться подробнее. Книга была написана двумя испанскими исследователями Марией дель Кармен и Феликсом Марискалом. Во время своего третьего путешествия в Перу в сентябре 2002 года они познакомились с тем самым Базилио Учуйя. Ему было уже около семидесяти лет и он по-прежнему проживал в деревне Окукахе. Как уже упоминалось, сама деревня и так называемая археологическая зона Окукахе находятся к югу от г. Ика, почти на полпути между городами Ика и Наска. Семья Учуйя является самой многочисленной в деревне и проживает там многие десятилетия. И хотя в книге об этом напрямую не говорится, по ряду намеков можно с уверенностью предположить, что Учуйя являются кланом потомственных уакерос. Марию и Феликса с Базилио познакомил их перуанский друг, благодаря этому испанцам удалось быстро наладить контакт, что привело к плодотворным результатам. После недели тесного общения (подкрепленного местным ликером писко) Учуйя рассказал историю, аналогичную той, которую он поведал Денису Свифту. Базилио действительно изготавливал гравированные камни и даже имел диплом художника. Но в то же время он десятилетиями занимался несанкционированными раскопками и находил множество гравированных камней, в том числе, с изображениями динозавров, медицинских и астрономических сцен и т.д. Сам Базилио, по его словам, уверен, что в глубокой древности люди и динозавры на этой территории сосуществовали вместе.

Более того, после того как контакт был налажен, Учуйя организовал для испанских гостей раскопки недалеко от поселения Окукахе. Можно предположить, выбранное им место у подножия холма Ла Пенья, было им хорошо разведано. В течение нескольких дней раскопок, которые осуществляли двое сыновей Базилио и еще двое молодых помощников, ими было найдено пять гравированных камней. К сожалении, все находки происходили на территории могильника, который, по-видимому, был уже давно разграблен. Поэтому камни были обнаружены не в погребениях, а в нарушенных слоях, возможно, в отвалах предыдущих раскопок. Но один из камней был найден в разрушенной стенке погребения. И он был завернут в обрывок древней ткани, частично даже сохранившей рисунок. На этом камне присутствовало очень стилизованное изображение летательного аппарата (фото 7). В коллекции доктора Кабреры имеются десятки камней с подобными изображениями (о них будет речь ниже). Еще на одном камне была изображена сцена хирургической операции (фото 8).

Ткань, в которую был завернут гравированный камень Мария дель Кармен и Марискал привезли в Испанию и отдали на экспертизу в лабораторию геохронологии Института физической химии «Рокасолано» в Мадриде. Методом радиоуглеродного анализа для образца ткани были получены даты 617 – 775 гг.н.э., т.е. ко времени заката культуры наска.

Примечателен еще один факт, приведенный в этой книге. Мария и Феликс обратились в дирекцию Регионального музея Ики с просьбой показать им гравированные камни, которые хранятся в запаснике музея. На что они получили наивный ответ, что в данный момент это невозможно, поскольку в дирекции (!) нет ключей от запасников музея…

Доктор Кабрера практически перестал пополнять свое собрание после 1975 года. Он посвятил себя изучению тех камней, которые уже накопились в его доме. Кабрера всячески привечал исследователей и журналистов, приезжавших к нему для ознакомления с коллекцией, сам проводил экскурсии по домашнему музею для туристических групп. Доктор Кабреры за всю свою жизнь не продал ни одного камня из своего собрания, что однозначно свидетельствует в пользу отсутствия у него каких-либо коммерческих интересов в этой области.

В 1980 году королева Испании София де Бурбон, ознакомившись с книгой Х.Бенитса «Существовало другое человечество», обратилась к ее автору с просьбой достать ей такой камень. Х.Бенитс связался с доктором Кабрерой и изложил ему просьбу королевы. Естественно, Кабрера преподнес в дар Ее Величеству один из лучших экземпляров из своей коллекции. Это был огромный камень (диаметром более 1 метра и весом около 500 кг), на котором были изображены люди, человекообразные монстры и динозавры. В мае 1980 года его перевезли в Мадрид и установили в королевском дворце (фото 9).

Кроме того, доктор Кабрера неоднократно дарил свои камни разным людям, которые были готовы провести их экспертизу. Денису Свифту доктор Кабрера передал около десятка камней для их изучения в различных независимых лабораториях. Мне также известно, что Кабрера долгие годы работал над новой книгой, посвященной камням Ики, но опубликовать ее так и не успел. После смерти Хавьера Кабреры коллекция перешла по наследству к его дочерям, младшая из которых Евгения возглавила музей. Однако исследовательскую работу отца она не продолжила. Но вместе со своими друзьями и несколькими родственниками Евгения Кабрера учредила «Ассоциацию камней Ики». Главной задачей Ассоциации являлся сбор средств для постройки нового здания музея для коллекции доктора Кабреры. У семьи Кабрера имеется участок земли под постройку музея, расположенный примерно в 10 км от г. Ика. Разработан архитектурный проект нового музея. Но, к сожалению, до сегодняшнего дня главная задача не реализована, средств на возведение музея по-прежнему нет. Впрочем, полагаю, такое развитие ситуации вряд ли кого удивит.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Андрей Жуков

Андрей Жуков

Археолог, кандидат исторических наук.

Один из авторов телевизионного проекта «Запретные темы истории». Один из организаторов Клубного Лектория «Истоки Цивилизаций». Научные интересы: вопросы происхождения первых цивилизаций; алгоритмы, закономерности развития и исчезновен... Читать далее

Все работы

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: