Главная страница » Конспекты » Тайны » Загадка Сфинкса (Хранитель бытия) (Г. Хэнкок, Р. Бьювэл)

Гигантская статуя с телом льва и головой человека смотрит из Египта на Восток вдоль тридцатой параллели. Она вырублена из известнякового монолита, образующего скальное основание плато Гизы, и имеет размеры 72 метра в длину, 11,5 метра в плечах и 20 метров в высоту.

Говоря о Сфинксе, древние египтяне часто пользовались харранским словом Хвл, но вообще-то они знали его и под многими другими именами: например, Ху, или Хор-эм-Ахет, что означает “Хор на горизонте”. Кроме того, в силу причин, до конца не понятых, Сфинкса часто именовали Сешеп-инх Атум, “живое воплощение Атума”, имея в виду Атума-Ра, создавшего себя бога Солнца, первое божество древнеегипетского пантеона. Кстати, само слово “сфинкс”, давно будоражившее коллективное подсознание западного мира, является не чем иным, как пришедшим через греческий язык искаженным вариантом этого самого Сешсп-аих.

Гастон Масперо, директор отдела древностей Каирского музея, признанный филолог своего времени, писал в 1900 году: “На строке 13 стелы Сфинкса [имя] Хафра встречается в середине пробела… Это, по моему мнению, является указанием на подновление и расчистку Сфинкса, которые были произведены при этом монархе, и, соответственно, в какой-то степени указывает на то, что во времена предшественников Хафры Сфинкс был уже покрыт песком…”

В пользу этой точки зрения говорит и текст еще одной стелы примерно того же периода, так называемой “Стелы-описи”, которая также находится в Гизе; большинство современных египтологов произвольно считают ее текст плодом воображения. Согласно этому тексту, Сфинкса видел еще Хуфу. А поскольку Хуфу, предполагаемый строитель Великой пирамиды, был предшественником Хафры, отсюда следует очевидный вывод, что Хафра просто не мог воздвигнуть Сфинкса.

Исходя из общего характера эрозии (который очень отличается от наблюдаемого у других памятников некрополя Гизы), следует заключить, что сооружения, образующие этот комплекс, были построены в одну эпоху.

“Проблема в том, что Сфинкс подвергся эрозии вплоть до уровня шеи. Для этого потребовался бы подъем воды по всей долине Нила на 18 метров (как минимум). Трудно представить себе наводнение такого масштаба. Более того, если эта гипотеза справедлива, то пришлось бы признать, что аналогичным образом произошла эрозия известняковых блоков кладки так называемого Храма мертвых в конце дороги, идущей от Сфинкса; а для этого потребовалось бы наводнение, достигающее подножия пирамид, то есть подъем воды еще метров на 30 или около того…” (Джон Уэст).

“…ответственность за эрозию Сфинкса несет дождевая вода, а не наводнения… Это воздействие происходило в ходе одного цикла…” (Джон Уэст).

Первый интересный результат был получен Добецки, который провел вокруг Сфинкса свои сейсмографические исследования. Сложное оборудование, которое он привез с собой, зафиксировало многочисленные “аномалии и полости в скале между лап и по бокам Сфинкса”. Одну из этих полостей он описывает следующим образом: “…Она довольно велика, имеет размеры примерно 9 метров на 12 и находится на глубине менее 5 метров. Ее правильная форма – прямоугольная – маловероятна для полостей естественного происхождения… Поэтому есть основания предполагать, что она – дело рук человеческих”.

Как вспоминает Уэст, получив официальный допуск в котлован, Шох также “быстро становился более категоричным… Глубоко выветренные Сфинкс и окружающая его стенка котлована и слабо выветренные либо явно подвергнутые ветровой эрозии могилы Древнего царства, расположенные южнее и датируемые эпохой Хафры, высечены в одной и той же скале. Поэтому, по мнению Шоха, геологически невозможно отнести все эти сооружения к одному времени создания. Наши ученые пришли к согласию. Только вода, причем конкретно – в виде атмосферных осадков – могла привести к наблюдаемой нами картине эрозии…”

Говоря вкратце, позиция Шоха, которую полностью поддерживают палеоклиматологи, основана на том, что сильные дожди, которые необходимы для того, чтобы вызвать наблюдаемую эрозию Сфинкса, перестали выпадать в Египте за тысячи лет до 2500 года до н. э., когда, как утверждают египтологи, Сфинкс был сооружен. То есть, по самым осторожным геологическим оценкам, сооружение Сфинкса относится “как минимум к периоду между 7000 и 5000 годами до н.э.”. В то же время, согласно египтологам, между 7000 и 5000 годами до н. э. долина Нила была заселена лишь примитивными охотниками-собирателями неолита, чьи “инструменты” ограничивались заостренными кусками кремня и палками. Если Шох прав, то из этого следует, что Сфинкс и соседние храмы (построенные из сотен 200-тонных известняковых блоков) являются результатом работы некоей неизвестной древней, но развитой цивилизации.

Уэсту, однако, хотелось продвинуться намного дальше, чем это готов был сделать Шох; Джон чувствовал, что геолог слишком осторожен и умерен в своих “минимальных оценках”, относя создание Сфинкса к 7000 – 5000годам до н. э.: “Здесь мы с Шохом расходимся, или, скорее, интерпретируем одни и те же данные по-разному. Шох весьма произвольно придерживается наиболее консервативной оценки, вытекающей из этих данных… Я же убежден, что Сфинкс должен быть не моложе конца последнего ледникового периода…” На практике это означает – любое время до 15 000 года до н. э. По мнению Уэста, это вытекает из того, что какие-либо сведения о высокоразвитой культуре Египта в период 7000-5000 годов до н. э. полностью отсутствуют. “Если бы Сфинкс возник не позднее 7000-5000 годов до н. э., – настаивает он, – думаю, что в нашем распоряжении были бы хоть какие-то свидетельства египетских источников о цивилизации, которая его создала”. А поскольку такие свидетельства отсутствуют, Уэст делает вывод, что цивилизация, создавшая Сфинкса и радом расположенные храмы, исчезла задолго до 7000-5000 годов до н.э.: “Возможно, что отсутствующие свидетельства похоронены глубже, чем кто-либо искал, и (или) в местах, которые никто пока не исследовал – например, на берегах древнего русла Нила, которое удалено от нынешнего на километры, либо вообще на дне Средиземного моря, где была суша во время последнего ледникового периода…”

это лишь в том случае, если комплекс строился развитой земной цивилизацией !!!

В 1993 году египетское правительство, следуя советам западных специалистов, не разрешало проводить вокруг Сфинкса новых геологических или сейсмических исследований. Это вызывает удивление, учитывая выводы, которые легко могут быть сделаны из данных Шоха, и вдвойне удивительно, поскольку эти данные не оспаривались серьезно ни на одном научном форуме. Напротив, за прошедшие годы бостонский геолог неоднократно противостоял нападкам академических мэтров, успешно доказывая, что отличительные особенности картины выветривания Сфинкса, где сочетаются горизонтальные канавки, есть “классический пример из учебника того, что происходит с поверхностью известняка, если дожди молотят по ней в течение тысяч лет…” Поэтому, добавляет он, “в контексте данных, известных нам о климате Гизы в древности, это служит серьезным свидетельством того, что Сфинкс намного старше традиционной датировки в районе 2500 года до н. э. … Я просто следую туда, куда меня ведет наука; а она ведет меня к выводу, что Сфинкс сооружен намного раньше, чем до этого считалось”.

“Утверждают, что камень [использовавшийся при сооружении пирамид Гизы] перемещался на большое расстояние… и что при сооружении использовались насыпи… Самым замечательным является то, что хотя сооружения имели такой грандиозный масштаб и вокруг них нет ничего, кроме песка, не сохранилось ни следа ни от насыпей, ни от отесывания камней, так что они выглядят не как результат постепенной работы людей, а как внезапное творение, как будто некий бог создал их и установил в окружающих песках” (Диодор Сикул, Книга I. I век до н. э.)

Некрополь Гизы, месторасположение большого Сфинкса и трех великих египетских пирамид, является, со всех точек зрения, выдающейся архитектурной и археологической загадкой. Дело не только во многих замечательных физических и инженерных особенностях главных пирамид и храмов, но и в том, что все эти памятники практически лишены надписей и анонимны. Подобно Сфинксу, они весьма трудны для датировки объективными средствами. И, подобно Сфинксу, их атрибуция конкретным фараонам вынуждает египтологов опираться на довольно произвольную интерпретацию контекста. Например, три великие пирамиды обычно считают гробницами Хуфу, Хафры и Менкаура – трех фараонов IV династии. Тем не менее ни в одном из этих памятников не обнаружено тел фараонов, и, хотя в полостях под потолком камеры Царя в Великой пирамиде обнаружены так называемые “пометки каменотесов” – грубо высеченные надписи, – они… не так уж свидетельствуют в пользу ортодоксальной атрибуции пирамиды Хуфу. В Великой пирамиде, а также и в тех, что приписывают Хафре и Менкауру, больше нет никаких надписей. Надписи отсутствуют также в трех маленьких пирамидах-спутниках, которые выстроились в ряд с восточной стороны от Великой пирамиды, а также еще в трех спутниках, расположенных вблизи юго-западного края площадки. В этих шести пирамидках найден ряд предметов времен IV династии, но нет гарантии, что они являются современниками самих монументов.

Та же проблема возникает в связи со статуями Хафры и Менкаура, которые были обнаружены в так называемых Храме мертвых (последнего) и Храме долины (первого). Эти скульптуры – единственное свидетельство в пользу атрибуций двух указанных сооружений (анонимных и без каких-либо надписей) этим двум фараонам. По логике вещей вообще-то их наличие позволяет лишь предполагать возможность такой атрибуции, но не подтверждает ее. Иными словами, Хафра и Менкаур могли построить эти храмы. Но в тоже время возможно, что они воспользовались существовавшими ранее и унаследованными ими сооружениями, приспособили их, обновили и поставили там свои статуи, преследуя свои собственные цели. В конце концов, мы же не приписываем застройку Трафальгарской площади в Лондоне Нельсону только потому, что там стоит его статуя. Ровно столько же логики в том, что египтологи приписывают строительство Храма долины фараону Хафра на том основании, что там найдена его статуя.

Эти соображения верны и для некрополя Гизы в целом. Его связь с IV династией несомненна, однако точный характер этой связи пока не установлен. Точнее говоря, существует огромное количество могил (мастаба) с разборчивыми надписями, позволяющими безошибочно отнести их к эпохе IV династии; эти могилы расположены к востоку и западу от Великой пирамиды и к западу от Сфинкса, но при этом утверждать, что сами пирамиды суть “могилы и только могилы”, можно лишь предположительно. Вполне возможно, что здесь, так же, как и в других местах мира, священный участок земли, отведенный в древности и застроенный с одной целью, был затем занят и использован по иному назначению.

Этот комплекс состоит из так называемого храма Сфинкса и Храма долины Хафры, причем первый из храмов расположен прямо перед Сфинксом, к востоку от него, а второй чуть южнее храма Сфинкса и отделен от него лишь узким проходом; в результате они похожи на два больших, но приземистых дома, стоящих на улице бок о бок.

Храм долины – больший из них и в плане имеет форму, близкую к квадрату со стороной около 40 метров; храм Сфинкса в плане ближе к ромбу со стороной метров 30. Первоначально оба монумента имели высоту около 12 метров; они были сложены из массивных известняковых блоков и облицованы изнутри и снаружи гранитом. Впоследствии с храма Сфинкса была снята облицовка, да и значительная часть несущей кладки разобрана, так что он остался в довольно плачевном состоянии. Что касается Храма долины, то он поврежден намного меньше. Оба сооружения стоят без кровли, балки перекрытия утрачены. Правда, у Храма долины уцелели 16 внутренних колонн и архитравы Т-образного центрального зала, что создаст там изящную картину сочетания света и тени. Что объединяет эти древние и анонимные сооружения, так это предельный аскетизм стиля и использование огромных мегалитов, масса многих из которых по оценке достигает 200 тонн. Здесь вообще отсутствуют мелкие блоки, самые маленькие весят более 50 тонн, и трудно понять, как древние египтяне ухитрялись поднимать их и ставить на место. Даже сегодня строителям, пользующимся последними техническими достижениями, пришлось бы нелегко, если бы им поручили возвести точные копии этих храмов.

Для грузов тяжелее 50 тонн требуются специальные краны. Сегодня в мире существует считанное количество таких кранов, которые могли бы манипулировать с 200-тонными глыбами известняка. Обычно они бывают мостового или портального типа и в основном применяются на заводах и в грузовых портах, где поднимают крупные машины и оборудование вроде бульдозеров, бронетанковой техники, стальных морских контейнеров. Их конструктивные элементы изготовлены из стали, они оснащены мощными электродвигателями, но большинство их имеет грузоподъемность до 100 тонн. Короче говоря, задача постройки храма из 200-тонных блоков оказалась бы весьма необычной и затруднительной даже для современных специалистов, вооруженных современной подъемно-транспортной техникой. В настоящее время в США имеется всего два наземных крана, оснащенных стрелой и противовесом, которые могут работать с грузами порядка 200 тонн весом. Недавно один из них был доставлен на стройку на Лонг-Ай-ленд, чтобы смонтировать на заводе 200-тонный котел. Стрела этого крана имеет длину 67 метров и оснащена бетонным противовесом массой 160 тонн, который не дает крану перевернуться. Прежде, чем поднять котел, бригаде из 20 человек пришлось готовить площадку в течение 6 недель.

Тайна тайной, однако Храмы долины и Сфинкса стоят в Гизе как молчаливое свидетельство того факта, что некие строители в древности знали, как поднять 200-тонные грузы, и располагали необходимыми для этого техническими средствами. При этом, хотя практически очевидно, что они не пользовались портальными и тому подобными кранами, нам абсолютно непонятно, как они это делали.

За отсутствием технических оценок этой задачи применительно к храму Сфинкса и Храму долины, мы обратимся к оценкам, выполненным для Великой пирамиды французским инженером-строителем Жаном Леру-Кери-зслем [?], консультировавшим строительство каирского метрополитена. Он попытался оценить возможность доставки на место 70-тонных блоков, которые использовались при сооружении так называемой камеры Царя. Согласно его расчетам, такая работа могла бы быть выполнена, хотя и с большими трудностями, бригадами по 600 человек, построенными в шеренги на довольно широкой насыпи, устроенной у боковой грани пирамиды2. Отсюда следует, что для затаскивания блоков Храма долины потребовались бы бригады по 1800 человек. Как, однако, запрячь 1800 человек для передвижения такого относительно компактного груза (размеры блоков не превышают 9 метров х 3 метра х 3,6 метра)?

Почему понадобилось строить храмы из неподъемных 200-тонных блоков, когда было бы намного проще (и никак не хуже эстетически) использовать меньшие блоки, скажем, по 2-3 тонны? Существует лишь два варианта ответа. Либо те, кто проектировал эти сооружения, обладали техническими познаниями, позволяющими легко добыть, привезти и установить огромные глыбы, либо их способ мышления разительно отличается от нашего. В последнем случае их мотивы вряд ли можно оценить путем нормального сопоставления наших культур.

Как отмечалось выше, храм Сфинкса и Храм долины – сооружения анонимные. И хотя достоверно известно, что последний из них использовался при похоронах Хафры, нет никаких доказательств того, что именно он его построил. Напротив, если верно геологическое свидетельство профессора Роберта Шоха, то отсюда следует, что Хафра не строил ни одного из этих сооружений. Дело в том, что при сооружении самого Сфинкса в скале плато Гиза была вырублена глубокая подковообразная канава, после чего оставшейся центральной части была придана необходимая форма; геологи же смогли доказать, что известняковые мегалиты для сооружения обоих храмов были взяты из той же канавы. Таким образом, они были высечены в то же время, что и Сфинкс. Отсюда следует, что если Сфинкс действительно на тысячи лет старше, чем думают египтологи, то и храмы тоже старше на тысячи лет. Похоже, что перед нами следы высокоразвитого и, возможно, технически вооруженного народа, который был способен на невероятные архитектурные и технологические подвиги в те времена, когда, как считают, на Земле вообще не существовало никакой цивилизации.

В поддержку такого предположения говорит тот факт, что на мегалитах храмов наблюдается водная эрозия в точности такого же характера, как на самом Сфинксе. При этом интересно отметить, что сохранившиеся блоки гранитной облицовки обработаны таким образом, что их внутренняя поверхность в точности повторяет форму несущих известняковых блоков, которые к этому времени уже подверглись основательной эрозии. Поскольку гранитная облицовка выглядит так же, как другие египетские архитектурные сооружения эпохи Древнего царства (а известняковые блоки заметно отличаются), это можно считать дополнительным подтверждением гипотезы, согласно которой почитаемое и подвергшееся сильной эрозии сооружение было восстановлено и обновлено фараонами Древнего царства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Скляров Андрей Юрьевич

Андрей Скляров

Писатель, исследователь, путешественник.
Основатель и лидер проектов "Лаборатория альтернативной истории" и "Запретные темы истории". Подробная информация

Все работы

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: