Главная страница » Конспекты » Взгляд в прошлое » Хетты. Неизвестная империя Малой Азии (Волков А.В., Непомнящий Н.Н.)

Впрочем, не менее велика вероятность, что за цветистой канвой «Илиады» скрывается не множество «булавочных уколов», а один великий поход. Вот другой возможный сценарий и доводы в защиту Гомера.
Археологические находки доказывают, что во второй половине XIII века до нашей эры в Милете произошла смена власти: город захватили ставленники хеттов. До сих пор именно из Милета, или Миллаванды, ахейцы вмешивались в события, протекавшие в Хеттской державе, поддерживали ее врагов и мятежных вассалов и даже предпринимали военные походы. Очевидно, царь Тудхалия IV решил искоренить этот очаг опасности, находившийся почти на границе с Хеттской державой. Вероятно, именно тогда на одном из горных перевалов близ Милета была оставлена хеттская надпись, найденная археологами летом 2000 года. В древности подобные наскальные надписи служили сигналом всем сопредельным странам: «Здесь правят хетты».
Итак, другой сценарий развивается в более привычном нам русле. Ближе к концу II тысячелетия до нашей эры греки усилили натиск на восточную часть Средиземноморья. В XV веке они нападают на Крит. Этот царственный остров теряет статус великой морской державы. Под влияние греков подпадают и союзники критян в Малой Азии. С этого времени микенские греки надежно обосновались в Милете. Отсюда они пытаются расширить свою область влияния. Они наносят удары по окраинам Хеттской державы, ведь в ту пору в зависимости от хеттов пребывает не только почти вся Малая Азия, но и острова, лежащие у ее побережья. Однако этот натиск окончился ответным ударом хеттов. Аххиява потеряла свой форпост в Малой Азии – Милет. Ее правитель не мог смириться с неудачей. Вот уже несколько столетий греков очень интересовала «житница Малой Азии».
Сам Милет – со стратегической точки зрения – был довольно уязвим. Поэтому греки попытались завоевать плацдарм в другой части полуострова, а именно – в Трое. Этот богатый, цветущий город давно привлекал их внимание. Они устремились в поход.
Навстречу им, возможно, двинулась армия хеттов. Пришло время греку Ахиллу сразиться с хеттом Гектором? Быть может, греко-троянская война, на самом деле была греко-хеттской войной? Ответ могут дать новые археологические раскопки. Историки же отмечают несколько любопытных стихов «Одиссеи»:
«Так, Эврипила, Телефова сына, губительной медью Он (Неоптолем. –Авт.) ниспроверг, и кругом молодого вождя все кетейцы пали его» (XI, 519–521).
В этих стихах «кетейцы» – хетты, а их вождь Эврипил, сын Телепину («Телефа»), чье имя было распространено среди хеттов, и Астиохи, сестры троянского царя Приама. Итак, эти строки означают, что племянник царя Трои командовал армией хеттов и погиб, защищая город. Кому ж доверить эту армию, как не хетту? Кто ж тогда его дядя, Приам? Хетт или местный царек, породнившийся с хеттами через сестру.
Среди «кетейцев» больше всего грекам знакомы были жители Вилусы-Трои. Поэтому они могли всех хеттов звать «троянцами» – как в наши дни всех выходцев из бывшего СССР американцы зовут «русскими». Великое Хеттское царство ученые отыскали всего сто лет назад и долго удивлялись тому, как прочно оно было забыто. А может быть, его никогда не забывали, помня под именем Трои? Тень пограничного города накрыла целое царство…

Троя пала около 1200 года до н.э. Тогда же погибла Хеттская держава. Мы не знаем точно, как это произошло, но мы знаем, что в этой дате кроется важный смысл. Около 1200 года всю тогдашнюю ойкумену потрясают страшные катастрофы: на всем протяжении от Греции до Египта одна страна воюет с другой, один народ – с другим. Не извержения вулкана губят культуры того времени и не падения метеоритов в Атлантику – но мировая война.
Все началось с изменения климата. Громадные приливные волны стали обрушиваться на побережье Северного моря; низменности были затоплены. На обширной территории Европы – в Англии, Германии, Нидерландах, Бретани – начался голод. В ту пору здесь жили племена, хоронившие своих покойных на необычный манер: они кремировали их, а прах помещали в керамические сосуды – погребальные урны. Археологи так и назвали их культуру – культурой полей погребальных урн.
Чтобы выжить, племена двинулись на юг. Ведь они знали, что где-то на юге лежат богатые страны – Греция, Египет. Издавна они торговали с южанами, выменивая товары на янтарь, который часто находили на берегу моря. На этот раз к берегам Средиземного моря шли не отдельные торговцы, а целые народы, вооруженные бронзовыми мечами, копьями, круглыми щитами, а также рогатыми шлемами, наподобие тех, что в средние века носили норманны. Фрески египтян и греков запечатлели облик этих рослых, воинственных северян.
Колонны беженцев все разрастались. Огромной волной они захлестнули Венгрию, докатились до Македонии, осадили Афины, пересекли Малую Азию и достигли нильской дельты, где, в конце концов, были уничтожены войсками египтян.
Первое нашествие европейских племен на Египет отбил фараон Мернептах в 1219 году до н.э. Шестичасовая битва стоила «варварам» до 8500 человек убитыми и свыше 10 тысяч пленными. Однако вскоре на страну обрушилась новая, более мощная волна переселенцев. На этот раз они двигались не только посуху, но и плыли на лодках, за что и получили свое памятное название «народов моря». Лишь в 1170 году фараон Рамсес III окончательно разбил непрошеных пришельцев. Он был так горд своей победой, что велел запечатлеть сцены битв на стенах храма в Мединет-Хабу; общая площадь этих изображений достигала 10 тысяч квадратных метров. В завещании Рамсеса III говорится: «Я повергнул их в кровь, сделав из них горы трупов. Заставил я их уйти до границы Египта. Привел я тех, кого оставил живыми… Их жены и дети — в количестве десятков тысяч, их скот числом в сотни тысяч» (пер.И.П.Сологуб).

Очевидно, что Хеттское царство тоже пало жертвой этого великого переселения народов. Для греков Малая Азия была исконной родиной фригийцев. О хеттах они ничего не знали, хотя их предки – микенцы – были давними торговыми партнерами и соперниками хеттов. Что же стало с хеттами? Для нас их судьба все еще являет загадку.

Одно удивляло археологов: при раскопках Хаттусы им почти не встречались предметы из золота и серебра, украшения из драгоценных камней, статуи. Город был дочиста разграблен врагами? Нет, скорее, тщательно эвакуирован. В последние годы ученые лишь укрепились в этом мнении.
Очевидно, Хаттуса постепенно пришла в упадок, и сами хетты во главе с царем покинули ее, вывозя оттуда все самое ценное. Они покидали город отнюдь не в спешке, под натиском наступающих врагов. Переезд из Хаттусы был тщательно спланирован, он не был похож на паническое бегство. Вопрос только: «Куда?» Куда была перенесена хеттская столица около 1200 года до нашей эры?
Очевидно, после отъезда знатных людей бедняки окончательно подчистили брошенную метрополию. Когда в конце концов враги добрались до Хаттусы, там нечем было поживиться. «Все находки свидетельствуют, – говорит немецкий археолог Юрген Зееэр, – что Хаттуса постепенно пришла в запустение». Сожженные здания оказались в основном пусты. Всего из 27 храмов Хаттусы были сожжены одиннадцать. Прочие здания вообще не пострадали от огня.

«Хаттуса потеряла статус столицы еще до падения Хеттской державы» (Ю. Зееэр). Царь Суппилулиума II, его ближайшее окружение, а также чиновники, военные и жрецы покинули город и отбыли в неизвестном направлении. За ними последовали прочие горожане – прежде всего ремесленники и торговцы. Это массовое переселение уничтожило городскую инфраструктуру. Пока можно лишь гадать о причинах массового исхода. Возможно, всему виной было несчастливое стечение обстоятельств. Известно, что в конце XIII века в царской семье возобновились династические споры. Придя к власти, Суппилулиума II даже потребовал от сановников принести ему клятву на верность: «Я буду защищать лишь потомков моего господина Суппилулиумы. Я никогда не поддержу другого человека, потомка Суппилулиумы Первого, потомка Мурсили, потомка Муваталли и Тудхалии». Археологи нашли не одну подобную табличку.

Тем временем в северных районах страны начался голод, и хеттам пришлось импортировать хлеб из Египта. Новые набеги каскеев лишь ухудшили ситуацию. Кроме того, из-за бурных событий, происходивших около 1200 года в Восточном Средиземноморье, изменились торговые пути.
Новый царь уже не мог остановить начавшийся распад империи. Ему оставалось разве что рассылать в провинции письма, увещевая и обвиняя мятежников. Однако в отпавших землях теперь хозяйничали пришлые племена. Прежняя вековая расстановка сил в Передней Азии была ими опрокинута, сметена.
Одни кочевники двигались по дорогам Анатолии; другие морем добирались до Сирии, захватили Кипр…
В этот момент Суппилулиума II предпринимает отчаянную попытку отвоевать остров: «Я пустился в путь… и быстро достиг моря, я, Суппилулиума, великий царь. Но против меня прямо в море трижды выходили в сражение корабли Аласии (то есть Кипра. – Авт.).Я уничтожил их; захватив корабли, я сжег их в море. Когда же я достиг берега, толпы врагов, захвативших Аласию, вышли против меня сражаться». Что было дальше, мы не знаем. В конце концов хеттский царь и его подданные оставили старую столицу и переселились в более благополучное место – подобно поздним римским императорам, покинувшим Рим и поселившимся в Равенне, среди болот.
Экрем Акургал так реконструирует происходившие тогда события. Когда Троя пала, для фракийских племен, населявших Балканский полуостров, открылся путь в Малую Азию. Сперва они заселили северо-восток Малой Азии и попытались продвинуться вглубь полуострова. Постепенно они добрались до Сирии и Ассирии, поначалу, похоже, даже не конфликтуя с хеттами, чье царство рассыпалось буквально на глазах. Вторгшиеся племена расселились на востоке и юго-востоке Анатолии – как впоследствии в Западной Римской империи расселятся варвары; об их появлении упоминают и сами хетты, и ассирийцы. Хетты оказались окружены враждебными племенами, и около 1180 года до нашей эры их держава пала.

Итак, судьба последнего хеттского царя Суппилулиумы II остается неясной. Царь запер дворец и храмы и отбыл в неизвестном направлении. Мы можем лишь предсказать его посмертную судьбу. Хетты, насколько мы знаем, не сооружали в честь своих царей ни пирамиды, ни мавзолеи, ни пышные гробницы. Они «быстро и скромно» (Ф. Штарке) сжигали их и предавали их пепел земле. Никаких золотых сокровищ в царских могилах не найти – еще одна странная, с точки зрения древних, черта поведения хеттов.

Пока мы не знаем, куда переехала хеттская столица. Пока не знаем. Нет ни одного письменного упоминания об этом событии. Архивы, относящиеся к последней эпохе правления хеттских царей, еще не найдены.
Известно только, что после распада Хеттского царства образовались три новые державы, притязавшие на роль хранителей векового наследия: Каркемиш, Тархунтасса и Мира. Здесь хеттские традиции сохранялись вплоть до VIII века до нашей эры. Сюда из Северной Анатолии бежало множество хеттов.

В начале I тысячелетия до нашей эры в Сирии, к югу от Таврского хребта, существует целый ряд хеттских городов-государств, из которых наиболее известен Каркемиш. Большинство их возникло уже после распада Хеттской державы. Князья этих карликовых образований именуют себя под стать великим царям прошлого: «Муталлу из Куммуха» или «Лубарна из Хатти». Прежде они были вассалами Хеттского царства, но постепенно исчезли и эти страны, поглощенные своими соседями.
Вероятно, «цари Хеттейские», упомянутые в Четвертой книге царств, были царями Каркемиша и союзных с ним городов, а не правителями Хеттской империи. Урия Хеттеянин (2 Цар. 11) – тоже уроженец одного из этих небольших государств. Образ великой Хеттской державы к тому времени изгладился из памяти ее соседей.

К сожалению, сохранилось слишком мало текстов, относящихся к эпохе хеттских городов-государств. Это не позволяет нам восстановить их историю. Правда, в Каркемише археологи нашли тексты, в которых приведен подробный перечень царей этого города. Пока же почти все, что мы знаем об истории хеттов в ту эпоху, мы узнали из ассирийских анналов и документов, найденных в других странах древнего Востока.
Археологи так и не сумели локализовать столицу царства мира. По мнению некоторых, она лежала близ Абасы – греческого Эфеса. Неизвестно и расположение столицы Тархунтассы. А вот место, где находился Каркемиш, ученые знают, но вести там раскопки невозможно из-за политической ситуации в регионе. Древний город оказался на границе Турции и Сирии. На территории, где могли бы работать археологи, пролегают минные поля.
Раскопки в Каркемише велись один-единственный раз в 1912–1914 годах. Вел их не кто иной, как… Лоуренс Аравийский. Деревня Каркемиш лежала на стратегически важной дороге, которая вела в Багдад, и археологическая экспедиция была удачным прикрытием для британской разведки. Впоследствии ученые так и не исследовали местность, где когда-то лежала столица Хеттского царства. Остается лишь гадать, какие тайны скрывает этот город.
Тысячелетняя хеттская история погребена под руинами Каркемиша. Очевидно, здесь сохранился обширный клинописный архив, способный пролить свет на загадочное исчезновение хеттов, но архив пока недоступен. Ученые могут надеяться лишь на смягчение политической обстановки в этом регионе.

Возможно, разгадки многих тайн хранит архив Тархунтассы, но город пока не найден.
Возможно, разгадки многих тайн хранит архив Абасы, но он пока не найден.
Возможно, разгадки многих тайн хранит некий другой архив, лежащий в любом районе Турции. Остается уповать лишь на случайную находку.

Теперь сильнейшей державой региона стала Ассирия. В ее анналах по-прежнему встречаются упоминания о «хеттах». Постепенно это имя теряет свою конкретику и становится обозначением вообще населения. Так, незадолго до 1000 года до нашей эры в Сирию проникают арамейские, то есть сирийские, племена, и ассирийцы тоже называют их «хеттами». Впрочем, арамеи перенимают у хеттов их строительные традиции; их искусство напоминает хеттское, но говорят арамеи совсем на другом языке и поклоняются своим особым богам. Современные историки могут отличить арамеев от хеттов по их письменности. Арамеи использовали финикийский алфавит, а хетты – иероглифическое (лувийское) письмо.

Столетиями Ассирия то наращивала мощь, то переживала упадок. Наконец в начале IX века она возобновляет военные походы. Ее войска стремятся выйти к берегам Средиземного моря, а по пути покоряют одно за другим мелкие арамейские и хеттские государства. Они не встречают серьезного сопротивления. Так, царь Каркемиша соглашается заплатить ассирийскому царю большую дань, в том числе 20 талантов серебра (1 талант = 30,3 килограмма. – Авт.). Хеттские города смирились со своей участью, признали верховенство ассирийцев и пользуются частичной автономией, платя за это золотом и серебром.
В конце VIII века до нашей эры царь Тиглатпаласар III (745–727 гг. до н.э.), проводя административные реформы, аннексировал часть хеттских территорий. Они стали провинциями Ассирии. Постепенно хеттский язык забылся; культура хеттов умерла. Их художники отказались от своих древних традиций и переняли ассирийские, а потом и арамейские традиции. Их города постепенно становятся добычей ассирийцев. Последние из них – Хамат, Гургум, Куммух, Каркемиш, Табал – завоеваны Саргоном II в 720–709 годах до нашей эры. Славная история Хеттского царства изгладилась из памяти людской. Само слово «Хатти» было совершенно забыто. Как будто хеттов никогда и не было в Малой Азии!

Например, греки считали, что Малую Азию всегда населяли фригийцы.
На самом деле это индоевропейское племя переселилось туда около 1200 года до нашей эры с Балканского полуострова. Следы фригийского поселения нашли и в Богазкее; оно возникло после ухода оттуда хеттов. Очевидно, что фригийцы, чья история нам известна плохо, не могли не перенять некоторые обычаи живших здесь прежде них хеттов. Так, фригийский колпак – странная коническая шапка из сукна, ставшая одним из символов Великой французской революции, – явно имеет хеттское происхождение. Подобный головной убор носил хеттский бог Грозы.
И все же знаменитый репортер древности – «отец истории» Геродот – оставил нам сообщение о хеттах, сам не подозревая того. Вблизи греческого города Смирна, в Карабеле, на западном побережье Малой Азии, он увидел непонятную статую и иероглифы. Он назвал увиденное памятником фараону Сесострису (то есть Сенусерту, одному из правителей Среднего царства. – Авт.) и «египетскими священными письменами». На самом деле то были хеттская статуя и образец хеттского иероглифического письма.

Кстати, поразительно, что археологам практически не удается отыскать в Центральной Анатолии следы поселений, относящихся к 1200–800 годам до нашей эры. Очевидно, в то время эта область либо была слабо заселена, либо здесь жили кочевые племена, не оставившие после себя никаких городищ. Последствия фракийского вторжения в Малую Азию следует признать катастрофическими. Оживленная цветущая страна превратилась в пустыню. На территории Центральной Анатолии вплоть до становления Фригийского царства в VIII веке до нашей эры, возможно, не было ни одного города. Прежние города лежали в запустении, а строить новые было некому.

Но хетты все-таки не исчезли, как и их божества. Последние проникают во Фригию и Лидию, Грецию и Рим. Некоторые хеттские божества сохраняют даже, пусть и в измененном виде, свои прежние имена. Позднейшие религиозные культы Малой Азии, несомненно, несут на себе отпечаток хеттских ритуалов.
Некоторое время – вплоть до начала нашей эры – еще сохраняются и хетто-лувийские языки. На них говорят на западе и юге Малой Азии, от Карий до Киликии. Хеттские мотивы исподволь проникают в сочинения греческих поэтов, в сказки и легенды местных народов и распространяются по всему свету. Как писала Маргарита Римшнайдер, «…многое из того, что мы считали подлинно греческим, будь то лира певца или султан на шлеме воина, засвидетельствовано уже в позднехеттских рельефах. Не внешнее сходство важно, но оно подает знак. С лирой по свету странствует песня, со шлемом – бог войны».

«Историческая география Малой Азии эпохи Хеттской державы, – отмечает Андреас Мюллер-Карпе, – слишком полна пробелов, так что приходится иметь дело со многими неизвестными». С археологической точки зрения, Троя представляет собой остров, расположенный посреди неизвестной земли. Ведь мы очень плохо знаем карту Малой Азии бронзового века. Она изобилует белыми пятнами. Вся западная часть Малой Азии в эпоху бронзового века – это terra incognita для ученых. Между тем, «наряду с Троей имеется довольно много других мест, которые могли играть важную роль в тогдашних событиях, но они пока не локализованы нами».
Так, один из хеттских царей, бахвалясь, перечисляет 90 городов, разрушенных им во время карательного похода в западную часть полуострова. Ни один из этих городов пока не удалось идентифицировать. Между Троей и Хаттусой, столицей Хеттского царства, простирается археологическая пустыня.

Сейчас вырисовывается следующая дилемма. За последние тридцать лет филологи постоянно расшифровывают все новые хеттские клинописные тексты. Археологи же почти не расширяют зону поисков, продолжая раскопки все в тех же давно известных поселениях и городах. Как результат историки могут назвать около 1400 хеттских городов, известных им из сохранившихся текстов. Археологи же не могут указать на карте и дюжины этих городов. Так что археологическое открытие Хеттской державы фактически еще не состоялось. Это – задача ученых XXI века.

Ученых волнуют и другие вопросы. Так, в Библии говорится, что хетты жили в Палестине, когда среди них поселился пророк Авраам. По оценкам историков, это событие произошло около 1700 года до нашей эры – как раз в то время, когда хетты объединили под своей властью Анатолию. Тогда их войска еще не совершали походы даже в Сирию. Вообще говоря, Палестина никогда не принадлежала хеттам даже в период их наивысшего могущества. Она всегда оставалась в сфере влияния египтян. Быть может, Авраам встретил в горах Палестины хаттское (протохеттское) племя, перекочевавшее сюда из Анатолии в незапамятные времена?

Между тем филологи продолжают работу. «Некоторые сделанные ранее переводы, – признает Франк Штарке, – устарели, ведь с открытием новых текстов мы все лучше понимаем лексикон хеттов. Приходится перечитывать заново уже известные документы. Случайно найденная глиняная табличка может дать ключ к прочтению непонятного прежде текста».

Наконец, до сих пор окончательно непонятно, откуда именно в Малую Азию пришли хетты – из Европы или Азии. Филологи обращают внимание на то, что хеттский язык относится к той же группе индоевропейских языков, что и греческий, итальянский, кельтский и германские языки. Во всех этих языках для обозначения числа «сто» используется слово centum и его различные вариации. Вплоть до наших дней в этих языках встречаются слова cent, cento, Zentimeter, Zentner, Jahrzehnt. В восточных индоевропейских языках число 100 обозначается различными вариантами слова satem.
Опираясь на эту особенность языка хеттов, многие исследователи полагают, что этот народ пришел в Малую Азию из Европы, вероятно, миновав Балканский полуостров. Другие историки также настойчиво доказывают, что хетты пришли в Анатолию со стороны Кавказских гор.

Неясно также, почему хетты – народ с тысячелетней историей – так быстро исчезли после падения Хеттской державы. Часть хеттов перебралась в Сирию, но что произошло в Анатолии? Почему там не осталось хеттов?
Историки довольно рано стали предполагать, что хетты, спасаясь от «народов моря», возможно, бежали на Кавказ. «Некоторые, – анализировал возможные следы хеттского влияния Борис Тураев, – хотят видеть последний остаток хеттских языков в грузинском и баскском, другие (Н.Я. Марр, Л.З. Мсерианп) находят его следы в армянском».

Сто лет исследований так и не прояснили судьбу хеттов. Зато появились самые неожиданные версии. Вот одна из них. Ее изложил на страницах книги «Хетты. Народ тысячи богов» немецкий историк Иоганн Леман. Для этого он обратился к давнему прошлому германцев.
Римлянин Тацит, описывая германские племена, упомянул и хаттов, «обитающих не на столь плоских и топких местах, как другие племена равнинной Германии: ведь у них тянутся постепенно редеющие цепи холмов… Этот народ отличается особо крепким телосложением, сухощавостью, устрашающим обликом, необыкновенной непреклонностью духа. По сравнению с другими германцами хатты чрезвычайно благоразумны и предусмотрительны… и что совсем поразительно и принято лишь у римлян с их воинской дисциплиной, больше полагаются на вождя, чем на войско» (пер.А.С.Бобовича).
Это германское племя жило между реками Рейн и Везер – там, где сейчас лежит федеральная земля Гессен. Конечно, созвучие имен выглядит простым совпадением. Может ли древний культурный народ, потерянный в Малой Азии, тысячу лет спустя объявиться среди диких германских племен? Гипотеза кажется надуманной. Но ведь есть некоторые факты.
Археологи давно находят в Европе изображения бога, восседающего на быке. Их встречают по берегам Дуная и Рейна и даже в Англии и Италии. Особенно много таких находок сделано в Анатолии, ведь хетты любили изображать бога Грозы – главного своего бога – именно в такой позе. Если теснимые «народами моря» хетты скрылись на Балканах, а оттуда направились в Центральную Европу, где со временем растворились среди соседних племен, то они не могли не взять с собой в путь единственную надежду и опору – фигурки своих богов.
В конце концов, полудикие греческие пастухи, которых встречали путешественники пару столетий назад, тоже ничем не напоминали наследников эллинской мудрости, как и неприметное племя хаттов – потомков народа, основавшего великую державу бронзового века.

«Народы моря» шли с запада, и если они действительно теснили хеттов, то те должны были смещаться на восток, а вовсе не во встречном направлении – на Балканы и далее…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Скляров Андрей Юрьевич

Андрей Скляров

Писатель, исследователь, путешественник.
Основатель и лидер проектов "Лаборатория альтернативной истории" и "Запретные темы истории". Подробная информация

Все работы

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: