Главная страница » Конспекты » Тайны » Археоастрономия и история культуры (Владимирский Б. М., Кисловский Л. Д.)

Очень интересные находки были сделаны в 70-х годах в Чако Каньон – пустынной местности штата Нью-Мексико (США). У южного входа в каньон находится массивный скальный холм с очень крутыми склонами. На одной из террас близ вершины этого “останца” на высоте свыше 100 м от днища каньона стоят три плиты из песчаника. Плиты довольно массивные – тонны по две каждая. Они стоят почти вертикально, чуть касаясь вершинами отвесной стены. Расстояния между ними по горизонтали около 10 см. Солнечный луч в околополуденное время проникает в эти щели, образуя “зайчик” на скале, к которой прислонены описанные плиты. Исследователи были поражены, обнаружив, что “солнечные зайчики” передвигаются (в связи с перемещением Солнца)… по специально нанесенной шкале, состоящей из двух спиралей (соответственно для двух “зайчиков”). Прибор до сих пор работает, и можно убедиться, что в день летнего солнцестояния (21 июня) изображение Солнца скользит в течение 18 минут таким образом, что пересекает точно центр одной из спиралей. Аналогичным образом, видимо, проводились и наблюдения Луны. Не вполне ясно, были ли установлены плиты специально или упали “удачно” естественным образом, а спирали были нанесены потом. Это устройство, несомненно, использовали местные индейские племена, находившиеся в период “изготовления” прибора (X-XI вв. н. э.) на стадии неолита. Их культура ко времени описываемых находок была обстоятельно изучена. Они занимались оросительным земледелием, строили прекрасные дороги, внушительные церемониальные центры. Их жилища и дороги были строго ориентированы по странам света. Они, видимо, пользовались довольно точным лунно-солнечным календарем. Таким образом, устройство в Чако Каньон хорошо “вписывается” в известный историко-культурный фон.

откуда дата и привязка именно к этой цивилизации?..

Немалое разнообразие в приемах и методах астрономических наблюдений выявлено в последнее десятилетие при археоастрономических исследованиях культуры майя. На приэкваториальных широтах такие реперные даты, как летнее солнцестояние, иногда удобнее определять, основываясь на изменениях зенитного расстояния Солнца. Замечательно, что древние майя использовали для этого зенитную трубу. Во всяком случае, именно так сейчас истолковывается назначение сооружения, найденного в руинах Хочикалько (неподалеку от Мехико). Оно представляет собой восьмиметровую (!) трубу в грунте, на нижнем конце которой имеется небольшая соосная с трубой круглая комната-камера. В нее можно было попасть через специальный вход. Труба почти вертикальна (наклон 0,5 к северу), идеально прямая, тщательно сложена из каменных блоков, в поперечном сечении представляет собой шестиугольник. Почти точно такое же устройство найдено в развалинах Монте Албан, оно датируется III в. до н. э. Специальными измерениями было установлено, что солнечный луч проникал в “наблюдательную камеру” этой зенитной трубы в полдень на протяжении нескольких недель. В день минимального зенитного расстояния Солнца продолжительность нахождения солнечного “зайчика” на полу камеры была максимальной.

Подобный наблюдательный прием был, вероятно, очень распространен на Американском континенте. В Мачупикчу (перуанские Анды, 75 км от Куско); как недавно выяснено, окно сооружения, считавшегося храмом, сделано с таким расчетом, что солнечные лучи на восходе в день зимнего солнцестояния попадают на маркированное место того, что прежде полагали жертвенником. (Можно напомнить, что назначение зданий в этом городе никак не комментировалось испанскими хронистами, ибо инки по каким-то причинам покинули город и он стал известен европейцам только в текущем столетии.)

Несомненно, древние придавали регулярным астрономическим наблюдениям важное значение. Разобщенные, не имеющие письменности племена северо-западной Европы затрачивали ощутимую часть своих ресурсов на строительство сооружений типа Стоунхенджа или комплекса близ Карнака с его Большим Менгиром. Зачем? Едва ли можно согласиться с мнением, согласно которому эти астрономические наблюдения проводились с ритуальными целями.. Столь же наивно (и беспочвенно) предположение, что при этом имелись в виду “научные цели”. Это были цели, несомненно, практические. Однако, и гипотеза, указывающая на развитие сельского хозяйства как на вероятный стимул проведения систематических наблюдений, не выглядит убедительной в свете имеющихся историко-календарных и археоастрономических данных. Бесспорно, знание некоторых дат, маркирующих сезоны, – вроде дня весеннего равноденствия – для земледельца насущная необходимость. Астрономические наблюдения, однако, регулярно начали проводиться до развития производящего хозяйства, притом в объеме, явно превышающем его специальные нужды. Не обнаруживается четких признаков связи между типом хозяйства (укладом) и степенью интереса к астрономии. Сами астрономические наблюдения древних были, похоже, ориентированы в большей степени на Луну, нежели на Солнце. В общем, создается впечатление, что астрономические наблюдения отвечали каким-то очень важным, но более широким социальным потребностям. Кажется очень вероятным, что такой потребностью мог быть прогноз, предвидение.

Сравнивая культуру с развитой письменностью и более древние устные культуры, известный специалист по теории культуры Ю. М. Лотман замечает, что “если письменная культура ориентирована на прошлое, то устная культура – на будущее. Поэтому огромную роль в ней играют предсказания, гадания и пророчества… Общество, построенное на обычае и коллективном опыте, неизбежно должно иметь мощную культуру прогнозирования. А это с необходимостью стимулирует наблюдения над природой…”, ибо сами “природные явления воспринимаются как напоминающие или предсказывающие знаки”. Из общих соображений ясно также, что для подобных социальных систем прогноз должен носить конкретно-прикладной характер и касаться определенного географического региона. Множество фактов наталкивает на мысль, что регулярные астрономические наблюдения как раз и служили важнейшим средством удовлетворения этой прогностической потребности.

идея любопытна… Но сомнительна в целом (а в частностях очень интересна)…

Для общества, переживающего переход от присваивающей системы хозяйствования к производящей, очень важно было предвидеть изменения год от года:

  1. погодно-климатической ситуации;
  2. ближайших перспектив важнейших промыслов (улов рыбы, добыча зверя, урожайность дикорастущих и возделываемых сельскохозяйственных культур);
  3. демографического положения (в своей общине и у ближайших соседей);
  4. риска наступления особо неблагоприятных интервалов времени (эпидемии, локальные социальные кризисы, отдельные катастрофические события типа наводнений и т. п.).

но для охотников и собирателей такой прогноз был не нужен, получается!?. Тогда откуда было взяться столь развитой системе наблюдения при “скачке к сельскому хозяйству”, кроме как от тех же богов?..

Итак, теперь можно сформулировать схему, которая, по убеждению авторов, широко использовалась древними астрономами для прогноза: из рассмотренной выше триады корреляционных связей – конфигурации планет – солнечная активность – земные проявления солнечной активности – они исключали солнечную активность (о которой, разумеется, ничего не было известно). Использовалась “сокращенная” цепь корреляционных связей, так что конфигурации планет непосредственно сопоставлялись с эффектами солнечной активности в среде обитания… Для учета …ритмов повторяемости есть “свои” планетные конфигурации. Так, для учета цикла 4,2 года хорошо “подходит” период парных соединений Юпитера, Земли, Марса и Венеры.

сомнительно мне… вряд ли такая сложная система связей родилась вдруг на пустом месте…

Самые древние из известных сейчас астрономических текстов – вавилонские клинописные таблички – содержат обильную информацию именно такого рода:

“В месяц абд на 6-й день Нин-дар-анна (Венера) появляется на востоке; на небесах будут дожди, на земле – опустошения…”

“На 11-й день дузу Нин-дар-анна вспыхивает на западе. В стране будут военные действия; урожай будет богатый”.

Табличка с этим текстом, хранящаяся теперь в Британском музее, была найдена в библиотеке Ашшурбанипала и представляет собой копию, специально снятую с более ранней записи. Вавилонские астрономы, работавшие в храмах под контролем и руководством жрецов, располагали, видимо, длинными рядами наблюдений и могли в принципе выявить прогностические правила с одновременным учетом нескольких важнейших гармоник повторяемости погоды в их географической области. Связь погоды с движением планет не представлялась им странной или парадоксальной, как это кажется нам (располагая сведениями о природе планет, мы как будто “знаем”, что такого “не может быть”…). Они пристально наблюдали за светящимися олицетворениями своих божеств и сопоставляли их движения с земными делами. То, что было необходимо обществу, отвечало его требованиям, понималось как воля Неба и строго закреплялось в образах. В рамках их эмпирической гносеологической системы больше ничего не требовалось.

для того, чтобы принимать данную технологию в качестве действительной надо иметь доказательства, что указанные выводы корректировались или изменялись в сторону усовершенствования по мере накопления результатов наблюдения. А таких данных что-то никто не приводит !!!

Если солнечная активность влияет на климат и погоду, то нет ничего удивительного, что важнейшие циклы солнечной активности просматриваются в показателях урожайности. Эта корреляционная связь в европейской науке нового времени была впервые подмечена знаменитым английским астрономом В. Гершелем (1738-1822). Из сопоставления очень короткого ряда наблюдений над солнечными пятнами и ценами на товарное зерно он заключил, что Солнце как-то влияет на погодно-климатические условия и тем самым на урожайность. Его коллеги без малого двести лет спустя действительно нашли, что мировое производство пшеницы, выражаясь современным научным языком, модулировано солнечной активностью с уже упомянутыми периодами 11 лет и 22 года. Амплитуда этой модуляции совсем не пустяковая: от 10% до 50%, в зависимости от технической оснащенности сельского хозяйства данной страны…

однако ни в одном древнем календаре нет такой периодичности !!! Есть 12 лет, – но это слишком большое отличие от 11 лет (такой погрешности – более 8 % – в древних календарях не наблюдается ни по одному параметру!!!).

О ритуалах, об изощренных методах психотехники и инпринтинга, применявшихся, вероятно, нашими далекими предками, мы, разумеется, мало что знаем. Но признаки фиксации сведений, которые в дальнейшем будут фигурировать в календарных системах в виде пиктограмм и особых структур древнейших орнаментов, имеют широкое – в географическом смысле – распространение и довольно многочисленны… Иногда такие “памятные записи” носят характер “фотографического изображения”. Таково, например, изображение лунного серпа и окружающих звезд, найденное на скальной плите в Папоротниковой пещере (Калифорния, США). Изготовление этого фрагмента звездной карты датируется IX в. н. э. (или еще более ранним временем), что соответствует для данного региона эпохе неолита. Советский астроном Ю. П. Псковский нанес на изображение координатную сетку и подверг его внимательному анализу. Оказалось, что древний художник был довольно точен – все яркие звезды близ Луны оказалось возможным отождествить однозначно!

Возникновение первых начатков письменности в настоящее время обычно связывают с удовлетворением прежде всего хозяйственных (учетно-бухгалтерских) нужд. Но не является ли потребность записывать календарно-космическую информацию еще одним стимулом развития письменности – по крайней мере в некоторых очагах культуры? Советский историк А. А. Вайман, изучавший становление шумерской клинописи, пришел, в общем, именно к такому заключению. Оказывается, протошумерские цифры, первые из изобретенных в Двуречье символических обозначений, скомбинирована всего из четырех элементов: малого и большого полуовалов, малого и большого кружков. Полуовалы, по мнению А. А. Ваймана, обозначают полумесяц, а кружки символизируют солнечный диск.

…взятое в самом простом своем варианте, гадание легко поддается истолкованию в духе идей С. Н. Давиденкова. У человека, поставленного перед необходимостью принять ответственное решение в ситуации, когда возможно несколько равновероятных исходов, развивается стресс. У людей с определенными особенностями нерввой системы такое психическое напряжение может иметь серьезные последствия. Обращение к оракулу возвращает клиенту психологический комфорт (“сделано” все возможное…). Эффект достигается, конечно, только при условии безоговорочного доверия к оракулу со стороны “пользователя”, что связано с авторитетом оракула и распространением в обществе соответствующих психологических установок.

Появление кометы в любой культурной традиции – примета очень нехорошая, либо просто ужасная. Для обитателей азиатских степей, пользовавшихся 60-летним календарем, комета – предвестник так называемого джута – массового падения скота из-за бескормицы. В Европе – “это признак надвигающейся катастрофы: опустошительной войны, мора, засухи (реального аналога “джута”), смерти коронованной особы… Как же понять это удивительное единодушие в оценке появления кометы? Слово “суеверие” здесь, как, впрочем, и в других случаях, ничего не объясняет: ведь и происхождение “суеверия” надо понять, вывести как следствие из некоторой общей закономерности. Можно, конечно, предположить, что реакция на появление необычного космического события – просто проявление инстинктивного страха, а конкретный характер последствия “знамения” отнести за счет существования некоторого глубинного психофизиологического шаблона восприятия необычного явления любым человеком… Но в том-то и сложность рассматриваемого примера, что здесь возможно совсем другое истолкование.

страх перед кометой может носить именно архетипическую природу – память о причине Потопа!..

Трудно сказать, когда именно эмпирическое обобщение, касающееся связи взаимного расположения планет с некоторыми природными явлениями, стало мифологемой тотального подчинения Небу всего сущего. Кажется вероятным, что сама связь “планетные конфигурации – климат, погода, биологические процессы” была открыта независимо в разных очагах цивилизации. Тем удивительнее, что эволюция, мифологизация этого открытия происходила в одном и том же направлении. Оформление астрологической доктрины произошло сначала, видимо, в Двуречье, где не позже 17-го в. до н. э. были составлены таблицы фаз Венеры, около 700 г. до н.э. существовал учебник астрономии, на удивительно высоком уровне находилась тогда же практическая медицина… И если на первых этапах астрологические прогнозы использовались прежде всего для согласования производственной и социальной ритмики с циклами биосферы, для предвидения неурожаев, эпидемий, социальных кризисов и т.п., то в последующем акцент переместился на детальную, “мелочную” регламентацию, с делением дней на “благоприятные”, и “неблагоприятные”, с расписанием всех дней в “месяцесловах”.

все-таки версия привнесенности гораздо более логична!..

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Скляров Андрей Юрьевич

Андрей Скляров

Писатель, исследователь, путешественник.
Основатель и лидер проектов "Лаборатория альтернативной истории" и "Запретные темы истории". Подробная информация

Все работы

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: