Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 - Часть 4 - Приложение N 1 - Приложение N 2 - Приложение N 3

Ранее проводилась аналогия между структурным духовно-нематериальным и гравитационным полями, из которой следовало, что при определенной “плотности” источников структурного духовно-нематериального поля происходит процесс, аналогичный коллапсу (сжатию) материи в состояние черной дыры. По сути можно констатировать, что возникновение самосознания индивидуума представляет собой такой “духовно-нематериальный коллапс” с образованием собственного внутреннего мира индивидуума, – мира, не являющегося простой составной частью мира внешнего (как материального, так и духовно-нематериального). Внутренний мир конкретного человека – это вполне самостоятельный, отдельный мир его образов, мыслеформ, чувств, переживаний и ощущений; мир, составляющий индивидуальную часть сущности данного человека. И сущность конкретного индивидуума невозможно полностью понять, не проникнув в его собственное “человеческое измерение”, точнее – в его внутренний мир.

Следует отметить, что получение адекватной информации о внутреннем мире конкретного индивидуума чрезвычайно затрудняется тем, что проникновение в этот внутренний мир возможно пока лишь двумя способами. В первом случае это осуществляется при помощи другого индивидуума, вносящего при этом (будь это метод психотерапии или телепатия) такие возмущения в текущее содержание исследуемого внутреннего мира, которые значительно изменяют его состояние. В этом случае получается уже не первоначальная, а искаженная картина реальной сущности.

В другом случае, внутренний мир индивидуума исследуется им самим, что достигается непосредственно за счет существования такого феномена как самосознание, которое позволяет индивидууму как бы “подняться над собой” и “взглянуть на себя со стороны”. Но опыт, приобретаемый таким образом, является сугубо субъективным (хотя это и вовсе не говорит о его заведомой неадекватности) и также неизбежно вносит определенные искажения в обработку и интерпретацию получаемых данных.

По сути можно говорить о том, что при исследовании внутреннего мира любого индивидуума мы сталкиваемся с неким “принципом неопределенности”, аналогичным таковому для материального мира: существует некий предел, за который не может проникнуть непосредственное исследование, и за этим пределом данные могут быть получены лишь косвенным образом, причем получаемые данные (как и в материальном микромире) носят характер “размытой истины“.

Кроме того, исследование внутреннего мира субъекта самим субъектом возможно не всегда, хотя способность “подняться над собственным Я” (способность к самотрансценденции) присуща фактически каждому индивидууму и составляет неотъемлимый атрибут его сущности. Человеческое существование абсолютно неразрывно связано с самотрансценденцией, и не трансцендируя, человек не сможет остаться человеком, как таковым.

Самотрансценденция человека является его свойством, значительно более широким, чем простое стороннее созерцание самого себя. Оно включает вдобавок и активный аспект: человек не только наблюдает за собой, но и изменяет сам себя в своей деятельности. Однако эта способность к самотрансценденции может сильно отличаться у разных индивидов. Поэтому в данном случае мы тоже можем получить лишь “размытую истину” (особенно если учесть, что, изучая сам себя, индивид также меняет свой собственный внутренний мир). “Размытость” этой истины при этом сильно зависит от способности к самотрансценденции: чем больше развита такая способность, тем более “независимую” и точную оценку о самом себе способен вынести человек.

Наличие самосознания у человека и, особенно, наличие такого его неотъемлимого следствия как самотрансценденция наиболее подчеркивает наличие в человеке духовно-нематериальной природы. Трансцендируя, человек как бы поднимается над самим собой. Но кроме этого он поднимается даже не только над собой и окружающим миром, но и выходит за рамки физического пространства-времени.

Собственно именно на этом основана способность мыслить абстрактно: в преодолении рамок материального пространства-времени и оперировании образами – духовно-нематериальными объектами в духовно-нематериальном “пространстве”…

Но если мы говорим о том, что духовно-нематериальная составляющая человека, связанная с наличием в нем и духовно-нематериальной природы, оказывает весьма значительное влияние на все его существование, то это должно также означать и то, что эту самую духовно-нематериальную составляющую человека можно исследовать через ее проявления, в частности, через проявления в поведении человека. При этом, исследуя поведение человека, свойства этого поведения и его мотивацию (т.е. причины), можно также получить некоторые данные не только о духовно-нематериальной составляющей человека, а также и в целом о свойствах самого духовно-нематериального мира, поскольку, хотя внутренний мир человека и отличается от мира внешнего, и тот и другой являются составными частями единого духовно-нематериального мира, и закономерности этого единого духовно-нематериального мира должны находить свое отражение и в поведении человека. А посему перейдем к анализу имеющихся данных и теорий о различных типах и выявленных закономерностях человеческого поведения…

С точки зрения, например, традиционных марксистов вся деятельность человека осуществляется в рамках строго определяемых материальных законов.

“Психическая деятельность человека подчинена законам материальной необходимости. Но это нимало не уничтожает человеческой свободы. Законы материальной необходимости сами суть не что иное, как законы деятельности духа. Свобода предполагает необходимость, необходимость целиком переходит в свободу…” (Г.Плеханов, “К вопросу о развитии монистического взгляда на историю”).

Но так ли это в действительности?.. Конечно, если рассматривать поведение некоего “осредненного” абстрактного человека, то можно заметить, что многие аспекты этого поведения вполне объяснимы, исходя из сугубо материальных причин. При этом можно обнаружить не простую корреляцию (т.е. соответствие) причин и поведения, но и некоторые закономерности, связывающие их. Но разве можно отсюда делать вывод о том, что абсолютно все поведение (и тем более вся духовная деятельность) человека подчиняется материальным законам ?!.

В реальности мы всегда сталкиваемся не только с проявлениями материальных законов, но и с отступлениями от них. И особенно заметны эти отступления становятся при анализе поведения конкретного индивида, всегда отличающегося от своей некоей “осредненной” модели. Более того, в каждом конкретном поведенческом действии можно выделить влияние не только сугубо материальных причин и материальных законов, но и влияние таких факторов, которые не вписываются ни в один материальный закон.

Скажем, по Жане (французский психолог), в структуру поведенческого акта входит такой элемент как внутренняя подготовка к действию. В само желание, чувство уже включена корректировка будущего поведения. Какой же материальный закон регулирует такие явления как чувства и желания?..

Но и кроме того, в любом поведенческом акте на определенных этапах задействуется человеческое мышление (на сознательном или бессознательном уровне), – мышление, которое в этом случае является способом подготовки действия. А мышление также нельзя отнести полностью к явлениям, регулируемым сугубо материальными законами. И хотя мы можем описать достаточно жестко схему самого поведенческого акта, вычислить его по материальным законам мы не в состоянии, поскольку помимо чисто объективных внешних факторов в формировании поведенческого акта участвует и сильнейший субъективный фактор; фактор, который имеет духовно-нематериальную природу, а именно – сознание человека, задействованное по его воле либо помимо его воли в процессе принятия решения о способе реакции на комплекс внешних объективных факторов. Скажем, по Гигу, в процессе принятия решения задействованы такие духовно-нематериальные факторы, как: субъективная оценка вариантов развития событий; субъективный выбор варианта; субъективное мнение о потребностях и т.п.

Участие мышления в деятельности человека приводит, в частности, и к тому, что поведение человека не сводимо к чисто механическим действиям, которые корректнее рассматривать как “физическую проекцию” более широкого явления, – явления, происходящего в “человеческом измерении”. Существует как бы несколько уровней поведения.

Поведение человека включает

“не только извне наблюдаемую активность индивида, но и внутреннее психическое содержание, которое становится неотъемлемой частью поведения, его регулирующим звеном” (П.Жане).

Поэтому в любых действиях человека основной интерес представляет не то или иное механическое выражение его поступка, а внутренне содержание, смысл этого поступка.

Но это вовсе не значит, что поведение человека не регулируется вообще никакими законами (нельзя бросаться из одной крайности в другую), ведь, как уже говорилось выше, духовно-нематериальные явления тоже не являются абсолютно хаотическими, а подчиняются вполне определенным законам и закономерностям, обладающим определенным сходством (или симметрией) с законами материальными. Это также прослеживается и в человеческом поведении, для которого уже разработаны весьма интересные и плодотворные, на взгляд автора, теории. Имеются в виду, в частности, теория Левина и теория катастроф (о которых выше уже упоминалось).

По теории Левина, в каждый момент времени человек находится в так называемом “жизненном пространстве”. Жизненное пространство – это совокупность сосуществующих и взаимосвязанных факторов, определяющих поведение индивида в данное время. Оно охватывает и личность, и ее психологическое окружение, образуя единое психологическое “поле” (поле в смысле некоего пространства, а не физической полевой субстанции), частью которого является, во-первых, “поле” возможных событий, как оно существует для индивида в данное время, и, во-вторых, “поле” сил, определяющих в каждой области жизненного пространства наличные в нем тенденции к изменению. Наблюдаемое поведение индивида в этом случае является неким событием, происходящим в жизненном пространстве индивида и представляющим собой либо “переход” личности из одной области жизненного пространства в другую, либо изменение самой структуры жизненного пространства. Поведение и развитие индивида оказываются при этом некоторой функцией этого пространства.

Теория катастроф, хотя и создавалась фактически независимо от теории Левина, также опирается на представление всего комплекса условий (внешних и внутренних) в виде некоего “жизненного пространства” сложной конфигурации, имеющего весьма много общего с фазовыми пространствами, используемыми в современной науке для описания различных явлений.

Следует здесь заметить, что в таком представлении “жизненного пространства” можно выделить целый ряд аналогий с обычным материальным пространством, на которое накладывается какое-либо материальное поле сложной конфигурации, претерпевающей к тому же изменения во времени. Изменения наложенного поля (как во времени, так и от точки к точке) будут определять в этом пространстве комплекс сил, действующих на какой-либо интересующий нас объект. Тогда, если поступить обычным в этом случае образом и поставить в соответствие каждой точке рассматриваемого пространства некий потенциал наложенного поля сил, то движение объекта в данном пространстве под действием этого поля сил также можно представить в виде функции этого пространства. А совокупность вариантов возможного дальнейшего движения объекта – в виде некоторого функционала в данном пространстве.

Как можно легко видеть, аналогия между материальным пространством в приведенном примере и “жизненным пространством” Левина очень близкая, и “жизненное пространство” Левина является ничем иным как неким фазовым пространством, в котором работает такой же (или по крайней мере близкий) математический аппарат, как используемый обычно для описания явлений материального мира. Но отсюда сразу же следуют определенные выводы.

Во-первых, в “жизненном пространстве” Левина набор возможных вариантов поведения индивида должен (также как и в случае материальном) представлять собой некий функционал “жизненного пространства”; а во-вторых, должна существовать определенная связь между этим функционалом возможных вариантов и функцией, описывающей реальное поведение индивида. Что же дает в этом случае теория Левина?..

“Можно утверждать, что… в любой ситуации выбора выбирается та цель действия, для которой разность между суммой привлекательных моментов (положительная валентность) и суммой неприятностей (отрицательная валентность) будет максимальной. Чтобы определить этот максимум, нужно знать факторы, придающие положительную или отрицательную валентность различным действиям” (К.Левин, “Уровень притязаний”).

Но ведь это есть не что иное, как некий аналог принципу наименьшего действия в теоретической механике, согласно которому функция реального движения материального объекта является экстремумом потенциала поля действующих на объект сил (которому соответствует минимум функции Лагранжа)! То есть, по теории Левина, выбор поведения индивидом соответствует поиску экстремума потенциала “жизненного пространства”, что совершенно наглядно подтверждает симметрию законов механики и законов, описывающих поведение человека.

Помимо всего прочего Левин на основании простейших математических построений в своей теории получает целый ряд выводов, которые прекрасно сочетаются с реальными экспериментальными данными.

“Можно предположить, что для одной и той же личности субъективная вероятность успеха более или менее противоположна вероятности неудачи, т.е. вероятность успеха + вероятность неудачи = 1. Неверно было бы, однако, утверждать, что валентности успеха и неудачи всегда противоположны. Люди очень различаются в отношении того, какая тенденция управляет их поведением: избежать неудачи или же достичь успеха” (там же).

“…большинство качественных и количественных результатов, относящихся к уровню притязаний, могут быть связаны с тремя факторами, а именно: с поиском успеха, стремлением избежать неудачи и с когнитивными факторами вероятностного ожидания. Действие этих сил определяет выбор будущей цели. Величина этих сил, а также величины, связанные с субъективной вероятностью, зависят от многих аспектов жизненного пространства индивида в данное время, в частности от того, каков его прошлый опыт и какова система ценностей, характеризующая его культуру и его личность” (там же).

Анализируя вышеизложенную теорию, можно отметить следующие замечательные факты. Во-первых, теория Левина дает некий математический аппарат, позволяющий (в принципе) проводить качественную и даже количественную оценку явлений духовно-нематериальной природы. Во-вторых, математика теории дает выводы, подтверждаемые реальной жизнью, что однозначно говорит в пользу корректности этой теории. И в-третьих, теория Левина хорошо коррелирует с другими теориями (теорией фазовых пространств; теорией катастроф; теорией вероятностей, построенной на субъективных вероятностях), которые могут существенно дополнить и расширить сферу ее применения. Все это свидетельствует в пользу того, что и духовно-нематериальные явления на макроуровне подчиняются определенным законам, с помощью которых можно прогнозировать развитие этих явлений.

Однако непосредственное использование теории Левина для описания поведения человека затрудняется, в частности, и тем, что на структуру “жизненного пространства” индивида в существенной степени влияют не только “внешние”, но и “внутренние силы”. При этом хорошо известно, что определенную часть поступков индивида просто невозможно объяснить, исходя из сугубо внешних причин; – внутренние причины, в значительной мере влияют на выбор человеком той или иной реакции на определенную совокупность внешних факторов.

“…наряду с ситуативно обусловленным поиском бывает и поиск, вызванный внутренними обстоятельствами, самостоятельной потребностью в поисковой активности. Есть надежный показатель наличия такой потребности: если человек осуществляет поисковое поведение в благоприятных условиях и даже с риском для собственного благополучия” (В.Роттенберг, “Мозг, обучение, здоровье”).

И если влияние внешних условий в “жизненном пространстве” Левина по известным методикам уже можно с достаточной степенью корректности определить, то с причинами внутреннего характера дело обстоит несколько сложнее (хотя определенные методы анализа существуют и для этого класса причин того или иного поведения человека).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Скляров Андрей Юрьевич

Андрей Скляров

Писатель, исследователь, путешественник.
Основатель и лидер проектов "Лаборатория альтернативной истории" и "Запретные темы истории". Подробная информация

Все работы

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
1

Где-то потерялась 22-я глава. После 21-й идет 23-я. Опечатка в нумерации? Или действительно потерялась?

2
Администратор

опечатка в нумерации, авторская )

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: